Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки

Пишите нам


Экранизации...

экранизация романа Джейн Остин
Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

«Самый совершенный роман Джейн Остин "Гордость и предубеждение" и, как утверждают, "лучший любовный роман всех времен и народов" впервые был экранизирован в 1938 году (для телевидения) и с того времени почти ни одно десятилетие не обходилось без его новых постановок...»

экранизация романа Джейн Остин
Как снимали
«Гордость и предубеждение»

«Я знаю, что бы мне хотелось снять — «Гордость и предубеждение», и снять как живую, новую историю о реальных людях. И хотя в книге рассказывается о многом, я бы сделала акцент на двух главных темах — сексуальном влечении и деньгах, как движущих силах сюжета...»

Всем сестрам по серьгам - кинорецензия: «Гордость и предубеждение». США, 1940 г.: «То, что этот фильм черно-белый, не помешал моему восторгу от него быть розовым...»


Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»


Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»



Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»


детектив в антураже начала XIX века, Россия
Переплет
-
детектив в антураже начала XIX века, Россия


Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»




По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


 

Fan fiction



Возвращение

1  2  3  4  5  6  7

Автор: Джей Ти
Жанр: Роман
Герои: Джон/ Маргарет и др.
Первоисточник: Экранизация романа Э. Гаскелл «Север и Юг»
Аннотация: Альтернативное развитие событий «Севера и Юга»
Комментарии: После долгих размышлений над фильмом и неоднократного его просмотра мне вдруг пришла в голову мысль, а что было бы, если бы Маргарет вернулась в Милтон для "делового" предложения, но Джон Торнтон ничего не знал о ее брате. Как бы тогда закончилась история...
   С огромной благодарностью за помощь, вдохновение и поддержку Jerrie Baxton и Rusalochk'e


       Глава 1

Миссис Торнтон стояла у окна гостиной, с грустью и сожалением глядя на опустевший двор фабрики. Невольная боль сжала сердце. Фабрика «Мальборо» – одна из самых лучших фабрик в Милтоне сейчас не работала. В цехах и во дворе стояла звенящая тишина, которая казалась громче привычного шума работающих станков в несколько раз. Когда-то шум машин, голоса рабочих во дворе, подобно музыке, услаждали слух миссис Торнтон. Она настолько привыкла к этому шуму, что просто не замечала его. Тишина же, напротив, угнетала и давила. Фабрика была для миссис Торнтон всем. Она не раз с гордостью заявляла об этом своим знакомым. Это была гарантия благополучия их семьи, достижение ее сына, которому он отдал столько лет своей жизни, вложил в него столько сил и энергии.
   Несмотря на то, что фабрика закрылась, Джон Торнтон продолжал, как и прежде, каждый день ходить в контору. Часами он просиживал за своими конторскими книгами, о чем-то сосредоточенно думал, иногда просто стоял у окна и смотрел на пустой двор. Как-то миссис Торнтон зашла к нему в контору, но не застала его там. Выйдя во двор, она заметила, что дверь в один из цехов приоткрыта. Она зашла в цех и увидела Джона. Он медленно прохаживался мимо станков, как, бывало, делал в лучшие времена. Он не заметил матери, а миссис Торнтон не решилась обнаружить свое присутствие и тихо вышла. Ей хотелось утешить его, ободрить, сказать, что все будет хорошо, они снова справятся и вернут себе положение и фабрику. Но чтобы сказать такие слова, нужно было самой в них поверить, а она уже ни в чем не была уверена.
   Стук колес вывел Ханну из задумчивости. Во двор фабрики въехал экипаж и остановился посреди двора. Миссис Торнтон почувствовала смутную тревогу. Кто бы это мог быть? Кредиторы? Банковские служащие, приехавшие описывать имущество? Она была уверена, что это кто-то незнакомый. Друзья прекратили их навещать, как только по городу поползли слухи о банкротстве Торнтона. Миссис Торнтон была отчасти даже этому рада. Ей претило выслушивать лживые слова сочувствия, которые могли только сильнее разбередить рану, но ничем не могли помочь.
   И Джона, как назло, не было дома, у него была назначена встреча с управляющим банка…
   Из экипажа вышел молодой человек. Одет он был очень элегантно, на нем был серый костюм и такого же цвета цилиндр. «Явно нездешний, - подумала миссис Торнтон, - и одет, как столичный щеголь, с иголочки». Миссис Торнтон, сама никогда не бывавшая в Лондоне, едва ли представляла, как одеваются столичные щеголи. Но, зная, что Милтонские мужчины не носят одежду из такой светлой ткани, которая через час после прогулки по такому задымленному городу превратилась бы в темно-серую, могла это предположить.
   Молодой человек протянул руку и помог женщине, сидевшей в экипаже, выйти. Они стояли рядом у экипажа и оглядывали двор, не замечая, что за ними наблюдают. Сначала миссис Торнтон подумала, что девушка тоже нездешняя, одета она была скромно, но со вкусом. Но эта шляпка, такая знакомая, ее носила только одна девушка… Мисс Хейл! Миссис Торнтон едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть! Она знала, что мистер Белл оставил Маргарет почти весь свой капитал, и что мисс Хейл является теперь владелицей их фабрики Мальборо. Гнев и обида поднялись в душе миссис Торнтон. Зачем приехали эти люди? Выразить никому не нужное сочувствие? Позлорадствовать? Ей хотелось выбежать во двор и прогнать этих незваных гостей. Миссис Торнтон бросилась к лестнице, чтобы спуститься в холл, но вдруг остановилась и опять вернулась к окну. Мисс Хейл и ее спутник все так же стояли у экипажа и о чем-то переговаривались. «Нет, она не доставит им такого удовольствия, она не покажет, как приезд этой мисс Хейл задел ее. Она встретит ее с должным спокойствием, как и приличествует женщине ее положения».
   Миссис Торнтон глубоко вздохнула и спустилась вниз. Открыв входную дверь, она спустилась по ступенькам и остановилась там, где ее Джон когда-то стоял перед толпой бунтовщиков. Она стояла прямо и неподвижно, словно статуя, сложив руки перед собой. И казалось, на ее лице не выражается никаких эмоций, только плотно сжатые губы и пронзительный взгляд, устремленный на приехавших, говорили о сильном душевном волнении. Никакая сила не заставила бы миссис Торнтон сойти с этого места, сделай она хоть шаг, решимость покинула бы ее.
   
   В этот момент Маргарет обернулась и вздрогнула, заметив на ступеньках хозяйку дома. Она тронула за руку своего спутника, обратив его внимание на стоящую женщину, и предложила подойти и поздороваться.
   Миссис Торнтон не шелохнулась.
   Маргарет чувствовала себя неуютно под тяжелым взглядом Ханны Торнтон. Но ее больше пугала встреча не с матерью, а с сыном. Мистер Белл рассказал ей, что Джон Торнтон обанкротился, вложив большую часть денег в усовершенствование станков и закупив большое количество хлопка. Он не смог во время выплатить банковский кредит – заказов на хлопок было много, но фабрика просто не справилась. Из-за забастовки пришлось уволить многих опытных рабочих, а ирландцев пришлось учить заново, что потребовало новых финансовых затрат и времени, которого у Торнтона не было. Став владелицей «Мальборо», Маргарет не собиралась вмешиваться в дела своего подрядчика, если бы фабрика работала более – менее хорошо. Кому, как не Джону Торнтону, человеку, вложившему сердце и душу в это предприятие, знать, как управлять фабрикой. Но весть о разорении мистера Торнтона потрясла ее до глубины души. Маргарет знала, что значит фабрика для Торнтонов, она была для них всем – их воздухом, их светом, их жизнью. Решение помочь Джону Торнтону пришло мгновенно, и Маргарет ни разу в нем не усомнилась. Генри Леннокс, который помогал Маргарет разобраться в непривычных для нее финансовых обязанностях, согласился приехать с ней в Милтон, чтобы поговорить с мистером Торнтоном.
   Пустота и тишина, царившие на фабрике, поразили Маргарет. Если бы она не увидела на воротах фабрики надпись «Фабрика «Мальборо», то подумала бы, что они просто не туда приехали. Она вспомнила, как в свое время приходила на фабрику, и суматоха во дворе напоминала ей огромный гудящий муравейник, в котором люди, как муравьи, перетаскивали с места на место огромные тюки хлопка, переговаривались, стараясь перекричать бесконечный шум работающих станков. А теперь здесь царила мертвая тишина, и только ветер гонял по двору жалкие остатки хлопка.
   Маргарет и Генри Леннокс поднялись по ступенькам и остановились в паре шагов от миссис Торнтон, которая не изменила позы, а только повернулась в их сторону.
   − Миссис Торнтон! – Маргарет слегка наклонила голову. – Вы знакомы? Это мой адвокат мистер Генри Леннокс.
   − Миссис Торнтон! – Генри Леннокс приподнял шляпу, приветствуя хозяйку.
   Миссис Торнтон ничего не ответила, а только чуть наклонила голову, приветствуя гостей.
   Маргарет судорожно искала слова, чтобы начать нелегкий для них всех разговор.
   Но тут миссис Торнтон неожиданно резко сказала:
   − Мисс Хейл, я не знаю, зачем вы приехали. Но сейчас не лучшее время для визитов. Я не в состоянии кого бы то ни было принимать, а моего сына нет дома, и я не знаю, где он и когда вернется.
   − Миссис Торнтон, я не собираюсь утешать вас. Я знаю, что значит фабрика для вас и вашего сына, поэтому любые слова сочувствия причинили бы вам еще больше боли. Я приехала, чтобы помочь… - Маргарет посмотрела на Генри, взглядом прося у него помощи.
   − Миссис Торнтон, - сказал Генри, - как Маргарет уже заметила, я ее адвокат. Я веду ее финансовые дела, и мы приехали, чтобы сделать мистеру Торнтону деловое предложение.
   Ханна вздрогнула, когда Генри Леннокс назвал свою спутницу «Маргарет», и бросила на девушку презрительный взгляд. Маргарет поняла, что миссис Торнтон предположила, будто она и Генри находятся в близких отношениях, так же, как и тогда, когда по городу ходили слухи о таинственном возлюбленном мисс Хейл. Та фамильярность, с которой Генри обратился к Маргарет, показалась миссис Торнтон неприличной и непристойной. Но миссис Торнтон не знала, что Генри был родственником Маргарет, что давало ему право так ее называть. Тем не менее, Маргарет встретила ее взгляд открыто, ничуть не смутившись, на этот раз ей нечего было скрывать.
   − Вы ошибаетесь, миссис Торнтон, - произнесла она тихо, но с достоинством.
   Мистер Леннокс с недоумением смотрел на обеих женщин, которые, казалось, вели лишь им одним понятный разговор. По взгляду, который миссис Торнтон бросила на Маргарет, и по манере разговора он понял, что девушка явно не по душе этой женщине, что она относится к Маргарет с презрением не только из-за того, что та стала новой хозяйкой фабрики.
   Миссис Торнтон смутил этот открытый взгляд мисс Хейл.
   − Если вы приехали по деловым вопросам, мисс Хейл, - произнесла она уже мягче, - то вам лучше дождаться Джона.
   Как бы не хотелось Ханне, чтобы Маргарет и Джон встречались, она не могла препятствовать этой встрече, от нее могла зависеть вся их дальнейшая судьба, а главным образом, судьба Джона.
   − Он ушел по делам в город и должен скоро вернуться, - продолжила миссис Торнтон, стараясь не глядеть на Маргарет. Она должна смириться с присутствием этой молодой леди, которая причинила Джону столько страданий, а теперь еще и оказалась владелицей фабрики.
   − Мы можем его подождать, - сказал Генри Леннокс. – Вы не могли бы нам показать, где его контора, мы подождем там.
   Миссис Торнтон возмутилась в душе этим настойчивым тоном, но сдержалась и лишь сказала:
   − Я полагаю, мисс Хейл, как нынешняя владелица, вольна распоряжаться на своей территории, как ей заблагорассудится, и знает, как пройти в контору.
   − Благодарю, миссис Торнтон, - ответила Маргарет спокойно, хотя была возмущена тоном, которым с ней разговаривала Ханна. – Мы пройдем в контору и там подождем мистера Торнтона.
   Маргарет поклонилась, прощаясь с ней, и стала спускаться вниз, чувствуя на себе взгляд миссис Торнтон. Генри Леннокс в свою очередь тоже попрощался и отправился вслед за Маргарет.
   Миссис Торнтон едва удостоила его кивка и поджала губы. «Какая наглость, - думала она про себя, - эту девчонку ничего не учит. Она осмелилась приехать сюда с этим адвокатом, позабыв все приличия, и даже не стыдится этого».
   Но времени для возмущения и для размышления было мало. Нужно было срочно предупредить Джона о приезде мисс Хейл. Она вернулась в дом и позвала служанку. Отдав ей распоряжение, найти Джона в банке и сообщить ему о приезде новой хозяйки фабрики, она вернулась к своему излюбленному месту наблюдения. Маргарет и Генри Леннокс уже успели скрыться от взгляда миссис Торнтон в конторе, поэтому ей ничего не оставалось делать, а только ждать возвращения сына. Пытаясь, как-то ускорить время ожидания, Ханна взялась за шитье. Если бы она знала, что служанке не удастся предупредить мистера Торнтона, она сама бы отправилась встречать сына у ворот фабрики.

       Глава 2

Мистер Торнтон тем временем уже подходил к фабрике. Встреча с управляющим банка, мистером Латимером, окончилась безрезультатно. Банкир явно был нерасположен тратить свое время на пустые разговоры, о чем неоднократно намекнул. Банк в очередной раз отказался подождать с выплатой долга, и мистер Латимер прямо заявил, что самое лучшее, что может сделать мистер Торнтон – подыскивать себе другой дом. Было бесполезно умолять об отсрочке, честное слово Джона Торнтона – промышленника из Милтона сейчас ничего не стоило.
   Мистер Торнтон возвращался домой в подавленном настроении. Чтобы как-то привести свои мысли в порядок и оттянуть тяжелый разговор с матерью, он отправился домой другим путем. Он шел, не разбирая дороги, натыкаясь на прохожих, которые в недоумении оглядывались на прилично одетого джентльмена, погруженного в свои мысли. Он не знал, что ему сказать матери, которая еще надеялась, что им удастся сохранить дом. Миссис Торнтон гордилась своим домом, в котором она все устроила по своему вкусу, в котором она чувствовала себя полноправной хозяйкой. А теперь лишить ее всего этого – означало снова обречь на нищету и полуголодное существование. Будь Джон один, он бы справился, он опять пошел бы работать, пусть даже простым рабочим на фабрику. Но миссис Торнтон не заслуживала такой жизни. Как-то вечером, когда они вдвоем с матерью сидели в гостиной и в который раз обсуждали свое положение, он предложил попросить денег у мужа Фанни, мистера Уотсона, чтобы уплатить долг и хотя бы сохранить дом. Сам Торнтон никогда бы не решился просить денег у человека, который был зол на него из-за отказа участвовать в спекуляции, принесшей невероятный доход. Такая просьба сейчас выглядела бы как унижение, а сами деньги, если бы мистер Уотсон их одолжил, - жалкой подачкой. Но ради матери он готов был на самый отчаянный шаг. Миссис Торнтон категорически воспротивилась этой идее, ее гордость никогда не позволяла ей просить денег у кого-то бы ни было. Лучше она потеряет дом, но денег просить не будет. Был еще один выход из данной ситуации, но Джон решил прибегнуть к нему в самом крайнем случае. Можно было попросить Фанни поселить мать у себя до лучших времен, пока ему не удастся подыскать что-нибудь подходящее для жилья или скопить денег, чтобы обеспечить матери достойное существование. Мистер Торнтон догадывался, что матери может не понравиться идея, жить на иждивении у дочери, которая не только не посочувствовала им в их беде, но и не предложила матери и брату поселиться у нее, хотя это не причинило бы ни малейшего ущерба капиталам Фанни.
   Подойдя к воротам фабрики, мистер Торнтон остановился. Что ему сейчас делать? Пойти к матери и сообщить ей безрадостную новость или оттянуть этот момент, как можно дольше? Выбрав второе, он решил пойти в контору и еще раз все обдумать.
   Маргарет и Генри после короткого и неприятного разговора с миссис Торнтон прошли в контору управляющего. Переступив порог комнаты, Маргарет осмотрелась. Ей показалось, что она вернулась в прошлое, в тот день, когда впервые пришла на фабрику поговорить с мистером Торнтоном об аренде дома. Как и тогда на столе лежали бухгалтерские книги, на бюро – огромная раскрытая книга, где аккуратным почерком были выведены колонки цифр, сделаны подсчеты и пометки. На стене у двери висели те же самые часы, но сейчас они стояли, как будто время на фабрике тоже остановилось. Генри Леннокс вошел в комнату и огляделся. Заметив стул, он подвинул его ближе к столу и предложил Маргарет сесть, но та отказалась. Сам он с интересом осматривал довольно скромную обстановку комнаты, которая так отличалась от его, может быть, не слишком роскошной, но довольно уютной обстановки его конторы в Тэмпле. Маргарет не могла сидеть на месте, она слишком нервничала перед предстоящим разговором с мистером Торнтоном. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как они виделись в последний раз. Как мистер Торнтон отнесется к тому, что она вернулась как владелица фабрики? Да еще приехала вместе с Генри? Судя по тому, как разговаривала с ней миссис Торнтон, и какие красноречивые взгляды бросала, она до сих пор была о Маргарет низкого мнения. А мистер Торнтон? Думал ли он о ней все это время? Способна ли она вернуть его доброе мнение о себе? Все эти вопросы вихрем проносились в голове Маргарет. Чтобы как-то отогнать назойливые мысли, она решила еще раз обсудить с Генри условия предложения.
   Маргарет отошла от окна, у которого стояла все это время, и подошла к столу. Генри Леннокс прохаживался туда – сюда по кабинету, что было довольно необычно для столь невозмутимого и довольно опытного юриста, который за годы работы в адвокатуре уже научился скрывать свои чувства. Он с нетерпением ожидал встречи с подрядчиком Маргарет. И хотя не понимал, почему Маргарет решила вложить свои деньги в столь убыточное, по его мнению, предприятие, все же согласился поехать вместе с ней. Не мог же он позволить, чтобы мисс Хейл и этот Милтонский промышленник встречались наедине. В его сердце все еще жила любовь к Маргарет, а в душе – надежда, что рано или поздно Маргарет полюбит его. С тех пор, как она вернулась в Лондон после смерти отца, между ними вновь возобновились дружеские отношения. Генри старался быть предупредительным и терпеливым, старался не напоминать Маргарет о прошлом. Прошло уже несколько месяцев с приезда Маргарет в Лондон, она стала постепенно приходить в себя. Вечерами они с Ленноксами и миссис Шоу навещали знакомых и соседей, порой гуляли по Лондону вместе с его братом Максвеллом и Эдит, когда Генри удавалось урвать час – два от своих обязанностей. И неизменно Генри сопровождал Маргарет. Он вдруг стал замечать на себе недвусмысленные взгляды миссис Шоу и Эдит, а когда встречался с ними взглядом, они многозначительно улыбались. На одном вечере у Пайперов, когда они с Маргарет стояли у камина и мило беседовали, Генри краем уха услышал, как неподалеку миссис Шоу, миссис Пайпер и миссис Рид вполголоса обсуждали свежие светские новости, и до него донеслись слова «Маргарет», «хорошая партия в лице мистера Леннокса» и «великолепная пара». Генри быстро взглянул в их сторону, поскольку стоял лицом к ним, а те, заметив на себе его взгляд, понизили голос и продолжили так же увлеченно шептаться. Посмотрев на Маргарет, он увидел, как она вспыхнула, быстро извинилась и вышла в другую комнату. Он понял, что она тоже слышала их разговор, и он ей, явно, не понравился. Генри тоже не нравились все эти намеки и таинственные улыбки, но он понимал, что такое частое появление на людях вместе, рано или поздно, вызовет соответствующие толки. Он никак не мог определить для себя, как Маргарет к нему относится. Порой она была оживлена и улыбалась любой его остроте в беседе, тем самым, вдохновляя и ободряя его. Когда он приезжал на Харли-стрит, она всегда была вежлива и внимательна к гостю, легко поддерживала разговор и находила интересные темы для беседы. Но порой он замечал, как она хмурится и уносится мыслями куда-то далеко, и эти мысли явно не связаны с Лондоном и им самим. Это беспокоило его и заставляло сомневаться. Он много раз думал, достаточно ли тех ровных дружеских отношений, которые установились между ним и Маргарет для брака? Он не сомневался в своем чувстве к мисс Хейл, но будет ли этого достаточно для счастливой семейной жизни? После своей первой неудачной попытки в Хелстоне, мысли о Маргарет не покидали его. И он бы решился на вторую попытку, если бы Маргарет хоть взглядом, хоть нечаянно оброненным словом подбодрила его. Он отчаянно желал этого и столь же отчаянно боялся второй неудачи.
   Известие о банкротстве Торнтона, казалось, взбодрило Маргарет. Она как будто очнулась после долгого сна, в ней появилась живость, глаза излучали энергию, а щеки вспыхивали легким румянцем, когда она заводила разговор о финансах и о том, как можно помочь мистеру Торнтону. Все эти признаки оживления в другой ситуации подбодрили бы Генри. Они стали больше общаться, больше проводить времени вместе, обсуждая финансовые вопросы, но… Если бы дело не касалось Джона Торнтона. Нередко вспоминая ту их встречу на всемирной выставке, Генри Леннокс ловил себя на мысли, что Торнтон явно не равнодушен к Маргарет. Стоит только вспомнить, каким красноречивым взглядом смотрел на него Торнтон, взглядом, в котором отразились все эмоции, что испытывает мужчина, ревнующий женщину. Генри не удержался тогда и саркастично высказался по поводу того, что Лондонский воздух оживил мисс Хейл. Торнтон бросил на него гневный взгляд и ушел. А Маргарет, к большому удивлению и разочарованию мистера Леннокса стала защищать этого промышленника.
   Когда Маргарет попросила Генри съездить с ней в Милтон, он согласился, он не мог не согласиться, при этом, не преминув заметить, что она всегда может на него рассчитывать. Теперь они уже здесь и ждут встречи с этим мистером Торнтоном. Разговор с миссис Торнтон показал Генри, что та не больно жалует мисс Хейл, это немного успокоило мистера Леннокса, но он не знал, каким будет встреча и разговор с самим мистером Торнтоном. В любом случае, он решил помогать Маргарет до конца, не только из чувства долга, но и из личных соображений.
   − Генри, - голос Маргарет вывел его из задумчивости, - я бы хотела еще раз уточнить… - тут голос ее прервался.
   Генри недоуменно посмотрел на Маргарет и увидел, что та стоит и смотрит широко раскрытыми глазами на стол управляющего.
   − Маргарет, что случилось? – забеспокоился он.
   Маргарет не сразу ответила, она подошла к столу и взяла небольшую книгу в твердом старом переплете. На ее глаза навернулись слезы, рука чуть дрожала.
   − Это… это книга моего отца, - другой рукой она нежно провела по переплету и раскрыла книгу.
   − Книга мистера Хейл? Но откуда она здесь?
   − Это подарок мистеру Торнтону в память о моем отце. Отец очень любил с ним беседовать, а Платон – был их любимым автором, - ее голос чуть дрожал.
   − Я не думал, что у промышленника есть время читать классику. Может, если бы он больше времени уделял фабрике, а не литературе, фабрика бы до сих пор работала.
   Маргарет вспыхнула.
   − Вы не справедливы. Можно заниматься фабрикой, вести торговлю и при этом быть образованным человеком. Знания пока никому не помешали, - ответила она немного резко и отошла в угол комнаты, ей не хотелось показывать Генри свои эмоции. Книга была у нее все еще в руках, она отвернулась и прижала ее к себе обеими руками. Генри этого не заметил, стоя у двери, он услышал на лестнице поспешные шаги. Маргарет, погрузившись в воспоминания и находясь во власти своих эмоций, ничего не услышала.


(Продолжение)

февраль, 2008 г.

Copyright © 2008 Джей Ти





Обсудить на форуме

Fan fiction
О жизни и творчестве Элизабет Гаскелл

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100