графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки




Озон


Наташа Ростова - идеал русской женщины?

«Можете представить - мне никогда не нравилась Наташа Ростова. Она казалась мне взбалмошной, эгоистичной девчонкой, недалекой и недоброй...»


Слово в защиту... любовного романа

«Вокруг этого жанра доброхотами от литературы создана почти нестерпимая атмосфера, благодаря чему в обывательском представлении сложилось мнение о любовном романе, как о смеси "примитивного сюжета, скудных мыслей, надуманных переживаний, слюней и плохой эротики"...»


Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки?

«Собственно любовный роман - как жанр литературы - появился совсем недавно. По крайней мере, в России. Были детективы, фантастика, даже фэнтези и иронический детектив, но еще лет 10-15 назад не было ни такого понятия - любовный роман, ни даже намека на него...»

К публикации романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» в клубе «Литературные забавы»

«Когда речь заходит о трех книгах, которые мы можем захватить с собой на необитаемый остров, две из них у меня меняются в зависимости от ситуации и настроения. Это могут быть «Робинзон Крузо» и «Двенадцать стульев», «Три мушкетера» и новеллы О'Генри, «Мастер и Маргарита» и Библия...
Третья книга остается неизменной при всех вариантах - роман Джейн Остин «Гордость и предубеждение»...»

Ревность или предубеждение?

«Литература как раз то ристалище, где мужчины с чувством превосходства и собственного достоинства смотрят на затесавшихся в свои до недавнего времени плотные ряды женщин, с легким оттенком презрения величая все, что выходит из-под пера женщины, «дамской" литературой»...»

Вирджиния Вулф
Русская точка зрения

«Если уж мы часто сомневаемся, могут ли французы или американцы, у которых столько с нами общего, понимать английскую литературу, мы должны еще больше сомневаться относительно того, могут ли англичане, несмотря на весь свой энтузиазм, понимать русскую литературу…»


Джейн Остен

«...мы знаем о Джейн Остен немного из каких-то пересудов, немного из писем и, конечно, из ее книг...»


Читайте
любовные романы:

  Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь - «Мой нежный повар»
  Развод… Жизненная катастрофа или начало нового пути? - «Записки совы»
  Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте - «Все кувырком»
  Даже потеря под Новый год может странным образом превратиться в находку - «Новогодняя история»
  История о том, как найти и не потерять свою судьбу... - «Русские каникулы»
  Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки? - «Пинг-понг»
Цена крови
В поисках принца

Pоманы Джейн Остин:

- "Мэнсфилд-парк"
- "Гордость и предубеждение"
- "Нортенгерское аббатство"
- "Чувство и чувствительность" ("Разум и чувство")
- "Эмма"


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше...»


О путешествиях и путешественниках:

Я опять хочу Париж! «Я любила тебя всегда, всю жизнь, с самого детства, зачитываясь Дюма и Жюлем Верном. Эта любовь со мной и сейчас, когда я сижу...»
История Белозерского края
Венгерские впечатления
Болгария за окном
Путешествие на "КОН-ТИКИ"
Тайна острова Пасхи


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"





Творческие забавы

Детективные истории


W. Kitten


Как мистер Киббл
успокаивал призраков

 

Леди Бриджет деликатно вздохнула. Опять этот ужасный стук ни с того, ни с сего! А когда не стук, то странное завывание, ничуть не похожее на вой ветра в печной трубе. Мало того, что душераздирающие звуки нарушали покой высокородной леди, но еще и появлялись совершенно нерегулярно и непредсказуемо, и ни днем, ни ночью от них не предвиделось никакого спасения. И никому, буквально никому нет дела до ее страданий!

В годы ее молодости все было по-другому. Кругом роились любящие родственники и самоотверженные друзья. Нежная мать, заботливый отец, милые тетушки, задушевные подруги, неразлучные сестры, и даже братья, прячущие беспокойство о сестренке под маской снисходительности к женским слабостям. Как бы к ней мчались при малейших признаках недомогания или неудовольствия! Как бы предлагали наперебой нюхательные соли, ароматический уксус, лавандовую воду. Кто-то обмахивал премило убранную головку веером, кто-то звонил горничной и велел принести грубой шерстяной ткани - натирать ступни, чтобы кровь отлила от головы. И вот теперь она одна-одинешенька во всем мире. Некому даже пожаловаться на противное бряцание.

Теперь-то она может запоздало признаться себе в тогдашнем невинном кокетстве. Ей случалось притворяться порою, будто в ее хорошенькой головке угнездилась модная мигрень. Она прекрасно сознавала, какой милой и беззащитной выглядит, лежа на софе, протянув горничной босые ножки и чуть оттопырив локоток белоснежной ручки, которая чрезвычайно трогательно покоилась на лбу или бессильно падала на столь же белоснежную грудь. Да и что дурного в том, чтобы не где-нибудь, а в кругу семьи лишний раз показать свои маленькие ступни с розовыми пальчиками? Какими они были тогда - будто из чистого сахара. Ах, про них осталось только вспоминать. И про жемчужные зубки, и про волосы длиной до подколенной ямки. Иногда она так уставала, возвращаясь после бала, что не давала горничной методично вынимать шпильки с гребенками по одной, а мотала головой, и те вылетали из прически, падая лавиной на пол, будто весенний град.

Но этот стук совсем другой! Надоедливый, монотонный, отвратительный! Из-за него невозможно обратиться к обычным занятиям и вообще - отвлекает от мыслей. Леди Бриджет любит предаваться размышлениям о вечном, о возвышенном. Какие уж тут серьезные думы, когда буквально со всех сторон будто нарочно стараются сбить ее с толку.

Никакого порядка в нынешние времена! Ее отец, маркиз Ф***, никогда бы ничего подобного не допустил. А главное, непонятно, что делать при такой неожиданной напасти… Опять все тот же навязчивый грохот! Леди Бриджет издала слабый стон. Неужели ее никто не избавит от этой пытки?

 

*

Как и положено банкиру, мистер Соммерс был деловит и не терял зря времени. Он принял мистера Киббла немедленно, как только доложили о прибытии старшего служащего Вестминстерского магистрата, в гостиной, светлой комнате элегантных пропорций, и пригласил садиться. Мистер Киббл сел не без опаски: мебель казалась настолько новой, что даже липкой, и будто бы еще припахивала лаком. Однако, пронаблюдав за летним муслиновым платьем хозяйки, которое не тянуло приклеиться к стулу, он немного успокоился и приготовился выслушать, что пошло не так в жизни директора недавно созданного, но вполне преуспевающего банка.

Мистер Соммерс задал вежливый вопрос о здоровье их общего знакомого, непосредственного начальника мистера Киббла, кратко пояснил, что своих наблюдений может предложить очень мало, поэтому пригласил участвовать в беседе жену, представил их, обещал вызвать для допроса слуг, которые, собственно, и пострадали в первую очередь от странных событий у него в доме.

Говорил он отрывисто и громко, не то чтобы сверху вниз, но все-таки сурово: как будто давал указания новому подчиненному, о котором еще неизвестно, выйдет ли из него хороший финансист или хотя бы компетентный бухгалтер. Если пухлое личико и кудряшки херувима, которые отличали мистера Киббла в любой толпе, внушали ему недоверие, внешне он этого никак не проявил. Мистер Соммерс был справедливый начальник и не стал бы судить о деловых качествах человека по его внешности.

- Видите ли, как я уже имел честь пояснять вашему магистрату, у нас в доме завелись призраки.

Мистер Соммерс глянул на круглые глаза собеседника и с вызовом спросил:

- Вы удивлены?

При поднятых бровях мистер Киббл выглядел не просто изумленным, как обычно, а пораженным до глубины души; но ответил он вполне мирно:

- Не особенно. В Лондоне хватает заброшенных строений, можно сказать, полуразвалившихся. Кто же такого не видел или не слышал о каком-нибудь пыльном и унылом доме, из которого в полночь раздаются загадочные звуки: то эфемерный стук, то звон цепей, то стоны потревоженных привидений? В каждой округе есть дом, мимо которого местные жители считают небезопасным проходить ночью, где никто не жил многие годы, и арендатора для него не найдешь днем с огнем, ни за деньги, ни бесплатно, ни даже если посулить фунт чая в придачу, как говорится. В настоящее время в Англии сотни таких домов, которые будто отмечены печатью страха; сотни их и во Франции, и в Германии, и почти в каждой европейской стране; всем известных мест, возле которых робкие не задерживаются, а благочестивые осеняют себя крестным знамением для защиты от призраков и злых духов.

- Не спорю, в Лондоне много таких домов, и стоит любому проповеднику прогресса науки потрудиться сосчитать их, ему придется убедиться, что просвещению предстоит долгий путь, пока не исчезнут эти старые суеверия. Я первый посмеюсь над страхами, в основании которых ничего более таинственного, чем рассохшиеся двери, хлопающие от сквозняка, продувающего разбитые окна, или, скажем, нашествие крыс. Но что вы скажете о призраках в жилом, пусть не новом, но хорошо отремонтированном и только что меблированном с подвала до чердака доме, как наш?

Миссис Соммерс пошевельнулась на стуле и негромко процитировала:

- "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам…"

Ее супруг отмерил снисходительную улыбку.

- Меня зовут Гораций, как пресловутого Уолпола, автора известного готического романа "Замок Отранто" - вот где раздолье духам и привидениям; и жене нравится меня поддразнивать. Призраков, таких, как их рисует невежественная толпа, в ржавых латах или окровавленных рубахах, разумеется, не существует. Однако никто не сможет отрицать явлений животного магнетизма, которые проявляются в особо ярких случаях нарушения гармонии между нашим и высшим миром, как, например, нераскрытое преступление или готовый разразиться удар судьбы.

Банкир заложил руку за вырез жилета и, кажется, не прочь был и далее вещать с трибуны. Миссис Соммерс привычно внимала ему и не возражала. Мистер Киббл глянул на даму сочувственно и вернул банкира к деловому обсуждению.

- Как сыщик, я, разумеется, не могу решать философские вопросы. Вы, вероятно, желаете, чтобы я определил, каков источник непонятных звуков в доме?

- Да! - с энтузиазмом согласился мистер Соммерс. - И если причина в нарушении гармонии и на нас надвигается катастрофа, я желал бы это заранее знать, чтобы принять соответствующие меры.

Мистер Киббл и глазом не моргнул от столь пророческого задания, возложенного на его плечи, а только кротко попросил рассказать, что за странные явления посетили банкирское жилище.

Хозяин дома незамедлительно пустился в объяснения:

- Мне уже некоторое время говорили, что в округе раздается нерегулярный стук, и днем, когда я в Сити, и ночью, когда сплю - и, должен признать, сплю крепко. И вот третьего дня я и сам услышал этот стук. Я бы определил его как сильный стук в двери и по стене снаружи. Уже стемнело, но я еще не ложился спать. Немедля я схватил пистолет и ринулся вперед, чтобы задержать наглеца (я решил, что это грабитель простукивает стены), но никого не увидел. На всякий случай я обошел дом, и стук все время двигался, он раздавался то впереди, то позади меня. Странный звук, будто стучали по большому полому предмету.

- Как барабан?

- Похоже. Только никакого барабана, ни барабанщика, да и вообще никого на улицах уже не было в столь поздний час. Я вернулся и никак не мог заснуть. Долго ломал голову, а наутро обыскал каждый уголок дома, но также ничего не нашел. С тем я и решился обратиться в Вестминстерский магистрат, который, как я понимаю, и занимается общественным спокойствием в нашем районе города.

Мистер Киббл не стал спорить о том, что под словами "общественное спокойствие" магистраты обычно понимают нечто другое, и спросил, не было ли других свидетелей.

- Вот это и странно. Моя жена тогда была дома и, само собой, не выходила со мною вместе на улицу, но в доме ни-че-го не было слышно! Зато она была свидетельницей других, не менее загадочных событий. Расскажите мистеру Кибблу, дорогая.

Миссис Соммерс разгладила несуществующие складки муслинового платья и, поначалу путано, а затем увлеченно поведала о необычайной суматохе среди посуды, как чашки и блюдца сыпались вниз по каминной трубе, сковородки и горшки неожиданно скатывались по лестницам, а на кухне головка сыра и окорок плясали на полу, будто в них вселился злой дух.

- Ложки, ножи, тарелки, солонки, скалки, утюги как будто обрели способность двигаться и летали по комнатам или оказывались в самых неожиданных местах совершенно необъяснимым способом. При мне, да и при десятке слуг, судомойка положила в кухонный буфет крышку от горчичницы, а через минуту и крышка, и сама горчичница выкатились оттуда, хотя к буфету никто не прикасался, к нашему общему изумлению. И я тоже слышала ужасный стук в двери и на крыше, а в окна будто стучали камешки…

- А стекла разбитые были?

- Только одно, у чердачного окна. Но все равно, такой тревоги, где мы живем, нет, наверное, и в военном лагере.

Херувим медленно покивал головой.

- Благодарю вас, мистер и миссис Соммерс, за подробные объяснения. Могу я теперь поговорить со слугами? А кстати, и узнать, кто ваши соседи и не стали ли они жертвой таких же происшествий?

- У нас, как вы заметили, довольно старый район города, но начинает, начинает осовремениваться. Я и сам купил для обновления несколько домов и планирую сдавать их после ремонта. Сейчас у нас соседей мало, почти все съехали.

Мистер Киббл откланялся и решительно двинулся собирать дополнительные сведения.

Слуги и служанки - все имели что-нибудь сказать о загадочном поведении самых обыкновенных предметов.

Подтянутая седая экономка жаловалась, что посуда в последнее время разбивалась куда чаще, чем можно было объяснить неловкостью горничных; почти дня не проходило, чтобы с пола не сметали осколки. Стулья расхаживали по комнате сами по себе, столы внезапно двигались, угрожающе ползли к дверям или ни с того, ни с сего падали, хотя к ним и близко никто не подходил.

- Да что мебель! Когда буквально вчера утром я спустилась на кухню отметить в хозяйственной книге, сколько овощей принесли от зеленщика, морковь и репа прыгали по полу самым непринужденным образом! И тут же вбежал Чарли, наш мальчик на побегушках, с ужасным ревом. Мы едва добились от него: когда он, как обычно, спустился под лестницу чистить хозяйскую обувь, то обнаружил, что сапоги с туфлями друг напротив друга проделывают - да еще как ловко! - все па шотландской джиги, будто надеты на ноги невидимых танцоров, и ни в туфлях, ни вокруг не было никого, кто мог бы направлять их движения.

- То есть Чарли был один при этом?

- Совершенно один. У других слуг достаточно работы по дому утром. Но вот несколько дней назад, когда собирали на стол в кухне, и кое-кто из лакеев и горничных уже пришел к обеду, внезапно в дверь влетел башмак, и помощник дворецкого, Пламмери, попытался его поймать. Так он не смог и клялся, что тот ужасно тяжелый и горячий, как огонь - невозможно удержать.

- Чей башмак?

- Понятия не имею. Просто старый, стоптанный башмак без пары. На помойке и то иногда лучше увидишь. Не хозяйский, точно. Горничные разбежались с визгом, и пока я их ловила и успокаивала, он сам собой пропал из кухни.

- Очень любезно с его стороны, а то все остались бы без обеда. А вам самой духи не докучали?

- Рада сказать, что нет, сэр. Я верная дочь церкви, и каждое воскресенье хожу к службе дважды, и утром, и вечером, и никогда не забываю прочесть молитву перед сном. Когда священник появлялся в доме - раз к обеду, а раз приходил к хозяину по делам прихода - всякие стуки прекращались, ничего бесовского не было ни видно, ни слышно. Я уже и хозяйке посоветовала возобновить обычай, какой был в джентльменских домах в прежние годы, когда я только поступила в услужение. Тогда всех, от мала до велика, собирали на утреннюю молитву, и сам глава семьи читал что-нибудь из святой книги.

- Очень разумный совет, мэм. Разборчивые духи поселились в вашем доме; знают, перед кем проявлять свое присутствие.

Горничная Мэри громким шепотом поведала, как рядом с ней с крыши свалилась большая ступка, самая большая, какая есть на кухне, женщине ее не поднять, и никто не стал бы тащить такую наверх.

- Да ведь, главное, если бы ее человек бросил - то сделай я еще шаг; ну ладно, три шага - тут бы мне и конец пришел. Только все знают, что если пришить крестом две красные фланелевые полоски изнутри на одежду, то духи никакого вреда причинить не могут, и даже если бы вся крыша обрушилась, не пострадаешь ни чуточки. Я и испугаться не успела. Больше забоялась, когда грум с кучером рассказали, как видели, что ступка-то сама поднялась вверх, вылетела в кухонное окно с другой стороны дома, да и перелетела через крышу.

- Что ж, рад за вас, дитя мое, раз вы так хорошо защитились; а еще более рад, что предметы, одержимые бесовской силой, подчиняются особенной гравитации.

- Ученых слов не знаю, уж простите, сэр; только слышала, будто если дьявол что бросает, при красном кресте никому повредить не сможет, хоть бы упало человеку прям на голову, не больше, чем клубок шерсти.

Вездесущему Пламмери, помощнику дворецкого, повезло не только слышать, но и видеть назойливого демона.

- Как раз тем вечером, когда из буфета вывалились крышка и горчичница, я укладывал почищенные ножи, и заметил странную тень, будто громадного черного человека. А может, не человека; неясные какие-то очертания. Тут тень возьми да повернись, и как глянет на меня: глазищи красные, так и светятся; и при этом поднялся ну такой ветер, да с ужасным воем, что у меня ножи сами собой посыпались из рук. Кто не спал, прибежал - да его уже и след простыл.

- Весьма неприятно для вас, милейший. А вы как защищаетесь от призраков?

Тот мрачно повел носом.

- Чего от них защищаться, все равно не поможет. Если духи где обосновались, считай, пропал дом. Да что дом - вся округа! Недавно к хозяину заходил мистер Грэнджер из Сити, так же говорил: пусть продают поскорей и бегут, не оглядываясь, а то как бы худа не случилось.

- Но пока не случилось? Никто еще не пострадал?

- Ну как: пострадал - не пострадал. Я как вспомню того, черного, глаза, как плошки - меня в пот бросает. А вдруг да повадится он ходить по дому… Я ведь и про таких духов слышал, что ножи людям подкладывают в постель, в супницу насыпают пепел, а еще, - он понизил голос до заговорщического шепота, - прямо в кармане деньги превращают в черные катышки.

- А звуки, стук и прочее, вы или ваши друзья слышали?

- А то как же! Просто уснуть невозможно, будто здесь в доме - место схода всех ведьм и злых духов королевства. И в трубе завывают, и по стенам стучат, и в окна: стекло вон разбили. Уже народ собирается вокруг дома послушать.

Грум и кучер с жаром подтвердили его слова. Не только таинственные звуки и загадочные тени, но и совершенно необъяснимые явления посетили жилище мистера Соммерса.

- Мы сидели на кухне, ждали ужин, там картошка варилась в котелке. Кухарке понадобилось зачем-то отлучиться, и тут вода как закипит! Вот Джон приподнял крышку, сразу по кухне пошел ужасный серный запах, а картошки превратились в демонов, один другого страшнее, да как давай из воды выпрыгивать и со страшными ухмылками в окно усвистывать.

Джон, глядя на сыщика честными глазами, продолжал:

- А в кладовке висела баранья нога, так она зашебуршилась, сама собой снялась с крюка, влетела в кухню и засела на вертеле. Вот сколько нас было - никто не смог ее даже с места сдвинуть, и так пока она совсем не прожарилась. А только прожарилась - улетела вверх в дымовую трубу с диким воем.

 

*

На следующий вечер, в послеобеденное время, когда уже стали зажигать свечи, мистер Киббл велел доложить о себе, и хозяева приняли его в библиотеке. Мистер Соммерс вежливо пригласил его садиться и спросил, как подвигается расследование.

- Что ж, я допросил слуг, самолично осмотрел места, где предполагались потусторонние явления, обошел ваших немногочисленных соседей; и теперь могу сказать, не хвастаясь, что свел короткое знакомство с призраками вашего дома.

Мистер Киббл встал со стула и подошел к новехонькому столику, не совсем древнегреческому, зато по последней моде: три грации в развевающихся хламидах держали отполированную до блеска столешницу.

- Казалось бы, обыкновенный - хотя и очаровательный - предмет меблировки, - улыбаясь, начал сыщик, поглаживая ближайшую грацию по бронзовой головке.

Внезапно он хлопнул в ладоши, и столик медленно пополз к дверям. Миссис Соммерс ахнула, а мистер Соммерс даже привстал. Мистер Киббл придержал оживший стол, чтобы тот не упал, споткнувшись о коврик, и стал проделывать весьма драматические пассы руками. Повинуясь ему, двинулся стул, на котором он только что сидел.

- Как так? - только и смог выдавать из себя потрясенный хозяин.

- Так же, как и всегда, - вежливо ответствовал херувим, взирая на него невинными голубыми глазами. - Давайте сопоставим, что нам с вами известно по истории города. В чьей собственности данный земельный участок был раньше?

- Но при чем здесь… Если вы настаиваете… Земля и большая часть строений принадлежали маркизу Ф***. Вы, наверное, слышали?..

- Да. Несчастная семья, особенно младшая дочь, леди Бриджет. Словом, искали покупателей на выморочное имущество. Вы решили купить.

Банкир кивнул.

- Знаком ли вам мистер Грэнджер из Сити?

- Да, мы видались время от времени, но совместных дел не вели.

- Возможно, к лучшему. Как он отнесся к вашей покупке?

- Откуда вы?.. Отговаривал, а потом, когда начались все эти… происшествия, советовал скорей продавать участок по дешевке, и бежать куда глаза глядят.

- И, конечно, явились перекупщики?

- От них никогда отбою не было, ведь здесь при правильной застройке будет настоящее золотое дно; я же чувствую, как финансист.

- Заглядывали они и к вашим соседям. Вас удивит, что мистер Грэнджер был среди них?

- Нет. Он занимается недвижимостью, правда, не строит, а только перепродает.

- Купить подешевле, продать подороже?

- Ну да, обычная деловая спекуляция. Но при чем здесь призраки? - не выдержал мистер Соммерс.

- При том же, что и всегда. Объяснение вашим загадочным явлениям давно известно, и даже стоит здесь на полке.

Мистер Киббл подошел к библиотечному шкафу и бережно взял в руки "Histoire de la magie en France", раскрыл и, рассеянно поглаживая страницу, стал переводить с листа.

- "Прославленный король Людовик, чье благочестие завоевало ему в анналах его страны именование "Святого", подарил монахам ордена Святого Бруно поместительный дом в деревушке Шантильи. Так случилось, что из их окон открывался вид на старинный дворец Вовер, который был когда-то королевской резиденцией, но уже много лет пустовал. Достойные монахи решили, что дворец им вполне подойдет, однако по своей скромности не стали докучать королю просьбами, а обошлись другими средствами. Дворец Вовер никогда не славился привидениями, пока не появились у него столь ловкие соседи. По ночам из пустого здания стали слышаться стоны, в окнах мерцали синие, красные и зеленые огоньки, раздавалось лязганье цепей и полный смертной муки вой. Эти пертурбации продолжались несколько месяцев, к ужасу всей округи, и даже благочестивого короля Людовика в Париже, до которого доходили слова окрестных жителей, еще и с немалыми добавлениями по дороге. Наконец, ужасающий фантом, в балахоне зеленого цвета, с длинной белой бородой и змеиным хвостом, стал регулярно являться в полночь на балконе дворца, угрожающе завывая и потрясая кулаками на виду у редких прохожих. Монахи в Шантильи, когда узнали об этом, разгневались, что дьявол смеет шутить свои шутки прямо напротив их жилища, и намекнули посланцам Людовика Святого, что быстро избавят дворец от злых духов. Король был обрадован их рвением к вере и выразил им свою благодарность за их бескорыстную помощь. Немедленно, а именно в 1259 году, была написана дарственная на дворец Вовер ордену Святого Бруно, и всякое беспокойство немедленно прекратилось, огоньки больше не мерцали, а зеленый фантом, как объяснили монахи, навеки упокоился под волнами Красного моря".

Миссис Соммерс рассмеялась.

- Прошу прощения, но я вспомнила!.. Моя старшая сестра была подписана в платной библиотеке, и вот, когда у нее появился страшный роман миссис Радклиф "Удольфские тайны", стала читать мне вслух по частям перед отходом ко сну, стараясь закончить отрывок до полуночи. Однажды глава попалась необычайно интересная, про черный занавес, за которым происходило, кажется, некое таинственное зрелище, и мы не следили за временем и не смотрели на часы, как вдруг обнаружили, что уже больше двенадцати. Тут ее комнатная собачка, левретка Мими, свирепо зарычала, и зазвучал непонятный грохот - все ближе и ближе. Мы обе прыгнули под одно одеяло, да так и оставались там, пока не стало совсем светло. Наутро мы узнали, что столь напугавший нас шум был вызван старательным слугой, который выкатывал пустые пивные бочки из погреба, перед тем, как уйти спать.

Мистер Киббл с довольной улыбкой покивал и поставил книгу на место.

- Именно. Итак, все объясняется просто: мистер Грэнджер подкупил ваших слуг, о чем один из них, сам не заметив, проговорился. Думается, не всех. Когда я с ними беседовал, кто-то рассказывал только, как падают разные предметы, зато другие чего только не видели: и черные тени с горящими глазами, и ухмыляющуюся картошку, и самодвижущуюся баранью ногу. Полагаю, что замешаны все, кто участвовал в таинственном превращении пропавшей бараньей ноги в хорошо обглоданную кость.

- Но стук ни откуда?

- Отчего же ниоткуда? Можно стучать по стенам, по дверям и окнам, по котлу, на котором туго натянут бычий пузырь; лишь бы не попадаться на глаза. В вашем собственном приключении участвовало не меньше двоих человек: один стучал впереди, пока вы не огибали угол, а другой - сзади, за оставленным вами углом.

- А бегающая мебель, танцующие башмаки?

- Движение стула вы видели сейчас и сами. Мне даже совестно: приспособление настолько очевидное, что и не подумаешь, будто оно может кого-то обмануть. Входя сюда, я тянул за собой тонкую нить в два конских волоса; один конец я оставил у Чарли в проходе, а другой свернул петлей и накинул на эту милую головку, - мистер Киббл указал на игриво откинувшуюся грацию. - По моему сигналу Чарли потянул, вот и все. Воспользовавшись замешательством, я накинул другую нить на стул и стал подтягивать его к себе, размахивая руками в воздухе. Заставить плясать башмаки, конечно, потруднее, но при известной ловкости можно навостриться даже показывать такой номер на ярмарках, при большом стечении народа. И любая хозяйка, увы, знает, как легко поставить посуду таким образом, чтобы она упала от малейшего движения.

Миссис Соммерс вздохнула и согласилась, но мистер Соммерс, не в силах отказаться от животного магнетизма, ринулся в спор:

- Так, по-вашему, духов не существует?

- И дух, и тело - равно творение Божье, - уклонился от обсуждения мистер Киббл. - Я уже говорил, что не вдаюсь в философские вопросы. Все, что я могу сделать как сыщик - помогать тем, кому я в силах помочь. Как вам, надеюсь.

Мистер Киббл попрощался и пошел прочь. В окне хорошо было видно, как пухлая фигурка херувима легко, почти вприпрыжку, удаляется по террасе, залитой лунным светом. Вдруг он остановился, приподнял цилиндр над кудрявой головой и отдал учтивый поклон неизвестно откуда взявшейся леди в старинном роброне. Та присела в глубоком признательном реверансе и снова ушла в астрал.


Конец

январь, 2010 г.

Copyright © 2010 г. W. Kitten

Обсудить на форуме

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru

                 Rambler's Top100