графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



На страницах Apropos...


   Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь - «Мой нежный повар»

  Развод... Жизненная катастрофа или начало нового пути? - «Записки совы»

  Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте - «Все кувырком»

  Даже потеря под Новый год может странным образом превратиться в находку - «Новогодняя история»

  История о том, как найти и не потерять свою судьбу... - «Русские каникулы»

  Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки? - «Пинг-понг»

  1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга... - «Водоворот»


Первый русский фанфик "В тени" - история Энн де Бер

 

 

Творческие забавы

Сборники


«Новогодний (рождественский) рассказ»

Екатерина Юрьева

Пастушка и пират

(На маскераде)

 

− Ах, простите! – Маша неловко улыбнулась турку в чалме, нечаянно наступив ему на ногу в толпе, загораживающей выход из душной залы. Турок – низенький, с круглым выпирающим животиком над широким атласным поясом, окинул весьма дерзким взглядом тоненькую пастушку, но Маша уже протиснулась между полной, с напудренной прической и в кринолине дамой и высоким гномом, и прошмыгнула в коридор, по которому в ту и другую стороны сновали бесконечные маски – гости маскерада, проводившегося в доме местного предводителя.
    Ей было жарко и хотелось пить после мазурки с неким неуклюжим господином в костюме медведя. Маша поморщилась, припоминая нелепые па и смешные кренделя, которые выделывал ее кавалер во время танца. В который раз она отчаянно пожалела, что на праздники оказалась не в Москве, а в этой глуши, где молодые люди не имели представления о светских манерах, не умели толком ни танцевать, ни говорить комплименты, а девицы жеманились, хихикали и без умолку болтали всякие глупости.
    Маша добралась до буфета, взяла бокал холодного лимонаду и побрела по дому, надеясь найти уголок, где можно побыть одной и отдохнуть от шумного общества. Пройдя анфиладу гостиных - там играли в карты и сплетничали, заглянув в библиотеку и кабинет, также полные народу, она наконец набрела на угловой закуток-коридорчик с двумя продавленными и потертыми диванами друг против друга, и со вздохом присела на один из них, сжимая в руках запотевший бокал.
    «Зачем, зачем я уехала из Москвы?!» – горестно восклицала Маша, маленькими глотками отпивая кисловато-сладкий напиток. Она представила, как сейчас, в эти часы проходит новогодний бал в Собрании: изысканные светские дамы и кавалеры танцуют на блестящем паркете огромной, просторной залы, в зеркальных простенках и на мраморных колоннах отражаются тысячи свечей… Там весело, непринужденно, там намного приятнее, чем здесь, на этом убогом со всех точек зрения маскераде, среди неотесанных и невоспитанных провинциалов, разговаривающих громкими голосами, ведущих бессвязные разговоры и демонстрирующих деревенские замашки.
    Она же – вот глупая! – с трудом уговорила родителей отпустить ее к бабушке, в письмах к которой умоляла приютить на время, и по собственному желанию в конце концов отправилась в деревню в сопровождении самой занудной из ее занудных кузин…

    − Вы позволите?..
    Маша, подняв голову, увидела стоящего у входа в закуток пирата с лихо повязанной косынкой на голове, нарисованными усами и приклеенным к черной полумаске картонным шрамом.
    Она только мрачно кивнула, а пират уже усаживался напротив, также сжимая в руке бокал с лимонадом.
    − Неловко вам мешать, - извиняющимся тоном сказал он, - но кроме этого закутка негде присесть. В танцевальной же зале и библиотеке, где есть свободные стулья, – нестерпимо душно.
    Голос его показался Маше молодым, а фигура – стройной, несмотря на огромный, явно с чужого плеча залатанный камзол и широкие шальвары. На всякий случай она украдкой поправила складки своей пышной зеленой в клетку юбки (в представлении бабушки именно так одеваются пастушки) и проверила на месте ли бежевая полумаска, скрывающая ее лицо.
    После небольшой паузы пират кашлянул и вежливо заметил:
    − Как весело, оказывается, здесь проходят новогодние маскерады…
    − Здесь – и весело?! – удивленно вскинулась Маша.
    − А, вам он тоже показался… хм… не совсем… комильфо?..
    − Никогда не видела ничего более ужасного, чем этот маскерад, - доверительно сообщила девушка, почувствовав в пирате родственную душу.
    − Собственно, я давно не посещал такие… хм… уездные собрания… - несколько стушевался ее собеседник.
    − После балов в Москве и Петербурге, - сказала Маша тоном много повидавшей великосветской дамы, - можно понять всю разницу в организации подобных празднеств в столицах и провинции…
Правда, в Петербурге она не бывала, но это было уже не столь важно: столица есть столица, северная или златоглавая.
    − Но бывают исключения, - робко заметил пират. – И в провинции посещал я вечера вполне светские, в благоустроенных особняках и с приятным обществом… Многое зависит от окружения… А вы живете в этом уезде?
    − Нет, - фыркнула Маша. – Я здесь в гостях.
    − Надо же, какое совпадение! – почему-то обрадовался пират. – Я тоже здесь… проездом…
    Девушка покосилась на потрепанный камзол своего визави, похоже вытащенного из сундуков столетней давности, и пояснила:
    − Гощу у бабушки.
    − А я – у дяди, - сообщил он и, помолчав, спросил:
    − Позвольте полюбопытствовать… Обычно зимой все покидают провинцию, чтобы принять участие в столичных увеселениях, вы же - такая светская барышня – и вдруг уезжаете в деревню… Деревня хороша летом, зимой здесь довольно уныло…
    − Уныло – не то слово, - согласилась Маша. – Но так получилось, что мне пришлось спешно уехать…
    Ей вдруг ужасно захотелось поделиться своими неприятностями и переживаниями с этим любезным молодым господином.
    «Все равно, - подумала она, - я не знаю его, он не знает меня. Мы встретились здесь случайно и вряд ли когда еще увидимся, да и если даже столкнемся ненароком, не поймем, кто это, потому как маски скрывают наши лица…»
    − Мои родители, - начала она, - они славные, конечно, и я их люблю, но при этом они невыносимо заботливы…
    − О, как я вас понимаю, - кивнул пират. – У меня та же самая история. Отец вечно поучает, как и что я должен делать, матушка постоянно пичкает меня какими-то снадобьями, чтобы я не, дай Бог, не заболел; вечно пытается меня укутать – даже в теплую погоду, на ночь заставляет пить горячее молоко, которое я терпеть не могу…
    − Меня тоже заставляют пить горячее молоко, - вздохнула Маша. – И то, как вы рассказываете о своих родителях, очень напоминает мне моих собственных. Но все это было бы не так страшно, ежели бы они не вздумали устраивать мою жизнь…
    − Как, и вашу тоже?! – пират сочувственно вздохнул. – Меня, например, хотят женить.
    − А меня – выдать замуж.
    − Матушка постоянно приглашала в дом каких-то своих приятельниц с дочерьми на выданье. Вы не представляете, какими невозможными могут быть барышни – жеманятся, хихикают, говорят глупости… Ох, простите!..
    − Очень даже представляю, - Маша с пониманием посмотрела на пирата. – Общество таких девиц невыносимо… Мне знаком с десяток, наверное, подобных…
    Она сама жеманилась в присутствии молодых людей, и не раз говорила глупости – просто потому, что стеснялась и не знала, о чем беседовать со своими кавалерами. Но не признаваться же в этом пирату?! К тому же…
    − К тому же - я вам откровенно скажу: господа тоже порой до отвращения скучны! - выпалила она. – Они или изъясняются сплошь банальными комплиментами, или молчат, не в силах связать и пару слов. Представьте, как нам, барышням, трудно это выносить, особенно когда не имеешь понятия, каким образом поддерживать с ними разговор. Самое же неприятное, что большинство мужчин считают, что головы девушек набиты гребнями, лентами и всякой чепухой, сами себе же они кажутся очень умными, хотя глупых мужчин ничуть не меньше, чем глупых девиц!
    − Боюсь, вы правы, - печально признал пират. – Мужчин, с которыми интересно общаться, не так много. Да и женщин… Мне как-то не хочется иметь глупую жену, которая бы целыми днями только перемывала косточки знакомым, обсуждала моды и варила варенье.
    − А мне бы не хотелось иметь мужа, способного обсуждать только войны, охоту и карточные игры, - сказала Маша. – Но мама с папой… Они все боялись, что я или вообще останусь старой девой, или сделаю неподходящую партию, поэтому сами нашли мне жениха. Будто на дворе не девятнадцатый век, а какой-нибудь… семнадцатый.
    − Мне тоже нашли невесту… С чего они – родители, я имею в виду, - взяли, что я дам согласие жениться на какой-то девице, не видя ее в глаза?! Я им так и сказал: ваш сын - взрослый мужчина, и он, - то есть, я, - сам выберу себе будущую жену.
    − Нынче не то время, чтобы так… принуждать, - поддакнула Маша. – Поэтому я и решила уехать к бабушке, чтобы показать, что мое мнение тоже что-то значит.
    − …хлопнул дверью и отправился к дяде, - пират покрутил головой. – И надо же: подыскали мне в невесты какую-то девицу, видите ли, хорошего происхождения… Будто семейное счастие зависит от происхождения! Родители-то, конечно, хотели представить барышню в самом выгодном свете, но судя по их описанию – у нас совершенно разные представления и вкусы… Моя так называемая невеста едва вышла из детской, все время проводит на балах, флиртует подряд со всеми кавалерами – это называется «успехом в обществе», и не интересуется ничем, кроме увеселений, моды и сплетен. И зачем мне такая жена?!
    − О, у меня все еще хуже! Мне нашли какого-то старого…. Во всяком случае, он намного старше меня. Офицера… Нет, я как раз не имею ничего против офицеров… гвардии, например, которые служат при государе, в Петербурге, на худой конец – при генерал-губернаторе Москвы… Но скитаться по гарнизонам в каких-нибудь степях… Уж увольте! От этого якобы жениха наверняка за версту разит конюшней! А манеры?! Не иначе как солдафонские. И, верно, говорит командным голосом только о маневрах, парадах и войнах. В лучшем случае – об охоте… Ненавижу охоту и маневры!
    − Ну, охота еще куда ни шло, - возразил пират. – Да и запахи конюшни по мне намного приятней, нежели духов, коими себя в нещадном количестве поливают некоторые дамы. А что до маневров… Бывают случаи вполне забавные… Впрочем, говорить только о маневрах – пожалуй, это чересчур…
    Оба собеседника вновь одновременно вздохнули и отпили из бокалов.
    − Бабушка меня не понимает. Она только смеется и твердит, что долго я в деревне не выдержу, - наконец сказала Маша. – Но я настроена решительно: пока надо мной довлеет этот жених – к родителям не вернусь!
    − Дядя удивляется, чего я это отказываюсь жениться на такой крошке… простите, - на такой милой девушке, - задумчиво пробормотал пират. – Но я решительно отказываюсь подчиниться! Мне не осьмнадцать лет, чтобы мной командовали родители, от которых, к слову, я вовсе не завишу. Отец, правда, заявил, что лишит меня наследства, но это он сгоряча... У меня есть и свое состояние – от деда со стороны матушки, и дядя обещался выделить кое что…
    − Меня обещали связать и привезти в церковь, - пожаловалась Маша. – Но это они шутили, конечно. Хотя было крайне неприятно услышать, что мне не выделят приданое, ежели я выйду за другого. Но я могу жить пока у бабушки, а потом…
    Она задумалась было, но будущее выглядело настолько туманно-непредсказуемым и неприятным, что гадать, что и как будет, не хотелось. Маша покосилась на собрата по несчастью.
    «Все же мужчинам куда проще, - с завистью подумала она. – Они могут хлопнуть дверью, уехать без разрешения и обязательного сопровождения какого-нибудь кузена… У них есть свои средства, которыми они сами распоряжаются… Девушкам приходится гораздо труднее…».
    Пират тоже посмотрел на нее. В прорези маски не был виден цвет его глаз, скорее темных, чем светлых, но в них очень красиво отражались блики горящих свечей, тускло освещающих этот ставший вдруг уютным закуток. Маша почему-то смутилась под его взглядом и бессознательно-кокетливо покрутила рукой локон, спадающий на висок.
    «Нужно уехать до того времени, когда начнут снимать маски», - решила она. Проблема только состояла в том, что на маскерад она приехала с соседской семьей, которая вряд ли захочет покинуть бал до того, как он закончится.

    − Да, нам, мужчинам проще распоряжаться своей судьбой, - сказал пират, будто прочитав мысли Маши. – Вот я возьму и женюсь… Завтра же… А вы можете тоже… тайно обвенчаться и поставить родителей перед фактом. Если они вас любят, то простят… наверное…
    − Тайно обвенчаться?! – с воодушевлением подхватила Маша - эта идея ей пришлась по вкусу. Это выглядело невероятно романтично и заманчиво.
    − Но завтра венчаться нельзя. И во время Святок – до Крещения, - напомнила она пирату.
    − Неважно, - его, судя по всему, тоже захватила эта идея. – Неделей раньше, неделей – позже… Тайно обвенчаться и объявить: вот, прошу любить и жаловать – моя жена! И такая, какая нравится мне, а не вам!
    − А вы успеете за это время – за неделю - найти ту, которая вам понравится? – полюбопытствовала Маша, которая неожиданно сообразила, что самой найти того, кто захочет на ней жениться, да еще и тайно, и так быстро, - будет довольно трудно, если не невозможно. И потом… не выходить же замуж за первого встречного?! Вдруг он будет еще хуже того жениха, которого ей подыскали родители? Конечно, очень соблазнительно показать родителям – и бабушке, - что она и сама, без их помощи, может найти себе мужа, но… Она как-то засомневалась в возможности и успехе этого самостоятельного предприятия…
    − Э-э… - пират тоже задумался. – За неделю?.. Да, за неделю будет сложновато… Но бывает же любовь с первого взгляда? Но… вдруг… я полюблю… например, вас?!
    Он сказал и, похоже, сам растерялся от собственных, вырвавшихся в нечаянном порыве слов. Маша заволновалась (какая барышня останется равнодушной к подобному заявлению?!), густо покраснела, - к счастью, на ней была маска, да и полутьма помогала скрыть то смятение, которое внезапно ее охватило.
    − Любовь? – переспросила она, опустив голову и перебирая складки юбки. – С первого взгляда?..
    − Э-з-э… - пират от потрясения, видимо, взял себя в руки. Взгляд его стал острым и… заинтересованным, а сам он, отставив бокал на деревянный подлокотник дивана, подался вперед.
    − Вам не кажется, что сама судьба?.. – начал он, замялся, но затем решительно продолжил:
    − …нас свела в этом закутке? Почему бы нам не продолжить знакомство, ближе узнать друг друга?.. Вы… вы такая особенная девушка… как мне кажется… И у нас много общего, вы не находите?
    − Много общего… – зачарованно повторила Маша.
    − Да! - с жаром воскликнул пират и придвинулся еще ближе к девушке. Картонный шрам его зацепился за воротник камзола и чуть не оторвался. – Я живу у дяди - может, слышали… Бригадир в отставке Иван Кузьмич Пыляев из имения «Пыляевка»…
    − Кажется, что-то слышала, - Маша попыталась припомнить эту фамилию среди соседей бабушки. – А я - в «Дубравах», у Марии Игнатьевны Возниковой…
    − Слышал я о «Дубравах»! Решено! - пират хлопнул ладонью по колену. – Завтра же… вернее, уже сегодня… попрошу дядю нанести визит мадам Возниковой и, разумеется, буду его сопровождать…
    Обретение нового поклонника не могло не польстить самолюбию Маши, разве что ее крайне беспокоило, понравится ли она ему без маски. Да и ей самой хотелось узнать, как выглядит пират без угольных усов, шрама и прочих маскерадных принадлежностей. Его, похоже, также посещали подобные мысли.
    − Когда будут снимать маски, вы позволите мне представиться и…
    Его слова утонули в громких звуках труб и барабанном бое, донесшихся из бальной залы.
    − Как вовремя! - пират сорвал с себя маску.
    Перед Машей предстал весьма приятный на вид молодой человек, и общее впечатление не портили даже эти кошмарные угольные усы. Она робко потянула за ленточки от своей маски. По вспыхнувшим огонькам в глазах пирата, можно было догадаться, что и он остался доволен увиденным.
    − Мадемуазель Возникова, - начал он было, но Маша остановила его взмахом руки.
    − Мсье Пыляев, Возникова - это фамилия моей бабушки…
    − Нет, нет, Пыляев – мой дядя по матушке, - сообщил пират, встал и поклонился. – Позвольте представиться: Иван Петрович Друбин.
    − Друбин Иван Петрович?! – ахнула Маша, не веря своим ушам. – Не может быть!
    − Но почему?! – Друбин нахмурился. – Именно Друбин. Или вы встречали кого-то другого под тем же именем?
    − Да!.. Нет!.. - Маша вскочила, чуть не расплескав остатки лимонада в бокале, и бросилась было из закутка, но пират успел удержать ее за руку.
    − Мадемуазель… погодите!
    Он попытался заглянуть ей в глаза, но она отворачивала, опускала голову, готовая провалиться сквозь пол от неловкой ситуации…
    − Что случилось?! – его рука крепко ее держала и не отпускала.
    Маша поняла, что у нее нет выхода. Если он приедет с визитом, то все равно узнает…
    − П-потому… что… я… - с трудом выговорила она, - я – Мария Алексеевна… Ильина…
    Пират на мгновение замер и… расхохотался.
    − Это же надо! Ну надо же! – повторял он сквозь смех, все не отпуская Машу, сгорающую от стыда. – Поссориться с родителями, удрать к дяде, чтобы не ехать в Москву на смотрины, и встретить вас на этом маскераде!..
    − Не вижу в том ничего смешного! – воскликнула Маша, хотя комичность их положения стала доходить и до нее. Заразительный смех Друбина вызвал ее улыбку, сменившуюся неудержимым хихиканьем.
    Пират усадил девушку обратно на диван, сам плюхнулся напротив, все держа ее руку.
    − Так это я – старый, с солдафонскими замашками, от которого за версту разит конюшней?!
    − А я – недалекая девица, только из детской, флиртующая направо и налево, в голове у которой только увеселения, мода и сплетни?!
    Они посмотрели друг на друга и вновь засмеялись.

* * *


−  Маман пишет, они обвенчались, - в кабинет мужа вошла Натали Ильина, размахивая только полученным письмом. – Тайно.
    Ильин встал и, усмехаясь, взял письмо из рук жены.
    − Нашей дочери нужно было непременно настоять на своем, - сказал он, пробежав глазами по исписанному мелким почерком тещи листку, и с гордостью добавил:
    − Вся в меня.
    − Верно, Алексис, вся в вас – такая же упрямая и своевольная, - подтвердила Натали.
    − Тайно обвенчаться в какой-то крошечной церквушке, вместо того, чтобы – как полагается – устроить пышную свадьбу…
    − Бог с ней, с пышной свадьбой, - Ильин, как многие мужчины, не разделял страсть женщин к ко всем этим излишним церемониям. – Главное, все получилось так, как мы рассчитывали.
    − Мы устроили их знакомство, но в наши планы не входило тайное венчание, - напомнила ему жена, усаживаясь в кресло. – Как теперь объяснить в обществе столь скоропалительное замужество Маши? И пропало свадебное платье – я его заказала у лучшей модистки…
    − Пустяки, - отмахнулся Ильин. – Скажем, что бабушка хотела присутствовать на ее свадьбе, а всем известно, что мадам Возникова не выезжает из своих «Дубрав»…
    Довольно потирая руки, он заходил по кабинету:
    − И как все гладко получилось: когда ваша мать сообщила нам, что Маша хочет к ней приехать, я тут же написал Петру Друбину, а он договорился с Пыляевым, имение которого, по счастливому совпадению находится неподалеку от «Дубрав». Тот с удовольствием согласился приютить у себя племянника…
    − Оставалось только отправить наших беглецов на маскерад и проследить, чтобы они «нечаянно» там встретились, - с улыбкой добавила Натали. – Соседка маман – большая любительница всевозможных розыгрышей - взяла это на себя, хотя ее помощь в итоге и не понадобилась. Должна признаться, меня тревожило: вдруг они не понравятся друг другу…
    − Но понравились, - Ильин с любовью посмотрел на жену: некогда и они впервые встретились в новогоднюю ночь на бале, правда, без всяких ухищрений со стороны родственников. Натали встретила его взгляд и залилась румянцем…


* * *

январь, 2010 г.

Copyright © 2010 Екатеринa Юрьевa.

Другие публикации Екатерины Юрьевой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100