Литературный клуб

 

Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики  по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Рассказы

Рождественская сказка

«Выбеленное сплошными облаками зимнее небо нехотя заглядывало в комнату, скупо освещая ее своим холодным светом...»

Неравный брак - рассказы по картинам

«Соня стояла в сумрачном притворе храма и с удивлением рассматривала свое платье. Нежное кружево рукавов, узкий лиф, заканчивающийся ниже талии изящным мысом...»

Если мы когда-нибудь встретимся вновь Рассказ с продолжением (Соавтор)

«Фэн шуй, твою... – Саша выскочил из квартиры, надавил кнопку лифта, сунул руку в карман, проверяя есть ли ключи от машины...»

Колобок: этюд в багровых тонах (Пародия)

«На подходе к месту трагедии, что произошла сегодня ночью в лесу, Лис припал к земле, тщательно исследуя примятую чьими-то шагами траву...»

Дорога

«Человек сидел на берегу... Человек понял, что он очень устал. И даже не столько от долгой дороги, а шел он уже очень давно, сколько от того, что в течение времени он постепенно потерял смысл и забыл цель своего пути...»

Дождь

«Люди могут часами смотреть в окно. И совсем не для того, чтобы увидеть что-либо значительное; собственно, что-нибудь достойное внимания, за окном происходит крайне редко. Видимо, это сродни пламени или текущей воде, тоже самым невероятным образом заворживающих человеческое сознание...»


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Творческие забавы

Юлия Гусарова

 
В поисках принца

Начало     Пред. гл.

Принц Христиан и его подданные

Когда друзья вернулись домой к вдове Марте, они застали хозяйку в гостиной с неприятным толстым господином, который стучал ногами и кричал на нее:
   − Вы еще пожалеете! Я покажу принцу эти картинки! Вас выгонят из этого дома на улицу! Посадят в тюрьму! Вот тогда  вы посмотрите! Как оскорблять государственного человека своими гнусными пасквилями!
   − Но он же всего лишь ребенок, господин лесничий!
   − Я не лесничий! –  Взвизгнул толстяк. –  Я королевский лесничий! Это ваш жалкий муж был лесничим!
   − Уходите прочь, ничтожный вы человек!
   − Ах так? Ну вы еще посмотрите, кто ничтожный! Я покажу вам!
   − Послушайте, любезный, – Шаул вплотную подошел к лесничему. – Вам же ясно сказали: уходите. Не смейте оскорблять госпожу Марту!
   − Госпожу?! Да я… –  но толстый осекся, глядя на грозно направляющихся к нему Сони и Бруно.
   Он схватил свою шляпу и со словами: «Вы еще меня вспомните!» –  выбежал из дома.
   − Что случилась госпожа Марта?
   Марта заплакала.
   − Он зашел к нам, потому что завтра принц будет объезжать лес, а тут как на грех Тит оставил свои рисунки. Он, конечно, сразу узнал на них себя и принца. Вот он так и распалился… Что теперь будет? Не знаю, что и делать.
   − Это моя вина, я оставил здесь рисунки, когда уходил! – Воскликнул Шаул. – Простите меня, ради Бога! Я и предположить не мог ничего подобного!
   − Да что уж там! Кто мог такое предположить? – Безнадежно махнула рукой Марта. – Просто, лесничий очень дурной человек.
   − Ну не печальтесь раньше времени. Принц, насколько я могу судить, человек умный и неспесивый, он не будет мстить вам за рисунки ребенка.
   − Да ведь как ему все представит лесничий?! –  Сокрушалась Марта. –  Ведь сами знаете, у высоких людей все зависит, кто им и как расскажет. А за нас заступиться некому.
   − У меня через день назначена встреча с принцем, я обещаю вам, что постараюсь представить ему дело так, чтобы развеять злобные наветы лесничего.
   − Спасибо вам, добрый вы человек!
   − Ну что вы?! Это же по моей вине произошло!
   На следующее утро друзья проснулись рано. Сони придумывал все новые и новые планы помощи Марты: то он предлагал запугать толстяка, то выкрасть у него рисунки, и с каждым разом его предложения были все фантастичней и фантастичней.
   − Шаул, ты должен придумать, как помочь Марте! Ведь этот толстый прыщ точно накликает на них беду!
   − Что я могу придумать, Сони? Неизвестно даже приедет сюда принц или нет. Я думаю, что самое разумное, завтра на обеде рассказать ему о том, что случилось на самом деле.
   Бруно, который сидел на подоконнике, сообщил:
   − Кажется, принц уже здесь.
   Мальчик и юноша бросились к окну. Во двор въехала большая карета, грум соскочил с запяток и открыл дверь. Из кареты важно вышел маленький седой человек со строгим лицом, на носу у него холодно поблескивали стекла пенсне.
   − Это принц?! – Удивился Сони.
   − Кажется, графиня говорила, что принц должен быть, по крайней мере, на несколько десятков лет моложе…
   − А вот и наш толстяк. С кем это он?
   Рядом с королевским лесничим, мелко трусившем на низкорослой кряжистой лошади, ехал молодой человек в охотничьем костюме, грациозно и легко державшийся в седле на красивом гнедом скакуне.
   − Я думаю, это – принц.
   Друзья бегом спустились вниз. Там уже собралась вся семья Марты и маленький человек в пенсне. Королевский лесничий услужливо распахнул дверь перед принцем:
   − Входите, – низко склонился лесничий, – ваше высочество. Извольте сами удостовериться, что здесь совершенно нечего делать. Только зря потратите ваше драгоценное время.
   − Доброе утро, – просто поздоровался принц.
   − Доброе утро, ваше высочество. – Марта приветствовала принца почтительным реверансом. –  Мы так рады вас видеть. Простите за скромность нашего жилища.
   − Не за что прощать, – ответил принц. –  Вы, стало быть, Марта, вдова лесничего.
   − Да, ваше высочество, я Марта, а это наши с Мартином ребята – Тит, старший, Виола и близнецы Мик и Мак.
   − Расскажите мне, пожалуйста, Марта, что же это в вашем лесу за разбойники такие?
   − Да какие? Обыкновенные разбойники. Вот и господин из Бонка пострадал от них, когда к нам ехал: ограбили да избили его до полусмерти. – Марта указала рукой на Шаула.
   − И почему ваш муж ничего не докладывал о них?
   − Как же, ваше высочество! Как же не докладывал-то?! Так он все время господину королевскому лесничему говорил, и все помощи просил. Потому как не мог он один их одолеть. А господин королевский лесничий то отмахивался от него, а то, вообще, сказал, что средств на помощь ему в казне нет, и он должен с разбойниками разобраться сам, а если нет, так его с должности выкинут. Муж-то и пошел на них один. Да где ж ему одному-то справиться с такой оравой? Вот они бедного моего Мартина и прибили, – на глазах Марты навернулись слезы, голос прервался. – Его только чрез три дня нашли.
   − Да что вы ее слушаете, Ваше высочество, она же лжет! Вы посмотрите на нее, она и детей так воспитывает! Вы только посмотрите, что они здесь выделывают! – Он стал рыться у себя в сумке.
   − Сони, попробуй вытащить у него рисунки Тита, а ты Бруно отвлеки толстяка, – прошептал друзьям Шаул.
   Бруно подошел к королевском лесничему и бесцеремонно начал драть когтями его сапог.
   − Брысь, противная тварь, брысь! Отгоните от меня ваше животное! – Заорал лесничий.
   Сони тихо прошел мимо толстяка и забрал Бруно.
   − Вот, кажется, – Сони сунул бумагу в руку Шаулу.
   − Нашел! Нашел, ваше высочество! Они же здесь государственный переворот готовят. Посмотрите, это она детей науськала! Вы только гляньте, что они здесь рисуют. – Лесничий совал Принцу в лицо рисунки Тита.
   − Видимо, ты стащил что-то другое, – прошептал Сони Шаул и развернул доставшуюся им бумагу.
   − Ну что ж, посмотрим. – Принц взглянул на рисунки. – Ха-ха! Очень хорошо! А это ты? Ха-ха-ха! Это здорово! Кто же это нарисовал?
   Тит храбро вышел вперед.
   − Это я, ваше высочество. Просто пошутил. Я ничего плохого не хотел, и не показывал никому, он сам их взял у нас.
   − Ты здорово рисуешь. Учишься где-нибудь?
   − Нет, ваше высочество, денег у нас после смерти папы на школу нет.
   − Почему нет денег? – Удивился принц.
   − А вот и ответ, ваше высочество, – выступил Шаул. – По этой бумаге господин королевский лесничий получал пенсию в казначействе для вдовы Марты, только почему-то забывал ее отдавать бедной женщине.
   − Ох! –Вскрикнула вдова.
   − Да врут они, все до копеечки им отдано было. Все! Даже больше!
   Принц протянул руку и взял бумагу.
   − Даже больше, говоришь? А откуда же больше?
   − Так ведь свои кровные отдавал, деточек жалел, сироток!
   − Сироток жалел? Ну что ж разберемся. Маркиз, – обратился принц к человеку в пенсне, – будьте любезны, запишите указание начать следствие по этому делу. И пусть начальник городской стражи разберется с разбойниками.
   − А вы, матушка, – обратился маркиз к Марте, – впредь сами свою пенсию получайте. Не стоит на других полагаться.
   − Так ведь он нам сказал, что в пенсии нам отказали, – всплеснула руками Марта.
   − И что же вы, матушка, молчали? – Строго блеснув стеклами, напустился на вдову маркиз. – Почему к нам не обратились? Ведь нельзя так, мало ли лихих людей! Что ж всех слушать!
   Строгий старик качал головой, и что-то записывал в свои бумаги мелким бисерным почерком.
   − Ну что ж, господа, кажется, со всем разобрались, – закончил принц. –  Ах нет, погодите. –  Он повернулся к Титу. – Я предлагаю тебе учиться в школе искусств, которую мы недавно учредили при нашей академии, моим первым стипендиатом. А то у меня и стипендиатов нет, не солидно как-то для принца. Что думаешь?
   − Ох! – Только и смог вымолвить пораженный Тит. – Ох!
   − Благодарим вас, ваше высочество! Так благодарим! Мальчик очень хотел учиться! Ох, не знаю, как вас благодарить! – запричитала Марта.
   − Живите хорошо и учитесь – вот и благодарность будет. Ну, ладно. Спасибо вам за помощь. А с вами, –  принц обратился к Шаулу,  –  надо полагать, мы завтра увидимся?
   − Если вы будете так любезны, ваше высочество, – Шаул поклонился принцу.
   − Подождите, ваше высочество, а как же я?! – Заголосил бывший королевский лесничий. –  Что же со мной?! Я же всю жизнь верой и правдой!
   − Что ж ты так взволновался? Когда следствие закончится, тогда и видно будет что с тобой – награждать тебя или наказывать.
   Принц вышел, а за ним и все сопровождавшие его.

   В это вечер друзья долго не могли уснуть.
   − Прости меня, Сони, – Шаул сокрушенно покачал головой. – Прости, что заставил тебя возвратиться к прежнему ремеслу, да и ты, Бруно, за то, что втянул в это. Который раз я убеждаюсь, что никогда не следует прибегать ко всякого рода мошенничеству. Хорошо еще, что нас не разоблачили.
   − Да, уж, – согласился с ним Бруно, – единственное, что нас может извинить, это отсутствие корысти.
   − Не понимаю я вас. Что за чистоплюйство такое? Этот жирный прыщ сам стянул рисунки без всякого разрешения, и отобрать их у него было просто делом чести.
   − Отобрать, мой юный друг, можно по-разному, – наставлял мальчика Шаул. –  В честном поединке, с открытым забралом – да, но, совершая в свою очередь бесчестные поступки, честь не заслужить.
   − А, кроме того, – гнул свое Сони, – если бы не та бумага, что я стащил, так лесничий бы до сих пор крал пенсию у Марты. Да и сомневаюсь я, чтобы этот толстый господин сражался с кем-нибудь в честном бою. Он и связываться с тобой не будет. Пойдет, настрочит донос, и ты со всеми твоими благородными идеями будешь гнить в тюрьме, а он жиреть на свободе и роскоши и продолжать красть и делать подлости.
   − Да, в словах Сони, что ни говори, Шаул, есть рациональное зерно. Видимо, надо пытаться быть умнее, если хочешь не только сохранить честь, но и победить. Хорошо, что принц оказался намного благороднее, чем мы о нем думали.
   − Да, кажется, мы нашли, того, кого искали.
   − Кого вы искали? Вы так мне и не рассказали, что у вас за миссия такая щепетильная?
   − Вот именно, что щепетильная. – Шаул на минуту задумался, и продолжил. – Видишь ли, Сони, наш союз родился несколько спонтанно под влиянием обстоятельств, которые в свое время не дали нам возможности обсудить наши цели. А дело у нас с Бруно крайне деликатное. Так что прошу тебя сохранять конфиденциальность. Даже если тебе оно покажется неинтересным и неотвечающим твоим взглядам и желаниям и ты решишь покинуть нас. Хорошо?
   − И где ты так научился говорить? Ну, ничегошеньки же понять нельзя,  – застонал Сони.
   − Проще выражаясь, мой юный друг, – пояснил мальчику слова Шаула Бруно, – держи рот на замке, даже если мы расстанемся.
   − Кот и тот говорит понятнее. Так что же это за дело такое?
   И Шаул рассказал Сони о цели их путешествия.
   − Ну и ну! Так ты завтра пойдешь к принцу, чтобы все это рассказать ему?
   − Да. Я думаю, на этот раз у меня получится.

Прием во дворце

Весь следующий день Шаул был как на иголках. То он был полон самых радужных надежд, и готов был хоть сейчас же проводить принца к спящей невесте, то впадал в апатию и уныние, чувствовал себя совершенно больным и неспособным двинуть пальцем.
   − Я не понимаю, Бруно, что со мной. С одной стороны, я абсолютно счастлив, что нашел того кого искал, а с другой стороны, – юноша замялся, – я… я ужасно несчастлив от этого. Я совсем не хочу видеть принца и говорить с ним. У меня нет сил! Видно, прав был доктор, надо было полежать подольше.
   − Боюсь, что лежанием делу не поможешь. Я предполагал что-то подобное к завершению нашего пути. Но возможно ты зря так переживаешь, и все обернется совсем не так, как ты ожидаешь.
   − То есть как? Я не смогу ему рассказать о принцессе?
   − Нет, это как раз ты сделать должен. А все остальное оставь на волю случая. Вставай, уже пора идти.
   С тяжелым сердцем, ехал Шаул во дворец. Уже не радовали его ни красота холма, на котором располагался город, ни веселые горожане. Когда Шаул оказался на пороге дворца, решимость совсем покинула его. И он чуть было не повернул обратно. Но дверь отварилась, и он был вынужден шагнуть внутрь. Его встречал сам принц.
   − Не удивляйтесь, я вас увидел в окно. Вы чем-то подавлены? Что-то случилось?
   − А? Нет, нет. Все нормально. Просто я немного волнуюсь.
   − Не волнуйтесь. Будем без церемоний. За столом, кроме нас с вами, будут только Бенедиктус и Розалинда, вы с ними уже знакомы. Они сейчас колдуют у стола. Хотят вам угодить. Очень вы им понравились. Да не робейте! Пойдемте, пока нас не позвали, я вам покажу дворец. Это крыло, – принц махнул в рукой в сторону темного зала, –  для разных церемоний. Мы им пользуемся только в особых случаях. А здесь, – он провел Шаула дальше, – наши кабинеты с Бенедиктусом. Здесь вы, наверное, уже бывали. Проходите, пожалуйста. Вот здесь, – принц открыл еще одну дверь, – я собираю всякие красивые вещи, которые делает наши мастера. Полюбуйтесь. Есть очень неплохие образцы.
   Они зашли в большую хорошо освященную комнату, где были расставлены в шкафах и на этажерках разные предметы: всевозможные часы, трубки, шкатулки, тарелки, блюда, чаши и вазы. Небольшие деревянные скульптуры, очень искусно сделанные из разных пород дерева, стояли, как часовые, охраняя все это богатство.
   − Прекрасные вещи, – Шаул был восхищен некоторыми экспонатами.
   − А это, знаете что такое? – Принц показал на разноцветные фигурки в большой хрустальной вазе. – Возьмите в руки, понюхайте!
   Шаул наклонился к вазе и выбрал дельфина нежно-голубого цвета, от него шел нежный запах свежести. Шаул положил его обратно и взял прекрасную чайную розу, с соответствующим тонким ароматом. Фигурки были гладкие, как будто шелковые на ощупь. Шаул удивленно покачал головой.
   − Это мыло! – Не удержался принц. – Когда я побывал у наших южных соседей, мне показали, как они его делают. В наших местах такие вещи редко встретишь. Я захотел, во что бы то ни стало и у нас завести такое же. Ну, сколько можно бить да скрести! Но моя идея не очень приглянулась нашим жителям. Так один из умельцев придумал делать из мыла такие забавные фигурки.
   − Изумительно.
   − Правда, пока их чаще покупают просто для красоты, а моются-то им редко. Дорогое оно у нас выходит, вот люди и жалеют.
   − Замечательно.
   − Но это все только присказка, а сама сказка у меня там.
   Принц открыл большое французское окно и вывел юношу на небольшой двор, где стояло невысокое строение, куда они и вошли. Когда принц зажег светильник, в его слабом свете Шаул разглядел, что они попали в самый обыкновенный курятник. Куры, потревоженные светом, недовольно заворчали.
   − Это курятник?! – Удивился юноша.
   − Да, – усмехнулся принц, – но я привел вас сюда не ради кур, а чтобы вы посмотрели на это поразительное устройство.
   С этими словами он осветил непонятный деревянный ящик, из которого торчала, большая ручка и длинный желоб, который поднимался вверх к насестам.
   − Что это?
   − Сейчас я вам продемонстрирую, как эта машина работает.
   Принц взялся за ручку ящика и начал ее с усилием вращать. Внутри ящика что-то затрещало и заскрипело, словно он заводил большие деревянные часы. Когда принц закончил, часть ящика пришла в движение, и длинный деревянный желоб стал передвигаться от курицы к курице. Куры вскакивали и громко недовольно квохтали.
   − Зачем это нужно?
   − Вам не понятно, потому что нет яиц. Вот смотрите.
   И принц поднял небольшой камень и положил его к одной из кур. Когда желоб добрался до нее, он вытащил камень из-под курицы, и тот покатился вниз к ящику, в котором находилось небольшое отверстие, куда с грохотом и упал камень.
   − Вот так, – объяснял принц ошеломленному гостю, – каждое утро можно завести эту машину и она сама соберет все яйца, без помощи человека! Так можно и кормить кур!
   − Поразительно! – проговорил Шаул, непонимающий зачем таким варварским способом, с грохотом и скрежетом будить кур, когда можно тихо и спокойно собрать яйца самому. Ему представились угрюмые огромные курятники, в которых шумят, двигаясь, машины, а апатичные и печальные куры, лишенные ласки человека и его прямого участия, неуклюже подпрыгивают при прикосновении огромных машинных щупалец и жалобно квохчут.
   − Правда, это еще опытный образец. – Слова принца вернули Шаула из его мрачного видения куриного будущего. – В нем не все еще продумано до конца. Надо еще решить, как аккуратно укладывать яйца, чтобы они не разбивались. Этого мы пока не достигли. Еще у нас есть машина для сбивания масла. Сейчас я вам ее покажу.
   − А это зачем?
   − Зачем? – Удивился принц такому вопросу. – А вы когда-нибудь взбивали масло?
   − Нет, не приводилось.
   − Ну, вот когда приведется, тогда вопрос отпадет сам собой. Пройдемте, сюда.
   Принц вывел Шаула из курятника, они вернулись обратно во дворец, и, миновав комнату с экспонатами, оказались в небольшом помещении, посредине которого стояло странное сооружение, отдаленно напоминающее бочку.
   − Вот эта замечательная машина. Я уже заранее подготовил ее, чтобы продемонстрировать вам ее работу. Молоко поступает внутрь вот в эту воронку, – показал принц. – Я уже залил его туда до вашего прихода. Теперь нам осталось только завести эту ручку.
   Принц стал вращать ручку наподобие той, что была у машины в курятнике, снова что-то внутри защелкало и заскрежетало, а затем внутри бочки захлопало и захлюпало. Шаул с трепетом наблюдал за действием ожившей машины.
   − А теперь загляните сюда, – принц приоткрыл верхнюю крышку, и Шаул увидел, как на поверхности молока вращаются в безумном вихре желтые челноки масла.
   − И заметьте, прошло всего несколько минут!
   − Вот это да! – Только лишь и смог произнести потрясенный юноша.
   − Это еще не все. Вот здесь…
   Но тут принца перебил звон гонга.
   − Не успел вам все показать. Зовут к столу. Ну, ничего, мы после обеда можем продолжить.
   Они прошли в зал, где у накрытого стола их ожидали граф Бенедиктус и графиня Розалинда. Шаул церемонно поклонился графу и графине. И все сели за стол.
   − Я показывал нашему гостю свою коллекцию.
   − Замечательные вещи! – Воскликнул Шаул. – А машина для производства масла совершенно потрясла меня. Это же чудо техники!
   − Принц обожает это собрание, – заметил граф. – Нет более преданного своему народу правителя. Принц постоянно строит школы, устраивает мастерские, лаборатории…
   − Бенедиктус, давай без панегириков, – возразил принц.
   − Воля ваша, ваше высочество, но это не лесть, это констатация факта. Вы знаете насколько стали жить лучше люди в ваше правление? У меня есть цифры. Я ничего не выдумываю. Вы себе и не представляете, дорогой друг, – обратился граф к Шаулу, –  сколько труда, сил и любви вложено принцем в эту страну!
   − Погодите, граф, – остановила распалившегося мужа Розалинда, – давайте поговорим о путешествии нашего гостя. Расскажите нам, пожалуйста, друг мой, где вы побывали, что видели и какова цель вашего вояжа?
   − С удовольствием. Я должен извиниться перед графом, что ввел его в заблуждение относительно цели моего путешествия, когда он поинтересовался при первой нашей встрече. Дело в том, что миссия моя очень деликатна, и я не решился рассказать о ней сразу. Но сейчас, когда я узнал вас как людей редкого благородства и доброты, я с радостью откроюсь вам. Вы, конечно, знакомы со старой сказкой о принцессе, которую злая колдунья обрекла на столетний сон, пока ее не разбудит принц. В свое время, читая старинные свитки в нашей городской библиотеке, я и не подозревал, что это может быть чем-то более, чем вымысел, народные фантазии. И каково же было мое удивление, когда мы с братом, обнаружили в лесу рядом с нашим городом, в самой его чаще, замок. Насилу пробравшись сквозь густые заросли, мы вошли внутрь и увидели спящих людей: придворных, короля, королеву и принцессу. Она была одна в своей опочивальне. А в изголовье ее кровати был приколот свиток с древним заклятием. Оно гласило, что если принцессу к определенному сроку не полюбит и не поцелует принц, она останется спать навечно. «И замок погребет ее и короля и королеву, их придворных и стражу, их слуг и служанок, – все королевство», –  гласило пророчество. –  Тут голос его стал тише, а глаза устремились в даль. – Принцесса была так прекрасна, так свежа, ее непослушный локон, выбившийся из-под ленты, слегка трепетал от тихого дыхания. Казалось, достаточно лишь легкого прикосновения, чтобы она открыла глаза, – Шаул был далеко от своих собеседников, посреди непроходимых лесов, в заколдованном замке, рядом с принцессой. –  Свои прекрасные синие глаза…
   − Синие? – Переспросила графиня.
   − Простите. Что? – Очнулся юноша.
   − Вы сказали, что глаза у нее синие?
   − Ах, да. Мне так кажется…
   − И что же вас заставило отправиться в путь? – Поинтересовалась графиня.
   − Дата, которая была указана в древнем свитке. До роковой даты осталось всего несколько месяцев.
   − Но что же вы можете сделать?! – Взволновано воскликнула Розалинда.
   − Я подумал, что смогу убедить принца разбудить принцессу.
   − Так вы ездите по свету и рассказываете принцам о принцессе?!
   − Не совсем так. До принца Христиана я встретил только одного принца. Но ему я не смог рассказать о принцессе. Он… Простите меня, он был недостоин ее.
   − Угу. А принцу Христиан, по вашему мнению, достоин ее? – Поинтересовался граф.
   − Да. Более благородного человека мне не доводилось встречать. Я не мог и желать лучшего спасителя и мужа для принцессы.
   − Боюсь, мой друг, вы немного опоздали.
   − Опоздал?!
   − Подожди, Бенедиктус, я попробую сам, – остановил графа принц. – Видите ли, Шаул, ваш рассказ удивил и тронул меня. Но я бессилен помочь вам.
   − Ох! Принц! Вы отказываетесь? Но почему?!
   − Простите, Шаул. Официально о моей помолвке с принцессой Софией еще не объявлено. Но уже есть четкая договоренность. И было бы низко с моей стороны оскорбить принцессу отказом. Но, кроме того, я хочу объяснить вам. Правитель, мой дорогой друг, прежде всего, женат на своем народе. Моей стране жизненно необходим выход к морю, без него мы задохнемся на этом клочке земли. Брак с принцессой Софией дает нам такую возможность, и отступать я не могу. На мне лежит ответственность за моих людей, за их жизнь и за будущее их детей.
   − Вы удивительный и благородный человек, принц Христиан, – ответил Шаул после небольшой паузы. – Я могу только поздравить ваш народ с таким замечательным правителем. Дай Бог вам всяческого успеха на выбранном пути. Вы достойны самых высоких наград и любви вашего народа, если вы отказываетесь от личного счастья ради него. Но я не могу не сожалеть, что на государственных весах жизнь целого народа перевешивает жизнь одной забытой принцессы
   − Нет, нет! Вы не правы! Это не совсем так. Вы должны понять: у каждого человека свое призвание. И он не может взять на себя больше того, что ему суждено.
   − Или на что он решился?
   − Вы решились, и вы должны идти дальше.
   − Что ж, наверное, И мне надо торопиться. - Шаул встал из-за стола. - Я рад был с вами познакомиться. И хоть описание событий моего путешествия, да простит меня граф, не входило в мои планы, я все-таки напишу, если смогу, во всяком случае мне бы очень хотелось рассказать обо всех вас и о вашей стране другим людям. Спасибо вам. Прощайте.
   − Постойте, друг мой! - Остановил юношу принц. - Благородство и решимость, проявленные вами, достойны всяческих похвал. Вы выбрали себе прекрасную, по истине рыцарскую цель. И я хотел бы посвятить вас в рыцари. Нет, нет, не возражайте! Это честь не для вас, вы заслужили ее своим выбором, это честь для нас, рыцарей. Боюсь, что далеко не каждый из нас отважился бы на такое.
   − Я… я безмерно благодарен, но едва ли я подхожу на эту роль, - проговорил покрасневший от смущения юноша.
   − Если не вы то кто же! - Произнес растроганный граф.
   − Мой милый мальчик! - Графиня обратила к Шаулу заплаканное лицо, - дайте мне вас обнять на прощание. Дай Бог вам счастья и удачи! Да хранит Он вас на вашем опасном пути! И вот еще, возьмите. - Она протянул Шаулу небольшой кожаный мешочек, - здесь немого денег. Вам пригодиться в дороге. Не спорьте со мной! - Энергично возразила графиня, увидев протестующий жест Шаула. - Я тоже хочу помочь бедной принцессе! Вы не можете мне отказать в этом!
   Из дворца принца Шаул вышел, обласканный графиней, с большим кошельком денег и с рыцарским мечом на боку. Голова у него шла кругом, он снова не мог понять, что с ним происходит. Ему хотелось и плакать и смеяться одновременно. Он желал обнять принца и графа с графиней, таких удивительных, простых и добрых людей. И все-таки ему было очень жаль, что этот замечательный принц и прекрасная спящая принцесса не смогут освободить друг друга и быть счастливы вместе. А в глубине его сердца зрело чувство судьбы, которая своей неумолимой волей уводила его отсюда прочь.


(Продолжение)

июль, 2008 г.

Copyright © 2008 Юлия Гусарова

Другие публикации Юлии Гусаровой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба www.apropospage.ru без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста

Copyright © 2004  apropospage.ru


        Rambler's Top100          Яндекс цитирования