Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  −  Литературный герой.   − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики  по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.

Архив форума
Наши ссылки


Гостевая книга
Форум

Пишите нам




Переплет -
детектив в антураже начала XIX века, Россия


Гвоздь и подкова
Гвоздь и подкова -
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора



Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве -

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам...»


Водоворот
Водоворот -
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


Впервые на русском языке:
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»


 

 
 
 

    Екатерина Юрьева

Ревность или предубеждение?


   Как-то в выпуске телевизионной передачи "Как стать миллионером" на вопросы бойко – по Булгакову, "забираясь в дебри, в которые может забираться, не рискуя сломать себе шею, лишь очень образованный человек", отвечал приятный и интеллигентный мужчина, показывая отличную эрудицию и умение логически размышлять. Споткнулся он лишь на романе М.Митчелл "Унесенные ветром". На вопрос ведущего, читал ли он этот роман, мужчина, до того мило улыбавшийся, вдруг с пренебрежительно-высокомерным выражением на лице и с презрением в голосе ответил: "Я не читаю такую литературу".
   Вот так! Интересно только, какую "такую" литературу он не читает? Историческую? Американскую? Плохую? Хорошую? А может – крамольный вопрос! - ту, которая написана женщиной?
   Мужчина не уточнял, но ответ, увы, лежал на поверхности…
   Ох, этот мужской шовинизм, нет-нет, да и прорывающийся наружу даже у самых образованных и умных представителей сильного пола, все еще считающих, что место женщины – где-то там, на заднем плане - на кухне, в церкви и с детьми, как говорится в известной немецкой поговорке.
   Они уже (в какой-то степени!) смирились, что женщины имеют равные с ними права, одинаковое образование, занимают административные посты, делают научные открытия… и вообще, имеют право голоса. Но взлелеянное тысячелетиями пренебрежительное отношение к "слабому полу", сомнение в его умственных и прочих способностях осталось прямо-таки в крови. И они не упускают случая то и дело подковырнуть, так сказать, поставить на место возомнивших о себе женщин.
   Литература как раз то ристалище, где мужчины с чувством превосходства и собственного достоинства смотрят на затесавшихся в свои до недавнего времени плотные ряды женщин, с легким оттенком презрения величая все, что выходит из-под пера женщины, "дамской" литературой.
   Причем, у них нет и тени сомнения в том, что если пишут женщины – это плохо, даже не литература – а так, дамская прихоть, забава, к которой не стоит серьезно относиться.
   Нередко можно услышать снисходительный упрек в адрес той или иной писательницы: "Слишком по-женски написано". А как должно быть написано? "Слишком по-мужски?" Почему мы, женщины, должны смотреть на мир и воспринимать все с точки зрения мужской психологии? Мыслить по мужски, чувствовать по мужски… На это есть мужчины, слава Богу. У женщин – свои чувства, свои взгляды, а также полное право их не только иметь, но и высказывать. И не нужно забывать, что половина читателей – тоже женщины, которые хотят найти в литературе отклики на свои эмоции, на свое видение мира, а не только мужское.
   Но почему-то это совершенно игнорируется "сильными мира сего". Одним из главных аргументов такой позиции является утверждение о том, что за всю историю человечества женщины не проявили себя ни в науке, ни в искусстве и литературе. И это – по их мнению – свидетельствует о женской природной неспособности создать хоть что-то более или менее путное. Так что и не пытайтесь, мол, все равно ничего не получится.
   "Женский" ум, "женская" логика – эти выражения появились не вчера и обозначают (с большой долей сарказма) нечто, совершенно отличное – и не в лучшем смысле – от мужского ума и мужской логики, также, впрочем, как и в мужской литературе, искусстве и пр. (Вот только почему-то в вузах, где изучается предмет "логика", студенты не выстраиваются по признаку "м" и "ж" (женщины - направо, мужчины – налево) – идут в общей очереди и сдают одну и ту же логику, причем женщины это делают не хуже мужчин, а порой даже лучше.)
   Подобные измышления мужчин о неспособности женщин к творчеству говорят только о том, что первые плохо учили историю. Иначе они были бы в курсе, что до последнего времени женщины находились в полной зависимости от мужчин, являясь их собственностью наравне с движимым и недвижимым имуществом. Запертые в кельях, башнях и светелках (это в лучшем случае – те же, кто принадлежал к неимущему классу, забитые и безграмотные, редко доживали до среднего возраста, рожая каждый год по ребенку и занимаясь тяжелой физической работой) – женщины умели только вести дом, заниматься рукоделием, а грамоте если и были обучены, так только для чтения Библии.
   Вот что пишет Т.Л.Лабутина в книге "Воспитание и образование англичанки в 17 веке":
   "Англичанка продолжала жить в патриархальном обществе, во всех сферах которого господствовал мужчина. Все государственные и общественные институты утверждали подчиненное место женщины. Журналист и просветитель Р. Стиль писал по этому поводу в журнале «Спектейтор»: «Все, что она (женщина. — Т. Л.) должна делать в этом мире, связано с обязанностями дочери, сестры, жены и матери... И ради собственного счастья и спокойствия она принуждена исполнять то, ради чего родилась». Общество не видело в женщине личность, а закон не предполагал, что она будет жить самостоятельно, за счет своего труда.
   В раннебуржуазной Англии женщина имела много обязанностей и почти никаких прав. Она должна была рожать и растить детей (причем желательно как можно больше, поскольку рост населения в ту пору рассматривался как залог процветания государства), работать (не только присматривать за домом и хозяйством отца или мужа, но и вносить посильный вклад в бюджет семьи и экономику государства). В идеале женщина никогда не должна пребывать в праздности. В особенности это касалось жен и дочерей земледельцев, а также служанок, проживавших в сельской местности, то есть, по сути дела, большинства женского населения страны. Как только женщина заканчивала работу по дому, она тотчас садилась за прялку или бралась за спицы, чтобы своим трудом заработать хотя бы несколько пенсов для семейного бюджета. Более того, в обществе, где господствовал мужчина, было распространено мнение о том, что усталая от работы женщина будет более целомудренной. От женщины общество требовало целомудрия и добродетели, тогда как над прегрешениями мужчин оно лишь добродушно посмеивалось. Мужской мир не только подчинял женщин, но создавал мораль, оправдывавшую это подчинение. Основные аргументы черпались, как правило, из Библии, но уже нередкими были и собственные теории. Памфлетист Р. Бакстер утверждал: «Женщина от природы слаба умом и потому не в состоянии собой управлять. Она занимает промежуточное положение между мужчиной и ребенком, а значит нуждается в мужском руководстве»."
   Так что смешно говорить о неспособности женщин к творчеству – можно лишь говорить о невозможности что-либо создавать в силу существовавшего социального неравенства.
   Кстати, история знает многих женщин, которые пытались вырваться из этого замкнутого круга и, например, заниматься наукой, но, как правило, это заканчивалось печально – их или причисляли к ведьмам и сжигали на кострах, или быстро забывали, приписывая другим (естественно, мужчинам) их открытия и достижения.
   Женщины-литераторы – а их было немало, особенно последние столетия – с трудом могли напечатать свои произведения, так как мужчины-издатели не относились серьезно к "женской" литературе. Ту же Джейн Остин издавали неохотно, отказывая под разными предлогами. Где они – эти редакторы-издатели? Кто о них слышал? А произведения Остин вошли в классику мировой литературы и получили всемирное признание.
   Другим приходилось или подписываться мужским именем (Как, например, Жорж Санд), или… так и оставаться в неизвестности, хороня свои произведения в ящиках письменных столов. Кто знает, что потеряла мировая литература, отдавая предпочтение писателям-мужчинам и игнорируя женское творчество?
   Эмансипация показала, что женщина не уступает мужчинам во всех областях деятельности, так что миф о несостоятельности "женского" ума продолжают пестовать в себе лишь отдельные – явно закомплексованные – представители сильного пола, которые, видимо, просто боятся показаться на фоне женщин не такими умными, способными и талантливыми, какими хотят считать себя на самом деле. Элементарная ревность, подпитываемая предубеждением. Но будем снисходительны – у кого из нас нет недостатков?

Copyright © 2007 Екатерина Юрьева

Обсудить на форуме

Роман "Гордость и предубеждение"
О жизни и творчестве Джейн Остин

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта.
Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


                 Rambler's Top100                   Яндекс цитирования     Иконка сайта сделана при помощи favicon.ru