графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки


Советы
начинающим:

Бернард Шоу. «Мистер Беннет полагает, что пьесы писать легче, чем романы» «Я не сразу понял, почему редактор «Нейшн» прислал мне эту книжку Беннета на рецензию. Автор размышляет в ней на узкопрофессиональные темы и в приятной, довольно остроумной манере развлекает...»
Джеймс Н. Фрей. «Как написать гениальный роман» «Вы не можете создать персонажи, образы которых будут полыхать ярким огнем в воображении читателей? Значит, чертовски хорошего романа у вас не получится...»


На нашем форуме:

 Голосование: Книги или электронные издания - что предпочтительнее?
 Литературная игра "Книги и персонажи"
 Живопись, люди, музы, художники
  Ужасающие и удручающие экранизации


О жизни и
творчестве
Джейн Остин

Уникальные материалы о жизни и творчестве английской писательницы XIX века

Jane Austen
В библиотеке
романы

Джейн Остин:
«Мэнсфилд-парк»
«Гордость и предубеждение»
«Нортенгерское аббатство»
«Чувство и чувствительность» («Разум и чувство»)
«Эмма»
«Доводы рассудка»
«Замок Лесли» «Генри и Элайза»
«Леди Сьюзен»
и др.


Статьи:

Знакомство с героями. Первые впечатления
Нежные признания
Любовь по-английски, или положение женщины в грегорианской Англии
Счастье в браке
Популярные танцы во времена Джейн Остин
Дискуссии о пеших прогулках и дальних путешествиях
О женском образовании и «синих чулках»
Джейн Остин и денди
Гордость Джейн Остин и др.
Владимир Набоков «Мэнсфилд-парк Джейн Остен» Анализ «Мэнсфилд-парка», предложенный В. Набоковым, интересен прежде всего взглядом писателя, а не критика...


Новое! Изданные книги участников
нашего проекта

 

Творческие забавы

Сборники

«Рассказы по картинам...»

коллективная литературная игра без правил

(Константин Коровин "У окна")

Светлана Архипова

Декаданс

Небольшая фантасмагория о тонкой
границе между иллюзией и
реальностью, жизнью и смертью

 

Константин Коровин. У окна Джинни сидела у стойки бара уже третий час. Невысокий, с тонкими усиками и жгуче-черными волосами бармен-мексиканец несколько раз подозрительно поглядывал на нее, изредка перебрасываясь парой слов с каким-то понурым, сидящим в темном углу мужчиной в шляпе, надвинутой на глаза. Она хотела попросить еще один стакан виски с содовой, но тут бармен отвлекся на шумную компанию изрядно набравшихся биржевых маклеров. Джинни вздохнула, передернула плечами, и, вытащив из сумочки тонкий мундштук, пахитоску, стала рыться в поисках спичек – очевидно, картонка завалилась в прореху разорвавшейся по шву подкладки. На душе было пусто и гадко, внутри поднималась тошнотворная волна удушья – еще с утра, когда Боб, равнодушно собирая вещи, бросил: «Прости, детка, но у меня есть дела поважнее, чем сидеть с тобой в этой конуре, дожидаясь неизвестно чего. Поеду в Вегас, там сейчас есть где заработать» - ей казалось, что она задыхается, тонет, глотая соленую воду, накрывшую ее с головой. Днем ее агент Стоун покачал головой, не дожидаясь дежурного ее вопроса: «Есть ли что для меня», и, выдержав паузу, произнес:
    − Джинни, тебе нужно искать другую работу. Тридцать три года, звезд с неба не хватаешь, тебе на пятки наступают молодые здоровые лошадки – даже в кордебалет уже не попадаешь. Неглупая девочка, выучись на стенографистку, найди подходящего любовника, и живи себе тихо - не всем быть великими актрисами.
    Джинни возмутилась, заистерила, обозвала Стоуна «плешивым ублюдком», и даже попыталась швырнуть в него маленькую бронзовую статуэтку магараджи на слоне, стоящую на краю дубового стола. Агент увернулся, привычно и коротко ругнувшись, усадил Джинни в кресло и налил из графина холодной воды. Она выпила залпом, задыхаясь, лязгая зубами о край стакана, и разревелась, как ребенок.
    − Как ты можешь...Гарольд... с-с-сегодня Боб ушел... я отравлю-у-усь...- бессвязно всхлипывала она, блестя синими глазами из-за спутанных светлых кудряшек, и, ухватив трясущимися руками за лацканы пиджака мистера Стоуна, умоляюще посмотрела на него - ты не говорил обо мне в Парадиз-холле?..
    − Еще на прошлой неделе. Труппа набрана, статисты им не нужны.

    Воспоминания об утреннем унижении и дневном разговоре с агентом снова накрыли ее с головой – она выругалась, не найдя спичек, и нервно грохнув пустым стаканом о полированную поверхность дерева, позвала Мигеля.
    − Прошу вас, - перед ее носом словно материализовалась рука, держащая зажженную спичку.
    Джинни закурила и молча уставилась на владельца руки. Это был тот самый, сидящий весь вечер в углу мужчина – сейчас он снял шляпу и пальто, оставшись в черном костюме и сорочке с серебряной искрой. Он пристально смотрел на нее – тягучим, темным, сумрачным взглядом. Ей стало страшно и неуютно, словно он знал про нее больше, чем она сама могла о себе рассказать.
    Но он улыбнулся, сверкнув безупречными белыми зубами, заговорил о чем-то пустячном – и Джинни расслабилась, привычно закокетничала, словно спаниель, почуявший дичь.
    Он говорил с едва заметным акцентом. Джинни, осмелев после двух предложенных стаканов двойного виски со льдом – шутила, смеялась, рассматривала его, глядя в упор – тяжелый подбородок, темные, почти черные глаза, прямые темно-русые волосы, падающие на лоб. Он ей начал нравиться – что-то сильное, притягивающее было в его взгляде, и, сквозь стучащие в голове мягкие и гулкие молоточки опьянения, путаясь в словах, она внезапно сказала: «Пойдем ко мне», - и сама вдруг испугавшись, затаив дыхание, исподлобья смотрела на него, ожидая ответа.
    «Зачем? С ума сошла!» - выплеснулись наружу остатки здравого смысла.
    «Я не могу сегодня остаться одна», – возразила она сама себе, с напряжением всматриваясь в его лицо.
    − Сколько ты берешь за ночь?
    «Он принял меня за проститутку! - она ахнула про себя, и тут же решила: – Пусть, лишь бы согласился».
    − Договоримся, котик, - проворковала Джинни, картинно улыбнувшись и хлопая ресницами.


− Ты немного зарабатываешь, куколка, - он неторопливо оглядывал небольшую комнату, скудную мебель – высокую кровать, маленький столик у изголовья, платяной шкаф в углу.
    − Я не проститутка, - произнесла Джинни, вздернув подбородок, - я актриса... У меня сейчас не лучшие времена.
    − Тогда зачем? – он вздернул бровь, цепко и странно глядя ей в глаза – и ей вдруг снова стало страшно, а из приоткрытого окна, повеяло ночным холодом и сыростью.
    − Тебе не все равно? Я денег не возьму, - вздрогнув, скороговоркой пробормотала Джинни, – выпить хочешь?
    Она нырнула за створку платяного шкафа. Сбросила платье, и надела тонкий белый пеньюар, с шелковыми ленточками, красиво перехватывавшими талию, и открывающими ее руки.
    − Нет, - мужчина внимательно взглянул на нее, вытащил из кармана свернутый бумажный квадратик, взял из стопки газет с объявлениями о работе одну, и расстелил на столе.
    − Будешь? – он развернул бумагу, высыпал на нее белый порошок, маленьким перочинным ножиком с перламутровой ручкой сделал две одинаковые дорожки, вытащил белую трубочку, сделанную из гусиного пера, и, наклонившись, быстро вдохнул, прикрыв глаза.
    Джинни кивнула. Она с жадностью наблюдала, как он выпрямился, лениво откинулся на спинку кровати, и потянулась, вдохнула белый порошок - почувствовав легкое жжение и пощипывание, удивленно взглянула на него:
    − Что это?
    − Кокаин, - не открывая глаз, пробормотал он. - Что не так?
    − Странное ощущение, - медленно сказала Джинни, протянула руку, дотронувшись до его лица, - как-то не так...
    Он открыл глаза и перехватил ее ладонь, притянув к себе.
    Он целовал ее долго, умело, пока ей не начало казаться, что в ее теле вскипает тысяча пузырьков, а сердце заколотилось , как взбесившаяся синица в клетке.
    − Ну? – оторвавшись от нее, он посмотрел ей в глаза, - если бы Джинни могла трезво оценить ситуацию, она успела бы поразиться совершенно ясному, холодному его взгляду.
    − Ч-ч-черт - это божественно, - она засмеялась, отбрасывая волосы на плечи, ей все стало казаться простым и понятным, легким и решаемым. Комната наполнилась розовым светом, оранжевые блики заиграли в углах, под столом; тело, казалось, потеряло вес, а глаза сидящего рядом парня были страстными и обжигающими, словно черные угли в догорающем камине. – Ты... я... иди ко мне...
    Она потянулась к нему, путаясь в пуговицах рубашки, целуя шею, покусывая его плечо, чувствуя каждой клеточкой его закипающую страсть – и, проваливаясь в глубокий омут, успела увидеть глаза – страшные, с кровавым отблеском.


Джинни проснулась, с трудом приоткрыв глаза – в комнате было темно, но она ясно видела очертания всех предметов. Болела голова и шея, во рту чувствовался странный соленый привкус.
    − Михаэль, - позвала она охрипшим голосом.
    В комнате стояла тишина. Он ушел – не было одежды, которую он ночью в спешке бросил на пол, не было ничего, что говорило бы о его присутствии.
    Она беспомощно оглянулась на столик, где вчера на газете оставались мелкие крупинки кокаина – газета исчезла, а на краешке лежала монета – Джинни с удивлением потянулась за ней, взяла, ощутив тяжесть монеты – ей показалось – из золота, с буквами на непонятном языке по краю и незнакомым профилем .
    − Шлюха! - послышался скрипучий, странно знакомый голос. Джинни в ужасе подпрыгнула. В углу стояла соседка ее матери, мисс Стэн, - занудливая старая дева, гроза провинциального Хилл-тауна. Мать Джинни, завидев соседку, стремилась перейти на другую сторону улицы, но старушенция, догоняла ее, визгливо окрикивала, и, вцепившись костлявыми пальцами в запястье, начинала долгие нравоучения.
    «Вспомните мои слова, миссис Белл, - противным голосом, словно старая калитка с несмазанными петлями, скрипела мисс Стэн, - ваша Джинни пошла по наклонной. Она закончит подворотней, эти ее гулянки за полночь с Джошем Уорвиком до добра не доведут!!! В ее возрасте девушка должна быть скромной и послушной дочерью – помогать матери по дому, готовиться к поступлению в колледж. Впрочем, яблочко от яблони...» - мисс Стэн многозначительно поджимала губы и умолкала.

    Сейчас занудливая старушка, бурча и копаясь в побитом молью ридикюле, продолжала костерить Джинни на чем свет стоит – так, что на непонятного цвета шляпке сердито колыхались грязно-желтые хризантемы.

    Джинни вскрикнула и, соскочив с кровати, побежала к окну, чтобы отдернуть тяжелую штору. Вдруг ее словно током ударило – отшатнувшись от окна, она на цыпочках, осторожно, вернулась к платяному шкафу, с ужасом уставившись в треснувшее , почерневшее от времени зеркало. На нее смотрела другая женщина – волосы потемнели, глаза горели ярко-желтым, как у кошки, светом. На шее расползся багровый кровоподтек, тонкая ткань пеньюара на груди была пропитана бурой, засохшей кровью.
    Джинни взвизгнула, и снова бросилась к окну, но мисс Стэн вдруг резво подпрыгнула к ней, и уцепилась за полы пеньюара.
    − Девочка, ты ничего не поняла? Ты одна из нас, кошечка. Ты теперь в царстве тьмы!
    Радуйся! Тебе повезло!.. Он дал тебе право быть бессмертной! - лицо мисс Стэн стало расползаться, и вместо благообразной старушечьей физиономии на нее сейчас смотрели красные глаза на фиолетовом лице старой ведьмы.
    − Я сошла с ума!.. - закричала Джинни, - я сошла с ума! Это он!.. Это был не кокаин!
    Она потянулась к темной бархатной шторе, чувствуя страшную тяжесть в ногах, словно к каждой была привязана пудовая гиря.
    − Не открывай окно, - проскрипела старуха. - Дневной свет губителен для нас.
    Дождись вечера – это наше время, ты сможешь жить, испытывая самые невероятные наслаждения, ты можешь иметь все, что пожелаешь, ты...
    − Я погибла... - пробормотала Джинни.
    Она протянула руку к шторе, отдернула ее, впуская в комнату тусклый утренний свет, и слабея, открыла тяжелую раму.
    Рассвет вполз в комнату, словно удав, - перехватило дыхание, сердце тяжелым, болезненным стуком ударило в ребра, тело пронзила тысяча маленьких иголочек.
    Кожа темнела, сморщивалась, лопалась на глазах, сворачиваясь, словно бумага в языках пламени.
    За спиной, съежившись, зашипела карлица – и, подпрыгнув, рассыпалась кучкой черного пепла.
    Джинни взвыла – коротко, болезненно, словно раненая волчица, и, наклонившись к свету, испарилась, превратилась в дым, унесенный прохладным утренним ветром.


Толпа собиралась стремительно, привлеченная протяжным женским воплем. Кучка зевак, охающих, толкающих друг друга, с жадным любопытством рассматривала лежащую на тротуаре девушку – в белом пеньюаре, с разметавшимися светлыми волосами.
    − Кто видел, что случилось? – полицейский растолкал зевак, с профессиональной холодностью оценив , что помощь девушке уже не понадобится.
    − Я, я видел, - вперед выступил паренек в курьерской курточке, - я видел!.. – он говорил быстро, довольный всеобщим, прикованным к нему вниманием. - Я шел по противоположной стороне улицы. Потом услышал крик – поднял голову и увидел эту женщину – она стояла у открытого окна пятого этажа, потом наклонилась, и упала.
    − Ты не видел никого в окне, за ее спиной?
    − Нет, она стояла одна! Точно! Больше в окне никого не было...
    − Ладно. Явишься в участок, запишешь показания, - коротко кивнул полицейский. – А вы расходитесь, нечего глазеть!.. Не первая и не последняя...
    Подоспевшие полицейские накрыли тело, отгоняя любопытствующих. Через час ничего не напоминало о произошедшем, кроме бурого пятна на тротуаре возле старого дома постройки прошлого века.


16 августа 2008 г.

Copyright © 2008 Светланa Архиповa

Другие публикации автора

Вернуться   Сборник

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100