графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики  по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки
 



Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора


детектив в антураже начала XIX века, Россия
Переплет
-
детектив в антураже начала XIX века, Россия


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


Жизнь в формате штрих-кода

«- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»



Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение»


Первый российский фанфик по роману Джейн Остин «Гордость и предубеждение» -
В  т е н и



Что читали наши
мамы, бабушки и
прабабушки



Ф. Фарр "Маргарет Митчелл и ее "Унесенные ветром"

«Однажды, в конце сентября, она взяла карандаш и сделала свою героиню Скарлетт. Это имя стало одним из самых удивительных и незабываемых в художественной литературе...»



В счастливой долине муми-троллей

Впервые на русском
языке и только на Apropos:


Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»


Читайте:

Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь - «Мой нежный повар»
Развод… Жизненная катастрофа или начало нового пути? - «Записки совы»
Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте«Все кувырком»
Даже потеря под Новый год может странным образом превратиться в находку - «Новогодняя история»
История о том, как найти и не потерять свою судьбу - «Русские каникулы»
Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки? - «Пинг-понг»



Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»




Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"


 

О жизни и творчестве Джейн Остин

Елена Первушина
http://elpervushina.livejournal.com/

Любовь по-английски,
или положение женщины в
грегорианской Англии

По страницам романа «Гордость и предубеждение»

 

Этот роман, впервые вышедший в свет без малого двести лет назад, до сих пор, по-видимому, остается весьма актуальным чтением. Доказательство тому - частота его цитирования в мировом кинематографе. Не только многосерийная и очень тщательная экранизация, но и всевозможные косвенные упоминания и довольно причудливые ремейки. Мне удалось увидеть по меньшей мере два: "Бриджит Джонс" (главного героя зовут Марк Дарси, и большая часть сюжета всячески варьирует и пародирует темы из романа Джейн Остин). Второй - американская комедия, без всякого лукавства озаглавленная "Гордость и предубеждение", где действие романа перенесено в современный американский колледж, Элизабет играет на бильярде, Бингли обожает гоночные автомобили, а Лидия в финале бросает Уикхема и становится звездой ток-шоу.
   Почему роман так популярен? Ответ "Потому что это история любви" неубедителен. В мировой литературе существуют мириады любовных историй. Сама Джейн Остин написала полдюжины любовных романов. Некоторые из них очень интересны и тоже заслуживают отдельного разговора. Но все же "Гордость и предубеждение" стоит особняком. Возможно потому, что рассказывает историю любви двух сильных, самостоятельных и действительно гордых людей. Едва ли исследование предубеждений героев вызывает особый интерес читателей (хотя предубеждениям также следовало бы уделить пристальное внимание), но вот рассуждения о гордости - женской, мужской и общечеловеческой возможно и окрашивают эту любовную историю в особые тона и вызывают сильную эмоциональную реакцию. А, может быть, наибольший интерес вызывает обсуждение следующей всегда актуальной темы: как, будучи умной, начитанной и самостоятельной девушкой, счастливо выйти замуж?
   Героине романа это удалось. Была ли это ее собственная заслуга, или ей помогла Джейн Остин - англичанка XIX века, дворянка, писательница и… старая дева?

   Первая фраза для романа очень важна - это сознает каждый автор. Поэтому он либо честно и старомодно обращается к читателю "Прошу читателя проследовать за мною в ту эпоху жизни моей", либо придумывает чеканный афоризм ("Все счастливые семьи счастливы одинаково"…), либо начинает с места карьер ("Мой дядя, самых честных правил"). Как-то мы обсуждали за чашечкой чая лучшие начала в современной литературе, и мужское лобби дружно проголосовало за фразу: "Ответная стрельба смолкла", хотя я осталась верна классике: "Скарлетт О'Хара была некрасива, но мужчины забывали об этом"…
   Первая фраза романа "Гордость и предубеждение" звучит так:

"It is a truth universally acknowledged, that a single man in possession of a good fortune, must be in want of a wife".

   В переводе И. Маршака (тот перевод, которым я располагаю) она выглядит так:

"Все знают, что молодой человек, располагающий средствами, должен подыскивать себе жену".

   Общий смысл передан верно, но обертоны утрачены.

   Прежде всего "a truth" - истина. В одном из моих учебников автор утверждал, что по-английски "ложь" может быть с неопределенным артиклем - "a lie" а вот истина всегда с определенным - "the truth", потому что она одна. Ничего подобного. Вот она перед нами - истина с неопределенным артиклем. Потому что это, разумеется, не Истина, а просто "одна из истин".
   И эта "истина" universally acknowledged - всеми признана, подтверждена, утверждена. Тот же термин acknowledged применяется в юриспруденции, для подтверждения того или иного заявления или юридического действия "Она признала его своим наследником". Т.е. речь идет не о том, что люди узнали, путем наблюдения и научных экспериментов, а о том, что они признали истинным путем общего соглашения, негласного юридического акта.
   Итак, не

   "Все знают…

   А

   "Одна из общепризнанных истин…"

   Далее, очевидно, что a single man - это не "молодой человек", а "одинокий мужчина" - о его возрасте ничего не сказано, а вот принадлежность к мужскому полу и статус холостяка крайне важны.
   Не менее важен и следующий его признак - possession - имущество, в том числе и земельные владения - основа благосостояния в современной Джейн Остин Англии. В последствие эти владения и права на них будут занимать в романе отнюдь не меньшее место, чем любовные переживания героев.
   И, наконец, a want. Мы хорошо знаем глагол want - желать, хотеть, который не принято употреблять в приличном обществе. Но есть и существительное a want - недостаток, нужда, необходимость и даже бедность.

   Таким образом, первая фраза должна звучать примерно так:

"Одной из общепризнанных истин является мнение, что каждому одинокому мужчине, который благодаря милостям фортуны располагает значительным имением, совершенно необходима жена".

   В первой фразе мы находим двух героев, с которыми будем встречаться на протяжении всего романа: Одинокого и Состоятельного Мужчину и его Будущую Жену. Их связывает нужда. Общественное мнение утверждает, что Владелец Имения нуждается в Жене для ведения хозяйства и придания лоска дому. Не менее очевидно, что и девушка (особенно, если она не богата) нуждается в богатом женихе. Однако общественное мнение хранит на этот счет целомудренное молчание. Общественное мнение, но не Джейн Остин. Ибо уже во втором предложении романа она говорит:

"However little known the feelings or views of such a man may be on his first entering a neighborhood, this truth is so well fixed in the minds of the surrounding families, that he is considered as the rightful property of some one or other of their daughters".

"Как бы мало ни были известны чувства и взгляды этого человека в момент его первого появления перед новыми соседями, но эта истина так прочно зафиксирована в сознании всех живущих неподалеку семей, что они воспринимают новичка как законную собственность той или иной из их дочерей".

   Итак, мы снова сталкиваемся с термином собственности. Мужчина обладает собственностью, благодаря покровительству фортуны, но в то же время, зачастую сам того не подозревая, является "собственностью" девушки. Девушка, с согласия своей семьи, приняла решение стать той самой Женой, в которой он так нуждается. Возможно, это и есть любовь по-английски?

   В первой главе романа мы с вами становимся свидетелями разговора пожилой супружеской четы: мистера и миссис Беннет - родителей главной героини. Они вместе уже четверть века и в их браке воцарилось некое ворчливо умиротворение. Кажется, они играют партию, где все ходы записаны заранее, или исполняют "заученный вхруст" комический дуэт.
   Миссис Беннет взволнована новостью: расположенное неподалеку от их дома богатое поместье Незерфилд-парк долгие годы пустовало, но теперь, кажется, обрело нового владельца. Мистер Беннет не упускает случая подразнить свою спутницу жизни.

   "- Вы хотите узнать, кто его арендует? - нетерпеливо спросила жена.
   - Вы хотите рассказать мне, и у меня нет причин протестовать, - ответил мистер Беннет".

   Кто же будет новым соседом Беннетов? Думаю, вы не слишком удивитесь, узнав, что это "a single men of large fortune, four or five thousand a year" - "одинокий мужчина с большим состоянием - четыре или пять тысяч в год". (По-английски a fortune - означает не только удачу, но и ее материальное выражение - богатство, состояние). Этот мужчина к тому же еще и молод, он приехал с севера, и зовут его мистер Бингли.
   Миссис Беннет считает, что такое соседство - большая удача для ее дочерей.
   Мистер Беннет продолжает иронизировать.

   "- Разве это каким-то образом их касается?
   - Мой дорогой мистер Беннет! - ответила жена. - Иногда вы совершенно невыносимы! Вы должны понимать, что я имею в виду его женитьбу на одной из них.
   - Именно такова его цель? Для этого он и поселился здесь?

(Мистер Беннет использует слово "design" - в первом значении план, намерение, цель, и лишь во втором - чертеж, рисунок, набросок).

   - Цель? Что за ерунду вы говорите? Но было бы очень хорошо, если бы он влюбился в одну из наших дочерей, а поэтому вы должны нанести ему визит, как только он приедет.
   - Не вижу никаких причин для этого визита. Вы с девочками можете поехать, или пошлите только их, а то мистер Бингли ненароком влюбится в вас..."

Миссис Беннет настаивает:

   "- Но подумайте о наших дочерях, Только подумайте, как хорошо будет устроена одна из них. Сэр Вильям и леди Лукас непременно поедут по этой самой причине - вообще-то они никогда не посещают незнакомых людей, вы это хорошо знаете..."

   Роман был написан в довольно пуританскую эпоху, где любой огонь тлеет под пеплом, и даже о самых важных вещах говорят с равнодушным выражением лица. Видимо, сэр и леди Лукас гордятся своим титулом, а потому обычно ждут, что новые соседи первыми нанесут им визит. Однако в данном случае они готовы отступить от своих правил "по этой самой причине" - то есть потому, что у них тоже есть незамужняя дочь, которой не помешал бы "a single men of large fortune, four or five thousand a year".
   Снова мы убеждаемся, что с первых же страниц романа речь постоянно идет об обладании - не в сексуальном, но во вполне материальном смысле этого слова, о ситуации, когда мужчина "влюбится", а женщина "будет устроена".
   Автор, которому по правилам эпохи нельзя назвать вещи своими именами, вступает в своеобразный альянс с ограниченной, дурно воспитанной, а потому искренней миссис Беннет и ее устами рассказывает нам диспозицию. Мистер Бингли еще не приехал, а на его руку и состояние уже претендуют дочери мистера и миссис Беннет (чуть ниже мы узнаем, что дочерей пятеро), да еще дочь сэра и леди Лукас. Позже мы узнаем, что в игру вступают еще две племянницы миссис Лонг - соседки и одной из подруг-соперниц миссис Беннет. Кто победит в неравной борьбе?
   Однако альянс недолговечен. Использовав миссис Беннет в своих целях, Джейн Остин тут же дистанцируется от нее и дает ей уничижительную характеристику: "она была женщиной простой, необразованной, с неустойчивым настроением... делом ее жизни (the business of her life) было замужество ее дочерей, а главным развлечением - визиты и обсуждение новостей".
   Мистер Беннет искуснее в науке общественного лицемерия (признак более развитого интеллекта). Если верить автору, мистер Беннет - человек с "живым умом и саркастическим юмором, одновременно сдержанный и склонный к чудачествам, а потому за двадцать три года брака его жена так и не смогла понять его характер", что, кстати, не мешает их браку быть прочным.
   Сама миссис Беннет, несмотря на свое дворянское происхождение, - ограниченная мещанка, которая не вызывает симпатии и уважения ни у собственного мужа, ни у автора. Однако, узнав некоторые подробности, вы, возможно, измените свое отношение к миссис Беннет.

   Джейн Остин и ее герои ("георгианцы" или, если угодно, "джорджианцы") - поданные Георга III, короля ганноверской династии, правившего Англией с 1760 по 1820 год. Правление его было весьма беспокойным: большую часть времени король проводил в схватках за власть с собственным парламентом, всячески поддерживая промонархическую партию тори и пытаясь совершенно истребить вигов - "партию страны". "Наступила эпоха бедствий и позора, чрезвычайных мер, запугивания оппозиции" - так характеризует эту борьбу словарь Брокгауза и Эфрона. Однако парламент оказался крепким орешком - королю периодически давали по рукам, и он, по выражению того же Брокгауза "попадал под ненавистную власть вигов". В конце концов, Георгу удавалось "пропихнуть" к власти угодных ему министров, но он заплатил за это высокую цену. Во время правительственных кризисов он периодически "впадал в безумие" и, в конце концов, в 1811 году (за два года до выхода в свет "Гордости и предубеждения") впал в безнадежное помешательство и ослеп; управление страной перешло в руки регента - принца Уэльского, будущего Георга V.
   Во внешней политике успехи Георга были еще более скоромны. Он попытался приструнить Американские колонии, да так "удачно", что началась война за независимость, позже и не менее "успешно" пытался бороться с Великой Французской Революцией, а еще позже - с ее могильщиком Наполеоном Бонапартом.
   В семейной жизни Георг был счастливее: его супруге Шарлоте-Софии Мекленбург Стрелицкой были присущи достоинства настоящей королевы: строгие моральные принципы и высокая плодовитость - она родила королю пятнадцать детей - девять сыновей и шестерых дочерей. У супругов были общие вкусы - оба любили классическую музыку и сельскую жизнь. Были у них и разногласия (но без разногласий супружеская жизнь слишком пресна и однообразна). Памятуя о своих высоких моральных принципах Шарлота неоднократно пыталась вмешаться в управление государством, но Георг каждый раз ее осаживал - возможно, зря. Но - что поделать? Шарлота-София явно попала не в свое время. Со времен королевы Елизаветы прошло двести лет, до правления королевы Виктории, внучки Георга III оставалось еще почти полвека. Мужчины хотели порулить.


Каким государством управлял Георг? Сохранились данные статистики, которые говорят нам, что к началу XIX века в Англии проживало 11 миллионов человек. Из них 2 миллиона были заняты в сельском хозяйстве, около 750 000 - в промышленности. Остальные восемь с небольшим миллионов - нахлебники. Из них 5 000 составляло дворянство, владеющее землей, 18 000 - духовенство, около 300 000 - армия, еще 300 000 занимались торговлей, 800 000 прислуживали в богатых домах. В городах жило около 15% населения, остальные - в сельской местности. К числу "чистых иждивенцев" относились 2,5 миллиона детей и 2,5 миллиона женщин всех возрастов.
   Понятно, что в такой ситуации длительное сохранение "статус кво" было невозможно. Восемь миллионов моментально съедали, выпивали, снашивали, все, что производили три миллиона. Единственным выходом было развитие производства, это понимала даже консервативная партия тори. "Энциклопедия Кирилла и Мефодия" пишет об этом периоде так:
   "Конец 18 - начало 19 века стали временем гегемонии тори в британской политике: они неизменно формировали правительственные кабинеты и побеждали на парламентских выборах. В эти десятилетия Великобритания пережила промышленный переворот, бурный рост экономики, кардинально изменилась социальная структура британского общества. Рядом законов тори реформировали бюджетно-финансовую структуру государства, способствовали расширению свободной торговли и промышленному росту... Изменения внутриполитической структуры британского общества, рост городского населения, усиливавшееся влияние на социальную жизнь буржуазии, интеллигенции, наемных работников - все это превращало британскую избирательную систему в архаичный, оторванный от реалий жизни институт. Однако он обеспечивал лендлордам - основной опоре тори - значительное количество мест в парламенте. Проводя умеренные реформы в интересах развития британской промышленности и торговли, тори были решительными противниками изменений в избирательной системе".
   Хотя большинство мужчин в романах Джейн Остин относятся к разряду лендлордов "разной степени лендлордовости", однако политические перипетии практически не находят отражения на страницах ее романов. Это не дань общественному мнению и не следование традиции, это - осознанный выбор. Ее современницы - английские писательницы сестры Бронте, Джордж Элиот и Элизабет Гаскелл - обладали гораздо большим кругозором и более активной жизненной позицией. Среди их героев были фабриканты и рабочие, евреи и священники-расстриги, французские философы-вольнодумцы и женщины, сами зарабатывающие себе на жизнь, на страницах их романов обсуждались самые актуальные вопросы и проблемы эпохи. Не то у Джейн Остин. Она ограничила круг своих героев лишь самой верхушкой английского общества: дворяне-землевладельцы, духовенство, офицеры, изредка чиновники и стряпчие. Даже прислуга, низменно присутствующая в дворянских домах и игравшая немаловажную роль в жизни их обитателей, никак не персонифицирована на страницах ее романов. Ее герои никогда не бывают в парламенте, не выступают в судах, не объезжают свои земельные владения, разрешая трудности арендаторов. Они лишь танцуют на балах, ездят на воды, наносят друг другу визиты. Такое умолчание очень красноречиво. Кажется, Джейн Остин просто боится говорить о том, что выходит за узкие рамки частной жизни. Но даже частная жизнь имеет свои ограничения. Героиням Джейн Остин всегда по двадцать лет. Они никогда ничему не учатся, не рожают детей, не нянчатся с младенцами, не воспитывают подросших малышей, не заказывают мясо у мясника, а молоко у молочника, не составляют меню, не ходят на кухню, чтобы снять пробу, не оплачивают счета. Они находятся в бесконечном ожидании - нового бала, нового пикника, нового визита. "И день и ночь до новой встречи". Иногда спрашиваешь себя: о чем они будут говорить о своими мужьями, когда, наконец, их найдут? Ведь все, что было в их жизни, - только этот поиск.
   И, тем не менее, нельзя назвать романы Джейн Остин скучными. Они интересны. Но чем?


Что георгианская Англия предлагала женщине?
   У женщины низших сословий был некоторый выбор. Она могла выйти замуж за соседского сына, могла в ожидании суженного пойти работать на ферму или уйти в город, учиться на швею, вышивальщицу, модистку или продавщицу. Это были не самые легкие пути заработать кусок хлеба, к тому же одинокая молодая женщина легко могла стать добычей любого заинтересовавшегося ею мужчины, и все же для девушек часто это была заманчивая жизнь - вдалеке от родителей, в компании подруг. Заработанные деньги, пусть даже самые мизерные, давали некоторую самостоятельность. И когда такая девушка в конце концов все же выходила замуж, она знала, что в случае чего сможет внести свой вклад в семейный бюджет да и не так уж благоговела перед супругом.
   Дочь священника или небогатого чиновника могла получить образование и пойти в гувернантки и учительницы. Конечно, не многие гувернантки получали главный приз: руку и сердце хозяина именья, чаще на их долю доставались лишь попреки и издевательства, как со стороны хозяев и хозяйских детей, так и со стороны прислуги, видевшей в образованной гувернантке "выскочку" и "кривляку". Но учительница в пансионе могла позволить себе некоторую самостоятельность, и если она решалась предложить свои услуги на континенте, то могла и повидать мир.
   Девушке из дворянской семьи как правило не грозили голод и нищета, ее статус защищал ее от оскорблений и посягательств со стороны мужчин, однако у нее были свои проблемы. Она была вечной содержанкой. Лет до 20 - 25 ее содержали родители, но унаследовать деньги родителей она не могла - они доставались братьям. Единственным способом получить материальное обеспечение было замужество, единственно возможным источником средств к существованию тот самый a single men of large fortune.
   Однако выйти замуж удавалось лишь приблизительно 30% дворянок, остальные оставались старыми девами и вынуждены были жить на иждивении своих братьев. Почему? Потому что для замужества нужно было приданое, а мелкопоместные нетитулованные дворяне далеко не всегда могли дать своим дочерям приданое достаточное, чтобы прельстить a single men of large fortune и, кстати, воспитание достаточное для того, чтобы юная девушка, донельзя озабоченная своим будущим не выставила себя на всеобщее посмешище. Манеры провинциалки могли отпугнуть разборчивых женихов - а где ей, бедняжке, было набраться других манер?! Оставалась надежда на Великую Любовь, которая выше всех предрассудков и меркантильных соображений.


У мистера и миссис Беннет пятеро дочерей. Старшей - Джейн около 23, следующей по старшинству - Элизабет около 22, младшей Лидии 15, в промежутке между Элизабет и Лидией уместились еще Мэри и Кэтрин. Следовательно, пять из первых восьми лет брака миссис Беннет провела будучи беременной. Не удивительно, что она постоянно жалуется на слабое здоровье.
    Возможно, после пятых родов она утратила способность к деторождению; возможно, у нее было еще несколько выкидышей или мертворожденных детей - такие вещи были нередки в георгианской Англии, но о них не говорили. В семье родителей Джейн Остин было восемь детей, один из сыновей родился эпилептиком, его отослали из дома и никогда о нем не вспоминали.
   Пять беременностей означают не только, что миссис Беннет пятикратно испытала счастье материнства, но и то, что она по меньшей мере пять раз серьезно рисковала своей жизнью. В начале XIX века не было ни обезболивания, ни понятия о дезинфекции, и при осложнениях в родах - таких как поперечное или косое положение младенца или узкий таз, - кесарево сечение женщине делали лишь в том случае, когда отец давал распоряжение "сохранить жизнь ребенка, а не матери" (саму мать в этом случае вообще не спрашивали). Если жена была дорога мужу, и если в семье уже был наследник мужского пола, любящий муж мог отдать распоряжение спасти жену, и тогда младенца разрезали прямо в утробе с помощью щипцов, перфоратора, крючков и ножниц и извлекали из матки по частям. Но и в этом случае, и даже в том случае, когда роды проходили нормально, у женщины были все шансы погибнуть от болевого шока, от кровотечения. или от родовой горячки - медицина не знала действенных методов борьбы с этими осложнениями.
   Дочери мистера и миссис Беннет родились здоровыми, благополучно преодолели первые годы жизни, но и сейчас миссис Беннет пугается, услышав кашель одной из дочерей. Ведь кашель может означать туберкулез - коварный недуг, сгубивший немало цветущих девушек. Более того, болезнь одной из дочерей сведет к нулю шансы остальных на замужество. А мужья им нужны. Потому что положение миссис Беннет и ее пяти дочерей гораздо серьезнее, чем может показаться на первый взгляд.

   "Почти вся собственность мистера Беннета заключалась в имении, приносящем две тысячи фунтов годового дохода. На беду его дочерей, имение это наследовалось по мужской линии и, так как в семье не было ребенка мужского пола, переходило после смерти мистера Беннета к дальнему родственнику. Средства миссис Беннет, достаточные при ее теперешнем положении, ни в коей мере не могли восполнить возможную утрату имения в будущем. Отец ее при жизни был стряпчим в Меритоне, оставив ей всего четыре тысячи фунтов".

   То есть, если барышни Беннет не найдут себе мужей после смерти отца, им придется покинуть родной дом и жить впятером на весьма ограниченный доход миссис Беннет. Не удивительно, что у миссис Беннет расстроены нервы и что она зациклена на ловле женихов. Удивительнее другое: она любит своего мужа!
   Когда во второй главе романа выясняется, что мистер Беннет, который также прекрасно сознает положение дел, все же нанес визит мистеру Бингли и таким образом начал столь многообещающее для барышень Беннет знакомство, миссис Беннет тут же прощает ему все прошлые насмешки и разражается панегириком во славу супруга:

   "Мистер Беннет добился, чего хотел, - дамы пришли в крайнее изумление. Особенно сильно была поражена миссис Беннет. Однако, когда первый порыв радости миновал, она принялась уверять, что именно этого от него и ждала.
   - Вы поступили в самом деле великодушно, мой дорогой мистер Беннет! Хотя, признаюсь, я не сомневалась, что в конце концов добьюсь от вас этого. Я знала, вы настолько любите наших девочек, что не способны пренебречь подобным знакомством. Ах, как я счастлива! И как мило вы над нами подшутили. Подумать только, вы еще утром побывали в Незерфилде и до сих пор даже словом об этом не обмолвились!
   - Теперь, Китти, можешь кашлять сколько угодно, - сказал мистер Беннет, выходя из комнаты, чтобы не слышать восторженных излияний своей жены.
   - Какой же, девочки, у вас прекрасный отец! - воскликнула она, когда дверь закрылась. - Не знаю, право, чем вы отблагодарите его за такую доброту".

   Может быть, это и есть любовь по-английски?

 

2007 г.

Copyright © 2007 Еленa Первушинa

Другие публикации Елены Первушиной

 

Обсудить на форуме

О жизни и творчестве Джейн Остин

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru

 
индекс цитирования Rambler's Top100