Литературный клуб дамские забавы, женская литература

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»

В поисках принца «Еловая ветка отскочила и больно ударила по лицу. Шаул чертыхнулся и потрогал ушибленное место, ссадина около левого глаза немного кровила. И что взбрело им в голову тащиться в этот Заколдованный лес?!..»

Моя любовь - мой друг «Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто...»

Пять мужчин «Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»

Жизнь в формате штрих-кода «- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»

«Принц» «− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




 

 

  Творческие забавы

Ольга Болгова

Все кувырком


1  2  3  4  5  6  7

Насколько предопределена наша судьба? Можно ли случайности считать просто случайностями, а не ловушками, коварно расставленными рукой судьбы на нашем жизненном пути? Говорят, что важно оказаться в нужное время в нужном месте, а я думаю, что не менее важно наоборот, не оказаться не в то время не в том месте. Именно последнее и произошло со мной сегодня. То есть я оказалась не там, где нужно, и не в то время. Какой бес нашептал мне зайти в торговый центр, куда я вовсе и не собиралась?
   Было очень холодно, дул противный ветер, выжимая слезы из глаз, у меня потекла тушь, и я не нашла ничего лучшего, как заскочить в туалет торгового центра, чтобы привести лицо в порядок.
   Разглядывая в зеркале припухший нос, красные от ветра щеки и разводы туши под глазами, вдруг слышу за спиной:
   − Ленка, привет! Это ты?
   «Наверно правильнее было бы сначала спросить, я ли это, а потом кричать «привет», — думаю я, оборачиваюсь и вижу Соню Голубеву.
   − Ленка, как я рада тебя видеть! – восклицает Соня, чуть ли не бросаясь обнимать меня. Изображаю ответную радость, исподтишка разглядывая бывшую однокурсницу. Соня отлично выглядит: аккуратная, волосок к волоску, стрижка, короткая норковая шубка, тонкий аромат явно дорогих духов. Впрочем, Соня всегда была такой, утонченно женственной. Странно, что она так обрадовалась нашей встрече, мы и подругами никогда с ней не были, просто учились в одной группе. Под аккомпанемент Сониных вопросов привожу в порядок ресницы, размышляя, что моя стрижка явно требует ножниц парикмахера.
   Выходим из туалета, и Соня вдруг предлагаем мне выпить кофе. Обреченно соглашаюсь, и вскоре мы сидим с ней за столиком в небольшой полутемной кофейне.
   − Плохо, что мы не встречаемся, – говорит Соня. – Уже семь лет прошло, как закончили институт. Конечно, у всех свои дела, семьи... Кстати, ты замужем?
   Вопрос, который я ненавижу всей душой. Отнюдь не потому, что так уж мечтаю выйти замуж, а оттого что предвижу последующую реакцию на него: обычно это бодрое: «И правильно! Лучше всего быть свободной, все мужики сво...» – и так далее в том же духе.
   − Нет, свободна... – отвечаю, готовясь получить очередную порцию жизнерадостных одобрений.
   Соня смотрит на меня и как-то напряженно молчит, что-то неуловимо меняется в ее лице, словно в театре пантомимы маска бодрячка Арлекина превращается в печального Пьерро.
   − Знаешь, – говорит она вдруг, – а от меня ушел муж... Вот к такой, незамужней...
   − Твой муж? Ушел? – ошарашено смотрю на нее, не зная, что сказать. Подумать только, от Сони ушел муж! Как его зовут? Валерий! Смутно припоминаю высокого нескладного парня, который долго и упорно добивался Сониного расположения, и добился-таки, хотя она игнорировала его, встречаясь с другими, благо недостатка в воздыхателях у нее никогда не было. Поженились они на пятом курсе. На свадьбе гуляла вся наша группа. Хотя бракосочетания друзей, знакомых и родственников уже слились в моей памяти в одно сплошное длинное «горько» на фоне вальса Мендельсона, но Сонину свадьбу я сразу вспомнила по причине пары выпитых на голодный желудок бокалов шампанского и последующей полной отключки. После Сониной свадьбы я вообще больше не пью шампанского, а пузырьки на стекле бокала до сих пор вызывают содрогание.
   Соня нервно дергает плечами, барабанит пальцами по столу, потом хватает свою чашку и залпом выпивает кофе, закашлявшись, достает носовой платок, комкает его в руках. Потом, словно решившись на что-то, говорит:
   − Ты поможешь мне?
   − В чем? – удивленно спрашиваю я.
   − Вернуть мужа, – ответила она.
   − Как это?
   Соня опять молчит, теребя платок и поглядывая на меня, словно прикидывая, подойду ли я для столь ответственной роли. С тоской понимаю, что, хоть мне до коликов в животе не хочется заниматься возвращением Сониного мужа, я не смогу отказаться. Наконец Соня говорит:
   − Знаешь, ты для него человек нейтральный, поэтому, возможно, он отнесется к тебе спокойнее, чем к моим подругам и родственникам. Я уже все средства испробовала, но он меня не захотел слушать.
   − Есть еще один способ, – говорю я.
   − Какой?! – заинтересованно восклицает Соня.
   − Плюнуть и растереть… Или у вас дети? Может, ты из-за детей хочешь его вернуть?
   − Дети? Нет, у нас нет детей. Мы... я не собиралась заводить детей, пока все не устроится. А вот теперь все устроилось, а он ушел... И я не могу плюнуть, это наша жизнь, он мой муж... я сделала из него того, кем он стал сейчас, а эта... эта... стерва воспользовалась плодами моего труда... – Соня всхлипывает и аккуратно промокает носик.
   − Лена, ты могла бы поговорить с ним...
   − О чем? Я с ним почти незнакома. И что я ему скажу? Вернись к жене?
   − Нет, не совсем так. Когда я тебя увидела сегодня, у меня неожиданно созрел план. Вы встретитесь, и ты попытаешься убедить его, что разрушать семью это... отвратительно!
   − Интересно, как это я попытаюсь его убедить? И каким образом я с ним встречусь? Соня, не думаю, что твой план хорош.
   Соня совершенно увяла. Потом вдруг встрепенулась.
   − Но ты можешь встретиться с ним... как бы случайно. Например, вспомнишь, что вы вместе учились, и подойдешь к нему.
   Ничего себе! Чтобы я подошла к незнакомому, ну или малознакомому мужчине и заявила, что вспомнила его!
   − Как ты себе это представляешь?
   − Я дам тебе адрес этой… у которой он живет, ты подкараулишь его, ну и...
   − Соня, но я не подхожу для этой роли, может, ты найдешь кого-нибудь другого? – я почти застонала.
   − Леночка, лучше тебя кандидатуры не найти! Тебе можно довериться. И он точно не клюнет на тебя! То есть… я хочу сказать... – Соня окидывает меня критическим взглядом, – он отнесется к тебе как к человеку, а не как к женщине... извини... – добавляет она, вздохнув.
   Ничего себе! Значит, ко мне мужчина не может отнестись как к женщине! На несколько мгновений теряю дар речи. Самое время обидеться и уйти.
   − Леночка, не сердись, пожалуйста! Я совсем не это имела в виду! Я тебя умоляю!
   Интересно, а что же она имела в виду?
   Слезы текут по Сониному лицу, она даже не пытается воспользоваться носовым платком, который держит в руках.
   − Ладно, встречусь с твоим Валерой, – неожиданно для самой себя, соглашаюсь я. – Но за результат ручаться не могу!
   В конце концов, интересно взглянуть, что же сотворила Соня из нескладехи Валерия.
   − Леночка, спасибо! – Соня вскакивает со стула и обнимает меня. – Вот, сейчас я дам тебе адрес. Он уезжает на работу в 8:15 утра, а возвращается около пяти. Заходит в магазин напротив дома.
   Ого! Соня, видимо, установила слежку за своим благоневерным. Она достает из сумочки визитку и пишет адрес на обратной стороне.
   − Возьми, здесь ее адрес и мой телефон. Буду ждать твоего звонка. Давай обсудим, что ты ему скажешь…
   Кладу визитку в сумочку и с тоской слушаю Соню. Вот так, потекшая с ресниц тушь может привести к участию в абсолютной авантюре. И почему я не умею говорить «нет»?


* * *

 

Вечером, дома, перед тем как ложиться спать, я вспомнила разговор с Соней и впала в панику. Как я могла согласиться на такую глупость? В конце концов, я могу просто сделать вид, что позабыла об этом разговоре или сказать Соне, что не смогла встретиться с ее мужем. Я достала ее визитку из сумочки и, прочитав адрес, несколько минут сидела в состоянии полного шока. На визитке аккуратным Сониным почерком был написан адрес моей подруги… Маши. Бывает же такое! А Машка мне все уши прожужжала про классного мужика, с которым познакомилась месяц назад и за которого собирается выходить замуж! Так это... Валера? Значит, Машка именно та... «стерва», что увела Сониного мужа? Ужас! И как я умудрилась влипнуть в такую историю? Именно этого мне только и не хватало!
   С Машей я познакомилась пару лет назад на курсах немецкого языка. Она тогда поссорилась со своим приятелем и пошла на курсы, как она объяснила, чтобы излечиться от несчастной любви. Через месяц она нашла другое, более эффективное лекарство, влюбившись в другого, поэтому курсы были успешно заброшены, но с тех пор мы часто встречались с ней и подружились.
   И что же мне теперь делать? Предупредить Машку, что жена Валеры готовит атаку? Или рассказать Соне, что я знакома с подругой ее мужа? Положение оказалось катастрофическим. Так и не придя ни к какому решению, решила последовать народной мудрости «утро вечера мудренее» и лечь спать. Поразмыслив, что почитать на ночь: последний изыск модного романиста или примитивный любовный роман, который мне притащила та же Машка, остановилась на последнем и попыталась погрузиться в пылкие отношения некой Марии Луизы со знойным Клодом. «Она украдкой бросила взгляд на его широкие загорелые плечи и провела языком по пересохшим губам...». Н-да... Просто реализация сексуальных фантазий на бумаге. На фразе «и он сжал ее в своих объятиях так сильно, что она задохнулась, почувствовав его невероятную мужскую силу...» я заснула. Под утро мне приснился широкоплечий загорелый мачо по имени Валера. Он мужественно шагал по нашему торговому центру, а следом за ним бежали две полуодетые красотки с криками: «Вернись, любимый!»

   Утром, разглядывая себя в зеркале, вспомнила Сонины слова о том, что мужчина не может отнестись ко мне как к женщине. Н-да... Наверно, она права. Нужно сходить в парикмахерскую, да и вообще привести себя в порядок. Мне ведь уже скоро 30... Ужас. Старая дева, с которой можно общаться только как с человеком, но не как с женщиной. На этой минорной ноте отправилась на работу.
   Соня позвонила мне в этот же день, и я поняла, что влипла всерьез, потому что так просто она от своего плана не откажется. Я попыталась убедить ее, что вчера согласилась на эту авантюру, не подумав, и что вся эта затея ни к чему не приведет, но она, казалось, вообще не слышала меня, а только горестно стенала и просила. И почему ее заклинило на этой дурацкой затее? Становлюсь очередной жилеткой. Выслушав ее отчаянные мольбы и всхлипывания, я прониклась неприязнью к мужской половине человечества и случайно вылила часть этой неприязни на своего коллегу, добрейшего толстяка Петра Ивановича, который явно не вовремя зашел в кабинет с какой-то просьбой.
   Извинившись перед ни в чем неповинным Петром Ивановичем за свою резкость, попыталась сосредоточиться на чертеже, который мне нужно закончить и сдать на этой неделе, но в голове почему-то вместо расчета количества облицовочных плит для опоры моста, завертелось противное: «и он сжал ее в своих объятиях так сильно, что она задохнулась...». Зарекаюсь читать любовные романы, особенно на ночь.


* * *

 

Если какие-то неприятности случаются, то события, связанные с ними начинают нарастать с удивительной скоростью, как снежный ком. На следующий день мне позвонила Маша и пригласила к себе, чтобы познакомить со своим женихом.
   − Ленка, ты будешь моей свидетельницей на свадьбе?! – закричала она в трубку.
   Именно этого мне сейчас и не хватало для полного счастья. Стать свидетельницей на свадьбе моей подруги, которая выходит замуж за бывшего мужа моей однокурсницы, которая хочет, чтоб я помогла ей вернуть мужа, который собирается жениться на моей подруге, которая… доит корову безрогую... Уф-ф!
   Я обреченно согласилась прийти, твердо сказав себе, что должна просто честно объяснить Машке, Валерию и Соне сложившуюся ситуацию.

   − Ленка, наконец-то! – радостно встречает меня Маша. – Послушай, ты подождешь меня? Мне срочно нужно смотаться в одно место. Я быстро, через полчаса буду! Раздевайся и делай, что хочешь!
   Маша быстро натягивает сапоги, набрасывает шубку и, остановившись в дверях, говорит:
   − Слушай, Лен... Если придет мужчина, то это будет он, тот самый про которого я тебе говорила... мой жених... Его зовут Валерий.
   Видимо, выражение моего лица меняется настолько, что Маша в тревоге замирает в дверях.
   − Ленка, что с тобой? Да, не волнуйся ты, он нормальный. Поговоришь о чем-нибудь. Я его предупредила, что ты будешь у нас. Я скоро приду!
   − С чего мне его бояться? – спрашиваю я. – Я и не думала, что он сумасшедший.
   Но мне стало как-то не по себе. И почему я волнуюсь? Из-за разговора, который мне предстоит? Но я же не виновата, что все так складывается!
   Маша убегает, а я устраиваюсь в комнате с каким-то гламурным журналом, которые обожает читать моя подруга. Через четверть часа в квартире мелодично играет дверной звонок. Вздрагиваю и роняю журнал. Начинают дрожать колени. О, Господи! И за что мне все это?
   Осторожно открываю дверь. На пороге стоит мужчина. Валерий! Ого, а он стал очень даже симпатичным, хотя... мне кажется, он был повыше ростом. Впрочем, я не видела его уже больше семи лет, вполне могла позабыть.
   − Здравствуйте, – говорит он. – Я...
   − Знаю, знаю, – нервно перебиваю его, стараясь взять себя в руки. – А я тут...
   Как к нему обращаться, на ты или на вы? Наверно, на вы, поскольку, вроде, он не узнает меня. Скорее бы пришла Машка.
   − Да я, собственно...
   Он проходит в прихожую, останавливается и разглядывает меня, видимо, так и не узнавая. Что ж, это к лучшему.
   − Пойду, поставлю чайник, а вы проходите в комнату, – говорю я и ретируюсь на кухню.
   Через пару минут он появляется там.
   − По-моему, сработал ваш сотовый…
   Бегу в прихожую, достаю телефон из сумочки. О, черт! Опять Соня!
   − Лена, ты встретилась с Валерой? Леночка, прошу тебя, если у тебя есть свободное время, попробуй сегодня! Умоляю! – Сонин голос дрожит.
   Да что же это такое? Что он за мужик? Хоть Соня и дура, но нельзя же так изводить женщину!
   − Не знаю, Соня, я попробую, – уклончиво отвечаю я и отключаю телефон, не в силах больше слушать Сонины рыдания.
   Кажется, Соне пора обращаться к психиатру, а не ко мне.
   − Вы чем-то расстроены? Какие-то неприятности? – спрашивает Валерий, когда я снова оказываюсь на кухне.
   − Неприятности? По-моему неприятности у вас, а не у меня! – не сдерживаюсь я.
   Он удивленно смотрит на меня.
   − У меня? Да нет, вроде все нормально. А что вы имеете в виду?
   Надо же, каким он стал, непробиваемым. Это что Соня его таким сделала?
   − Подумайте сами. Разве сложившаяся ситуация может считаться нормальной? – осторожно спрашиваю я.
   − Гм-м... не могу понять, что вы имеете в виду. Может, вы считаете, что я не должен был сюда приходить? Но... тогда вы могли бы меня предупредить.
   Что он такое несет? Он вопросительно смотрит на меня, ожидая ответа. Но раз уж разговор пошел по нужному руслу, остается одно: попробовать по мере возможностей тактично выразить свое отношение к сложившемуся любовному треугольнику.
   − Конечно, вмешиваться в чужую жизнь не самое достойное занятие, – говорю я, осторожно подбирая слова, – но иногда люди совершают ошибки, считая, что они поступают правильно, и при этом наносят тяжелые душевные раны людям, которые любят их...
   Ёлки, что это такое я сказала? Сама не совсем поняла...
   − Да? Интересно... – он внимательно смотрит на меня и вроде бы ждет продолжения.
   Вздохнув, двигаюсь дальше:
   − Понятно, что мужчины часто ищут острых ощущений, но ведь есть на свете такие вещи как верность, постоянство, ответственность за тех, кого мы...
   Меня явно заносит в банальный пафос.
   − В конце концов, страсти проходят, и человек понимает, что...
   В этот момент до меня доходит, что я нахожусь в квартире Машки, к которой этот тип воспылал страстью, и на которой он собирается жениться, а я рассказываю ему о том, как плохо он поступает.
   Валерий заворожено смотрит на меня, чуть ли не открыв рот.
   − И человек понимает что? – спрашивает он.
   В панике пытаюсь собрать потерянные слова.
   − Мне кажется, – говорит он, не дождавшись моего ответа, – что вы судите субъективно. Разве женщины всегда бывают верны?
   С поистине мужской хваткой он сразу нашел в моей речи самое слабое место. Так он кого, Соню, что ли, подозревает в неверности? Или Машку?
   − Мне не совсем понятна цель и суть этого разговора. Вы в чем-то пытаетесь меня обвинить? Но уверяю вас, на данном жизненном этапе я невинен как младенец. За последнее время я не обидел ни одной женщины, по крайней мере, всерьез не обидел.
   Ничего себе! Просто поразительно. И у него хватает совести вот так спокойно говорить: «я не обидел ни одной женщины»! Да сразу двух! Нет, уже трех! Я вскипаю.
   − Словно вы сами не понимаете? Бросить женщину, с которой прожили столько лет и даже не пытаться объясниться с ней! Вам не кажется, что это подло?
   Что я несу?
   − Я? Бросил женщину? – он замолкает, словно пытаясь припомнить за собой подобный грех. Потом продолжает:
   − Не могу утверждать, что в жизни не бросал женщин, но почему именно вы и сейчас ставите мне это в упрек? С какой стати?
   − Потрясающе, – я замолкаю, теряя дар речи.
   Так он, оказывается, бабник! И не в первый раз изменяет Соне? Никогда бы не подумала. В тихом омуте… А до чего он наглый! Куда же девался тот нескладный застенчивый парень? Что же такое творится с мужчинами? Чем они старше, тем становятся гнуснее. До чего же противным типом стал Валерий! И что симпатичного я в нем нашла? Лохматая кудрявая шевелюра, — мог бы и причесаться, — противные глаза, какие-то светло-карие... отвратительный цвет. Мачо недоделанный! Знойный Клод!
   − Как-то все это странно... – говорит он. – Я, собственно, пришел совсем по другому поводу и вдруг ни с того ни с сего... Наверно, я напрасно пришел. Пойду, пожалуй. Передайте...
   − Нет, это я пойду, – я резко разворачиваюсь и смахиваю локтем чашку со стола. Осколки разлетаются по всему полу. Что-то я слишком разошлась в чужом доме. Где же Машка? Кидаюсь подбирать осколки и сталкиваюсь лбом с головой Валерия, который наклоняется, видимо, с той же целью. Из глаз искры, я теряю равновесие и растягиваюсь на кухонном полу.
   − Простите, – говорит он и хватает меня за руку, пытаясь поднять.
   Я вырываю руку. «Он сжал ее в своих объятиях так сильно, что она задохнулась...», – почему-то приходят в голову дурацкие слова из любовного романа.
   − Что? Я не понял? – спрашивает он, и до меня доходит, что я произнесла этот бред вслух. О, черт!
   Поднимаюсь на ноги без его помощи, нахожу веник и совок, убираю осколки чашки. Вместе с ней, наверно, разбилась и наша с Машкой дружба. Чувствуя, что оставаться здесь после всего, что я наговорила и узнала про бездушного Валерия, больше не могу ни минуты, решительно направляюсь в прихожую, одеваюсь.
   − Вы уходите? – спрашивает пришедший следом Валерий. – Куда же вы?
   Вид у него совсем растерянный. Может, все-таки до него что-то дошло.
   − Извините, но мне нужно срочно уйти! – бросаю я и пулей вылетаю из квартиры.
   Промчавшись десяток метров до остановки навстречу холодному ветру, прихожу в себя. Зачем, зачем я ввязалась в эту историю? Идиотка ненормальная! Содрогнувшись от воспоминания о разговоре с Валерием, запрыгиваю в подошедший автобус.
   Дома меня настигает Машкин звонок.
   − Лена, что случилось? Почему ты ушла? И Валера куда-то запропастился... Чашка разбилась...
   − Я... мне срочно пришлось уйти. А чашка... прости, это я, случайно...
   Придумываю что-то насчет неожиданного звонка. Кажется, телефонная трубка раздулась от моего вранья и раскалилась от стыда. И куда же девался Валерий? Неужели проникся моей речью? Если так, то я бессовестно кинула Машку…
   Вечером, пытаясь подавить нахлынувшее чувство собственной неполноценности, хватаюсь за любовный роман. «Она запустила свои жадные пальцы в темные растрепанные кудри Клода, и его карие глаза потемнели и запылали от страсти». Бр-р-р...


(продолжение)

июль, 2008 г.

Copyright © 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100