Литературный клуб дамские забавы, женская литература

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»

В поисках принца «Еловая ветка отскочила и больно ударила по лицу. Шаул чертыхнулся и потрогал ушибленное место, ссадина около левого глаза немного кровила. И что взбрело им в голову тащиться в этот Заколдованный лес?!..»

Моя любовь - мой друг «Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто...»

Пять мужчин «Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»

Жизнь в формате штрих-кода «- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»

«Принц» «− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




 

 

  Творческие забавы

Ольга Болгова

Все кувырком

Начало     Пред. гл.

Подвозим Машу к ее дому.
   − Ребята, – умоляет она, – зайдите ко мне...
   Вопросительно смотрю на Ивана, понимая, что этого ему совсем не хочется, да и мне, признаться, тоже. Но Машке нужно выговориться, а кто здесь психоаналитик-любитель? Конечно, я.
   − Ваня, – говорю я, – зайду на минутку.
   Он смотрит на меня странным взглядом, и до меня доходит, что я впервые назвала его Ваней.
   − Ладно, – вздыхает он, – иди. Я поехал домой. Нужно будет доставить, позвонишь.
   Поднимаюсь к Машке. Усаживаемся с ней на кухне, и она начинает взахлеб рассказывать, как Валера убегал от нее на костылях, как она гналась за ним на такси, как долго бродила вокруг его дома в тяжких думах, потом все-таки решилась зайти, как долго звонила в квартиру, и как ей открыла Соня.
   − Сначала у нее был вид, словно она собиралась убить меня, – всхлипывает Машка.
   Ничего удивительного...
   − А потом?
   − Потом мы пошли с ней в комнату, а мужики сидели на кухне и вроде мирно разговаривали... Она начала кричать на меня, а я на нее, прибежали Валера с этим… лохматым… Потом все начали орать друг на друга, только лохматый молчал… Затем Соня утащила его в комнату, а мы говорили с Валерой... Он сказал, что… что не может жить без своей жены... и побежал…
   − Побежал?
   − Ну поскакал… я следом. Смотрю, а они уже по полу катаются, и тут вы пришли... Лен, ну почему я такая невезучая? За что мне это все? Вот говорят: «под лежачий камень вода не течет», а получается совсем наоборот. Ты ведь не искала мужика, ничего совсем не делала, а вон какой тебе достался, а я изо всех сил стараюсь и все напрасно!
   − Маш, может, тебе не те мужики попадаются? – спрашиваю я
   − Вот именно, что не те! Но не могу же я просто сидеть и ждать…
   Я не знаю, что сказать Машке. Мне жаль ее, но помочь ей я ничем не могу. За разговором наступает вечер, темнеет. С грустью думаю, что Иван уехал. Может быть, мне позвонить ему и попросить довезти домой?
   − Лен, останься у меня сегодня... – просит Маша.
   Вздыхаю, размышляя о том, как мне хочется сейчас оказаться в другом месте и совсем в другой компании. Открываю рот, чтобы дать свое вымученное согласие, и в этот момент звенит мой сотовый. Хватаюсь за телефон. Иван!
   − Лена, – говорит он, – ты позабыла в машине свой букет! Забирать собираешься?
   − А где ты с букетом? – кричу я в трубку.
   − А где ты? – спрашивает он.
   − У Машки, – отвечаю я.
   − Тогда через пять минут я доставлю твой букет. Жду тебя внизу.
   − Хорошо, Ваня! – кричу я. – Уже бегу!
   − Лен, куда ты бежишь? – стонет Машка. – К Ивану? Вот так он позвал, и ты готова нестись, сломя голову?
   Все, больше я не психоаналитик, а просто одуревшая Мария Луиза, которая мчится в объятия своего Клода.
   − Прости, Маша, но я оставила свой букет в машине у Ивана. Мне срочно нужно его забрать, а то он завянет, – говорю я Маше и, накинув куртку, несусь вниз по ступенькам, забыв о лифте.

   − Устала? – спрашивает Иван, когда я забираюсь на переднее сиденье его Волги.
   − Нет, не очень, – отвечаю я, чувствуя, что на самом деле ужасно устала, но мне совсем не хочется, чтобы он уходил.
   − Ты знаешь, мне не хочется возвращаться домой, – говорит Иван. – Тем более после всех этих бурных событий…
   − А ты и не возвращайся, – решаюсь я озвучить свои ощущения, – Ты же у меня уже прижился, а у тебя и стульев даже нет, а у меня есть…
   − Верно, – отвечает он.
   Мы разговариваем, и мне кажется, что мы только что встретились с ним, что не было ни той злополучной свадьбы, ни путаницы, ни пролитой солянки, ни патриция в махровой простыне, ни праздника байкеров, ни моего позорного падения в ванной, ни моей болезни, ...
   − Лен, мне кажется, что мы с тобой только что познакомились, – вдруг говорит он.
   В ужасе смотрю на него. Он, что, читает мои мысли? Или мы с ним работаем на одной волне? В этом есть что-то мистическое!
   Мы выходим из машины, поднимаемся на лифте наверх ко мне. Я молюсь, чтобы нам не встретилась миссис М, и мои молитвы, видимо, услышаны.
   Проходим в квартиру, где первым делом я беру вазу, пристраиваю в ней свой подпорченный букет и иду на кухню, чтобы налить воды. Возвращаюсь, ставлю вазу с розами на столик. Иван подходит ко мне, обнимает и говорит:
   − Знаешь, Лена, наши знакомые и мои родственники уже сосватали нас, а ведь мы ведь с тобой еще ни разу толком и не поцеловались.
   В его карих глазах вместе с вечной усмешкой замешалось что-то... распутное.
   − Ты прав, – говорю я, – давай, наконец, поцелуемся, надо же оправдать народные надежды.
   Он улыбается и наклоняется ко мне. Я смотрю ему в глаза и… вдруг... все погружается во тьму... В смятении оглядываюсь вокруг, в квартире вырубился свет.
   − Ого, – говорит Иван, – пробки вылетели? Или? Смотри, это не только у тебя...
   На ощупь пробираемся к окну, весь квартал катастрофически погрузился в темноту.
   − Погоди, у меня где-то есть свечки! – говорю я и пробираюсь на кухню.
   В ящике стола на ощупь нахожу свечу, пристраиваю ее в первую попавшуюся под руку кружку. Иван ходит за мной, как привязанный. Возвращаемся в комнату.
   − Зачем нам свет, Лена? – спрашивает Иван, обнимая меня.
   − Ну... так романтичнее, – заявляю я, ставя свечу на полку шкафа.
   Он поворачивает меня к себе, его губы касаются моих, сначала осторожно, потом все настойчивее. Давно же я не целовалась с мужчиной! Приятно, черт побери! Ужасно приятно!! Восхитительно!!! Просто класс!!!! Что-то у меня начинает предательски кружиться голова. Интересно, куда может завести такой поцелуй? Еще немного, и я просто задохнусь, правда, не от недостатка воздуха, а от переизбытка эмоций. Иван отрывается от моих губ и смотрит на меня. Ох, ну и взгляд! Что-то мне нехорошо… Прости меня, Софья Перовская…
   − Леночка, – шепчет он охрипшим голосом.
   Надо же, как разволновался! Что весьма и весьма приятно… Пытаюсь собрать расплывающиеся мысли. Иван продолжает свои действия, причем довольно активные, переключаясь на другие части моего естества. «Клод жадно прижал к себе Марию Луизу, покрывая поцелуями ее лицо, шею и грудь...» К черту Клода! С отвращением посылаю подальше знойного мачо и обнаруживаю, что руки Ивана уже бродят где-то под моим свитером. Ого! Как стремительно развиваются события! Если так пойдет дело, то мы очень быстро оправдаем надежды народа. С удовольствием вспоминаю, что на мне очень миленькие кружевные трусики... Гм, я что, готова отдаться ему прямо сейчас со всеми своими кружевами? Основной инстинкт вступает и выигрывает...
   − Иван, – собравшись с силами, шепчу я, – речь, вроде, шла только о поцелуе?
   Он с явным трудом отрывается от тщательного изучения моей довольно скромных размеров груди.
   − А разве я делаю что-нибудь другое?
   − Но поцелуй уже явно был не один...
   − Неправда... один, только очень продолжительный...
   − И вообще, что ты сейчас делаешь?
   − Ну, я видел тебя разной...
   Действительно, какой он только меня не видел: пьяной, читающей мораль, заспанной, опухшей, лохматой, ненакрашенной, плачущей, расфуфыренной со сломанным каблуком…голой… ай… и все это еще до этого, главного поцелуя...
   − Разной, и что? – задаю я глупейший вопрос.
   − И хочу рассмотреть поближе…
   Ну и как с ним после этого можно разговаривать? И можно ли вообще разговаривать и о чем-то размышлять, когда мужчина, о котором я, постоянно думаю несколько дней подряд, уверенно раздевает меня, не забывая при этом целовать все, что попадается ему под руки… или… под губы? Он укладывает меня на диван, что-то с грохотом падает со столика. «Мой букет!» – успеваю подумать я, теряя способность логически выстраивать мысли. И, как говорила славная героиня одного известного романа: «читатель, я отдалась ему». Конечно, она выражалась не столь откровенно, но суть дела от этого не меняется.

   Утро. Просыпаюсь, что-то острое впилось мне в спину... Открываю глаза, – рядом на подушке кудлатая голова, усыпанная… лепестками роз… моих роз! Вытаскиваю из-под спины колючий стебель, на котором я проспала всю ночь! Солнце бьет своими лучами сквозь тонкие шторы, на полке – кружка, залитая воском. Свечи, лепестки роз... шелковые...


* * *

 

Занимаюсь любимым женским делом: рассматриваю себя в зеркале. Что-то невероятное! На меня смотрит незнакомая женщина в длинном платье цвета поблекшей утренней зари, с вызывающим декольте, с невообразимой разноцветной прической под названием Леди Пинк. Машка на пару с парикмахершей уговорили меня пойти на эту авантюру. Да, Ваня должен либо прийти в восторг, либо оцепенеть, увидев меня в этом образе женщины-вамп. Этюд в розовых тонах… Надеюсь, что он не опоздает к началу бракосочетания. Фланирую по комнате на шпильках, поглядывая на часы. Договорились, что я не поеду встречать его, а теперь волнуюсь, успеет ли он добраться из аэропорта. Хотя, встречать его будут приятели-гонщики, так что скорость доставки должна быть обеспечена. А, черт! Куда же я засунула ленты? Терпеть не могу нелепо разукрашенные свадебные кортежи, но Машка все уши мне пропела про положенный по случаю антураж с лентами, куклой на бампере и прочими сладкими атрибутами свадебного сумасшествия. Открываю шкаф. Куда же я их засунула? Перебирая содержимое полок, натыкаюсь на свою розовую махровую простыню, и вдруг сердце начинает стучать, как пламенный мотор. Подумать только, кусок материи вызывает во вроде бы разумном человеке столько эмоций. Забыв о цели своих поисков, опускаюсь на диван, кладу на колени мягкую пышную ткань и поглаживаю ее ладонью. Как он бродил по моей квартире тогда, три месяца назад, обмотанный этой простынью, ничуть не смущаясь ее слащаво-розового цвета! А я-то дура, не нашла ничего лучшего, чтобы прикрыть наготу моего будущего… Ох, и сентиментальной же я стала в последнее время! Осталось только зарыдать о любимом, с которым я разлучена, вытирая слезы и сморкаясь в свою любовную реликвию. Решительно швыряю простыню в шкаф и тут же нахожу ленты, укладываю их в пакет, забитый всяческой свадебной мишурой. Вроде бы все готово, осталось только ждать, когда появятся наши байкеры.
   Мы не виделись с Иваном уже целый месяц. Через неделю после нашей первой... или второй… с ним ночи, он уехал в Финляндию, где должен был отработать по контракту еще три месяца. Та неделя разнесла в клочья мою размеренную жизнь, наполнив ее бессонными ночами, ревом моторов, засыпанием за рабочим столом под ядовитые замечания коллег, а потом все закончилось быстро и резко, и я осталась одна ждать умчавшегося на всех парусах любимого. Сначала я тосковала, как Ярославна на забрале, потом меня одолели сомнения и страхи, потом страхи развеялись, когда Иван уговорил меня приехать к нему на несколько дней. Я взяла короткий отпуск и рванула на неделю в Финляндию, где Иван с восторгом таскал меня по автосалонам, объясняя тонкости различий между карбюраторами, генераторами, амортизаторами и прочей начинкой его любимых игрушек. Иногда я думаю, что эти слова в его устах звучат так же нежно, как те, что он нашептывает мне на ухо в самые трепетные моменты.
   За эти три месяца изменилась не только моя жизнь, но и жизнь моих друзей. Соня и Валера помирились, провели бурный медовый месяц-дубль и успешно зачали ребенка, о чем радостно сообщили мне на прошлой неделе.
   Слышу, как во дворе завыли клаксоны, подбегаю ко окну. Ого! Приехали! Накинув пальто, спускаюсь вниз, в подъезде меня подхватывают Ванины приятели-байкеры. Как же они не похожи на себя в костюмах! Страшно любопытно, как будет выглядеть жених в смокинге? Эта картина заранее терзает мое, и думаю, не только мое, воображение. Когда мы почти подъезжаем к Машкиному дому, в ужасе вспоминаю, что оставила дома самое важное — обручальные кольца. Разве я могу без проколов? Времени в обрез, и если вся компания будет ждать, пока я съезжу за кольцами, в загс мы точно не успеем вовремя. Решаем, что традиционная стартовая церемония может пройти и без меня. Мчусь обратно через весь город, а затем прямо во дворец.
   Вся компания уже в сборе. Ищу глазами Ивана, но, по-видимому, его до сих пор нет. Неужели опоздает? Ко мне летит Машка.
   − Лена! Наконец-то! Я чуть с ума не сошла! Где Ваня? Неужели не успеет?
   − Если рейс не задержали, должен успеть, – отвечаю я, чувствуя, как внутри меня дрожит на пределе натянутая струна.
   На небольшую площадь перед дворцом въезжает очередной кортеж. Из черного мерседеса с пухлой лупоглазой куклой на бампере вываливаются роскошная пышная невеста и коренастый невысокий жених, следом толпа родственников и друзей с охапками букетов. Маша окидывает невесту и свидетельницу критическим взглядом.
   − Ленка, мы с тобой в сто раз лучше. Эти не тянут...
   Но я уже не слышу ее, потому что, визжа тормозами, на площадь врывается нечто пятнисто-гоночное. «Он!» – кричит мое рвущееся наружу сердце.
   Из машины выскакивает высокий кудрявый мужчина, я, уже не контролируя себя, мчусь, рискуя растянуться на асфальте на глазах расфуфыренной публики, и прыгаю к нему на шею. Неужели это я, всегда сдержанная скромная женщина? И что же это со мной происходит? Он подхватывает меня, сжимает так, что у меня заходится дыхание, целует и кружит. Нас мгновенно обступает толпа с воплями: «Вано! Ну, наконец-то! Давайте бегом! Опаздываем! Лена, отпусти его, задушишь!»
   − Ленка, я тебя с трудом узнаю. Сначала подумал, что это за девица мне на шею кидается, – заявляет Иван.
   − Тебе не нравится мой вид? – сердито спрашиваю я.
   − Да что ты? Я просто обалдел! Так бы сейчас и унес тебя куда-нибудь в укромное местечко!
   − Я что, так непристойно выгляжу? – радостно возмущаюсь я. – Изволь вести себя соответственно ситуации.
   Он чмокает меня в щеку и гордо заявляет:
   − Купил костюм перед самым отъездом. Как тебе?
   − Красавчик, нечего сказать!
   − То-то же...
   Только теперь, подхватив его под руку, я могу спокойно, ну или более-менее спокойно, осмотреться вокруг. Я же мечтала увидеть жениха в смокинге! Мамочки мои! Зрелище достойное кисти гения! Аркадий... да еще и в... бабочке! Волосы стянуты в конский хвост, а борода сбрита! Несмотря на Машкины уверения, до последней минуты была уверена, что он явится на свадьбу в кожаной жилетке, браслетах, цепочках и ботинках со шнуровкой. Бело-кружевная Машка кажется на его фоне бабочкой, пристроившейся на животе у почерневшего Шрека.
   − Свидетели! Хватит обжиматься! – ревет Орк, и наша шумная компания врывается в торжественно-казенные, пропитанные маршем Мендельсона и шампанским, стены Дворца бракосочетания, чтобы сочетать браком мою подругу Машу и Аркадия, известного в узких кругах под коротким прозвищем Орк.
   Свадьба, вечно волнующий и балаганный ритуал, слегка прекрасный, немного вульгарный, торжественно-нелепый. Бесценный шанс для женской половины облачиться в пышный воздушный наряд и, возможно, единственный раз в жизни ощутить себя почти богиней. Хочу ли я оказаться на месте Маши? Смотрю на Ивана. А хочет ли он? Так и не найдя ответа на вопрос, вступаю вместе с ним на длинную красную дорожку, ведущую Машку и Орка навстречу новой неизвестной жизни. Иван сжимает мою руку, и на секунду мне кажется, что это я – невеста. Вздрагиваю от звуков марша, внезапно заполнивших зал. Публика затихает, подавленная торжественной судьбоносностью момента. Орк и Машка решительно двигаются навстречу судьбе, которая является им в образе высокой сухощавой дамы в строгом костюме с белой хризантемой, приколотой к лацкану жакета. Хорошо поставленным голосом она за несколько минут меняет социальный статус стоящей перед нею пары и отправляет их в совместный путь по жизни, а мы с Иваном удостоверяем своими подписями, что момент их старта действительно зарегистрирован, пронумерован и засвидетельствован.
   − И в знак заключения этого союза прошу вас обменяться кольцами...
   О, черт! Где же кольца? Вспоминаю, как в спешке схватила дома коробочку и сунула... Куда же я ее опять подевала? Машка смотрит на меня круглыми глазами, Орк громогласно кашляет, а я вдруг пытаюсь вспомнить название фильма, где герой вот так же позабыл обручальные кольца. Неужели придется снимать их с гостей и родственников? Начинаю лихорадочно выстраивать в памяти цепочку событий: я запрыгнула в машину, потом, когда подъехали ко дворцу, выскочила из нее, забыв про все на свете, думая только о том, что сейчас увижу Ваню. Точно! Я оставила коробочку в кармане пальто, в машине.
   − Лен, какие-то проблемы? – шепчет мне Иван.
   − Кольца остались в машине, в кармане моего пальто, – отвечаю я.
   − В какой машине?
   − На которой я приехала. Где Стас?
   − В его машине?
   − Да!
   В зале наступает напряженная тишина. Иван срывается с места. Дама с хризантемой окидывает всех нас суровым взглядом.
   − А почему кольца не у жениха? – спрашивает она.
   − А мы решили, что они должны быть у свидетеля, – отвечаю я.
   − Ты что, позабыла кольца? – спрашивает Машка. – Это же плохая примета!
   − Ерунда, девуни, – басом шепчет Орк. – Машунь, не переживай!
   − Это хорошая примета, – говорю я. – Значит, вы будете жить долго и счастливо.
   − Почему? – шепчет Машка.
   − Потому что препятствия закаляют, – брякаю я первое, что пришло в голову.
   − Ничего они не закаляют, – ноет Машка.
   − Девуни, не ссорьтесь, – шепотом ревет жених.
   − Ты же познакомилась с Орком вопреки, а не благодаря обстоятельствам, – пытаюсь успокоить Машу.
   − С кем, простите, она познакомилась? – вдруг встревает в разговор дама с хризантемой.
   − С Орком, – поясняет Машка.
   − А кто это, Орк? – удивленно спрашивает дама.
   − Это я! – гордо заявляет жених.
   − В смысле?
   − В самом прямом, девушка!
   − Жених, ведите себя прилично, я вам не девушка, а представитель государственного учреждения! – возмущается дама.
   Орк открывает было рот, чтобы ответить, но, к счастью, перед нами, словно Иван-царевич с иглой, появляется Иван с кольцами. И церемония идет дальше своим чередом… с шампанским, плачущими родственниками, шумными друзьями, раскрасневшейся невестой и взволнованным женихом, публичным поцелуем и вальсом во имя романтической составляющей всего ритуала.
   А свадьба получилась замечательная. Правда, невесту умыкнули с середины торжества и увезли в самом прямом смысле слова, усадив на байкерский мотоцикл в тот момент, когда дружка жениха пылко целовал подружку невесты, зажав ее в полутемном коридорчике у гардеробной ресторана. Жених оседлал свой мотоцикл и ринулся в погоню, а тем временем дружка жениха подхватил подружку невесты и, не слушая ее слабых протестов, затолкал в разноцветную гоночную машину и увез в неизвестном направлении, хотя, по правде говоря, это направление было отлично известно им обоим. Но это уже совсем другая история.

июль, 2008 г.

Copyright © 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100