графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



О жизни и творчестве Джейн Остин

О жизни и творчестве Элизабет Гаскелл

 


Водоворот - любовно-исторический роман


Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке - захватывающий иронический детектив + романтика


Впервые на русском языке:
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»



Ф. Фарр "Маргарет Митчелл и ее "Унесенные ветром"

Сборник «Новогодний (рождественский) рассказ»


История в деталях:

- Нормандские завоеватели в Англии
- Одежда на Руси в допетровское время
- Моды и модники старого времени
- Старый дворянский быт в России

Читать романы
Джейн Остин:

- "Мэнсфилд-парк"
- "Гордость и предубеждение"
- "Нортенгерское аббатство"
- "Чувство и чувствительность" ("Разум и чувство")
- "Эмма"


 

Мир литературы    

Лилит Базян


В счастливой долине муми-троллей

Наш туристический автобус неспешно катил по дорогам Финляндии. Граница осталась позади, и можно было спокойно любоваться проплывающими мимо лесами, такими тонкими и прозрачными, словно совсем молодыми, полями, с убранным в большие белые целлофановые пакеты сеном, уютными домишками. О Финляндии я знала только то, что когда-то здесь жила писательница Туве Янссон, писавшая на шведском и прославившая свою страну чудесными и добрыми историями о муми-троллях. К ним в гости я и ехала.

Муми-тролль

Очень милое, отзывчивое и доброе существо. Внешне немного напоминает бегемотика, но ходит на задних лапках, и его кожа бела, как снег. У него много друзей, и он посвящает им большую часть своего времени. А времени у Муми-тролля полно, потому что жизнь его состоит, в основном, из радостного и полного приключений досуга, и занят он лишь тем, что познает прекрасный и полный загадочных тайн мир. Однако бывает, что и он грустит. Просыпается вдруг среди зимы, когда вся его родня спит (надо сказать, что муми-тролли зимой впадают в спячку) и не находит себе места. Или выходит ночью со штормовым фонарем к морю, навстречу Морре (о Морре читай дальше) потому что ей одиноко, да и у него тоскливо на душе. Но грусть проходит, тоска развеивается, из-за облаков выходит солнце, ведь Муми-тролль помнит, что у него есть любимая Муми-мама, которая всегда готова смастерить берестяной кораблик ему в утешенье.

   Человеческое сознание, мое в частности, почему-то устроено так, что понять, что же ты увидела и где побывала, возможно лишь после, когда все уже позади. Следы муми-троллей и их прекрасной долины я искала почти всю поездку, не понимая, что нас сразу же туда и привезли. Мы жили в Долине муми-троллей. А как же иначе? В нашем распоряжении был чудесный дом с большой гостиной, полной удивительных книг и мягких кресел. В ней было так уютно пить чай вечерами, сонно поглядывая на пляшущий в камине огонь. В нашу голубую спальню на втором этаже вела узкая, извилистая лесенка, и мы часто блуждали в длинных коридорчиках, с любопытством заглядывая в таинственные закоулки огромного дома. За домом открывался вид на речку с уютной пристанью, у которой отдыхали лодки, мы ходили туда гулять и часами стояли у воды. Любовались солнечными бликами на прозрачной глади, юркими мальками, скользившими по дну. А однажды ночью мы увидели огромную оранжевую луну, медленно встающую над горизонтом.
   Везде царила тишина.
   С другой стороны от дома обнаружился лес. Темный и немного страшный вечером, светлый, приветливый утром. Любое разумное существо, без сомнения, уверенно и спокойно гуляло бы по надежной и давно проторенной тропе, но мы всегда сворачивали в чащу. Мы − известные любители приключений. Наверняка и Снусмумрик не пользовался большой, скучной дорогой, когда уходил от муми-троллей поздней осенью и возвращался к ним ранней весной. Почти под каждым деревом нас ждал гриб, а однажды, мы вышли на черничную поляну и, несмотря на то, что Муми-мама кормила нас вкусными завтраками, обедами и ужинами, долго не могли с нее уйти. А потом мы залезли на огромный камень, поросший белым и искрящимся мхом, и громко-громко кричали «Ура!», так что все птицы на верхушках деревьев и самые крошечные малютки под землей слышали нас.

Муми-мама и Муми-папа

Родители Муми-тролля.

Муми-папа − ученый, мыслитель, творческий человек (если можно назвать его человеком). Его скитальческой душе не ведом покой. Он жаждет приключений и побед. Тишина и спокойствие Долины, в которой живут муми-тролли, угнетают его. Однажды, он даже взял лодку и уплыл в открытое море вместе с хатифнаттами, такими светящимися и молчаливыми существами. Он жаждал обрести вольность среди бушующих волн, но скоро понял, что свободным и мечтательным может быть только дома, рядом с родными и близкими, которые знают и любят своего Муми-папу.
Муми-мама удивительно хозяйственна. Она всегда всех накормит и позаботится о том, чтобы даже самому маленькому и случайному гостю, забредшему к ним на огонек, была постлана уютная кроватка. Муми-мама любит цветы и рядом с домом у них разбит прелестный садик, где полно роз, маргариток, пионов и немного кустов шиповника. Она так к ним привязана, что когда Муми-папа увез всю семью на скалистый и пустынный остров посреди моря, она нарисовала цветы на стене своей комнаты, чтобы можно было хоть так полюбоваться ими. Но больше всего на свете Муми-мама любит своего Муми-тролля, и способна узнать его всегда, кем бы он ни стал, в кого бы ни превратился, примерив опасную шляпу волшебника.


   Туве Янссон росла в творческой атмосфере. Отец, Виктор Янссон, был скульптором. Мать, Сигне Хаммарштен-Янссон (шведка по происхождению) − художником иллюстратором. Оба младших брата Туве тоже стали художниками. Не возникает никаких сомнений, что Муми-мама и Муми-папа − отражение собственных родителей Янссон. Отец был главным в доме: нельзя было мешать ему, когда он работал или отдыхал. А если среди ночи ему вдруг хотелось отправиться на пожар, так как вид горящего здания весьма необычен, все семейство должно было тащиться за ним по снегу. Потому, наверное, так беспрекословно подчиняются Муми-папе его родные и уезжают из любимой Долины на скалистый и неприветливый островок посреди моря. Муми-папа довольно капризное, хотя и не лишенное обаяния существо. Он постоянно пишет мемуары и блуждает в мечтаниях. Сигне Хаммарштен пришлось взять на себя все заботы по дому. Отважная Муми-мама, она разрывается между детьми и работой в банке. О карьере художника пришлось на время забыть. Однако, ей удалось сохранить семью и не впасть в уныние. В старости она написала себе такую эпитафию: «Я любила художника, переехала в его страну, пережила четыре войны, усердно трудилась над нашими ежедневными котлетами, родила троих замечательных, удивительных детей, так что, по сути дела, все это было совсем недурно».
   Мама была самым близким человеком в жизни Туве. В этой любви было что-то и от плена, ведь дети со временем покидают родительские гнезда. Они же не расставались всю жизнь. Скорбью пронизана последняя книга о муми-троллях «В конце ноября», написанная после смерти матери. Множество одиноких и опечаленных наступающей зимой существ приезжают в Долину, чтобы погреться у печки и попробовать вкусного маминого варенья, а дом пуст.

Снусмумрик

Лучший друг Муми-тролля. Поэт, музыкант и вообще очень независимое существо. Он носит большую зеленую шляпу и курит трубку. Живет в палатке и каждую осень уходит в южные края, наигрывая на губной гармошке, чтобы вернуться в Долину только летом. Самый рассудительный из всех обитателей сказочного пространства. Кстати, известно, что близкий друг Янссон, Ато Виртанен, главный редактор газеты, для которой она рисовала комиксы с муми-троллями, всю жизнь ходил в старой зеленой шляпе, которую считал своим талисманом.

   На первую экскурсию нас отправили в Хельсинки. Благополучно, без особых приключений, добрались мы до столицы, и тут появился экскурсовод. Экскурсоводом оказалась довольно приятная женщина средних лет, способная изъясняться только на английском (финский не учитывался, так как его точно никто из нашей группы не знал) и не видевшая в этом никакого препятствия. Нас тоже подобный нюанс нисколько не смущал и все бы обошлось, если бы не несколько дам (всегда откуда-то берутся эти несколько дам), которые упорно не хотели воспринимать экскурсию на иностранном языке. Моим дальнейшим действиям трудно дать какое-либо разумное объяснение. Я вскочила, гордо протиснулась по узкому проходу вперед, к водителю, и решительно заявила, что буду переводить. Гид ласково и загадочно улыбнулась мне, взяла микрофон и со страшной скоростью начала сыпать датами и историческими событиями. С историческими событиями, а главное с датами, мне всегда было непросто (особенность психики), а тут еще и на английском. Одним словом, если бы помощь не подоспела вовремя, наша группа была бы сильно дезинформирована относительно города Хельсинки. Досадно было еще и то, что все достопримечательности, которые так любезно показывала нам дама-экскурсовод, находились почему-то всегда слева от автобуса, и разглядеть их можно было только сквозь аккуратно и плотно зашторенное рядом со мной окно. Так мы и ездили несколько часов подряд, выскакивая на 15 минут на каждой, уникальной каким-либо архитектурным памятником, остановке. Голова раскалывалась от постоянного напряжения, унылость заползала в сердце и порождала там неприятные ощущения по поводу столицы да и самой зачем-мы-сюда-приехали Финляндии, как вдруг выяснилось, что у нас еще 2 часа свободного времени. Знаете, что такое счастье? Это когда после долгой тряски в автобусе вдруг выходишь на набережную к морю. Огромные корабли вытягиваются перед тобой в струнку, волны пенятся у их бортов и чайки, чайки, чайки вокруг. Хочется крепко-крепко обхватить одну из этих больших белых птиц, как героиня в рассказе Туве «Чайки», чтобы ревнивый муж сказал: «Я видел вас вместе». Но муж, вовсе и не ревнивый, ничего не сказал, да и птиц я не стала хватать руками, а мы просто пошли вдоль берега, по набережной, и морской ветер бил нам в лицо.
   Море бывает ласковым и прозрачным, и веселый Муми-тролль резво ныряет в его лазурные волны в поисках приключений и жемчуга. Море становится сумрачным и неприветливым, и храбрый Муми-тролль смело мчится на утлом суденышке сквозь шторм на помощь морской лошадке с золотистой гривой. Море сковано льдом, и грустный Муми-тролль с тоской смотрит с мостков на белый покров, пленивший волны. Но самое главное: море живое, с ним можно дружить. Наверняка Туве ладила с морем, потому что как-то купила себе остров в 80-ти километрах от Хельсинки в Финском заливе под названием Кловхарун.

Хемуль

Хемуль пережил множество преображений в процессе создания серии историй о муми-троллях. В первых, более приключенческих книжках, он предстает перед читателем этаким Паганелем. Даже его внешний, рисованный вид чем-то напоминает знаменитого ученого. Он лохмат и круглоглаз, будто в очках. Коллекционер. Редчайшие растения − это его профиль. В меру ворчлив, но по сути не злобен. Писательница признавалась, что с детства любила Жюля Верна и его влияние несомненно в первых историях.
В более поздних повестях Хемуль перестает быть отдельной, самостоятельной и неповторимой личностью, а становится представителем существ подобной породы. Хемули шумны и нетактичны. Они любят громко смеяться, хлопать друг друга по плечам, следить, чтобы все было в полном порядке, и чтобы никто не сидел без дела. Они утратили исследовательскую жилку и превратились в сторожей, тюремщиков и билетеров. Правда был один Хемуль, непохожий на своих сородичей. Он любил тишину и устроил малышам в своем саду бесшумный «Луна-парк».

   Дождь − выразительное художественное средство. В кинематографе, например. Легко создать атмосферу грусти, напустив воды в кадр. Такая меланхолия, хандра, если говорить более литературно. В книгах, стоит заметить, используются те же приемы. Однако Финляндия богата на подобные явления природы и не стоит погружаться в тоску всякий раз, когда за окном идет дождь или поднимается ветер посильнее.
   Один день нашего веселого путешествия был посвящен предосенней полудреме. Скрип проржавевшей качели, шелест листьев могучего дерева непонятной породы, раскинувшего над нами ветви, прозрачная немота застывшего озера − все навевало сон. Тишина обступала со всех сторон, и как маленькие зверьки, мы забрались в уютные норки под одеяльца, чтобы, прижавшись друг к другу, переждать надвигающуюся непогоду. Так же, наверное, чувствуют себя муми-тролли, объевшись еловых иголок, перед тем как погрузиться в долгую зимнюю спячку.

Морра

Очень выразительный персонаж. Молчаливое существо с круглыми, лишенными всякой мысли глазами. Там где она проходит, замерзает земля. Никто не любит ее, и все боятся, даже деревья и кусты сдвигаются с обжитых мест, чтобы отползти от нее подальше. Чего проще назвать Морру обыкновенным воплощением зла, ведь в сказках всегда есть злые и добрые. Но в нашей истории все по-другому. Со временем оказывается, что Морра просто очень одинока. И если она садится на костер и тушит его, то это не для того, чтобы всем стало холодно, просто ей тоже хочется согреться. Но как это возможно, если твое тело способно излучать лишь холод? Только милый и отзывчивый Муми-тролль в силах помочь ей. Только его сочувствие спасет Морру.

   Туве удалось состояться не только как писателю, но и как живописцу. В 30-е годы она побывала в Германии, Италии и Франции, где обучалась живописи. Как иллюстратор Янссон начала работать еще во время учебы в Хельсинкской художественной школе. Она создала множество книжных обложек, афиш, рекламных вывесок и почтовых открыток. Рисовала для газет и журналов. И надо заметить, что любимого Муми-тролля Туве сначала нарисовала − еще в детстве, чтобы подразнить одного из братьев − и лишь много позже, во время войны, в пору грусти и страха, появилась первая история о нем.
   Она устраивала персональные выставки, оформляла театральные постановки, ее настенные росписи на сказочные темы можно встретить в школах и детских садах. В церкви города Теува она выполнила алтарную роспись на тему притчи об «умных и глупых девах». Однако, нам удалось насладиться лишь частью ее художественного творчества.
   В городе Тампере в библиотеке Метсо, что в переводе означает «гнездо глухаря», внизу, почти в подвале, расположен единственный в своем роде, своеобразный музей − «Долина муми-троллей». Он был открыт в мае 1987 года. По сюжетам книг Янссон выполнены макеты обстановок и сказочных сцен из жизни муми-троллей, созданные графиком Тууликкой Пиетиля, верной подругой Туве. В полумраке, скованные темнотой и таинственностью зала мы переходили от одного макета к другому. Вот Муми-папа храбро борется с волнами, вот Волшебник, получивший обратно свой драгоценный рубин, исполняет желания, а вот и знаменитый пятиэтажный дом муми-троллей, который Туве возводила вместе с помощниками в 1979 году. В него можно заглянуть: Муми-папа по-деловому направляется с бумагами в кабинет, Муми-мама суетится на кухне, а в подвале, внизу, малышки Тофсла и Вифсла явно что-то затевают. Удивительно приятно было пробежаться взглядом по уютным интерьерчикам, присесть в воображении на мягкий диван в гостиной и вдоволь насладится беседой о грозящих ужасностях и приближающихся приключениях.
   На стенах музея маленькие графические работы Янссон, иллюстрации к муми-повестям, они же проецируются большими слайдами на одну из стен. В глубине зала театральная сцена, скорей всего та, на которой муми-тролли давали представление, трагедию в стихах, написанную Муми-папой, в повести «Опасное лето». В этом музее можно провести весь день, и мне пришлось бежать, прикупив несколько открыток на память, за уже отходящим автобусом.

Тофсла и Вифсла

Чудесные и загадочные иностранки с длинными носами и огромным чемоданом, в котором они прячут Королевский рубин волшебника. Они внезапно появляются в повести «Шляпа волшебника», и хотя о дальнейшей их судьбе ничего не известно ни читателю, ни, похоже, автору, в сердце они навсегда оставляют глубокий след. На их необыкновенном языке, так похожем на наш только с небольшим, но весьма приятным окончанием «сла» после каждого слова, мы с сестрой говорили, наверное, месяц. «Дайсла, пожалуйстасла, вилкусла». Особенно нам нравилось, как они ругаются: «Самасла ты крысасла». Тофсла и Вифсла − комичные персонажи. К таким же можно отнести и Выхухоля − усатое, большеглазое существо, склонное к мрачным философствованиям и депрессиям. Выхухоль постоянно ожидает конца света и читает книгу «О Ненужности всего Сущего». (*)

   Было ранее утро, когда, кутаясь в кофты и куртки, ежась в сумерках утреннего тумана, мы забирались в большой автобус, который должен был отвезти нас обратно, в Москву. Приключение подошло к концу, и ничего нельзя было с этим поделать. Грустившие не меньше нас хозяева прекрасной Долины печально пожимали нам лапки на прощанье. Каждому по отдельности. «Приезжайте, приезжайте еще», − повторяли они. Они забрались на большой деревянный стол, красовавшийся посреди поляны перед домом, и махали нам, махали, махали… «До свидания», − кричали они. «До свидания, − вторили мы им, − до свидания!» Ведь «до свидания» не значит «прощай».
   «Меня называют эскапистом, − говорила Туве Янссон в одном из своих интервью, − а это считается ужасным недостатком, так что я чувствую необходимость просить прощения. Возможно, я эскапист. Я создала идеальный мир, окруженный высокими горами, где есть только узенькая тропка, ведущая к морю, а море, ведь, тоже эскапийский символ. Но за что мне просить прощения? Я писала для себя, а не для других!»


(*) Этими существами далеко не исчерпываются все персонажи муми-мира, однако, автор данного эссе вынужден признать, что не обладает достаточным количеством времени и возможностей, чтобы продолжить список.

Октябрь, 2007 г.

Copyright © 2007 Все права принадлежат Лилит Базян

Другие публикации автора

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100