графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки




Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»



   Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь - «Мой нежный повар»
  Развод... Жизненная катастрофа или начало нового пути? - «Записки совы»
  Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте - «Все кувырком»
  Даже потеря под Новый год может странным образом превратиться в находку - «Новогодняя история»
  История о том, как найти и не потерять свою судьбу... - «Русские каникулы»
  Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки? - «Пинг-понг»


 

 

Творческие забавы

Сборники


«Новогодний (рождественский) рассказ»

Джастина

Под Новый год все мы дети!

Тая открыла дверь своим ключом, из прихожей резко пахнуло свежей хвоей.
    − Димка!!!
    Она, не разуваясь, заглянула на кухню, пробежала через зал в комнату, но в квартире никого не было. Опустив плечи, Тая вернулась в прихожую, повесила шубку на плечики, сняла сапоги. На кухне выложила покупки, внимательно осматривая квартиру, прошла в зал.
    Невысокая пушистая елка стояла, подпирая стену. На диване красовалась большая коробка - красная с золотым тиснением.
    «Наверное, игрушки»,- подумала Тая, присев рядом на край дивана, приоткрыла крышку. Точно. В коробке, разделенные перегородками, лежали большие красные шары.
    «Мечта детства», - Тая потянула за ниточку один из шаров, - «Очень красивый».
    Она крутила в ладошках яркий, бархатный как лепесток розы, шар, опоясанный нарисованной золотом, завязанной на искусный бант, ленточкой,- «Откуда в такой жаркой стране могут быть елочные игрушки, ведь эти арабы не знают ни снега, ни елок? Впрочем, что я об этом могу знать?»
    Сегодня-завтра Димка должен был вернуться из Саудовской Аравии, но случаи, когда он возвращался в назначенный день, можно было пересчитать по пальцам. То задерживался, то просто переезжал из одной командировки в другую, так и не заехав домой. Вышлет какое-нибудь экзотическое фото - «Ищите меня тут», и адью. В последний раз на фото он обнимал у основания стелу с огромной надписью «Полярный круг». Потом написал, что едет в Эр-Рияд. Тая волновалась. Не любила она ни Аравийский полуостров, ни арабов, ни тем более арабок. Как-то раз в обществе друзей и коллег по работе Вовка рассказал, с его точки зрения, забавную историю об аравийских нравах. А Тая не могла забыть и все думала, и думала об этом. Вот и сейчас, разглядывая красный шар, она представляла себе ту красавицу с матовой смуглой кожей и миндалевидными глазами, которая невзначай уронила перед Димкой записку с номером своего телефона. Под одеждой, закрывающей все кроме глаз и кончиков пальцев, скрываются, по словам Вовки, такие наряды и такие страсти, что нам трудно и вообразить. Вовка не рассказал, чем закончилась та история, только по контексту Тая догадалась, что Димка той девушке позвонил, а вот что было дальше? Ей надо было бы расспросить его сразу, а теперь, время шло, и начинать разговор было уже совсем неудобно. Да и вообще, кто она такая его расспрашивать? Если бы спросить сразу, то это можно было бы объяснить любопытством, а теперь он точно догадается, что она банально ревнует. Впрочем, это все ерунда по сравнению с тем важным, что она должна сказать ему сегодня.
    Надо именно сегодня все рассказать ему, вдруг он завтра опять уедет. Она конечно понимает, работа такая, но от этого не легче, и тянуть нельзя, уже некуда, восьмая неделя.
    «Восьмая неделя. Что же делать то? А?» – в очередной раз спросила она себя и опять не нашла ответа.
    «Как же я так, что ж теперь будет-то?» – Тая сглотнула, стараясь подавить вновь всплывающие панические настроения, в больном горле резануло.
    «Теперь я точно не могу избавиться от этого ребенка», -эта мысль и раньше, т.е. абстрактно, безотносительно, не укладывалась в голове, а теперь - тем более. Это невозможно, как нельзя убивать жизнь, это аморально и безнравственно, а главное - потом может вообще не быть детей. Потом, быть может, придется мучиться всю жизнь, как мучается сейчас соседка тетя Галя, потратившая на лечение целое состояние и постаревшая от мыслей и процедур. На днях мама сказала, что тетя Галя неизлечимо больна, оказывается, не все новомодные методы лечения бесплодия абсолютно безвредны. Абстрактно многое легко: легко думать, что ты гордая; легко учить жить подружку Вальку. А вот теперь попробуй, выпутайся сама, когда это все с тобой, когда это все по-настоящему! Поздно! Все поздно! Метаться поздно! Гордой быть поздно! А если ничего не делать, то через месяц станет ВСЕ поздно! Папа убьет! А если не убьет, то будешь всю жизнь помнить, что должен был убить, но не убил.

    Дверь открылась и захлопнулась, громко щелкнув замком.
    − Таичка! – зазвенел Димкин голос.
    Тая выскочила в прихожую, прижалась губами к холодной щеке. Димка подхватил ее, поднял, посмотрел снизу, весело улыбаясь. Медленно опустил на пол.
    − Соскучился.
    − Привет, - хрипло произнесла Тая.
    − Ты что простыла?
    − Угу, - кивнула она.
    − Ну, ты даешь. Такая теплынь на улице, даже снега нет, а ты простыла. Мороженое, небось, ела опять, - он качая головой, тронул ее за кончит носа.
    − Нет, - опустив глаза, отвечала Тая.
    Она и вправду не ела мороженое, она сказала себе- нельзя, и держала слово, не ради себя… Но все равно простыла и боялась этой простуды.
    − Видела елку? Красивая, правда?
    Тая кивнула в ответ и быстро прошла в зал. Димка вошел следом.
    − А это тебе, - он показал на коробку с игрушками.
    − Спасибо.
    − Стеклянные, как ты любишь.
    − Прям как у бабушки, как подарок из сопливого детства, - прошипела Тая.
    − Под Новый год все мы дети, - Димка сделал шаг и опять обнял ее, поцеловал горячими губами.

    «А ты говоришь, надо было не подпускать его к себе» - сказал растаявший и разомлевший внутренний голос. Но от этих мыслей все остальные чувства всполошились, а радость упала на дно, туда же, где последний месяц прочно поселилась душа - в район пяток.
    − Дима, я должна тебе сказать, - Тая отступила на шаг назад.
    Димка, не отпуская ее, внимательно посмотрел в лицо.
    − Хочешь чаю?
    − Конечно, - бодро ответил он.
    − Я купила пирожное, вкусное такое, - затараторила она, убегая на кухню, а мысли заметались в голове, как пчелы в улике, шумно и беспорядочно.
    «Трусиха бестолковая, беспомощная, слабохарактерная дура», - говорила она себе, долго-долго наливая воду в чайник и поджигая газ.
    Димка достал из коробки пирожные.
    − Дай большую тарелку.
    − Какую?
    − Единственную, - широко улыбаясь, ответил Димка.
    Посуды в доме и вправду было немного. Минимум, необходимый для холостяцкой квартиры: тарелка, кружка, ложка, нож, чайник. И еще, случайно появившиеся, блюдо и стаканы. Тая знала всю утварь как родную, она часто бывала в этой квартире. С тех пор как Димка дал ей ключ, а случилось это после того случая, когда она прождала его под дверью почти два часа, а он опаздывал и не мог позвонить, Тая частенько забегала сюда после занятий. Она заходила просто так, посидеть и подумать, вытереть пыль с немногочисленной мебели. Она скучала по Димке, а его не было рядом, не было слишком часто и слишком долго. Димке нравилось ее присутствие, нравился порядок который она поддерживала, он говорил, что она приносит уют в эти холодные стены.
    − Что пригорюнилась, - спросил он, когда Тая села за стол.
    − Так, - плечи сами поднялись и опустились, а слова не шли.
    − Ну, не крути, выкладывай, - Димка улыбался своей очаровательной, солнечной улыбкой, в глазах одновременно мелькнули и хитринка, и озабоченность.
    «Какой он все-таки», - подумала Тая. - «И как не любить его?»
    − Понимаешь, - начала она нерешительно, но в горле стоял ком простуды и стыда.
    А вдруг он сейчас посоветует сходить в больницу, еще ведь не поздно. Зачем ему дети, когда он и дома-то не бывает? Все слишком рано, не вовремя, не к месту.
    Или, куда еще хуже, скажет ей, что она сама виновата и между ними все кончено?
    Тая глазами искала ответ в его глазах, но не видела. Он улыбался как всегда.
    Не удивительно, что девчонки сходят с ума, покоренные его обаянием, и завидуют ей – Таисии. Она бросила быстрый взгляд в зеркало маленького кухонного шкафа. А в ней-то ничегошеньки нет: нос картошкой и глаза серые, брови бесцветные, веснушки вылезают, стоит только солнцу появиться. Она никакая, а он, как это Валька говорит: «Харизматическая личность». Не совсем понятно, что именно Валька может вкладывать в это слово, но то, что Димка необыкновенный парень, то, что он личность, доказывать никому не надо. Каждый, кто с Димкой знакомится, при следующей встрече не вспоминает натужно: «Где же я его видел?». Каждый старается продолжить знакомство, а девчонки из кожи вон лезут в попытках произвести впечатление. Хоть не показывай его подругам, одни проблемы из-за этого.
    Где-то в глубине прихожей зазвонил Димкин мобильный.
    − Ну вот, так всегда, - Димка поднял на Таю извиняющийся взгляд и пошел в прихожую. Через мгновение он уже громко ругался с кем-то по телефону. Тае захотелось заплакать, она начала догадываться, чем все это закончится. Обычно после такого разговора Димка начинал звонить еще в пять различных мест, потом шли просьбы забронировать билет, гостиницу, потом он договаривался с шофером и уезжал в аэропорт, в лучшем случае утром, а в худшем – сразу же.

    Димка ходил взад-вперед по прихожей, временами разговор становился слышен очень четко:

    − А я говорю, что я не поеду.
    − И не хочу я доказать, что я был прав, этого и доказывать не надо.
    − А я за твои ошибки отвечать не хочу.
    − Потому что это опасно.
    − Ну, и что? Раньше другое дело.
    − Раньше я рисковал только своей шкурой, а теперь ты предлагаешь поставить под удар и пацанов.
    − Звони, кому хочешь!
    − Да хоть Вандерому.

    Димка уходил в зал, и Тая не слышала продолжения, но все это было уже маловажно.
    Он поругается еще недолго и опять улетит в Норвегию или в Данию. Чтоб им сквозь землю провалится, этим буровым вышкам: океаническим, шельфовым – всем!

    Димка тем временем договорил и вернулся на кухню.
    «А я так чай и не налила», - подумала Тая, глядя, как кипяток выливается из пузатого чайника в разномастные бокалы.
    − Димка, я беременна, - на одном дыхании выпалила Таисия.
    «Я это сказала, Бог мой», - Тая закрыла рот ладонью, а щеки начали наливаться алой краской, которая растекалась и жгла кожу изнутри.
    Димка так и остановился с чайником в руках, стоял и смотрел на Таю спокойно внимательно, и ничего не говоря. В глазах не блеснуло ни искорки, на лице не дрогнул ни один мускул, мучительные секунды бежали мимо, а реакция его оставалась непонятной.
    «Ну, сказал бы хоть что-нибудь. Умру ведь я от ожидания», - отчаянно думала Тая.
    Телефон опять зазвонил. Димка медленно поставил чайник на плиту и взял со стола телефон. Казалось, что он не видит имя звонившего, слишком пустым и отстраненным был его взгляд.
    Он нажал кнопку и ответил: «Hello».
    Так, не двигаясь с места, не меняя выражения лица, он начал разговор. Тае очень нравилось, как Димка говорит по-английски, красиво лаконично, без пауз и мычания. Она хорошо знала язык, и преподаватель в университете говорил ей о замечательном произношении, но Димка говорил по-другому: легко, играя.

    − Да, вам передали правильно.
    − Да, вы правильно поняли.
    − Нет.

    Лицо Димки переменилось, и он заговорил быстрее, но подчеркивая каждое слово. Повернулся на пятках и вышел из кухни. Вновь заходил по прихожей.

    «Ну вот и все», - подумала Тая, слезы навернулись на глаза. - «Вариант ни номер раз и даже ни номер два. Все будет как есть сейчас, и не надо было его ждать. Это моя жизнь и мои проблемы. Сама вляпалась – сама и решай. Зато моя совесть чиста. Я ему сказала, теперь меня нельзя упрекнуть в том, что я от него что-то скрыла. Независимо от того, какое решение я предприму дальше - это будет мое решение, потому что каждый отвечает за себя сам. Большая девочка, знала, что делала».
    Тая промокнула шарфиком уголки глаз, в дверном проеме прихожей стоял Димка, смотрел на нее и ругался с оппонентом.

    − Я уже сказал, но если хотите, повторю. Я не хочу никому ничего доказать. Я просто дорожу своей жизнью и здоровьем.
    − Да, они поступят так же как и я, но это только потому что это правильно.
    − Нет, я не буду никого уговаривать.
    − Свое мнение я уже высказал, еще летом. Я устал вам напоминать.
    − Нет. Это называется профессионализм.

    Тая следила за каждым его словом, не сводя глаз с красивых губ. А Дима был по ту сторону разговора, глаза смотрели внутрь, а громкость возрастала с каждым словом.
    − Нет.
    − Да.
    − Нет.
    − Это мое решение.

    На этих словах Димка, наконец, выпал из разговора, взгляд поблуждав по комнате, остановился на Тае. Губы тронула легкая улыбка. Он вопросительно кивнул ей, как бы спрашивая: «Ты это чего?». Поднял указательный палец: «Ай-яй-яй». Тая, не удержавшись, улыбнулась, а слеза предательски побежала по щеке.

    − Не надо меня уговаривать. У меня скоро дочка родится, и я себе больше не принадлежу. Это не моя жизнь, я ею не волен распоряжаться.

    Он что-то еще говорил, но голос стал мягче, и глаза смотрели уже не внутрь, а на нее, на Таисию. И она заворожено следила за ним, не в силах оторвать взгляд.
    Димка сказал «Гуд бай» и положил телефон на стол.
    Сделал шаг, присел на корточки у самых колен, дотронулся согнутым пальцем до века, где уже отяжелена и собиралась скатиться слеза.
    − Не ной, - прозвучало по-доброму, как в мультике.
    − А почему дочка-то, - вдруг неизвестно откуда в Таиной голове всплыл вопрос, и вырвался наружу.
    Димка засмущался:
    − Ну, вроде так положено: сначала дочка, потом сыночек, вроде как «Сначала нянька, потом лялька», как-то так, да?
    − Да. Так.
    − И что ты развела тут сырость?
    − Не знаю, - Тая и вправду не знала, что ответить, улыбаясь сквозь слезы.
    − Ну, и не хнычь,- Димка опять широко улыбался.
    − Ну, и не буду, - сказала Тая, оставаясь неуверенной в том, что произойдет с ней в следующий момент, то ли заплачет она, то ли засмеется.
    − Нянька-лялька – это уже семья получается, а мы с тобой, - она осеклась на полуслове.
    − А мы что?
    − Ты вечно в разъездах, а я дома одна.
    − Ты дома не одна, а с мамой-папой.
    − Я не об этом.
    − Я тоже, - Димка вдруг стал серьезным, и замолчал, глядя на Таю, отчего ей показалось, что он видит ее насквозь, читает мысли, предсказывает и предвидит.
    − Я вообще удивляюсь, почему ты до сих пор не живешь в этой квартире.
    − Ты меня не звал.
    − Но я дал тебе ключ.
    − Этого разве достаточно?
    − А-аааа, - заулыбался Димка, и Тая тоже не удержалась, радуясь непонятно чему.
    − Официоз и все такое, - он не успел договорить, его прервал телефонный звонок.
    «Опять все как всегда», - подумала Тая, но плакать ей уже не хотелось. В зеркале глупо улыбалась девчонка с красным носом и с припухлыми счастливыми глазами.

    − Да я отказался! И не сошел я с ума, - по коридору опять быстрыми шагами ходил Димка.
    − Отстань, а! Скажи лучше, будешь дружкой у нас на свадьбе?


К о н е ц

январь, 2009 г.

Copyright © 2009 Джастина

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100