Литературный клуб дамские забавы, женская литература

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»

Пять мужчин «Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




 

 

Творческие забавы

Ольга Болгова

Записки совы

Начало    Пред. гл.

      Глава V

    Поезд уходит рано, и я опять проклинаю свой жалкий жребий вставать в пять утра. И какой идиот придумал отправлять поезд в 6:30? Руки бы ему обломать! Антошка возбужденно носится по квартире.
    − Мам, а Фр-рог будет по нам скучать? Я буду...
    − Будет, Тошенька, конечно будет.
    Быстро завтракаем, одеваемся, я выглядываю в окно, джип Алексея уже стоит у подъезда, а он курит, прислонившись к машине и поглядывая на наши окна. Выходим из подъезда. Антон с воплем «Папа!» кидается к Алексею, тот подхватывает его на руки. Трогательная картина. Невольно смотрю на Лешку со стороны, отстраненно. Все-таки, симпатичный мужик мой бывший муж, не зря эта Мар.. Мра...бр-р-р... так вцепилась в него.
    − Привет, – говорит он, отпуская Антона на землю и, прищурившись, смотрит на меня.
    − Привет, – отвечаю я, и мы усаживаемся в машину.
    Пока едем до вокзала, я молчу, тихо радуясь, что не нужно пытаться разговаривать с бывшим мужем, поскольку он занят дорогой и беседой с сыном.
    У вагона Алексей достает из кармана пачку купюр и протягивает мне:
    − Возьми.
    − Не нужно, у меня есть деньги.
    − Это не тебе, это для Антона, – упрямо говорит он.
    Я беру деньги.
    − Спасибо.
    − Не за что, – говорит Алексей. – Ну ладно, пока. Хорошо вам отдохнуть.
    Он поднимает на руки Антона, целует его, затем машет рукой и идет вдоль перрона, я смотрю ему вслед.
    − Александра! Вы ли это? – вдруг слышу за спиной.
    Я оборачиваюсь и вижу... Дениса, голубоглазого Дениса, который спас меня в затопленной арке.
    − Здравствуйте, Денис, – улыбаюсь я ему. – Какими судьбами?
    − Уезжаю отдохнуть. А вы, смотрю, тоже куда-то собрались. Или провожаете кого?
    − Мы тоже уезжаем, отдыхать.
    − Далеко, если не секрет?
    − В Колыгино, там пансионат «Красный сокол», знаете такой?
    И с чего это я так разоткровенничалась?
    Денис взмахивает руками.
    − Надо же, и я туда! Значит, мы с вами попутчики.
    Что-то заставляет меня обернуться. Алексей стоит на перроне и смотрит в нашу сторону. Чувствую, как внутри обрывается и медленно падает вниз какой-то жизненно важный орган...

    За окном вагона поплыли вокзальные постройки, серые здания депо и складов. Поезд, набирая ход, вырвался на простор, и потянулись зелеными вихрями деревья, дачные поселки с разнокалиберными сооружениями, от домишек до домищ. Рассеянно смотрю в окно. Перед глазами – одинокая фигура Алешки, стоящего на перроне и в упор смотрящего на меня. Наши взгляды встречаются, он резко разворачивается и уходит, и мне кажется, что даже его спина кипит от злости и укора. И я злюсь, на него, на себя, на Дениса, из-за которого Алексей может подумать обо мне все, что угодно. Хотя, какая мне разница, что он подумает? И даже хорошо, если что-нибудь подумает, ведь не только ему можно делать все, что заблагорассудится.
    Вагон оказался полупустым, мы с Антоном вдвоем в купе.
    − Александра, вы не будете против, если я присоединюсь к вашей компании, – слышу голос Дениса. Он стоит в проходе, улыбаясь и подмигивая Антону.
    − Не буду против, присоединяйтесь, – рассеянно отвечаю я.
    Денис по-хозяйски устраивается в нашем купе, тут же достает откуда-то плитку шоколада и вручает Антону, водружает на стол пакет сока, выкладывает какие-то пакеты.
    − Простите, Александра, я тут разложил свои закуски, не успел позавтракать, знаете ли. Хотите чаю? Я сейчас закажу, нам принесут.
    − Конечно, располагайтесь. Антон, хочешь чаю? – спрашиваю я, пытаясь вытащить себя из вязкого тумана, в котором утонули мои мысли.
    Вскоре на столике уютно дымятся стаканы с чаем, Антошка уплетает пирожки, которые напекла в дорогу бабуля. Мне не хочется ни есть, ни пить.
    − Вы совсем не слушаете меня, Александра, – говорит Денис. – Наверно, я напрасно пришел сюда, мешаю вам. Вы расстроены?
    − Нет, все в порядке, Денис, просто я с утра всегда такая, рассеянная...
    − А мне кажется, причина в чем-то другом. На вокзале я видел вашего супруга...
    − Бывшего супруга, – зачем-то уточняю я.
    Денис молчит, помешивая сахар в стакане, потом говорит:
    − Развод – это тяжелая штука, я вас понимаю.
    − Вы разводились когда-нибудь? – в лоб спрашиваю я.
    − Я? Да, разводился, пять лет назад.
    − Вот как? – говорю и замолкаю.
    Следующий вопрос просто вертится на кончике языка: «Вы ей изменили?»
    Взглянув на Тошку, спрашиваю:
    − А дети у вас были?
    − Почему были? И сейчас есть. Дочь, ей семнадцать лет.
    − И вы общаетесь с ней?
    − Да, но, к сожалению, редко. Мы расстались с женой, когда дочери было 12 лет, потом я мало встречался с нею, и она отвыкла от меня.
    Денис задумчиво потирает щеку рукой.
    − Сейчас мне жаль, что я так отдалился от дочери.
    − А вы пытаетесь как-то сблизиться с нею? – спрашиваю я.
    Разговор с Денисом чудодейственным образом отвлекает меня от собственных переживаний или тема, которую мы обсуждаем, близка, и мне хочется говорить об этом?
    − Пытался, но не очень успешно, – Денис улыбается.
    − Мам, смотр-ри, какая кр-расная машина! – вскрикивает Антон, показывая в окно на движущуюся по дороге, идущей параллельно железнодорожному полотну, пожарную машину.
    − Хороший у вас парень! – говорит Денис. – А у меня нет сына.
    − У вас еще все впереди, – оптимистично, но невпопад успокаиваю его.
    − Хотите сказать, что у меня еще есть шанс народить сына? – с усмешкой говорит он и пожимает плечами. – Может быть, вы и правы.
    − А вы женаты? – спрашиваю я.
    − Нет, – отвечает он. – Так и не женился с тех пор.
    − А почему? – совсем наглею я. – Не встретили никого подходящего или не хотели? Вы такой интересный мужчина.
    О, Боже, куда меня несет? Зачем я это говорю? А впрочем, он сам напросился.
    − Правда? – спрашивает он. – А вам я нравлюсь?
    Денис смотрит на меня своими голубыми глазами, и мне становится не по себе оттого, что я так разошлась. Еще подумает не то, что я имела в виду. А что я имела в виду? Смешавшись, быстренько перевожу разговор на другую тему.
    − Вы сказали, что едете в «Красный сокол». По путевке? Отдыхать?
    − Да, использую свои старые связи... Люблю, знаете ли, такой отдых, лес, тишина. Хоть раз в году стараюсь выбраться туда. Красивые места...
    − Да, места там красивые, – соглашаюсь я. – Вы как-то связаны с авиацией?
    − Был связан... – помолчав, отвечает он. – Это не очень интересная тема... все в прошлом, кроме приятелей. Не поверите, но я, бывший летчик, сейчас занимаюсь кондитерскими изделиями.
    Удивленно смотрю на него.
    − Торты печете?
    − И это тоже. У меня небольшой цех по изготовлению конфет, тортов, ну и всяческих сладостей. Вашему сыну там бы понравилось.
    − И как это вы из летчиков попали в кондитеры? – удивляюсь я.
    − Мой отец был поваром, и кондитером неплохим, меня кой-чему научил и помог... в критический момент.
    Что за критический момент он уточнять не стал, а я не спросила, разговор перешел на обычные мелочи, которые обсуждают малознакомые люди, и вскоре я почувствовала, что меня под мерное покачивание поезда клонит в сон, глаза слипаются... ко мне подходит Лешка, медленно склоняется надо мной, я вздрагиваю, просыпаюсь... и вижу перед собой Дениса.
    − Вы уснули... я утомил вас своими разговорами, – говорит он.
    − Извините, меня, видимо, укачало, – отвечаю я, чувствуя, что лицо заливается краской. Похоже, засыпать в его присутствии уже становится для меня традицией.
    Денис извинился и ушел, Антошка пристроился у меня под боком, и я заснула под мерный неторопливый стук колес.

    Нас поселили в маленьком двухместном номере. Здание пансионата уютно расположилось в гуще соснового леса, в последний раз я приезжала сюда с родителями лет десять назад. Мне было девятнадцать лет. Я скучала среди папиных сослуживцев и их жен, которые тогда казались мне безнадежно старыми. А теперь я, наверно, кажусь такой же безнадежно старой тем, кому девятнадцать. Эти мысли не добавили оптимизма настроению. В поисках позитива решаю бросить нераспакованные вещи в номере и отправиться на прогулку в лес, чтобы убедиться, что природа действительно благотворно действует на разобранный по частям человеческий организм. Кажется, впервые за последние месяцы, я вдруг обнаруживаю, что на свете существует небо, в которое упираются огромные сосны, щебетание птиц, шелест листьев. Антошка прыгает, распихивая ногами ворох сухих сосновых иголок, которыми усыпана земля. Все мои невзгоды и волнения отодвигаются куда-то в сторону, все-таки жизнь совсем не плохая штука. Нагулявшись от души, направляемся обедать.

    − Ваш столик номер пять, – сообщает мне администраторша. – Располагайтесь.
    За столиком уже восседает пышная дама лет пятидесяти.
    − Здравствуйте, – говорю я, усаживаясь.
    − Здравствуйте, – гордо ответствует она и окидывает нас с Антоном критическим взглядом. – Вы с ребенком? Он умеет вести себя за столом?
    − Умеет, – растерянно отвечаю я.
    Антон уже устроился на стуле и с интересом рассматривает разложенные приборы.
    − Мам, а зачем тут столько ложек?
    − Деточка, каждая ложка имеет свое применение, – строго говорит дама. – А мама тебе не объясняла?
    − Ему только пять лет.
    − Детям следует объяснять правила поведения и этикета с пеленок, иначе из них вырастает то, что мы наблюдаем сейчас вокруг, – с явным отвращением говорит она.
    Я невольно оглядываюсь, пытаясь увидеть, что же столь ужасное наблюдается вокруг, но в столовой царит полный покой, нарушаемый лишь негромким гулом голосов и позвякиванием посуды.
    − Меня зовут Екатерина Борисовна, я отдыхаю здесь ежегодно, – с достоинством продолжает дама, поглаживая короткие толстые пальцы, унизанные кольцами, и выжидающе смотрит на меня.
    − Очень приятно, меня зовут Саша, – ответствую я, не ощущая особой приятности от перспективы пять раз на дню встречаться с надменной Екатериной Борисовной.
    − А вашего ребенка?
    − Антон, – радостно объявляет ребенок и роняет на пол ложку.
    Екатерина Борисовна шумно вздыхает и укоризненно смотрит на меня.
    − Антон, не ерзай, пожалуйста, – прошу я сына. Бодрое, полное позитива настроение медленно улетучивается.

    Ночью в наше окно тихо постукивает огромная сосновая лапа, тишина вокруг оглушает, я долго не могу уснуть, глядя, как по потолку скользят причудливые тени, и вновь перебираю в памяти события последних дней.


(продолжение)

март-май 2008 г.

Copyright © 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100