Литературный клуб дамские забавы, женская литература

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»

В поисках принца «Еловая ветка отскочила и больно ударила по лицу. Шаул чертыхнулся и потрогал ушибленное место, ссадина около левого глаза немного кровила. И что взбрело им в голову тащиться в этот Заколдованный лес?!..»

Моя любовь - мой друг «Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто...»

Пять мужчин «Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»

Жизнь в формате штрих-кода «- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»

«Принц» «− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




 

 

Творческие забавы

Ольга Болгова

Записки совы

Начало    Пред. гл.

      Глава IV

    Мерзкое завывание будильника вырывает меня из блаженного состояния. Весь организм вопит и стонет в знак протеста против надругательства над его священной коровой – утренним сном. Миром правят жаворонки, заводящие свою песнь ни свет, ни заря и заставляющие несчастных сов плясать под их неуместное чириканье. С трудом приоткрыв один глаз, оцениваю количество времени, оставшееся до критического момента подъема, и с тоской осознаю, что в моем распоряжении всего пять минут. Упираюсь лбом в подушку, проклиная свою горькую участь, и в этот момент на меня, явно предварительно разбежавшись, обрушивается живой теплый вопящий организм.
    − Мама! Вставай!
    Антон, как всегда радикальным образом, пришел на помощь своей несчастной матери.
    − Антон! Слезь с меня... – стону я, пытаясь развернуться и отшлепать негодного жаворонка. Радикальный метод срабатывает, глаза открылись, кровь потекла по жилам, забилось сердце, но просыпаться окончательно все равно не хочется. «Метод встряски спящей совы» – так называл подобные побудки мой бывший супруг.
    Прошла уже неделя с той памятной поездки в Нежное. В тот день, после нашего разговора с Алексеем, я ни на шаг не отходила от Насти, чтобы не остаться с ним наедине, хотя особой опасности и не предвиделось, потому что он был всецело занят своими гонками, но когда освободился, подошел ко мне и сказал:
    − Я заберу Антона, покатаю его, а потом поедем домой.
    Прозвучало это почти безапелляционно, и я хотела было воспротивиться, но услышав Антошкино «Ур-ра, мы с папой поедем кататься!», лишь обреченно кивнула. Странная нелепая обида на сына, похожая на ревность, пристроилась где-то внутри и начала тихо грызть то ли сердце, то ли иную абстрактную чувствительную часть организма, называемую душой. «Нелепо ревновать ребенка к его отцу» – говорила моя разумная половина, в то время как другая ехидно и злобно твердила: «Это мой сын, а его отец разрушил всю нашу жизнь». И я снова дала себе волю и словно бросилась в черный бездонный омут, перебирая обиды, мелкие и крупные, тасовала их, словно карточную колоду, представляла, как он обнимает другую этими своими, столь любимыми мною прежде, руками, которые теперь я ненавидела, ненавидела всей душой. В конце концов, я начала корить себя, что отпустила Антона с ним, что слишком мягко разговаривала с подлым обманщиком, лицемером и... Пока я подбирала слово, которое как можно точнее характеризовало бы все отрицательные личные качества моего экс-супруга, за спиной у меня прозвучало:
    − Саша, поехали, я отвезу вас с Антоном домой.
    − Нет, мы не поедем с тобой, – сказала я, оборачиваясь и словно слыша со стороны свой противно-бабский голос. – Мы приехали с Серегиными, с ними и уедем.
    − А в чем проблема? – спокойно спросил Алексей. – Я бы отвез вас.
    − Ты бы отвез? – впрыснув в интонацию побольше яду, спросила я.
    Злости, которой так не хватало утром, сейчас было во мне с избытком.
    Он промолчал, как обычно. Он всегда молчит, когда я пытаюсь высказать свои претензии или выяснить отношения. Молчит и смотрит... В упор. Вот так же он смотрел на меня в тот проклятый момент, когда я взяла трубку телефона и услышала тот женский голос...
    − Что ты молчишь? – спросила я.
    − Просто я понял, почему ты развелась со мной и почему сейчас не хочешь, чтобы я отвез вас домой...
    − Ты понял? А раньше ты этого не понимал?
    − Не понимал!
    − Ты серьезно?
    − Серьезно... Но ты же была убеждена в своей правоте... как всегда, впрочем.
    − Но ты сам хотел этого развода...
    − Я не хотел... хотела ты... – резко ответил он, развернулся и пошел прочь, а я смотрела ему вслед, глотая, словно горькое лекарство, злую отчаянную обиду.
    Вот так мы и разошлись с ним в разные стороны. А через несколько дней мне позвонила... Марина.
    «Вы до сих пор пытаетесь вернуть своего мужа?» – услышала я в трубке.
    «Что-то тебя давно не было слышно» – подумала я. Она несколько секунд молчала, видимо ожидая моей реакции, затем быстро проговорила: «Алексей просит передать вам, чтобы вы больше не пытались завязать с ним отношения. Он живет со мной и любит меня».
    Комок подступил к горлу. «С чего вы взяли, что я пытаюсь поддерживать с ним отношения?» – чуть было не спросила я, но вовремя сдержавшись, сказала: «Мадам, вам не кажется, что вы обратились не по адресу?»
    В трубке нависла пауза. «Я не туда попала?» – спросила она.
    «Как мог он изменить мне с такой дурой?» – мелькнула мысль, а следом за ней вторая, весьма самонадеянная: «А может быть, он устал жить с умной?» Осознание того, что я, вероятно, умнее своей соперницы, не принесло успокоения, а с точностью до наоборот, окончательно лишило меня твердой почвы под ногами и надежд на светлое будущее, незамутненное образом непутевого неверного мужа. Я положила трубку и опустилась на стул, пытаясь унять дрожь. Да что же это такое? Почему она снова мне позвонила? И как долго это будет продолжаться?
    «Она была там, в Нежном, а он обманул меня, – внезапно поняла я. – Лицемер, говорил о сыне, а сам...»
    Внезапно перед моим мысленным взором, словно наяву, возникла картина: Алексей возвращается домой, с грохотом выгружает на только что вымытый пол прихожей какие-то замазученные железки. Я в отчаянии устраиваю скандал, он молчит, или почти молчит, подавая совершенно неуместные, по моему мнению, реплики. Нет, я отнюдь не фанатка чистоты и не домашняя женщина, которая бегает с тряпкой, убирая пылинки, и часами колдует на кухне над сверхъестественным блюдом, чтобы поразить воображение и желудок любимого, но карбюраторы или как их там... в прихожей перебор даже для меня.
    Почему все это вспомнилось мне именно сейчас после звонка Марины? Может быть, из злорадного чувства, что теперь он будет выгружать свое железо в ее прихожей, если таковая имеется? Или просто как дополнительный пункт в списке моих обид? Или из ревности, что он будет выгружать свое железо не в моей прихожей? Результатом звонка невидимой соперницы и моих тягостных воспоминаний стало то, что я решительно набрала номер телефона своего экс-супруга, чтобы потребовать его немедленного появления с целью забрать все свои вещи из моей квартиры, которую он благородно не стал делить со мной. Сотовый молчал, и я в запале позвонила его родителям, в чем тут же раскаялась, потому что трубку взяла моя бывшая свекровь, Нонна Павловна.
    − Да, Александра, – сказала она. – Что тебе угодно?
    − Нонна Павловна, я хотела бы поговорить с Алексеем.
    − А зачем тебе мой сын? Ты же развелась с ним.
    Моя свекровь всегда относилась ко мне весьма скептически, считая, что я, видимо, не пара ее драгоценному сыночку. «Естественная материнская ревность» – утверждает моя бабуля.
    − Нонна Павловна, скажите, пожалуйста, Алексей дома? Вы можете позвать его к телефону? – упрямо процедила я, уже не представляя, о чем собираюсь говорить с бывшим мужем.
    − Дорогая моя невестка, гм-м-м... хочу тебе сообщить, что мой сын не живет здесь...
    Я совершенно опешила и несколько секунд хватала ртом воздух, как рыба на берегу, потом все-таки выдавила из себя:
    − А где он живет?
    − Точного адреса он мне не сообщил, впрочем, думаю, тебе его знать совсем не обязательно.
    − А давно он переехал от вас? – не могла остановиться я.
    − На этой неделе, – ответствовала свекровь.
    − Но вы же, наверно, знаете номер его телефона? – тупо настаивала я.
    − Позвони ему по сотовому, – после паузы посоветовала свекровь. – Извини, но больше я тебе ничем помочь не могу. И надеюсь, ты не в восторге, что лишила моего сына всего...
    Я бросила трубку. Все, он окончательно ушел к ней! И прекрасно, просто замечательно! Только почему она требует, чтобы я оставила его в покое? Ах, если бы они все оставили в покое меня! Если бы мне вытравить из своей головы все мысли о нем. Но как?
    И в этот момент позвонила бабуля.
    − Сань, – сказала она, – я волнуюсь, неделя прошла, а ты молчишь, ни слуху, ни духу. Внука не вижу, родители твои на взводе. Что делать?
    Я страшно обрадовалась, моя бабушка, трижды побывавшая замужем и пережившая два развода, именно она сможет дать совет, как избавиться от образа бывшего мужа, чтобы он постоянно не витал перед глазами. Мы договорились с бабулей встретиться в воскресенье, то есть сегодня, с утра.
    «Твои родители собираются ехать на дачу, смотреть, что там делается после зимы, так что если не желаешь встречаться, территория свободна, приезжай» – сказала бабушка.

    Благодаря активным действиям сыночка, который изрядно потоптал мою спину и намял бока, я выбираюсь из постели и, произведя все необходимые утренние манипуляции, направленные на то, чтобы привести себя в чувство и создать впечатление, что мой организм нормально функционирует, несмотря на ненавистные ему утренние часы, готовлю завтрак и объявляю Антону, что мы направляемся к бабушке.

    − Н-да, серьезная ситуация, – говорит бабушка, после того, как я откровенно поведала ей историю и предысторию нашего развода, подробности дальнейших событий и сущность моих терзаний. – С Глебом у нас было что-то похожее, правда, я ждала долго, не как ты, не рубила сплеча, да и постарше была, потерпимее.
    − И когда наступил конец терпению? – спрашиваю я.
    − Конец? Гм-м-м... Знаешь, это как-то копилось, копилось и вдруг взорвалось... Поводом, конечно же была очередная его пассия, а причины... – бабушка задумалась, видимо погрузившись в воспоминания.
    − Ладно, – бабуля машет рукой. – Но меня вся эта история очень удивляет. Никогда бы не подумала, что Алеша изменит тебе, хотя мужчины очень непредсказуемы, особенно там, где касается женского пола. Хочешь забыть его или хочешь помириться?
    − Помириться? Нет, – отвечаю я.
    − Понятно... Саш, есть хорошее средство, правда, с большими недостатками.
    − Какое, бабуль?
    − Как будто сама не знаешь? Клин клином...
    Я вздыхаю. Это мне сейчас совершенно не нужно, мне бы с бывшим хоть как-то разобраться. Но, чтобы не обижать бабулю, интересуюсь:
    − А недостатки какие?
    − Хм... Сашка, не притворяйся бестолковой... Второй клин тоже может в итоге стать клином...
    − Вот именно...
    − Слушай, Саш, я в интернете, на сайте знакомств, общаюсь с одним очень милым мужчиной...
    − Бабуль, ты? – изумленно спрашиваю я, хотя изумляться особо и нечему, моя бабушка – вечный экстремал.
    − А чему ты так удивляешься? Я что, не могу познакомиться с мужчиной?
    − Можешь, конечно...
    − Ну вот, ему... впрочем, это не важно, кандидат наук, что-то связано с естествознанием, очень интересный человек...
    − А ты в реале встречалась с ним? – спрашиваю я.
    − Встречалась, – отвечает, улыбаясь, бабуля. – Он превзошел мои ожидания.
    − А если он какой-нибудь жулик, – мрачно говорю я.
    − Саш, мне иногда кажется, что это тебе семьдесят, а не мне...
    − Бабуль, ну ты все же поосторожней...
    − Не мели чепухи... Впрочем, к чему я завелаа этот разговор... Ты можешь познакомиться с кем-нибудь по интернету, пообщаться, отвлечься...
    − Бабуль, я не хочу ни с кем знакомиться, тем более по интернету... Мне сейчас совсем не до мужчин.
    − Такого не может быть! Мне всегда было до мужчин. Хотя, настаивать не стану: не хочешь, как хочешь, но я могла бы тебе неплохого кандидата подыскать. Просто пообщаться, для развлечения.
    − Лет семидесяти...– ехидничаю я.
    − Зачем такие крайности, внученька? Можно и помоложе, – парирует бабуля.
    Удивительно все-таки, почему средством от одного мужчины, должен стать другой? Почему бы не посоветовать разведенной женщине углубиться в работу, найти себе занятие по душе, заняться спортом, отправиться в путешествие, в конце концов? Что свет клином сошелся на мужиках? А бабуля, словно читая мои мысли, тут же говорит:
    − А вообще займись-ка спортом, сходи в бассейн с Антоном, ты же водишь его, вот заодно и сама поплавай. Или возьми отпуск и съездите куда-нибудь вдвоем. Это, конечно, временные меры, но помогают, поверь мне.

    Возвращаясь домой, мы с Антоном попадаем под проливной дождь. Когда мы выходим из автобуса, направляясь к нашему дому, по асфальту дробно стучат первые капли, и через минуту вода льет стеной. Я подхватываю Тошку и бросаюсь бегом к подъезду.
    − Мама, мама, стой! – вдруг кричит он мне прямо в ухо.
    − Что случилось? – я резко останавливаюсь.
    − Смотри, там котенок... Совсем мокр-рый... Давай возьмем его...
    Антошка указывает рукой куда-то за мою спину. Я оборачиваюсь и вижу мокрое крошечное существо, дрожащее на краю тротуара. У меня вдруг сжимается сердце.
    − Давай возьмем, – соглашаюсь я.
    − Пусти меня, я сбегаю за ним.
    Я спускаю Антона с рук, и он мчится, топая по лужам, к котенку. Мы влетаем в квартиру, мокрые с головы до ног, я бросаюсь срочно переодевать Антошку, греть чай и искать, чем покормить найденыша.
    Налакавшись молока, тот немного осваивается, и в его жалобном мяуканьи начинают прорываться оптимистические нотки. Подсохнув, он превращается в чудный рыжий пушистый комочек с ярко-голубыми глазами.
    − Давай назовем его Фр-рог, – предлагает Антон, демонстрируя недюжинное знание английского языка.
    − Почему Фрог? Он же совсем не похож на лягушку. И глаза голубые.
    − Мам, пусть Фр-рог, а?
    Я соглашаюсь.
    Мысли о Марине и о том, где же сейчас живет Алексей, так и не дают мне покоя. Решимость звонить ему пропала, и теперь никакая сила не заставит меня набрать цифры его номера.
    − Мам, – выводит меня из задумчивости голосок Антона, – смотр-ри, какие у Фр-рога глазки – синие-синие...
    Синие глаза, голубые глаза... какое-то воспоминание наплывает на меня. Денис... тот мой спаситель с голубыми глазами, где-то записан его телефон. А может и правда, клин клином? Раздраженно отбрасываю эту мысль.

    Идея уехать куда-нибудь отдохнуть, сменить обстановку показалась совсем неплохой. Просидев полночи в интернете в поисках подходящего места для отдыха, я пришла к неутешительному выводу, что мои финансовые возможности не позволяют воспользоваться обнаруженными там предложениями. Может быть, обратиться за финансовой помощью к Лешке? В конце концов, именно он виноват в моих страданиях, а «потрясти мужчину –никогда не грех» – как выражается моя бабуля. Я, конечно же, отбросила эту идею, сознавая, что вряд ли смогу попросить у Алексея денег, гордая, как Эверест. Я вдруг вспомнила о пансионате для летного состава, «Красный сокол», куда нас возил отец, бывший пилот гражданской авиации.
    «Как раз то, что нам с Антоном нужно: тихое место в лесу, в сотне километров от города, пятиразовое питание, чистый воздух» – подумала я, хотя прежде этот пансионат казался мне ярким образчиком самого скучного места на земле. Старею, что ли... Вечером я позвонила домой, трубку взяла мама, которая тут же попыталась выдать очередную порцию своего возмущения. Что мама, что свекровь, а ведь обе такие же женщины, как я. И где, спрашивается, женская солидарность, где единение перед лицом общего врага? Решительно перевела разговор на внука, мама тут же попалась на крючок.
    − Чтоб привезла Антошку на выходные, мы скучаем, – заявила она.
    − Мам, хочу съездить отдохнуть на пару недель...Антона с собой взять.
    − Ты устала? Хотя, верно, съезди... Кстати, папа может сделать тебе путевку в «Красный сокол». Там хорошо и недорого. Хочешь?
    Отлично! Осознавая себя тонким дипломатом, выразила восторг по поводу предложения и попросила позвать папу. Тот явился, и через несколько минут мне была обещана путевка на двоих. Теперь нужно было провести операцию на работе по добыче внепланового отпуска.
    Получить пару недель в свое распоряжение оказалось не так-то просто. Шеф тут же взбеленился и возмущенно заявил, что сотрудники скоро сведут его с ума. «Работать некому, пол-отдела в декретах и на больничных, вы меня без ножа режете, Александра Павловна. Какой отпуск может быть в апреле, когда работы невпроворот? А кто проект будет заканчивать?» Попыталась заверить шефа, что за оставшиеся дни постараюсь ударным трудом подчистить все свои хвосты и пожаловалась на пошатнувшееся здоровье.
    «Здоровье? – удивился шеф. – Александра, вы цветущая женщина, о чем вы говорите? Был бы я помоложе... Хотя, слышал, у вас проблемы в личной жизни, сочувствую...». Кое-как уломала шефа и получила отпуск на две недели со строжайшим напутствием прежде закончить все срочные дела. Оставалось пристроить Фрога, который уже успел совершенно освоиться в нашем доме, радостно скакал по шторам, жадно ел и спал с Антоном, свернувшись золотистым клубочком на одеяле. Вариант оставить его родителям отбросила сразу, так как у моей матери аллергия на кошек. Я позвонила Насте, и она согласилась приютить котенка. «Живность завела? – весело спросила подруга. –Молоток, оживаешь! И твое решение уехать отдохнуть приветствую, заведешь романчик с каким-нибудь летчиком!»
    Настя, как всегда, в своем репертуаре, все сводит на мужиков. Хотя, кто из нас не без этого греха? Ловите камни...
    Договорилась с родителями, чтобы они забирали по вечерам Антошку из детского сада, поскольку всю неделю мне придется работать допоздна, чтобы разделаться с делами и оправдать доверие шефа. В результате развитой активности почувствовала прилив энергии и впереди, в неясном будущем забрезжил некий свет. «Все-таки, можно привести себя в норму без участия мужчины» – оптимистично думала я, но к концу недели настроение было подпорчено. Мне позвонил Алексей.
    − Саша, – сказал он. – Я возьму Антона на выходные?
    Я содрогнулась от одного звука его голоса. Хотелось спросить: «Куда? Ты возьмешь или вы возьмете?», но я проглотила эти слова.
    − Мы в субботу уезжаем, – ответила я.
    − Уезжаете? Куда? – удивленно спросил он.
    − Отдыхать...
    − А точнее?
    − Зачем тебе?
    − Я же должен знать, куда ты увозишь моего сына...
    Ах вот как, ты должен знать!
    − Считаешь, что я – плохая мать! Контролировать собираешься?
    − Я этого не сказал. Не передергивай...
    − Именно это и прозвучало...
    − Каждый понимает, как может...
    − Естественно...
    Он помолчал, потом сказал:
    − Саша, говори, когда и куда уезжаете... я провожу. Тебе этого не хочется, я понимаю, но Антон будет рад.
    «Он прав, к сожалению» – подумала я и сменила гнев на милость.
    Алексей предложил довезти нас на машине прямо до пансионата, но я решительно отказалась, объяснив это тем, что Антону будет тяжело. Алексей хмыкнул в трубку, но согласился. Договорились, что он добросит нас до вокзала.


(продолжение)

март-май 2008 г.

Copyright © 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100