Литературный клуб дамские забавы, женская литература

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»

В поисках принца «Еловая ветка отскочила и больно ударила по лицу. Шаул чертыхнулся и потрогал ушибленное место, ссадина около левого глаза немного кровила. И что взбрело им в голову тащиться в этот Заколдованный лес?!..»

Моя любовь - мой друг «Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто...»

Пять мужчин «Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»

Жизнь в формате штрих-кода «- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»

«Принц» «− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




 

 

Творческие забавы

Ольга Болгова

Записки совы

Начало    Пред. гл.

      Глава III

    Пробуждение ужасно. Мало того, что заснула я лишь под утро и совершенно не выспалась, у меня еще и похмельный синдром, болит голова и ноет спина, словно меня всю ночь избивали. Взглянув в зеркало, обнаруживаю там жуткую ведьму с припухшим лицом, красными тоскливыми глазами и всклоченными волосами. Какое счастье, что сегодня выходной. Думать не хочется ни о чем, но образы героев вчерашнего вечера не покидают больную голову: голубоглазый спаситель-предполагаемый-маньяк, который на поверку оказался вполне приличным человеком и мой бывший муж, ни с того ни с сего явившийся поздравлять меня с праздником на ночь глядя. Хотя, эта эскапада вполне объяснима его невменяемым состоянием. Выпил с приятелями, и накатило, помчался поздравлять бывшую жену, чтобы продемонстрировать, какой он замечательный и какая я подлая, да еще устроил безобразную сцену ревности.
    Нужно ехать к Насте забирать Антошку. Со стонами забираюсь под душ, потом выпиваю кружку крепкого сладкого чаю, становится легче. Замаскировав макияжем следы вчерашней оргии, переживаний и бессонной ночи, одеваюсь. Мое забрызганное пальто высохло, и пятен не осталось, – хоть маленькая, но все-таки радость. Сапоги же безнадежно испорчены вчерашним катаклизмом. Выхожу на улицу, размышляя, удастся ли мне без потерь выбраться со двора. Пройдя несколько шагов, вдруг слышу: «Доброе утро!» Это мне? Поворачиваюсь в сторону, откуда донеслось приветствие, и вижу своего вчерашнего голубоглазого спасителя. Он улыбается и решительно направляется ко мне.
    − Доброе утро! – повторяет он.
    − Здравствуйте. А что вы здесь делаете? – растерянно спрашиваю я.
    − Хочу забрать свою машину с вашего двора.
    − Ну да... понятно... А что, грузовик убрали?
    − Убрали. А вы куда направляетесь с утра пораньше? На работу?
    − Нет, сегодня выходной, просто по делам, – отвечаю я. – А как ваша рука?
    − Ерунда, все нормально, заживет... до свадьбы. Хотите, я вас подвезу? Где у вас дела?
    У него приступ человеколюбия или он собирается приударить за мной? Хотя, с какой стати? Особенно после вчерашней сцены, свидетелем которой он стал! Нет, определенно у меня начинает развиваться культ собственной личности.
    − Что-то вы растерялись... – говорит голубоглазый, не дождавшись моего ответа. – Мне это совсем не трудно, а даже приятно...
    Вот даже как... Что ж тут может быть приятного, – у меня сейчас лицо, словно по нему катком прошлись. Хотя, перспектива прокатиться с комфортом в обществе вполне симпатичного и героически проявившего себя мужчины совсем не вызывает у меня отрицательных эмоций, да и, в конце концов, вчера я тоже вела себя достойно и мужественно, оказала первую помощь пострадавшему, следовательно имею право на ответную услугу. Хотя, в этом случае счет будет 2:1 в его пользу, и следующая услуга потребуется от меня?
    «А не слишком ли далеко заносит тебя твое комплексующее эго? – задаю себе вопрос и тут же отвечаю на него: – А мой бывший благоверный уже уверен в моей измене. Ему можно, а мне нельзя?»
    − Раз приятно, поехали, – решаюсь я.
    − Прошу, – он делает эффектный жест в направлении темно-серого увесистого джипа.
    − У вас шикарная машина, – говорю я.
    − Да, но тяжеловата для города...
    «Алексей сейчас бы прочитал целую лекцию о плюсах и минусах джипов» – невольно приходит мне в голову. Отшвырнув прочь очередную неуместную мысль о бывшем муже, сажусь в машину.
    − Мы с вами так и не познакомились. Вас, насколько я понял, зовут Александрой, – говорит голубоглазый, выруливая со двора.
    − Именно так...
    Он бросает на меня быстрый взгляд.
    − Позвольте представиться, – Денис.
    − Денис... э-э-э...
    − Просто Денис...
    Ага, значит, просто Денис...
    − Итак, куда мы едем?
    − На Центральный проспект, к моей подруге, я вчера оставила у нее своего сына ночевать...
    − У вас сын? – спрашивает он. – И сколько ему?
    − Пять, – отвечаю я.
    − Понятно.
    Несколько минут едем молча, Денис смотрит на дорогу, мерное движение высокого джипа укачивает меня, глаза сами по себе слипаются... Машина мчится вперед, все быстрее и быстрее, у меня перехватывает дыхание. «Алешка, ты можешь не гнать, как сумасшедший?» – вскрикиваю я... и просыпаюсь оттого, что кто-то трясет меня за плечо. Передо мной голубые глаза Дениса.
    − Не хотелось вас будить, но вы разговариваете во сне...
    О, черт! Кошмарный сон: гонки по шоссе, и бывший супруг за рулем...
    − Извините, ради Бога. И что я наговорила? – тревожно спрашиваю я.
    − Не сочтите за грубость, но во сне вы обращались к какому-то Алексею. Ваш супруг?
    − Да, – мрачно отвечаю я, не желая уточнять подробности.
    − Гм-м-м... – бормочет Денис. – Кстати, мы на проспекте. Какой дом?
    − 25-й, это через пару кварталов.
    − Я знаю, – Денис заводит мотор и трогает машину с места.
    Значит, я спала, а он сидел и ждал, пока я проснусь? И слушал мой сонный бред? Чувствую себя обезоруженной перед ним, и от этого становится как-то не по себе. И зачем только я согласилась поехать в его машине? Нужно срочно прекращать это знакомство, пока оно не вышло мне боком. Правда, каким боком оно может мне выйти, я додумать не успеваю, потому что в этот момент мы заезжаем во двор Настиного дома. Денис тормозит напротив подъезда и заявляет, что может подождать нас с Антоном и отвезти обратно домой, если я пожелаю.
    − Спасибо, Денис, но это совершенно не обязательно, тем более, я задержусь у подруги. Большое спасибо за то, что довезли меня, и надеюсь, что вам было не очень неприятно, когда я позорно уснула, да еще и что-то бормотала во сне. Просто, вчера был трудный день, я не выспалась и...
    − Наверно, я кажусь вам назойливым. Хорошо, как скажете, настаивать не буду, – отвечает Денис на мою покаянно-предупреждающую речь.
    Еще раз рассыпаюсь в благодарностях и выхожу из машины. Не успеваю дойти до подъезда, как Денис догоняет и останавливает меня.
    − Александра! Запишите мой телефон...
    − Зачем? – спрашиваю я.
    − Ну, мало ли что... Позвоните, может быть, встретимся...
    Какие же у него красивые глаза, ярко-голубые, никогда не видела таких у мужчин! У моего бывшего глаза карие, но не полноценно карие, а светлые с какой-то прозеленью, непонятный противный цвет. Хотя... если быть честной перед самой собой, прежде они мне ужасно нравились. Как давно это было... Впрочем, о чем это я?
    − Так как насчет телефона – запишите? – возвращает меня в действительность голос Дениса.
    − Давайте, – я достаю мобильник.

    − Привет! – Настя открывает дверь и как-то виновато смотрит на меня. – Саша...
    − Что-то случилось? – испуганно спрашиваю я. – Антон заболел?
    − Нет, с Антоном все нормально, просто... приезжал Лешка и забрал его.
    − Как забрал? Куда? – у меня все холодеет внутри.
    − Саш, да не пугайся ты так. Я не виновата, это все Макар. Я ушла в магазин, а в это время как раз приехал Леша. Он повез его в Нежное, на ралли.
    Как он мог! Тайком стащил сына! Опять ралли, автомобили, карбюраторы и всякая прочая дребедень! Как долго это будет продолжаться? Не хочу, чтобы мой сын стал гонщиком!
    − Настя, ты что с ума сошла? Как вы могли отдать Антона? – в отчаянии кричу я.
    − Саша, но мы же его отцу отдали, а не чужому дяде... и Тошка был очень рад.
    − Не сомневаюсь... Но почему вы мне не позвонили?
    − Это все Макар... – оправдывается Настя. – И, в конце концов, отец имеет право общаться с сыном. Саш, мы не Америке, и суд не выносил ему приговора не приближаться к сыну ближе, чем на пятьдесят этих, как их там... ярдов.
    − При чем тут ярды? – взрываюсь я, а внутри все леденеет от пугающей мысли. – Настя, а он был... трезвый?
    − Кто, Макар? – недоуменно спрашивает Настя.
    − Да не Макар, а Лешка! Трезвый был?
    − Ну да... – удивленно отвечает Настя и кричит: – Макар! Лешка был трезвый?
    Пауза, затем откуда-то из глубины квартиры раздается бас Макара:
    − Лешка? Конечно! Как алмаз!
    − Саша, а почему он должен быть пьяным? – Настя в недоумении. – Твой Лешка ведь не пьет.
    − Ну, во-первых, он уже не мой, а во-вторых, вчера он явился ко мне совершенно невменяемым... – возмущенно сообщаю я.
    − Да ты что! Пришел к тебе? Мириться? – снова изумляется Настя.
    − Не знаю... Во всяком случае, я с ним развелась не для того, чтобы мириться на третий день после развода. Напился и пришел, неужели непонятно?
    − Саш, что-то тут не так... – задумчиво тянет Настя.
    − Да плевать мне на него, но он же Антона забрал, – слезы подступают к глазам, в горле сжимается комок. – Где он там оставит пятилетнего ребенка? А если Антон простудится?
    − Сашка, да не юродствуй ты, у них же все там организовано, ты же сама знаешь...
    Интересно, почему сегодня Настя так пылко защищает Алексея, а еще вчера приветствовала мое решение развестись с ним? Откуда в женщинах это стремление оправдывать мужчин, стоит последним хоть чуть-чуть проявить себя, причем, неважно каким образом? Атавизм, да и только.
    − Настя, – озвучиваю я свою мысль, – а вчера ты говорила об Алексее прямо противоположное... поддерживала меня.
    − Я говорила о нем, как о муже, – тут же находится Настя, – но не как об отце. Сашка, ты плакать собралась? Перестань сейчас же! Все с твоим Антошкой будет хорошо!
    − А откуда он узнал, что Антон у вас? – стенаю я.
    − Я не знаю, но догадаться было не очень трудно... – парирует Настя.
    − Девоньки, да у вас тут наводнение, – в прихожей появляется Макар. – Настен, а что ты подругу в прихожей держишь, до слез доводишь? Саша, не плачь, сейчас мы тебя чаем напоим. Жена вон пирожков напекла...
    Если бы не Макар, мы бы точно сейчас поссорились с Настей. Он помогает мне снять пальто, тащит в комнату и усаживает на диван. Настя удаляется на кухню. Я сжимаюсь в комок, вцепившись в диванную подушку, представляя себе жуткую картину: мой маленький Антошка среди ревущих автомобилей, один, и слезы катятся у меня по лицу. Макар устраивается рядом и начинает травить свои вечные байки. Слушаю его сначала злобно, потом слезы высыхают, и становится легче. Опять мужское влияние? Или талант Макара-рассказчика? Настя тащит из кухни поднос с пирожками и чаем. Следом за ней в комнату влетают шумные двойняшки. Все-таки здорово, когда у человека есть такие хорошие друзья, но мне грустно и тревожно. Надо ехать в Нежное...
    − Макар, а не махнуть ли нам всей компанией в Нежное? – вдруг спрашивает Настя в разгар чаепития. – И Сашка успокоится, и мы развлечемся.
    Макар мнется, ему явно не хочется ехать. Понятно, мужская солидарность и лень.
    − Настен.. я не знаю...
    − Макар, у нас планов на сегодня никаких...
    − У меня был план...
    − Весь день давить диван?
    − Настен...
    Слушаю их перепалку и мысленно молюсь, чтобы Макар согласился. Настя, не долго думая, пускает в ход главное стратегическое оружие: Мишку и Гришку.
    − Папа собирается отвезти нас посмотреть гонки, – говорит она.
    − Папа еще ничего... – начинает было Макар, но двойняшки тут же с восторженными криками облепляют его, словно медвежата сосну на печально известной картине Шишкина, и Макар сдается...

    Через полчаса мы впятером мчимся на машине в сторону Нежного. Я сижу на заднем сиденье, вяло отбиваясь от неугомонных двойняшек, думая о своем неугомонном... и тут меня настигает мысль, от которой снова холодеет в животе: «А что если мой бывший супруг там не один, а с той... своей Мариной? Поэтому он и не позвонил мне и не сказал ни слова о том, что собирается взять Антона в Нежное? И, возможно, Антошка сейчас там, с этой!» Кажется, даже кольнуло под лопаткой. «Ну и ладно, – пытаюсь успокоить себя. – Зато, возможно, увижу ту, которая...» – закончить эту мысль я не в силах.

    Нежное – небольшой поселок километрах в двадцати от города. Несколько лет назад здесь оборудовали трассу, и с тех пор она стала тренировочным полигоном для наших пилотов. Время от времени здесь случаются ралли областного масштаба.
    Выгружаемся из машины и попадаем в столь знакомую мне гоночную сутолоку. Сколько дней провела я вот так, среди ревущих моторов, переживая и болея за бывшего своего мужа, обсуждая результаты, столкновения, удачи и неудачи, загруженная термосами с обедами и горячим чаем. Вспомнила, как однажды на трассе столкнулись три машины, и одной из них оказалась Лешина. Тогда он сломал руку и сильно разбил лицо. С тех пор у него на брови и на губе так и остались небольшие шрамы, по поводу которых он вечно и банально шутил.
    − Настя, – обращаюсь к подруге, – вы тут осваивайтесь, а я пойду искать Антона...
    − И Алексея, – язвительно договаривает Настя за меня.– Я с тобой, мужики без меня разберутся, что к чему.
    Вливаемся в разноцветную шумную толпу, вечно сопровождающую гонки и, к счастью, сталкиваемся со Степанычем, Иваном Степановичем, тренером команды бывшего мужа.
    − Александра! Как дела? – радостно гудит Степаныч, пожимая мне руку, – Ищешь своих? Алексей в едальню пошел сына кормить. А вот, кстати, и они...
    На ловца и зверь бежит. Из трейлера, приспособленного под передвижную столовую, выходит Алексей, таща под мышкой хохочущего Антона. Я бросаюсь к ним.
    − Мама! Ур-ра! – кричит Антон. Алексей отпускает сына, тот мчится ко мне и традиционным броском прыгает на шею, чуть не свалив меня на землю.
    Алексей подходит к нам, стаскивает с меня Антошку.
    − Привет...
    − Привет, – отвечаю я.
    − Мам, а папа сейчас гонять пойдет! Да, пап? – Антон дергает отца за руку.
    − Да, у нас сейчас заезд, – отвечает бывший супруг, в упор глядя на меня своими каре-зелеными глазами, и откидывает со лба прядку темных волос до боли знакомым мне жестом.
    Я смотрю на него и почему-то не чувствую злости, которой кипела буквально минуту назад. Наверно, это оттого, что Антошка рядом, живой-здоровый и вполне довольный жизнью.
    − Почему ты не позвонил и ничего мне не сказал? – спрашиваю я. – Я чуть с ума не сошла...
    − Я тебе звонил, но ты трубку не брала...
    − Я не слышала звонка.
    − Понятно... – говорит он и мрачнеет.
    − Что тебе понятно? Стащил сына, как вор, – изо всех сил стараюсь вызвать в себе возмущение.
    − Думаю, что имею право общаться со своим сыном... – мрачно говорит он, снова отбрасывая непослушную прядь. Я невольно слежу за движением его руки, мне всегда ужасно нравились Алешкины руки: узкие, с грубоватыми мужскими прожилками, сильные... Черт, о чем я думаю? Какое мне теперь дело до его рук? И куда девалась Настя?
    − Извини за вчерашнее, – говорит Алексей, – мне не нужно было приходить.
    − Это точно, не нужно было, да еще в таком виде... – отвечаю я.
    − Ну, это... – он не договаривает и неопределенно машет рукой.
    Я оглядываюсь. Мысль о присутствии соперницы не дает мне покоя.
    − Ты кого-то ищешь? – спрашивает он.
    − Нет, кого нужно, я уже нашла, – отвечаю, сжимая руку Антона, который щебечет о чем-то о своем.
    − А как ты догадался, что Антон у Серегиных? – спрашиваю я.
    − Позвонил твоим родителям, узнал, что Тошки у них нет, потом, по логике – Серегиным.
    − Простая дедукция, – невольно улыбаюсь я.
    − Она самая... – на лице Алексея мелькает улыбка, но тут же тает, скрываясь под той же тенью. – Ты приехала с ними? Я, кажется, Настю видел.
    − Да, с ними.
    Странно, но мы впервые за последние два месяца разговариваем спокойно. Вероятно, это потому, что мы оба теперь независимы друг от друга и свободны, и нам нечего больше делить, кроме... сына.
    − Ты здесь один? – все-таки врывается у меня вопрос, который висел на кончике языка.
    Он смотрит на меня сначала недоуменно, потом мрачнеет еще больше.
    − Я? С Антоном...
    − И... все?
    − И все! – решительно отвечает он. Видимо, мы поняли друг друга, потому что тут же умолкаем. Молчание затягивается, и мне начинает казаться, что он тоже хочет о чем-то спросить, но он застегивает молнию своей красно-синей гоночной куртки и коротко говорит:
    − Мне пора...
    Ему пора, но он почему-то не уходит, а мне становится невыносимо вот так стоять и слушать его молчание. К счастью, к нам подходит Макар, и я радуюсь его приходу, словно появлению супермена в синем плаще, который готов спасти невезучую героиню комикса от очередной напасти.


(продолжение)

март-май 2008 г.

Copyright © 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100