Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки


Пишите нам

 


Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке - захватывающий иронический детектив + романтика

Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"


Раннее творчество Джейн Остин

Наташа Ростова - идеал русской женщины?

Хронограф жизни и творчества Джейн Остин был опубликован в первом издании Джейн Остин на русском языке в серии «Литературные памятники»

Кэтрин Мэнсфилд (http://www.katherinemansfield.com/legal/imagecredits.asp?artwork=8)
Трагический оптимизм Кэтрин Мэнсфилд
...Ее звали Кэтлин Бичем. Она родилась 14 октября 1888 года в...


Вирджиния Вулф
...Тонкий профиль. Волосы собраны на затылке. Задумчивость отведенного в сторону взгляда. Она родилась в 80-х годах XIX столетия в викторианской Англии...


Слово в защиту ... любовного романа


Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки?

Читать романы Джейн Остин:

- "Мэнсфилд-парк"
- "Гордость и предубеждение"
- "Нортенгерское аббатство"
- "Чувство и чувствительность" ("Разум и чувство")
- "Эмма"


История в деталях:

- Нормандские завоеватели в Англии
- Одежда на Руси в допетровское время,
- Моды и модники старого времени
- Старый дворянский быт в России

Fan fiction

Louisa Croft (Луиза Крофт)
Перевод: Джей Ти

Хозяйка "Мальборо"
("Mistress of Marlborough")

Начало     Пред. глава

Глава II

Харли-стрит

Вечером того же дня Генри Леннокс сидел мрачный и задумчивый в вагоне поезда, направляющегося в Лондон. Его голова кружилась, поскольку он уже в сотый раз вспоминал события уходящего дня. Взглянув на сгущающиеся за окном сумерки, он с трудом поверил в то, что только сегодня утром он отправился с Маргарет в Милтон. С какой радостью он намеревался провести с ней весь день. Четырнадцать часов назад его будущее казалось таким определенным и ярким, а теперь?
   Поезд прибыл на станцию и остановился. Генри встал, и уже собираясь выйти из вагона, внезапно заметил шляпу Маргарет, оставленную ею в спешке на багажной полке. При одном только взгляде на шляпку он почувствовал приступ боли. «Маргарет, ты была так близко. Ты была почти всем для меня в течение многих месяцев, а я ничего не сделал».
   Но, посмотрев на вещи рационально, он понял, что ему не за что винить себя. Однажды она ему уже отказала. Он знал, что только из-за своей гордости он не смог и не стал бы делать другое предложение, пока не был бы абсолютно уверен, что она его примет. А с Маргарет никто не может быть вполне уверен. Эдит постоянно уверяла его, что Маргарет хорошо к нему относится, но в ней всегда было что-то, что он не мог понять. Временами Маргарет была такой дружелюбной и открытой, а временами казалась меланхоличной и далекой.
   Ну, по крайней мере он знал, что являлось причиной ее переменчивого настроения, она была влюблена в другого мужчину. И какого мужчину! Какое будущее ожидало Маргарет с человеком, который даже не смог управлять собственной фабрикой? Она глупо поступит, просто выбросит свои деньги. Генри с иронией вспомнил, что несколько дней назад он и его брат Максвелл настаивали, чтобы Маргарет вложила деньги в хлопковую промышленность.
   Он еще раз взглянул на шляпу и почувствовал странное искушение сохранить ее, как воспоминание о женщине, которую он любил и потерял даже не один раз, а дважды. Но потом абсолютная нелепость ситуации остановила его. Нести женскую шляпу всю дорогу от станции до своей адвокатской конторы? И где он будет хранить ее, под кроватью? Как он объяснит ее наличие своим коллегам, а если уборщица увидит ее? Нет, это было бы слишком нелепо.
   По крайней мере, подумал мистер Леннокс, ему нужно предложить шляпку Эдит, чтобы та смогла вернуть ее Маргарет. Но с его стороны было бы глупо передать шляпку с посыльным. И конечно, было невозможно достать для нее шляпную коробку в столь поздний час. Он еще раз огляделся. Жена носильщика обрадовалась бы новой шляпке, заключил он, и оставил ее там, где она лежала.
   Генри вернулся в свою контору, выпил для храбрости, а затем с неохотой отправился в дом невестки на Харли-стрит.
   Эдит с нетерпением ожидала возвращения кузины. Поездка Маргарет и Генри в Милтон была отчасти деловой, но Эдит надеялась, что появятся и другие «дела», не имеющие ничего общего с бесконечной скукой инвестиций и аренды. Она надеялась вскоре услышать определенно хорошие новости, касающиеся ее кузины и деверя. Конечно, в таком долгом путешествии вдвоем у Генри будет достаточно времени признаться в своих чувствах. И Маргарет, Эдит была уверена, не сможет отказать.
   Генри постучал в дверь роскошного дома и был впущен. Он пожелал дворецкому доброго вечера и сказал ему, что поднимется один. Мистер Леннокс с трудом поднимался по лестнице в гостиную, его ноги будто налились свинцом. Он все еще не мог найти слов, как рассказать Эдит, что Маргарет не только сбежала в Милтон, но и сделала это в компании другого мужчины. Он представил истеричный ответ Эдит, и почувствовал раздражение при мысли об этом.
   Без объявления о своем приходе Генри вошел в гостиную. Эдит играла на пианино и исполняла какую-то романтичную балладу. Ее мать сидела рядом, пытаясь безнадежно сосредоточиться между пением дочери, рукоделием и комнатной собачкой Эдит, Крошкой. Брата Генри, капитана Леннокса, нигде не было видно.
Крошка первая заметила присутствие Генри, она соскочила с дивана и начала отчаянно лаять. Когда Эдит заметила своего деверя, она прекратила играть и встала.
   – Генри! Так вы с Маргарет, наконец, вернулись! Какие новости? Где Маргарет? – она спросила, заглядывая за спину Генри, но больше никого не увидела.
   На лице Леннокса смешались усталость и разочарование:
   – Эдит, приготовьтесь, – отрывисто произнес он. Он взял ее за руки и усадил на диван. Генри вздохнул и резко произнес: – Она не вернется.
   Эдит встала, ничего не понимая: – Не вернется! Что вы имеете в виду, Генри?
   – Я говорю, что она вернулась в Милтон, и полагаю, она намерена остаться там…навсегда, – пояснил Генри сдержанно.
   – Конечно, вы пошутили, – встряла миссис Шоу, откладывая в сторону свое рукоделие. – Этим утром она взяла с собой только дорожную сумку. Вы хотели сказать, что она сбежала? – она нервно засмеялась, ожидая, что Генри воспримет ее шутку.
   – Позвольте мне все объяснить, – сказал он, – потому что я не желаю снова говорить об этом. Мне показалось,… то есть, я полагаю, что Маргарет и этот Торнтон пришли к взаимопониманию – осознали свою привязанность, – он почувствовал, что рассказал часть всей правды, и замешкался, не осмелясь рассказать еще.
   – Торнтон? – медленно переспросила Эдит, еще не улавливая связи с этим именем. Она взглянула на мать, лицо миссис Шоу выглядело очень бледным. Понимание отразилось в глазах Эдит:
   – Ее подрядчик! – испуганно вскрикнула она. – Мама! Торговец!
   Миссис Шоу была подавлена и не смогла ответить.
   – Промышленник, – язвительно поправил Генри. – Между ними есть разница.
   – Ее подрядчик! – повторила Эдит. – Тот, который обанкротился?
   – Боже, помоги нам! – вставила миссис Шоу.
   – Да, ее подрядчик, – подтвердил Генри, – хотя благодаря великодушному вложению денег Маргарет в его фабрику, он снова станет хозяином.
   Миссис Шоу стала обмахивать себя. Эдит выглядела так, будто вот-вот упадет в обморок. Генри снова попросил ее сесть, принес ей стакан бренди, от которого она отказалась.
   – Это невозможно! …Как она могла так поступить? – запричитала Эдит. – Маргарет никогда ничего мне не говорила о своих чувствах к этому мистеру Торнтону. Как она могла убежать к нему, ничего не сказав? Мама, разве я не говорила тебе, что этот ужасный северный город погубит ее?
   – Это все из-за ее отца, – рассудила миссис Шоу довольно вяло. – Я бы не хотела говорить плохо о покойном, но это было ужасной ошибкой заставить семью покинуть прекрасный приход в Хелстоне. И из-за чего? Совести! Есть ли что-то еще более назойливое?
   – О, Генри, что она сказала? Она больше никогда не вернется? – Эдит совсем потеряла голову.
   Генри не мог оставаться у них дольше. Он устал, его гордость была задета, а его надежды и чувства не оправдались. Он желал остаться один. – Об этом она мне не сообщила, – ответил мистер Леннокс нетерпеливо. – Я действовал только как ее адвокат, не более. Она собиралась заключить деловую сделку, а заключила что-то большее, – закончил он с нескрываемой горечью.
   – Разве вы не могли остановить ее? – спросила Эдит в отчаянии, хотя знала, что это глупый вопрос раньше, чем он сорвался с ее губ.
   – Остановить Маргарет? – спросил он насмешливо. – Вы прожили с ней половину жизни. Вам как никому должно быть известно, что значит убедить ее в чем-то. Я и не пытался, у меня нет на это права. Она – ваша кузина, вы должны сами говорить с ней так, как пожелаете. Я устал, и я ухожу. Желаю вам спокойной ночи. Передайте Максвеллу, мне жаль, что я не застал его.
   Генри оставил женщин успокаивать друг друга по мере их сил и вышел. Быстро шагая по Лондонским улицам, он пытался не замечать тупую боль в груди. Он пытался убедить себя в том, что его сожаление уже не такое сильное. И все-таки, как он мог сокрушаться о потере женщины, которая поступила так импульсивно, которая мало заботилась о соблюдении приличий. Поскольку она поступила именно так, и где, на железнодорожной станции! Он покраснел при одной мысли об этом. Как преуспевающий лондонский адвокат, он должен был думать о своей репутации. Не было сомнений, что в его кругу импульсивные поступки такой своевольной женщины вызвали бы только порицание, вероятно даже насмешки над ее мужем.
   Возможно, жена, которая была бы просто красивой и не такой темпераментной, подошла бы ему лучше. Маргарет всецело была своевольной женщиной. Свободный дух это хорошо, но он может завести слишком далеко. «На самом деле, мне намного лучше без такой жены», – сказал он сам себе, сунув руку в карман. Его пальцы сжали сатиновый черный шнурок, аккуратно свернутый, который раньше украшал известную шляпку.


(продолжение)

1   2   3   4   5   6   7   8   9

ноябрь, 2007 г.

Copyright © 2007-2008
Все права на этот перевод принадлежат Джей Ти



Обсудить на форуме

Fan fiction
О жизни и творчестве Элизабет Гаскелл

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


                 Rambler's Top100