Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки


Пишите нам

 


Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке - захватывающий иронический детектив + романтика

Первые впечатления, илинекоторые заметкипо поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"


Ранние произведения Джейн Остен «Ювенилии» на русском языке

Хронограф жизни и творчества Джейн Остин был опубликован в первом издании Джейн Остин на русском языке в серии «Литературные памятники»


Читать романы Джейн Остин:

- "Мэнсфилд-парк"
- "Гордость и предубеждение"
- "Нортенгерское аббатство"
- "Чувство и чувствительность" ("Разум и чувство")
- "Эмма"


Наташа Ростова - идеал русской женщины?

«Недавно перечитывая роман, я опять поймала себя на мысли, как все-таки далек - на мой женский взгляд - настоящий образ Наташи Ростовой от привычного, официального идеала русской женщины...»

Кэтрин Мэнсфилд (http://www.katherinemansfield.com/legal/imagecredits.asp?artwork=8)
Трагический оптимизм Кэтрин Мэнсфилдh

«...Ее звали Кэтлин Бичем. Она родилась 14 октября 1888 года в...»



Вирджиния Вулф

«...Тонкий профиль. Волосы собраны на затылке. Задумчивость отведенного в сторону взгляда. Она родилась в 80-х годах XIX столетия в викторианской Англии...»




Слово в защиту ... любовного романа

«Вокруг этого жанра доброхотами от литературы создана почти нестерпимая атмосфера, благодаря чему в обывательском представлении сложилось мнение о любовном романе, как о смеси "примитивного сюжета, скудных мыслей, надуманных переживаний, слюней и плохой эротики"...»


Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки?

«Собственно любовный роман - как жанр литературы - появился совсем недавно. По крайней мере, в России. Были детективы, фантастика, даже фэнтези и иронический детектив, но еще лет 10-15 назад не было ни такого понятия - любовный роман, ни даже намека на него...»

Ревность или предубеждение?

«Литература как раз то ристалище, где мужчины с чувством превосходства и собственного достоинства смотрят на затесавшихся в свои до недавнего времени плотные ряды женщин, с легким оттенком презрения величая все, что выходит из-под пера женщины, «дамской" литературой»...»



История в деталях:

- Нормандские завоеватели в Англии
- Одежда на Руси в допетровское время,
- Моды и модники старого времени
- Старый дворянский быт в России


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"



Fan fiction

Louisa Croft (Луиза Крофт)
Перевод: Джей Ти

Хозяйка "Мальборо"
("Mistress of Marlborough")

Начало     Пред. глава

Глава VI

Леди на кухне

   Вскоре после полудня Торнтон получил ответное письмо от сестры. Симпсон принесла записку ему в кабинет, где он просматривал бумаги. Джон внимательно прочел ее по дороге в гостиную, где Маргарет читала, уютно устроившись в кресле. Когда он вошел в комнату, она взглянула на него и улыбнулась. Джон показал ей записку:
   − Это от Фанни.
   − И что она пишет? – спросила Маргарет, боясь услышать ответ.
   Еще раз прочитав письмо, Торнтон ответил:
   − Она очень удивилась новости о нашей помолвке, желает нам счастья. Она пишет, как удачно, что ты предложила мне помощь, - засмеялся он, читая между строк, и продолжил: - Она ждет тебя к обеду (это будет очень скромный обед, поскольку ее заранее не предупредили), и также приглашает маму и меня сопровождать тебя, - он положил записку на маленький столик. – Время обеда меня вполне устраивает. Это означает, что весь день ты будешь в моем полном распоряжении.
   − Я чувствую, что нехорошо было отправлять Фанни такую короткую записку, - сказала Маргарет, закрыв книгу и отложив ее в сторону.
   − Чепуха, - улыбнулся Торнтон. – Она всегда содержит свои гостевые комнаты в состоянии полной готовности. Она не похожа на маму во многих отношениях, но в этом они схожи. Что касается ее «скромного» обеда, то она, похоже, отправила целую армию слуг на поиски самых экзотичных продуктов.
   − Фанни живет неподалеку? – спросила Маргарет.
   − Боже мой, нет, - засмеялся Джон. – Она живет вдали от шума и грязи фабрик. Они проживают в самом фешенебельном пригороде – Линли Гарденз Террас.
   − О, как роскошно это звучит, - улыбнулась Маргарет.
   − Настолько роскошно, насколько Уотсон может себе позволить, - ответил Торнтон. – Фанни это очень нравится, но она жалуется на присутствие новых богачей по соседству, - засмеялся он. – Она, кажется, забыла, что родители Уотсона содержали лавку, - Джон помолчал минуту, ему на ум пришла мысль. – Маргарет, - осмелился спросить он, - после свадьбы ты хочешь жить в каком-нибудь другом месте? Возможно, шум фабрики будет надоедать тебе.
   − Ты обижаешь меня, - ответила Маргарет, смеясь. – Я не хочу жить ни в каком другом месте. Мы должны остаться здесь. Это удобно для тебя,и уверена, твоя мама захочет остаться здесь. Никто не будет переезжать из-за меня.
   Торнтон нагнулся к ней.
   − Я не достоин тебя, - прошептал он, целуя ее в ухо. – Ты подумала о дате нашей свадьбы?
   − Ты уже поговорил с матерью? – в ответ спросила Маргарет.
   − Она согласна с нашими желаниями, поэтому все, что осталось, это договориться с викарием.
   − Ты хочешь, чтобы мы поженились, получив разрешение, или чтобы в церкви объявили о нашем бракосочетании? – спросила Маргарет, возвращаясь к обсуждению формальностей.
   − Как угодно, лишь бы это заняло меньше времени, - улыбнулся Джон.
   − Если мы получим разрешение, то сможем пожениться в любое время. Если ты прожил в своем приходе, по крайней мере, две недели, так было, когда отец был священником в Хелстоне, - пояснила она. – Оглашение имен в церкви займет подряд три воскресенья, что отложит нашу свадьбу более, чем на две, даже на три недели.
   Торнтон слегка поморщился.
   − Я не хочу ждать так долго, а ты?
   − Не хочу, и не только потому, что не хочу беспокоить Фанни больше двух недель, -засмеялась Маргарет. – Но мы должны быть уверены, что нам хватит этого времени, чтобы подготовиться к свадьбе.
   − Это напомнило мне, - внезапно сказал Торнтон, - что мы должны посоветоваться с юристом и подписать брачное соглашение.
   Маргарет выглядела встревоженной и обиженной.
   − Но почему? Все, что у меня есть, твое. Я не собираюсь ничего прятать от тебя.
   − Это просто вопрос права, - нежно ответил он. – В отсутствии соглашения закон утверждает, что твоя собственность становится моей.
   − Я полагаю, ты не будешь объявлять, что ты женишься на мне, чтобы получить контроль над моими деньгами, - озорно сказала мисс Хейл.
   Торнтон издал короткий ироничный смешок.
   − Некоторые люди будут об этом говорить, «включая и мою сестру», - добавил он про себя. Потом продолжил:
   − Мне все равно, что думают другие, все, что имеет для меня значение, это меры предосторожности, чтобы защитить тебя. Торговля очень неустойчива. Если случится худшее, будет лучше, если тебе удастся сохранить какую-то свою собственность от моих кредиторов.
   − Поэтому я могу продолжать жить счастливо, пока ты чахнешь в долговой тюрьме? – поддразнила его Маргарет.
   − Давай будем надеяться, что фортуна нам улыбнется, - ответил он. – Бог не позволит, чтобы человек трижды в своей жизни столкнулся с финансовым крахом. Даже если и так, и мы окажемся бедными, но надеюсь, что не банкротами.
   − Нет, мы будем по возможности благоразумными, - задумчиво ответила Маргарет. – У меня нет желания быть безмерно богатой, я хочу жить относительно мирно и спокойно и делать добро с тем, что нам дано.
   − Всегда думая о других, - добавил Джон. – А как насчет твоих собственных желаний? Куда мы поедем в свадебное путешествие?
   − А оно будет? – спросила Маргарет. – Я не думаю, что важный промышленник и мировой судья будет отнимать время от собственных дел, чтобы отправиться в медовый месяц.
   − Но ты бы хотела, чтобы у нас был медовый месяц? – спросил Торнтон.
   − Я не думала над этим, - ответила она. – Куда бы ты хотел поехать?
   − Возможно, мы могли бы остановиться в Хелстоне, - он замолчал, улыбаясь, - ...на пути в Испанию.
   − В Испанию! – Маргарет вскочила со стула и обвила его руками за шею.
   − О, Джон! Ты и, правда, думаешь, что мы могли бы? То есть, можешь ли ты позволить себе время не заниматься фабрикой? Здесь столько всего нужно сделать.
   − Если ты хочешь поехать, тогда я думаю, мы сможем, - ответил Торнтон, обнимая ее за талию и прижимая к себе. – Ты не видела Фредерика с тех пор, как умерла ваша мать. Он женат, не так ли? Ты захочешь встретиться с его женой. А я хочу познакомиться с мужчиной, который поверг меня в такое отчаяние, - он улыбнулся и поцеловал ее.
   Маргарет улыбнулась, но взгляд ее был тоскливый и далекий.
   − Фредерик... О, Джон, я бы больше всего на свете хотела увидеть его… познакомиться с Долорес... и увидеть близнецов. Представь, темноглазые малыши, похожие на Фредди! – внезапно она опомнилась и встретилась взглядом с Торнтоном. – Все же, боюсь, что мы не можем позволить себе тратить время. Мой визит к Хиггинсам сегодня утром дал мне понять, что многие рабочие, как он, которые не могут найти работу, отчаянно в ней нуждаются.
   Она замолчала,борясь с эмоциями, разрывающими сердце. Она посмотрела на него страдальчески, но сказала решительно:
   − Я думаю, ради этих людей и их бедных семей, мы должны снова открыть фабрику, как можно скорее, даже если ради этого нам придется отложить наш медовый месяц. Как могу я радоваться, зная, что где-то голодает ребенок по моей вине?
   Торнтон нежно откинул локон, который выбился из ее прически и упал на пылающую щеку.
   − Если ты так думаешь, то у тебя никогда не будет для этого другого случая, - мягко произнес он. – Разве не сказал Христос: «Бедные всегда будут с вами»?
   − Да, - ответила Маргарет, нахмурившись. – Но я думаю, что под этим он имел в виду порицание твердости наших сердец, а не причину ничего не делать,- мягко напомнила она ему. – Это наш долг помочь этим менее удачливым…
   Торнтон был немного расстроен, что приятный разговор об их медовом месяце превратился в лекцию о социальной ответственности. – Некоторые не заслужили никакой помощи, - возразил он.
   − О, Джон, как ты можешь так говорить? Как человек может «заслужить», живя в таких условиях?
   − Я знал бедность и работал, чтобы выбраться из нее, - ответил Торнтон, чувствующий только презрение за лень и распутные привычки недостойных бедняков. Если он сам смог подняться, то почему не мог и другой?
   − Должны ли быть наказаны другие, потому что у них нет твоей силы или помощи и поддержки такой матери, как твоя?
   − Я не хочу спорить с тобой, - ответил он.
   − Не стоит, - улыбнулась она лукаво. – Ты скоро сам запутаешься, если попробуешь спорить по вопросам теологии или Святого Писания с дочерью священника.
   − И такой умной, - добавил он, целуя ее в нос. – Ну, тогда, - продолжил он, - я оставляю себе бизнес, а тебе - мораль.
   − ...и никогда эта пара не встретится? – поддразнила она его.
   − Ты знаешь, что это неправда, - сказал он, защищаясь. Он помолчал, глядя на нее с радостью.- Почему я вдруг почувствовал, что жизнь с тобой будет своего рода трудностью?
   − Ты любишь трудности, разве нет? – она улыбнулась, хорошо зная, что преодоление трудностей в его характере.
   − Я люблю трудности, - ответил он, - и одна из таких трудностей - запустить выгодный бизнес, оставаясь порядочным и человечным хозяином. Я не склонен к благотворительности, Маргарет, но я всегда стараюсь сделать все лучшее для своих рабочих. Мне больно слышать, когда ты подразумеваешь иное, даже в шутку, - он говорил так искренне, что она раскаялась, что подшучивала над ним.
   − Прости меня, Джон, - сказала Маргарет.- Возможно, мне не стоило вмешиваться…
   − Нет, на самом деле, я имел в виду совсем другое, - Торнтон быстро прервал ее, пристально глядя на нее. – Ты мне нужна, Маргарет. Работай со мной, я не добьюсь успеха на фабрике Мальборо без тебя, - внезапно он покраснел, как будто признавался, что, по крайней мере, с финансовой точки зрения он говорит правду.
   Маргарет сразу поняла его мысль, и любезно проигнорировала ее:
   − Я мало знаю о делах, Джон, но я хочу учиться. Если ты научишь меня, конечно, я попытаюсь помочь тебе по мере сил.
   − И ради тех, кто заинтересован в этом, - закончил он.- Мы попробуем открыть фабрику как можно быстрее, даже если это отсрочит наше путешествие в Испанию, - он приподнял пальцами ее подбородок и нежно поцеловал.

   Они все еще находились в объятьях друг друга, когда услышали шорох платья, и через мгновение миссис Торнтон вошла в комнату. Она предпочла не заметить, что они обнимаются, и влюбленные, смутившись, быстро отпрянули друг от друга. Маргарет отвернулась от жениха и подобрала записку Фанни, внимательно просматривая ее. Торнтон повернулся к матери. Она выглядела слегка встревоженной и раздраженной.
   − Что-то случилось, мама?
   − У меня проблемы с наймом слуг. Я уже наняла некоторых, но большинство не сможет вернуться в ближайшие дни. Мэри и Сара, вероятно, покинули Милтон, остальные слуги уже нашли себе другую работу. Стайлз не справляется. Мне нужно лично спуститься и помочь ей, - ответила миссис Торнтон.
   Маргарет, зная, что ее неожиданный приезд добавил хлопот по дому, быстро сказала:
   − О, пожалуйста, позвольте мне помочь. Я уже знаю, как крахмалить и гладить. Я могла бы мыть посуду, возможно, вытирать пыль. Я буду рада оказаться полезной.
   Миссис Торнтон ответила возмущенно:
   − Конечно, нет, вы - гостья в этом доме.
   Маргарет улыбнулась, но продолжила спорить со своей будущей свекровью:
   − Не нужно относиться ко мне, как к утонченной леди. Вспомните, миссис Торнтон, у моей семьи были затруднения с поиском служанки, когда мы только приехали в Милтон. Бедная Диксон, служанкамоей матери, очень сокрушалась. Я научилась помогать на кухне и провела много часов в фартуке и засученными рукавами, - она улыбнулась Торнтону. – Мои дни благородного притворства уже прошли.
   Он, как и его мать, удивился, услышав слова Маргарет. Как только Маргарет отвернулась положить записку Фанни, миссис Торнтонс сыном обменялись быстрыми, но многозначительными взглядами. Торнтон приподнял брови и чуть улыбнулся, как будто говоря: «Видишь, мама? Эта женщина придется тебе по душе».
   Гордая женщина, втайне довольная, смягчилась.
   − Хорошо, но только на этот раз. Я не собираюсь позволять своей невестке работать на кухне.
   − Стайлз – верная и тактичная служанка, - Джон заверил мать с шутливой серьезностью. – Тебе не нужно беспокоиться, она не расскажет новым слугам, что твой сын женится на посудомойке.
   Его несерьезность застала миссис Торнтон врасплох, и она рассмеялась.
   Он продолжил:
   − Давай мы все успокоимся. До тех пор, пока в доме опять не появится полный штат прислуги, пока фабрика опять не начнет работать и пока не состоится свадьба, все будет кувырком. И самое лучшее, мама, просто ждать, - он ободряюще коснулся плеча матери и повернулся к невесте. Джон взял Маргарет за руку и повел к двери. – Пойдем, Маргарет, давай найдем кухню, и я представлю тебя нашей преданной Стайлз.
   Миссис Торнтон смотрела им вслед. Она слышала, как они смеялись, спускаясь по лестнице. На ее сердце впервые за день было легко. Ей нравилось снова видеть Джона счастливым, чувствовать его ободряющее присутствие в доме. Что касается Маргарет, возможно, Джон прав, задумалась миссис Торнтон. Возможно, Маргарет и, правда, изменилась. Может быть, она станет дочерью для нее, вместо того, чтобы быть новой хозяйкой.
   Для миссис Торнтон было больно осознавать разницу между Маргарет и ее собственной дочерью Фанни. Она устыдилась, вспомнив, как обвинила Маргарет в том, что та приехала «позлорадствовать» над Джоном, тогда как на самом деле, молодая наследница вернулась, чтобы восстановить положение и вернуть фабрику Джону.
   Миссис Торнтон также горько было вспоминать, что единственный человек, который радовался падению Джона, была его собственная сестра. Фанни пришла, чтобы отпраздновать свою победу над старшим братом, который оставил обучение и работал, как раб, всю свою юность, чтобы заработать на хлеб и вернуть долг отца кредиторам. Какую благодарность Фанни оказала своему брату за всю его любовь и самопожертвование? Никакой.
   Все же, могло ли сердце матери со всей честностью и искренностью стыдить Фанни за ее мелочные слова и униженные чувства? Нет, не могло, и Фанни понимала это. Она никогда не разделяла согласие и обоюдную привязанность матери и сына. Фанни знала, что мать и брат считают ее слабой и глупой. Она обижалась на Джона всю свою жизнь, думала миссис Торнтон, даже когда он старался защитить ее, и дал ей привилегированное образование, которого лишил ее собственный отец.
   Фанни не знала, что Джордж Торнтон покончил с собой. Мать и сын поклялись никогда не рассказывать ей то, что знали все предприниматели Милтона. Когда Уотсон попросил руки Фанни, миссис Торнтон потребовала от него обещания, что Фанни никогда не узнает об этом от него. В конце концов, зачем ей нужно было это знать? Она была счастлива, насколько могла быть, живя в Милтоне. У нее скоро будут собственные дети, о которых ей придется волноваться.Нужно смотреть в будущее, не оглядываясь на прошлое.
   Тем не менее, миссис Торнтон почувствовала сожаление, размышляя о своих отношениях с дочерью. Она решила для себя, что будет добрее к Фанни в будущем. Что касается Маргарет, возможно, потребуется какое-то время, чтобы отпустить все то, что прошло между ними, и попытаться наладить с ней отношения. Миссис Торнтон решила направиться в кухню и посмотреть, нужна ли там ее помощь.


(продолжение)

1   2   3   4   5   6   7   8   9

май, 2008 г.

Copyright © 2007-2008
Все права на этот перевод принадлежат Джей Ти



Обсудить на форуме

Fan fiction
О жизни и творчестве Элизабет Гаскелл

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100