графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»



Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


Жизнь в формате штрих-кода

«- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»


Детективные истории

Хроники Тинкертона - «O пропавшем колье»

«В Лондоне шел дождь, когда у дома номер четыре, что пристроился среди подобных ему на узкой улице Милфорд Лейн, остановился кабриолет, из которого вышел высокий грузный мужчина сумрачного вида. Джентльмен поправил цилиндр, повел плечами, бросил суровый взгляд на лакея, раскрывшего над ним зонт, и...»

Рассказы о мистере Киббле: Как мистер Киббл боролся с фауной

«Особенности моего недуга тягостны и мучительны, ведь заключаются они в слабости и беспомощности, в растерянности, кои свойственны людям, пренебрегающим делами своими и не спешащим к отправлению обязанностей...».


Экранизации...

экранизация романа Джейн Остин
Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

«Самый совершенный роман Джейн Остин "Гордость и предубеждение" и, как утверждают, "лучший любовный роман всех времен и народов" впервые был экранизирован в 1938 году (для телевидения) и с того времени почти ни одно десятилетие не обходилось без его новых постановок...»

экранизация романа Джейн Остин
Как снимали
«Гордость и предубеждение»

«Я знаю, что бы мне хотелось снять — «Гордость и предубеждение», и снять как живую, новую историю о реальных людях. И хотя в книге рассказывается о многом, я бы сделала акцент на двух главных темах — сексуальном влечении и деньгах, как движущих силах сюжета...»

Всем сестрам по серьгам - кинорецензия: «Гордость и предубеждение». США, 1940 г.: «То, что этот фильм черно-белый, не помешал моему восторгу от него быть розовым...»


Рассказы


По картине Константина Коровина «У окна»

«- Он не придет! – бормотала бабка, узловатыми скрюченными пальцами держа спицы и подслеповато вглядываясь в свое вязание. – Кажется, я опять пропустила петлю…
- Придет! – упрямо возражала Лили, стоя у окна и за высокими, потемневшими от времени и пыли стенами домов, возвышающихся за окном, пытаясь увидеть прозрачные дали, шелковистую зелень лесов и лугов, снежные причудливые вершины гор, жемчужную пену волн на зыбком голубом море...»

Если мы когда-нибудь встретимся вновь - рассказ с продолжением

«Даша вздрогнула, внезапно ощутив мурашки, пробежавшие по позвоночнику, и то вязкое напряжение, которое испытала тогда, рядом с ним, когда, казалось, сам воздух стал плотным и наэлектризованным... И что-то запорхало в сердце, забередило в душе, до того спящих... «Может быть, еще не поздно что-то изменить...»

Дуэль

«Выйдя на крыльцо, я огляделась и щелкнула кнопкой зонта. Его купол, чуть помедлив, словно лениво размышляя, стоит ли шевелиться, раскрылся, оживив скучную сырость двора веселенькими красно-фиолетовыми геометрическими фигурами...»

Рискованная прогулка

«Врубив модем, я лениво шлепнула по энтеру и зашла в сеть, зацепившись каблуком за невесть откуда возникший глюк. Зарегавшись свежим логином и тщательно запаролившись, я увернулась от выскочившего из какой-то безымянной папки файла...»


 На форуме:

Экранизация романа «Гордость и предубеждение»
- Фанфики по романам Джейн Остин
Проблемы жанра любовного романа
Нужна ли в XXI веке классическая литература
Как опубликовать свое произведение
Любимый любовный роман
Что не нравится в любовных романах
Слово в защиту... любовного романа?


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


 

Творческие забавы

Сборники


«Новогодний (рождественский) рассказ»

Екатерина Юрьева

Рождественский переполох в Эссексе

Эми отложила платьице для куклы, над которым сидела с утра, и подошла к окну. Снежинки, настоящие, большие, пушистые мерно сыпались с неба и устилали землю, которая  на глазах превращалась в белоснежное бархатное покрывало.
   − Что там? − из кресла у камина раздался голос Нэнси Барнет − тетушки Эми.
   − Снег, − Эми увидела, как их кот Суссекс вышел из-за угла дома, огляделся и, подняв хвост, независимой походкой направился к сараю. − О, вот и Суссекс! Интересно, где он пропадал всю ночь?
   − Верно, опять наведывался в деревню. Мясник жаловался, что Суссекс повадился таскать у него обрезки мяса,  − отозвалась тетушка. − Снег на Рождество − это чудесно! Я уже не помню, когда на Рождество выпадал снег. Почему-то на рождественские праздники вечно идет противный дождь, а снег, если и выпадает, то совсем в другое время, когда он никому не нужен.  И сейчас нам не придется бояться, что занесет дороги: угля у нас достаточно, а запаса продуктов хватит на пару недель.
   − Хм, −  с сомнением хмыкнула Эми, вспомнив, как на прошлое Рождество их служанка Салли, которая одновременно являлась и кухаркой, наготовила столько вкусностей, что Рождество, а потом и Новый год превратились в бесконечное пиршество. Они втроем тогда съели столько, сколько в обычное время им хватало на целый месяц.  
   − Надеюсь, Салли на этот раз ограничится приготовлением только индейки и пудинга,−  сказала она. − После прошлогодних праздников я с трудом влезла в свои платья.
   − Ты такая стройная, что иногда можешь себе позволить некоторые излишества в еде, − заметила Нэнси. − Скорее, мне стоит ограничить себя за праздничным столом. Но Салли печет такие вкусные пироги, что перед ними просто невозможно устоять. Впрочем, у нас не так много удовольствий в жизни, чтобы добровольно лишать себя подобного наслаждения.
   Эми согласно кивнула. Три женщины, ведущие уединенный образ жизни в небольшом коттедже в глуши Эссекса, видят мало радостей в своем довольно унылом существовании. Когда еще был жив мистер Барнет − отец Эми и брат Нэнси, − они жили в  Гранфорде,  городке в пяти милях отсюда. Там у них были знакомые, общение с которыми могло доставить некоторую приятность и разнообразить течение дней. Но после смерти мистера Барнета, когда выяснилось, что его дела были несколько запутаны, городской дом пришлось продать и переехать в сельскую местность, где жизнь была значительно дешевле. Навещать друзей в Гранфорде им удавалось редко, знакомые также не часто выбирались сюда с визитами. Постепенно Эми и Нэнси свыклись со своим новым положением и не пренебрегали маленькими радостями, способными его скрасить, такими, например, как вкусная еда.
   − Пировать − так пировать, − улыбнулась девушка и вернулась к своему рабочему столику, на котором в беспорядке лежали тряпичные куклы с деревянными раскрашенными  головами, выкройки, ленты, кружева, разноцветные лоскуты и ворох недошитых маленьких платьиц. Она взяла одну из кукол и принялась одевать ее в муслиновое голубое платье.
   − Вот здесь,  думаю, стоит пришить эти белые кружева, − Эми примерила кружевную ленточку к корсажу платья.
   − Будет красиво, − одобрительно кивнула Нэнси и вновь углубилась в роман, который читала.
   Эми быстрыми стежками стала пришивать кружева. В комнате воцарилась спокойная тишина, изредка прерываемая легким потрескиванием угля в камине, да приглушенным завыванием ветра в печной трубе.
   − Пожалуй, после чая я схожу в лес и срежу там несколько веток остролиста, чтобы украсить столовую и гостиную, − через какое-то время сказала она. − Ты не хочешь ко мне присоединиться?
   − Надеюсь, ты простишь меня, − Нэнси перевернула страницу книги. − Не могу оторваться, пока не дочитаю. Безумно увлекательная история.
   − Конечно! − Эми сделала узелок, откусила нитку и повертела перед собой куклу. − Мне кажется, так хорошо!
   Нэнси взглянула на куклу:
   − Чудесно!
   Эми отложила куклу в готовом наряде и потянулась за другой.
   − В праздники куклы раскупаются очень хорошо. Мистер Джонсон продал всю прошлую партию и заказал новую.
   − Ему с тобой повезло, − заметила Нэнси.
   Эми вспомнила, как лавочник поначалу скептически отнесся к ее предложению обрядить кукол в его магазинчике, на которых были весьма неказистые одежки, в красивые наряды. Эми тогда купила одну куклу, сшила для нее новое модное платье и продемонстрировала мистеру Джонсону свою работу. После этого от него последовали заказы, а на куклы сразу нашлись покупатели не только в деревне, но и в ближайших городках. Лавочник был крайне доволен расширением своей торговли, как и сама Эми, которая своей деятельностью немного увеличила скромный бюджет их маленькой семьи.
   За окном послышался топот копыт и шум колес экипажа. Эми удивленно подняла голову:
   − Мы кого-то ждем?
   − Не думаю, − Нэнси наморщила лоб. − В такую погоду вряд ли кто приедет к нам из Гранфорда.  
   В этот момент в дверь громко постучали. Салли была на кухне, поэтому Эми отправилась встречать нежданного посетителя.
   Она открыла дверь и увидела перед собой молодого модно одетого джентльмена, который с неподдельным изумлением уставился на девушку.
   − Прошу прощения, −  сказал он. − Вероятно, я ошибся адресом. Мне сказали, что где-то здесь находится коттедж «Дубовая роща». Видимо, мы свернули не в ту сторону.
   − Все правильно. Это и есть «Дубовая роща», − ответила Эми.
   − Вы уверены? − джентльмен с сомнением посмотрел на нее.
   − Уверена.
   − Тогда… − он несколько замялся. − Тогда − кто вы и что здесь делаете?
   − Я − мисс Эмили Барнет, и я здесь живу, − вежливо ответила Эми.
   − Живете в коттедже «Дубовая роща»?−  казалось, он был поражен. − Вот как! А Пирсон мне ничего не сказал.
   − Простите,  кто такой Пирсон?
   − Вы не знаете Пирсона? Но… − незнакомец поднял одну бровь и оглядел Эми с ног до головы. Девушка машинально поправила прядь волос, выбившуюся из-под чепца, и одернула ситцевый фартук, одетый поверх ее скромного синего шерстяного платья.
   − Похоже, вы действительно с ним незнакомы,−  сказал он и с уверенностью повторил:
   − Точно, не знакомы. Здесь есть поблизости еще какой-нибудь коттедж с таким же названием?
   − Н-не уверена, сэр,−  рассеянно ответила Эми, внимание которой привлек Суссекс, появившийся на крыше сарая. Кот определенно с кровожадными намерениями подбирался к воробью, неосторожно присевшему на край ската. В прошлый раз Суссекс вот так же погнался за птицей, чуть не свалился с крыши и застрял в водостоке, откуда его потом  Эми и пришлось извлекать.  
   − Интересно, куда я попал? − джентльмен задумчиво посмотрел на девушку. Она же следила за котом, который уже подобрался для прыжка на ничего не подозревающего воробья.
   − Суссекс! − простонала Эми.
   − Суссекс?! − недоуменно пробормотал незнакомец.
   − Брысь! Брысь отсюда, я тебе говорю! − зашипела Эми на кота. Воробей взметнул в небо, а Суссекс, сделав вид, что никого не видит и не ничего не слышит, с обиженным  видом  развернулся и исчез за печной трубой.
   Джентльмен тем временем с весьма растерянным лицом сел в свой экипаж и уехал.
   − Кто это был? − спросила ее Нэнси, когда девушка вернулась в гостиную.
   − Какой-то проезжий джентльмен, − Эми рухнула в кресло и рассмеялась. −  Суссекс залез на крышу, и мое «брысь», обращенное к коту, этот господин  принял на свой счет и, по-видимому, счел меня ненормальной.
   − А зачем он приезжал?
   − Ошибся адресом. Странно, он спрашивал о коттедже «Дубовая роща», в котором, по всей видимости, живет некто Пирсон.
   − Среди наших соседей нет Пирсонов, − сказала Нэнси. − И коттеджей с похожим названием тоже нет.
   Через четверть часа в дверь опять постучали. На этот раз ее открыла Салли, из прихожей послышались голоса, после чего служанка заглянула в гостиную.
   − Спрашивали какого-то джентльмена, − недовольным голосом сообщила она. −   Я сказала, что никаких джентльменов у нас в доме отродясь не водилось.
   − А кто это был? − спросила Нэнси.
   − Я говорила со слугой, но заметила, что в карете сидели две дамы. Одна молодая, вторая − старше, − ответила Салли. − Спрашивали какого-то Ламберта, а мне тесто разделывать пора.
   Не успела она договорить, как в дом опять постучали.
   − И кого только носит в такую погоду? − служанка шумно запыхтела, что свидетельствовало о крайней степени раздражения. Раздражать же Салли, когда она печет пироги, было делом рискованным.
   − Я открою, − Эми поспешно встала, а Салли, ворча, удалилась на кухню.
   На этот раз на пороге стоял другой молодой джентльмен в элегантной шляпе и длинной теплой накидке с меховым воротником.
   − «Дубовая роща»? − спросил он у Эми.
   − Да, но Пирсона здесь нет, если вы ищете именно его, − быстро добавила она.
   − Но я и есть Пирсон, − нетерпеливо воскликнул молодой человек. − А где Ламберт?
   − Ламберт? − Эми обескуражено уставилась на него.
   − Ну да, Ламберт, − повторил Пирсон. − Он разве еще не приехал? А должен был −  я ехал следом за ним.
   − Ламберт? − Эми задумалась. − О нем спрашивали буквально несколько минут назад какие-то дамы… Но у нас его нет. Впрочем, если джентльмена, который недавно сюда заезжал, зовут Ламберт, то он уехал.
   − Ага, его спрашивали дамы, но он уехал…  –  недоуменно протянул Пирсон. −  А куда он уехал?
   − Не знаю. Он тоже разыскивал наш коттедж, но поскольку в нем живем мы, то он, видимо, поехал искать какой-то другой коттедж. Этот господин Ламберт почему-то решил, что вы находитесь здесь.
   − Хм… − господин с подозрением уставился на Эми и попытался заглянуть в дом через ее плечо. − Вы уверены, что он уехал?
   − Уверена, − отрезала девушка и показала рукой на дорогу. − Вон в ту сторону.
   − Что ж, − джентльмен помедлил, но потом поклонился Эми и направился к своему экипажу.
   − Какое оживленное движение на дороге, − сказала Эми, вернувшись в комнату. − Сначала спрашивали Пирсона, теперь заявился сам Пирсон и добивался встречи с каким-то Ламбертом, которым был, как я теперь думаю, тот первый джентльмен.
   − Когда идет снег, опасно ездить по дорогам, − Нэнси тревожно взглянула за окно. − Снегопад усиливается, экипажи могут где-нибудь завязнуть и…
nbsp;  Очередной стук во входную дверь прервал ее слова.
   − Ох, Салли совсем разгневается, что ее отвлекают от приготовления пирога! − вскричала Эми и бросилась в прихожую.
   За дверью стояли два джентльмена среднего возраста. Один из них, немного навеселе, ухмыльнулся:
   − Добрый день, мисс! А где моя жена? Дорогая! − позвал он и попытался войти в дом.
   − Здесь нет вашей жены! − сурово сказала Эми и загородила собой вход.
   − Не может быть! Я знаю, она здесь с нашей крошкой Мэри! − господин опять попробовал протиснуться в прихожую.
   − Нет никакой крошки Мэри! И жены вашей − тоже! −  в отчаянии воскликнула девушка. − Если вы ищете тех  двух леди, которые недавно сюда заезжали,  то они уехали.
   − Куда, позвольте вас спросить? − удивился джентльмен. Услышав, что  леди искали господина Ламберта и поехали, по всей видимости, за ним, он повернулся к своему спутнику и сказал:
   − Я не узнаю свою жену: вместо того, чтобы готовиться к рождественскому балу, она колесит по дорогам Эссекса, рискуя завязнуть в снегу, да еще и с Мэри… И причем здесь Чарльз? Почему они ищут его в Эссексе?
   − Непонятно, − согласился его приятель и предложил проехать дальше по дороге, чтобы догнать Ламберта и леди Рейджмен. Они весьма любезно раскланялись с Эми, забрались в экипаж и уехали.
   − На этот раз искали какую-то леди Рейджмен и крошку Мэри, −  сообщила Эми своей тетке. − Не понятно, почему они все разыскивают друг друга у нас, зато нам этим утром скучать не пришлось.
   − Как приятно, когда в праздник кто-то тебя навещает, − с легким вздохом сказала Нэнси. − Или кто-то тебя ищет… Мы же здесь, живем как отшельники −  никого не видим, никого не слышим. Я-то ладно, моя молодость давно прошла, но ты, дорогая…
   Девушка лишь пожала плечами. Нэнси была всего на десять лет старше племянницы, а Эми недавно исполнилось двадцать пять лет. Она и себя не считала старой, хотя уже носила чепец, да и тетушка в ее глазах была еще молодой женщиной. Увы, у них обеих не было достаточного приданого, поэтому они не смогли вовремя выйти замуж. Да и, честно говоря, в Гранфорде было явно недостаточное количество неженатых джентльменов при угрожающем обилии вдов, старых дев и молодых девиц. Когда-то Эми надеялась, что случится чудо, и она встретит свою судьбу в лице молодого и, желательно, обеспеченного мужчины, который не посмотрит на то, что у нее нет состояния, и предложит ей свою руку и сердце. Увы, чудес, как известно, не происходит, даже на Рождество, тем более в их нынешней жизни...
   − Давай пить чай, −  сказала она Нэнси. Убрав кукол и рукоделие в корзинку, Эми отправилась на кухню за чайником и бисквитами, которые еще утром испекла Салли.
   После Эми надела крепкие башмаки, накинула на себя теплую мантилью и отправилась в лес за ветками остролиста и побегами плюща. Ходить далеко ей не пришлось − лес был совсем рядом, а на опушке она уже давно присмотрела разросшийся   падуб. Сейчас его ярко-зеленые глянцевые листья были красиво припорошены снегом, а красные ягоды мерцали настоящими рубинами сквозь танцующие в воздухе снежинки. Эми немного полюбовалась яркими красками кустарника,  а потом осторожно, чтобы не уколоться, нарезала целую охапку веток остролиста, добавила к ним побеги темно-зеленого плюща и направилась домой. Проходя мимо огромного векового дуба с необъятным морщинистым стволом и выпирающими из-под земли толстыми узловатыми корнями, она посмотрела вверх на кусты омелы, выросшие на дереве, которые были похожи на гигантские птичьи гнезда.  Одно такое пышное гнездо находилось  невысоко от земли, и при желании можно было бы срезать несколько веток, украшенных полупрозрачными желтоватыми ягодами.
   − Зачем нам омела, если все равно не с кем поцеловаться? − пробормотала Эми, вдруг вспомнив молодого джентльмена, который сегодня первым заехал в их коттедж. У него были очень красивые голубые глаза, весьма приятные черты лица и явно светские манеры. И еще он был на редкость обаятельным… Она вздохнула и быстро прошла мимо дуба, стараясь выкинуть из головы все мысли о молодых людях, с которыми было бы так приятно оказаться под омелой на Рождество.   
   − Брр, как холодно! − воскликнула она, входя через черный ход в теплую прихожую, и тут же услышала оглушительный лай собак, визги и крики, доносившиеся из гостиной. Эми бросила срезанные ветки на сундук и, распахнув двери в комнату,  замерла на пороге. Зрелище, открывшееся перед ней, напоминало картинки, которые изображают хаос, сопровождающий конец света: посреди гостиной, возле упавшего на бок стола бесновались две большие коричневые собаки. Они пытались добраться до каминной полки, с которой, выгнув спину дугой, на них шипел и размахивал лапами злющий Суссекс. Из-за спины кота выглядывал маленький дрожащий мопс, тонко завывающий во всю силу своих легких. Рвущихся к коту собак удерживали несколько мужчин; какие-то дамы, среди которых Эми увидела взволнованную Нэнси, испуганной стайкой забились в угол между окном и книжным шкафом.
   − Держите, держите Фунта! − призывал один из джентльменов, в котором пораженная  Эми узнала мистера Пирсона. Он обхватил шею одной из собак, а вторую пытались оттащить от камина еще два джентльмена, лица которых тоже казались знакомыми.
   − Фунт, дьявол тебя побери, − простите леди! − назад! − вскричал один из них. − Пирсон, не отпускайте Стерлинга!
   − Птолемей! − стонала дама постарше, заламывая руки. − Спасите бедняжку Птолемея!
   − Суссекс, молодец, так им, так им! − восклицала Нэнси, подбадривая оборонительно-наступательную тактику кота.
   − Кто, кто пустил сюда этих собак?! − ахала молодая леди. − Отец, зачем вы потащили их с собой в Эссекс?!
   − Если бы я знал! − откликнулся джентльмен, держащий Фунта, и начал выпихивать упирающуюся собаку из гостиной. Ему помогал второй господин, подталкивая пса сзади.
   Эми отпрыгнула в сторону, чтобы не помешать процессу по выдворению собаки из дома. Хлопнули двери. С улицы донесся жалобный вой Фунта, а джентльмены, вернувшись в комнату, уже вместе с Пирсоном выставили таким же образом и вторую собаку.
   Суссекс еще дыбил шерсть, но уже не шипел, когда к нему подлетела Нэнси и взяла его на руки, нежно прижимая к своей груди.
     − Бедный маленький Суссекс, − заворковала она, поглаживая по спинке кота, в то время как мопс нашел успокоение в объятиях своей хозяйки. Молодая леди в изнеможении опустилась на стул, а джентльмены стали поправлять порядком измятые в борьбе с собаками сюртуки и галстуки.
   − Что они все делают в нашем доме? − тихо спросила у тетушки Эми.
   − Я была вынуждена пригласить их к нам, потому что дороги завалило снегом, и они не смогли добраться до деревенской гостиницы, −  прошептала Нэнси и громко сказала:
   − Позвольте вам представить: моя племянница − мисс Эмили Бартон. Леди Рейджмен  и ее дочь − мисс Мэри Ламберт, − Нэнси подвела Эми к дамам. − А также виконт Рейджмен, мистер Грей и мистер Пирсон.
   Дамы вежливо кивнули, мужчины поклонились. Эми, знакомясь с нежданными гостями, сразу задумалась, как вся эта компания разместится в их коттедже. Снег, который продолжал идти, вряд ли мог растаять до завтрашнего дня, а то и продержаться гораздо дольше. В доме же было всего три спальни, две из которых занимали Эми и Нэнси.
   − Простите, мисс Бартон, −  сказал старший из джентльменов, оказавшийся виконтом. − Мои собаки − Фунт и Стерлинг − случайно прорвались  в дом и попытались напасть на вашего кота. Знаете ли, когда собаки видят кошек, с ними происходит что-то вроде затмения…
   − Они в своем затмении до смерти напугали моего Птолемея! − леди Рейджмен суровым взглядом смерила мужа и язвительным голосом добавила:
   − Позвольте полюбопытствовать, дорогой милорд, как вы здесь оказались, да еще вместе с этими несносными собаками, от которых мне и в нашем доме нет покоя?
   − Дорогая, − пробормотал виконт и с растерянным видом покосился  на мистера Грея. Тот еле уловимо пожал плечами, а леди Рейджмен требовательно обратилась к Пирсону:
   − Где мой сын, а ваш кузен Ламберт и почему он вдруг поехал в Эссекс?!
   − Понятия  не имею, − ответил мистер Пирсон. − Мы договорились на Рождество навестить наших  друзей…
   − Как это − навестить?! − возмутилась леди Рейджмен. − Вы должны были встречать в Лондоне вашу бабушку, графиню Хаксли, которая, по слухам, выехала из Девона, чтобы встретиться со своими внуками…   
   − Вот поэтому мы и…
   Слова мистера Пирсона прервал стук в дверь. Все замолчали и посмотрели на Эми, которая покорно повернулась и пошла в прихожую.
   На пороге стоял тот самый молодой джентльмен, который первым появился сегодня у коттеджа «Дубовая роща» и предположительно являлся мистером Ламбертом.
   − Прошу прощения, мисс, − он сконфуженно улыбнулся. − Мы с кучером заблудились, а проехать по дорогам в этот снегопад…
   − Проходите, − обреченно сказала Эми и распахнула дверь шире. − Вас все ждут.
   Молодой человек кивнул кучеру, который направил лошадей с экипажем в сторону сарая, а сам вошел в дом.
   − Позвольте представиться, мистер Ламберт, −  сказал он. − Вас зовут − я помню − мисс Эмили Барнет.
   − Очень приятно, − пробормотала Эми и почему-то смутилась.
   Когда они вошли в гостиную, все заезжие гости шумно поприветствовали мистера Ламберта.
   − Мой мальчик! − вскричал виконт и подал озябшему молодому человеку невесть откуда взявшийся стаканчик с бренди. − Как вы могли завезти нас всех в эту глушь, − простите, мэм, − он поклонился Нэнси, − и исчезнуть?! А тут этот снегопад…
   − Мы ужасно волновались, дорогой, −  встряла леди Рейджмен.   
   − Дружище, ну вы и задали всем хлопот, −  мистер Пирсон подошел к Ламберту и хлопнул его по плечу. − Объясните, зачем вы поехали сюда, когда наши друзья ждут нас в охотничьем коттедже для празднования Рождества?
   − И зачем вы увезли с собой приглашение от герцогини Комбер на рождественский бал?! − спросила леди Рейджмен.
   − Но как вы все здесь оказались? −  удивился Ламберт. −  И что за приглашение? Пирсон, где, черт побери, этот охотничий коттедж, который я ищу с утра и никак не могу найти?
   − Просмотрите внимательно свои бумаги, − ледяным голосом произнесла его мать. − Вместе со своей почтой вы прихватили и приглашение от герцогини. А без него мы не сможем въехать на территорию ее поместья под Лондоном. После того, как в прошлом году на ее рождественский вечер пробрались какие-то шутники из Оксфорда и забрызгали гостей пуншем, привратник у ворот пропускает экипажи только по приглашениям. Хорошо, что дворецкий заметил конверт с гербом Комберов среди ваших писем, которые вы положили в свой карман. Естественно, едва мы с Мэри об этом узнали, как тут же поехали вслед за вами, чтобы вернуть это приглашение.
   − Представьте мое состояние, − вмешался виконт. − По дороге в клуб я встретил Грея, который заметил, как мои жена и дочь мчатся в экипаже из Лондона в северном направлении, в то время как они должны были быть дома и собираться на праздник к Комберам. Я решил выяснить, куда это они вдруг отправились, и поехал за ними вместе с Греем, который любезно согласился составить мне компанию. Хорошо, что ваша мать, мой мальчик, весьма экстравагантная особа и ездит в каретах ярко-желтого цвета, отчего нам было легко выследить ее направление.
   Пирсон расхохотался:
   − Ламберт, вы − чудовище! Зачем вы поехали в Эссекс, если коттедж «Дубовая роща» находится в Суссексе? Когда я увидел ваш экипаж, который катил на север, то поехал вас остановить, но вы так гоните, что я вскоре потерял вас из вида и был вынужден расспрашивать о вас в каждой встречной гостинице. Мне показалось странным, что вы ищете коттедж «Дубовая роща» в Эссексе, но я давно смирился с вашими причудами.
   − Позвольте, что значит − Суссекс?! − Ламберт и вытащил из кармана несколько конвертов. − Вот, возьмите, ваше приглашение. Не знаю, зачем вы засунули его в мою почту, −  с этими словами он отдал рассерженной матери большой конверт из плотной бумаги, запечатанный внушительным  гербом, а сам развернул смятый листок.
   − Это ваша записка, Пирсон: «Бабушка едет в Лондон…» хм… «Нам лучше скрыться из города…» − это не то. Далее вы пишете: «Старина Болд пригласил актрис… поехали, будет весело»… хм… это неважно… О, вот: «Адрес: коттедж «Дубовая роща», Эссекс, на перекрестке у гостиницы «Жирная овца» повернуть налево».
   − Не может быть! − Пирсон выхватил листок и пробежал его глазами. − Здесь написано: Суссекс.
   − Если это Суссекс, то я − вождь кашмиров, − Ламберт ткнул пальцем в нижнюю строчку. − Ясно написано: Эссекс.
   − Это клякса. Я торопился передать вам приглашение Болда.
   − Во всяком случае, буквы «Су» отсутствуют, а эта клякса похожа на «Э». Зная ваш  кошмарный почерк, я ни секунды не сомневался, что здесь написано: Эссекс.
   − У меня прекрасный почерк!
   − Молодые люди, не будем ссориться, −  у виконта в руках оказалась большая бутылка с бренди.
   − Откуда у вас столько выпивки? − с подозрением принюхалась к мужу леди Рейджмен.
   − Всего одна бутылка, которую мы раскупорили по дороге, чтобы согреться, −  начал оправдываться Рейджмен.
   − Мистер Грей, я не предполагала, что вы такой же любитель бренди,  как мой муж, − недовольно заметила дама.
   − Ни в коем случае, − весело возразил Грей. − Виконт по этой части меня давно обставил.
   − О, виконт обставил весь Лондон по количеству выпитых им бутылок с бренди! − леди Рейджмен попыталась вмешаться в разговор молодых джентльменов, но те были увлечены своим разговором.
   − Допустим, в Эссексе и Суссексе есть коттеджи с одинаковым названием, − не унимался Пирсон. − Такие совпадения редко, но случаются. Но не может быть гостиниц с одинаковым названием, а ведь в адресе ясно сказано: «Жирная овца»…
   − Я свернул налево у гостиницы «Жирная свинья», −  признался Ламберт. − Был уверен, что вы, как всегда, что-то перепутали. На этот раз овцу со свиньей.
   − Я ничего не перепутал! − возразил Пирсон. − Это вы все перепутали! Узнав, что это не тот коттедж, который вам нужен, вместо того, чтобы вернуться на лондонскую дорогу к гостинице, где мы бы наверняка встретились, вы поехали невесть куда, из-за чего мы вас потеряли…
   − …и застряли в Эссексе на Рождество! − леди Рейджмен все же вставила слово и с укором посмотрела на сына.
   − Мисс Барнет сказала, что это Суссекс и довольно своеобразным способом предложила мне отсюда… хм…  убираться, поэтому я поехал дальше по дороге, где − как уверял меня Флетчер − есть поворот на север, что позволило бы нам сократить расстояние до Эссекса, в который мы собирались отправиться из Суссекса, в котором, по словам мисс Барнет, мы находились. Хотя кучер клялся, что ничего не путал и знает Эссекс как свои пять пальцев.
   Эми покраснела:
   − Суссексом зовут нашего кота, −  пояснила она. − Я как раз увидела, что он залез на крышу сарая, и позвала его…
   − Какая путаница! − виконт рассмеялся и подкрепился очередным глотком бренди.

   − В вашем доме очень уютно, − Ламберт оглядел гостиную, стоя возле Эми, которая разбирала ветки остролиста и плюща. В камине весело пыхтело рождественское полено, припасенное специально к празднику. Перевернутый собаками столик был водружен на место и накрыт белой, украшенной рождественской вышивкой скатертью. На подоконниках Нэнси и леди Рейджмен расставляли подсвечники с красиво переплетенными золотыми и серебряными нитями cвечами. Виконт Рейджмен и мистер Грей расположились в креслах у камина и угощались смородиновой настойкой, принесенной повеселевшей Салли. У служанки на кухне вдруг объявилась армия помощников, состоящая из четырех кучеров, двух лакеев и одного камердинера, и она, никогда не бывавшая в столь многочисленном мужском обществе, командовала ими с нескрываемым удовольствием.
   − Мистер Флетчер, − говорила она. − Вы можете попробовать кусочек вчерашнего пирога с картофелем, а после принести бутыль с наливкой из подпола. А вы, мистер Симпсон, − обратилась она к одному из кучеров, − будьте так любезны, наберите еще ведро  угля в сарае.
   − Мсье Лавиль, французский повар мистера Ламберта, − сказал Флетчер, попробовав пирога, − и вполовину не так хорошо готовит, как вы, мисс Майклс.  
   − Да будет вам, сэр, − хихикнула Салли и кокетливо взглянула на основательного и неторопливого камердинера мистера Ламберта, который не гнушался любой работы, к тому же оказался мастером на все руки и уже починил заслонку в плите, как и покосившуюся ступеньку на лестнице. Мистер Флетчер улыбнулся ей в ответ, отчего служанка, которой недавно стукнуло сорок лет, залилась краской, словно юная девица.
   − Хороша наливка, −  тем временем заметил виконт и подмигнул своему приятелю:
   − Но ее не сравнить с французским бренди. К счастью, в экипаже у меня припасено несколько бутылок отменного бренди и шампанского, которые помогут нам скрасить вынужденное пребывание в этом Эссексе.
   Мистер Грей не был таким приверженцем выпивки, как виконт, но, будучи в здравом уме, никогда не отказывался от рюмки-другой бодрящего напитка в холодную погоду. Он погладил кота Суссекса, уютно свернувшегося у него на коленях, и посмотрел на дам.
   − Мисс Нэнси Барнет, −  сказал он чуть погодя, −  весьма приятная особа.
   − Не так молода, но вполне подходит такому старому холостяку, как вы, Грей. Я заметил, какие взгляды вы бросаете в ее сторону, − хохотнул виконт.
   − Должен признаться, школьницы меня давно не привлекают, − отозвался Грей, любуясь складной фигуркой и миловидным личиком означенной особы.
   Нэнси тоже заметила, что мистер Грей частенько на нее поглядывает, но приписала это своему старому домашнему платью, которое, видимо, смущало столичных джентльменов, привыкших к более элегантным дамским нарядам.
   − Мистер Грей, − вполголоса обратилась она к леди Рейджмен, − друг вашего мужа, как я поняла.
   − Единственный из его приятелей, чье общество я в состоянии вынести, − леди Рейджмен поправила золотую ниточку на свече и повязала бант из красной ленты на подсвечнике. − Никогда не думала, что так интересно украшать дом к Рождеству.
   Этого же мнения придерживался и ее сын, который сказал, обращаясь к Эми:
   − Давненько я не принимал участия в подготовке к празднику, −  и прицепил ветку остролиста к канделябру на стене.
   − Скажите лучше −  никогда, − отозвался Пирсон. Он при помощи мисс Ламберт протягивал побег плюща вдоль книжных полок.  
   − Я даже рада, что мы не попали на бал к герцогине, −  сказала Мэри. − Там обычно ужасно скучно, а все гости − редкостные зануды.
   Эми, которая никогда не бывала на великосветских балах, а лишь изредка − и то давно − танцевала на скромных домашних вечерах и гранфордских редких ассамблеях, молча кивнула и подала ей очередную ветку плюща.
   − Думаю, этим можно украсить каминную полку в столовой, − сказала она.
   Мэри тут же передала ветку Пирсону, а сама взяла в руки остролист.
   − Не знала, что падуб такой колючий, − она осторожно дотронулась до острого кончика листа.
   − Не уколитесь, дорогая кузина, − Пирсон аккуратно забрал у нее ветку остролиста и с помощью разноцветных лент повесил ее над диваном.
   − Я заметил, что все эти ветки падуба с шипами, − как бы между прочим заметил Ламберт.
   Эми несколько смутилась. Всем была известна примета, по которой листья с шипами обозначали появление в доме мужчины-хозяина.
   − Эти ветки мне попались случайно, − пробормотала она и, желая переменить разговор, спросила:    
   − Вы, наверное, жалеете, что не попали в Суссекс к своим друзьям?
   − Нисколько! − Ламберт улыбнулся девушке. − Я начинаю думать, что сама судьба привела меня в ваш коттедж.
   У него была такая добрая открытая улыбка со смешинками в глазах, что Эми не могла не улыбнуться ему в ответ.
   «Судьба свела нас, но только на этот рождественский вечер, − подумала она. − Потом он уедет и только изредка вспомнит, рассказывая своим друзьям, как приехал в Эссекс вместо Суссекса». Эми обвила золотой лентой очередную ветку остролиста и понесла ее в столовую, где мисс Ламберт и Пирсон вместе украшали плющом камин.
   − Веток маловато, − заметил Ламберт и многозначительно переглянулся с Пирсоном. − Думаю, нам стоит сходить в лес и срезать еще несколько охапок.
   Джентльмены тут же извинились перед дамами и исчезли, а Эми и Нэнси начали накрывать стол к празднику. К ним присоединилась Мэри, помогая доставать тарелки из буфета, приборы и накрахмаленные рождественские салфетки. Леди Рейджмен, которая еще могла позволить себе расставлять свечи, сочла, что накрывать на стол − увольте, − это для нее было уже чересчур. Так что она осталась в гостиной, затеяв жаркий разговор с мужем по поводу его собак, которых он везде таскает за собой, и которые постоянно третируют ее маленького и беззащитного Птолемея.
    Перед обедом столовая и гостиная были обряжены пышными зелеными ветками с разноцветными лентами, вместо масляных ламп уютно горели свечи, а в центре обеденного стола красовался плум-пудинг, заранее приготовленный Салли, и только дожидающийся, когда его обольют ромом и зажгут.
   Эми уступила свою комнату гостьям, а сама перебралась к Нэнси. Джентльменам предоставили третью спальню, хотя было совершенно непонятно, как они все смогут разместиться ночью на одной кровати, которая там стояла. К тому же багаж, как и камердинер, оказались только у мистера Ламберта. Остальные, обуреваемые стремлением его догнать, не успели позаботиться ни о багаже, ни взять с собой в поездку слуг и горничных.
   − Леди Рейджмен вне себя, что ей не во что переодеться к столу, − сказала Эми, доставая свое единственное нарядное платье − впрочем, вполне скромное, бледно-голубое, украшенное незатейливой вышивкой на корсаже и подоле.
   − Джентльмены принесли свои извинения, что у них нет вечерней одежды, запасных сорочек и галстуков, − откликнулась Нэнси, перед зеркалом пытаясь соорудить себе пышную прическу. − Интересно, сколько лет мистеру Грею?
   − Лет сорок пять, − прикинула Эми и покосилась на Нэнси. Тетушка, в отличие от практичной племянницы, была особой романтического склада и до сих пор была склонна верить в несбыточное. Вот и теперь ее задумчивый вид определенно говорил о том, что она предалась мечтам, которым не суждено было исполниться.
    − Только не забивай себе голову этим джентльменом. Помни, что он случайно оказался в нашем доме, скоро уедет и вряд ли еще появится в наших краях, −  строго  сказала Эми, возвращая тетку на землю. 
   − Ах, дорогая, ну, конечно, − Нэнси покраснела и суетливо нацепила на голову чепчик. − Хотя этот мистер Ламберт, из-за которого случилась вся эта неразбериха, поглядывает на тебя с явной симпатией.
   − Глупости! − решительно заявила Эми, хотя ей было очень приятно услышать от тетки такие слова. − Молодые джентльмены поглядывают с симпатией на всех женщин моложе шестидесяти, если ты понимаешь, о чем я говорю.
   − Как такое возможно?! − ахнула Нэнси. − Вряд ли пятидесятилетняя или даже сорокалетняя женщина может понравиться молодому человеку, да еще такому красивому и обаятельному, к тому же  сыну виконта…
   − Ты права, − Эми не собиралась спорить с тетушкой, которой иногда отказывало чувство юмора.
   Когда они спустились вниз, все гости уже находились в гостиной. Мисс Ламберт, почему-то раскрасневшаяся, с блестящими глазами сидела рядом с недовольной чем-то леди Рейджмен. Джентльмены столпились у камина, держа в руках рюмки то ли с наливкой, то ли с бренди, и, судя по их оживленному виду и шумному разговору, было очевидно, что рюмки уже не раз были наполнены и опорожнены.
   − А, вот и наши милые хозяйки! − воскликнул виконт Рейджмен и подмигнул своему другу, который подошел к растерявшейся Нэнси и протянул ей руки, в которые она машинально вложила свои.
   − С праздником! − сказал он и, наклонившись, ее поцеловал. Все, даже леди Рейджмен, зааплодировали.
   Эми с ужасом смотрела, как мистер Грей целует ее тетку.
   − П-позвольте! − она попыталась оттянуть Нэнси от мистера Грея, но ее перехватил мистер Ламберт и взглядом показал куда-то наверх. Эми подняла голову и увидела, что прямо над ними на красной ленте висит букет из омелы.
   − Но у нас же не было омелы! − удивилась она.
   − Мы об этом позаботились, − улыбнулся мистер Ламберт. Он привлек девушку к себе, и мгновение спустя она почувствовала на своих губах его теплый и ласковый поцелуй.

   Обед получился по-настоящему праздничным. Салли показала все свое искусство и в кратчайшие сроки − буквально за несколько часов, − напекла, наварила и нажарила столько всяких вкусностей, что стол прямо таки ломился от яств. Запеченая фаршированная индейка и маринованный поросенок, бекон, домашние колбасы, жареные цыплята, пироги со всевозможной начинкой и, наконец, плум-пудинг, украшенный, как положено, веточкой  остролиста и облитый ромом, пышный и сказочно-красивый в венце желто-синих  язычков огня.   
   Эми не помнила, чтобы когда-то так хорошо и весело проводила Рождество. Джентльмены шутили, рассказывали забавные истории и остроумные  анекдоты, произносили тосты и запивали их горячим душистым пуншем, приготовленным Салли по собственному особому рецепту. После очередной чаши пунша леди Рейджмен приятным контральто запела рождественские гимны, которые подхватили все присутствующие, после чего долго друг другу рукоплескали и поздравляли с праздником. Мягкий свет, струившийся от рождественских свечей на столе и подоконниках, тепло от камина, зеленый  блеск глянцевых листьев остролиста, красные переливы ягод на его ветках, кружащий снег за окном, приглушенные голоса и смех − все это создавало неповторимую, почти  волшебную атмосферу уюта и неги, а взгляды мистера Ламберта, которые Эми то и дело на себе ощущала, наполняли ее особым радостным волнением.
   Она до сих пор не могла прийти в себя от его поцелуя − легкого, мимолетного, но такого восхитительно-приятного. То, что для него могло быть развлечением, ничего не значащей данью рождественской традиции, для Эми было первым и, скорее всего, последним поцелуем в жизни, полученным от молодого мужчины, который ей так нравился. Она знала, что еще долго будет вспоминать этот день, этого красивого джентльмена, который по ошибке появился в ее жизни и вскоре исчезнет из нее навсегда. Но сейчас ей было так хорошо, что она твердо решила наслаждаться каждой минутой дарованного ей праздника.
   − Ой, а в моем ломте ничего не оказалось, −  вдруг разочарованно сказала мисс Ламберт, разглядывая крошки пудинга на своей тарелке.
   − В моем − тоже, − Пирсон потянулся за вторым куском рождественского пудинга.
   − Надеюсь, мне все же достанется колечко, −  сказал он и незаметно подмигнул сразу  зардевшейся кузине.
   − Подковка досталась мне, − мистер Грей показал всем маленькую деревянную подковку, которую он обнаружил в своем куске. − Мое счастье!
   Он бросил такой выразительный взгляд на Нэнси, что та ужасно смутилась и потупилась.
   − А колечко у меня, − тихо призналась Эми, с удивлением рассматривая тоненькое медное колечко на своей тарелке. Видимо, Салли в этот раз решила сделать пудинг с сюрпризами, хотя Эми с Нэнси давно решили отказаться от этой рождественской традиции. Все эти монетки, колечки и подковки лишь тревожили воображение, заставляя мечтать о том, чему не суждено сбыться. Но это Рождество было таким необычным, что, может быть… Эми подняла голову и встретилась глазами с мистером Ламбертом, который с нескрываемым восхищением смотрел на нее.
   − Ого, у меня монетка! − виконт радостно продемонстрировал всем пенни, выуженное из пудинга. − Значит, мне повезет в игре!
   − У вас на уме только карты, бренди и собаки, −  не удержалась леди Рейджмен и поднялась из-за стола вслед за Нэнси, которая пригласила дам перейти в гостиную, чтобы  джентльмены смогли в одиночестве насладиться бренди из неистощимых запасов виконта. 
   − Никогда не проводила так весело Рождество, − призналась размягченная пуншем леди Рейджмен. − В обществе все боятся нарушить этикет и не позволяют себе никаких милых вольностей, которые так поднимают настроение.
   Она с удовольствием отпила чаю, поданного ей Нэнси, и обратилась к своей дочери:
   − Мэри, я никогда не замечала, что тебе нравится Пирсон.
   − Ничего он мне не нравится! − вспыхнула девушка. − Кузен просто решил пошутить…
   − …и поэтому подкарауливал тебя под омелой, − хихикнула леди Рейджмен.
   Эми теперь только поняла смысл той сцены, которую она увидела перед обедом: мистер Пирсон поцеловал мисс Ламберт, оттого она была так смущена, а ее мать так сердита. Но хороший стол и пунш явно настроили леди Рейджмен на лирический лад, потому что она, подумав, сказала:
   − Пирсон вполне подходящий для тебя жених. Не слишком близкий родственник −  твой троюродный или… неважно… словом, дальний кузен. Имеет состояние… Порядочный шалопай, конечно,  но, женившись, остепенится…
   − Мама! − воскликнула Мэри и покраснела еще больше. − Я вовсе не собираюсь замуж за Пирсона! Да и он на меня не смотрит…
   − Хм, поэтому он весь вечер не спускал с тебя глаз? Я все вижу! − заявила леди Рейджмен и мечтательно добавила:
   − Твой отец тоже когда-то поцеловал меня под омелой, а через неделю сделал предложение…
   Нэнси сидела с таким мечтательным видом и затуманенным взором, что Эми не на шутку встревожилась, как бы тетушка не слишком близко к сердцу приняла внимание мистера Грея. Она кашлянула и, чтобы переменить тему поцелуев, протянула леди Рейджмен конверт, который находился в карманах мистера Ламберта и теперь лежал на маленьком столике у окна.
   − Это ваше приглашение, миледи, − сказала Эми. − Возможно, вы забыли о нем…
   − Ах, − леди Рейджмен машинально взяла конверт. − Приглашение на рождественский бал к герцогине. Оно уже не нужно − ведь мы все равно на него не попали.
   Она небрежно вскрыла и развернула письмо.
   − Герцогиня любит писать приглашения с обстоятельным перечнем всех увеселений, которые будут… О-о-о!!! А-а-а!!! − неожиданно вскричала леди Рейджмен, едва пробежав глазами первые строчки. Она побледнела и пронзительно позвала:
   −  Виконт! Ламберт! Пирсон!
   Эми, Нэнси и мисс Ламберт вскочили со своих стульев и бросились к ней на помощь, испугавшись, что миледи сейчас хватит удар. Суссекс и Птолемей, вдвоем мирно дремлющие в кресле у камина, вздрогнули и проснулись. Суссекс с душераздирающим мяуканьем взлетел на каминную полку, с грохотом уронив вазочку с веткой омелы, которую Нэнси имела неосторожность туда поставить. Птолемей визгливо залаял от очередного потрясения этого беспокойного дня и в ужасе заметался по комнате.
   В дверях гостиной появились встревоженные джентльмены.
   − Что случилось?! − виконт поймал за шиворот Птолемея, закинул его на диван, отчего мопс сразу испуганно замолчал, и обратился к жене.
   − Это вы так кричали?
   − О! Я ничего не понимаю! − леди Рейджмен обессилено протянула ему бумагу. − Я думала, это письмо от герцогини, но это… это…
   Виконт схватил письмо и зачитал его вслух:
   − «Если виконт и виконтесса Рейджмен, их дети − Чарльз и Мэри Ламберт, а также кузен Генри Пирсон соберутся все вместе для празднования Рождества, то их ожидает очень приятный и неожиданный сюрприз». Без подписи, − добавил он, разглядывая конверт.
   − Оч-чень любопытно, − протянул Ламберт. − А что за печать на конверте?
   Виконт перевернул бумагу.
   − Какой-то герб − дьявол… простите, леди… кто его разберет.
   − Это какая-то мистика! − простонала леди Рейджмен. − Откуда кто-то мог знать… О, мне плохо!..
   − Как странно! − воскликнула мисс Ламберт и заботливо протянула матери чашку с чаем.
   − Лучше ей выпить пару капель бренди, − заметил виконт. − Даже если письмо  и странное, это не повод так кричать и всех пугать, дорогая.
   − Но я… но я и предположить не могла… − леди Рейджмен отпила немного бренди, которое ей подал мистер Грей.
   − Допустим, никто не мог заранее знать, что Пирсон поставит кляксу на адресе Болда… − начал Ламберт.
   − Это случайность, − запротестовал Пирсон.
   − Допустим, клякса случайность, но, скажу я вам, дорогой кузен, что эти случайности − из-за вашей вопиющей небрежности, − давно превратились в закономерности…
   − Вы отвлекаетесь на пустяки, Чарльз, − остановил его отец. − Все дело в том, что вы с Пирсоном должны были уехать в Суссекс к друзьям, ваша мать с нашей крошкой Мэри собиралась на бал к герцогине, а мы с Греем планировали провести этот вечер в клубе…
   − Я звала вас с собой, − напомнила леди Рейджмен. − Но вы со своим упрямством…
   − Не переношу Комберов и их приемы, − пробурчал виконт.
   − А Ламберт и Пирсон должны были быть не в Суссексе, а в Лондоне, и встречать бабушку, которая специально выехала из Девона… − продолжала леди Рейджмен.
   − Вы об этом нам сообщили слишком поздно, когда мы уже договорились отправиться к  Болду, − сказал Пирсон.
   − Ничего подобного! − живо возразила миледи. − В вашей записке ясно говорится о том, что вы с Ламбертом решили удрать из Лондона, когда узнали о приезде вашей бабушки…
   − Это неважно, −  быстро вмешался Ламберт. − Главное, мы все вместе встречаем Рождество…
   Пирсон оглянулся по сторонам:
   − А где обещанный сюрприз?!
 
   Не дождавшись сюрприза и дружно решив, что это письмо чей-то розыгрыш, все пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по спальням. Перед этим Эми выделила гостьям чистые ночные сорочки, а джентльменам, которые вчетвером никак не могли поместиться на одной кровати, − дополнительные одеяла, подушки и матрасы, которые можно было постелить на полу в выделенной им комнате. Слуги расположились на кухне и в кладовке, куда они предварительно натаскали соломы из сарая, чтобы не спать на жестком полу, поскольку матрасов на всех не нашлось.
   − Все случившееся кажется мне самым удивительным событием, какое только может произойти в жизни, −  сказала Нэнси, укладываясь в постель. − Подумать только − сколько совпадений, случайностей, неожиданностей… Такое могло случиться только в романе…  Ты знаешь, Эми, − вздохнув, добавила она через некоторое время, − мне так понравился поцелуй мистера Грей... Как хорошо, что кто-то повесил в доме омелу…
   − Спокойной ночи! − Эми тоже вздохнула, вспомнив поцелуй мистера Ламберта, и потом всю ночь ей снились падающие снежинки, ветки остролиста, объятый нежным пламенем плум-пудинг, и целующий ее молодой и красивый джентльмен с голубыми глазами.

   Утром все собрались за завтраком в хорошем настроении. Снег перестал идти, но еще не таял, поэтому можно было предположить, что все гости задержатся как минимум до следующего утра. Это прибавляло хлопот хозяйкам коттеджа, но в то же время сулило им дополнительные удовольствия от общения с новыми знакомыми и отдельными − весьма приятными! − джентльменами.
   − После завтрака, думаю, нужно прогуляться с Фунтом и Стерлингом, − сказал виконт и посмотрел за окно. − Не думаю, что на улице слишком холодно, да и ветра, похоже, нет. А собаки, верно, застоялись, и охотно побегают по лесу.
   − Вы говорите о своих собаках, как о лошадях, − фыркнула леди Рейджмен. − Ваши бестолковые псы…
   − Это прекрасные гончие! − возмутился виконт. − Из-за вашего нелепого подобия собаки  − какое-то недоразумение,  а не собака…
   − Не смейте оскорблять моего Птолемея!
   − … Фунт и Стерлинг были вынуждены всю ночь просидеть в сарае… − огрызнулся виконт, −  в то время как ваш уродец нежился на мягком кресле у камина…
   После небольшой перебранки между супругами было решено, что виконт отправится на прогулку со своими собаками, Пирсон предложил сопроводить Мэри в лес, чтобы полюбоваться заснеженными кустами остролиста, а мистер Грей и Ламберт предпочли остаться в доме и составить компанию леди Рейджмен, Нэнси и Эми.
   Но сразу после завтрака произошел очень милый обмен подарками. Поскольку никто не был готов к совместной встрече Рождества и заранее ничего не приготовил, то подарки стали своего рода приятным экспромтом, доставившим удовольствие всем присутствующим.
   Виконт подарил дамам по золотой гинее, извлеченных из карманов его сюртука, а джентльменам − по бутылке шампанского, которое было решено распить после обеда. Мистер Грей  раздал мужчинам сигары, леди же получили от него по брелоку, которые он отцепил от своего жилета. Пирсон и Ламберт выудили невесть откуда взявшиеся засахаренные фрукты и конфеты; мисс Ламберт и леди Рейджмен наскребли для подарков серебряные шиллинги. Эми и Нэнси пр еподнесли джентльменам собственноручно вышитые платки (которые они заготовили в качестве подарков на случай визита их знакомых из Гранфорда). Леди Рейджмен они вручили вышитую подушечку, а мисс Ламберт Эми решила подарить одну из своих кукол в изящном муслиновом платьице с серебряными воланами и кокетливой ажурной шляпке.
   −  О, французская кукла! В каком чудесном платье! − ахнула Мэри и закружилась с ней по комнате. − Я вам так благодарна! Я давно мечтала о такой кукле, но в Лондоне они идут нарасхват. Мне обещали оставить из новой партии, но завоз будет только после нового года…
   − К сожалению, − сказала Эми, которая не собиралась выдавать свои изделия за заморские поделки, − это не французская кукла. Я сама шью для кукол наряды…
   − Но как же?! − удивилась мисс Ламберт. − Это точно французская кукла. Вот же известный знак мастера, который их делает.
   С этими словами она отвернула на кукле подол юбки и указала на вышитую звездочку, которую Эми когда-то сама придумала и вышивала на изнанке каждого кукольного  платьица.
   − Не может быть, −  пробормотала она. − Это моя звездочка…
   − Я видела такую же на платье куклы моей подруги. Роскошный наряд из лилового бархата с золотыми шнурами, − Мэри с упоением описала платье и шляпку, которые Эми сшила пару месяцев назад.
   Эми подбежала к своему рабочему столику и из ящика достала альбом с собственными эскизами платьев.
   − Да, точно, вот оно, −  мисс Ламберт узнала это платье, а также еще несколько нарядов, которые видела на куклах у знакомых девиц.
   − Мистер Джонсон! −  воскликнула Эми. − Мистер Джонсон тайком от меня сбывал моих кукол в Лондоне под видом французских, а мне ни слова не говорил!..
   − Так вы шьете куклам наряды? − к ним подошел мистер Ламберт и заинтересованно заглянул в альбом.
   − Да! − Эми от негодования сжала кулаки и выпалила:
    −  После смерти моего отца у нас остался весьма скромный доход, поэтому… поэтому  я… была вынуждена… нашла возможность немного подрабатывать шитьем.
   − И сколько вам платит за каждое платье этот мистер Джонсон? −  полюбопытствовал мистер Грей.
   − Полтора шиллинга за куклу, − сказала Нэнси.
   − А эти куклы в Лондоне продаются по 15 шиллингов, − заметила мисс Ламберт.
   Эми только взмахнула руками и побежала по лестнице наверх. Спустя несколько минут она появилась в шляпке, на ходу набрасывая на себя теплую накидку.
   − Куда ты, дорогая? − обеспокоено  воскликнула Нэнси.
   − К мистеру Джонсону, − Эми извинилась перед гостями и выскочила за дверь. Ботинки ее по щиколотку проваливались в снегу, когда она ступила на дорогу и зашагала по направлению к деревне.
   − Подождите, остановитесь! Мисс Барнет! − раздался сзади чей-то голос. Эми оглянулась и увидела, что ее догоняет мистер Ламберт.
   − Вы не дойдете по такой дороге в деревню, −  он подошел к ней и взял девушку за руку. − Как только снег стает, я сам съезжу в лавку и разберусь с вашим мистером Джонсоном. Обещаю вам!
   Он ласково смахнул со щеки Эми одинокую слезинку, которая неожиданно выкатилась из уголка ее глаза.
   − Вы не понимаете! − Эми изо всех сил старалась не расплакаться. − У меня все пальцы исколоты иголками и руки болят от шитья… Я сидела днями и ночами −  придумывала фасоны, рисовала, шила, а он… О! Он наживался на мне, а мне кидал жалкие подачки…
   Она всхлипнула.
   − Дорогая! − Ламберт склонился к ее лицу и губами стал собирать слезинки, которых становилось все больше.
   − Только не плачьте! − прошептал он. − Верьте мне, я все сделаю…
   − Я никогда не плачу! − Эми попыталась высвободиться из его объятий, в которых как-то незаметно очутилась. − Вы уедете… Это неприлично… целовать меня…
   − Если я и уеду, то ненадолго, −  возразил он. − И мы стоим прямо под омелой, а вы − самая восхитительная девушка, какую только можно встретить на этом свете. И если вы думаете, что я упущу хоть малейшую возможность вас поцеловать…
   Эми подняла голову и обнаружила, что они и впрямь сошли с дороги и оказались под деревом, на котором висели волнистые гроздья омелы. Она не успела ничего сказать по этому поводу, как он вновь привлек ее в свои объятия и поцеловал… «Только один поцелуй, − успела подумать Эми. − И все…»
   − Чарльз, немедленно оставьте девушку в покое! Что вы себе позволяете?! −  вдруг послышался грозный женский окрик.
   Эми и Ламберт повернулись и увидели совсем рядом, на дороге, совсем незаметно для них вдруг появившийся экипаж, запряженный взмыленной шестеркой упитанных лошадей, из окна которого выглядывали представительная седовласая дама  и пожилой джентльмен с надменно сжатым ртом.
   − О, господи! Бабушка и дедушка! − Ламберт взял Эми за руку и подвел к экипажу.
   − Как вы здесь оказались? − спросил он, от удивления забыв поздороваться со своими родственниками, на что ему тут же было указано пожилой леди.
   − Это граф и графиня Хаксли, мои дед и бабка, − шепнул Ламберт Эми и громко поинтересовался, как они проехали: ведь дороги завалены снегом.
   − Я проеду всегда и везде, − ответствовала графиня и потребовала представить ей девушку, которую ее внук целует посреди бела дня и посреди проезжей дороги.
   − Вы, моя милая, никогда не выйдете замуж, − сообщила она растерянной Эми, − если будете позволять всяким шалопаям…
   − Она выйдет замуж, −  перебил ее внук. − За меня.
   − Молодец! − одобрительно крякнул молчавший до сих пор граф. − Весь в меня!
   Ламберт усадил онемевшую от нежданного поворота событий Эми в карету, и вскоре все четверо входили в дом, где граф и графиня были встречены удивленными и радостными восклицаниями своих родственников.
   Мэри расцеловала бабушку и дедушку, Пирсон и Грей помогли им сесть в кресла у камина, а Птолемей сразу забрался на колени к графу, умильно виляя хвостом.
   − Матушка, как вы нас нашли?! − виконт потянулся за бутылкой бренди.
   − Ты даже в Эссексе набираешься уже с утра, − сурово сказала графиня и посмотрела на бутылку.
   − Чем Эссекс хуже любого другого графства? − спросил виконт, налил бренди в рюмку и протянул ее графине. Пожилая дама одним глотком опорожнила рюмку и, прищурившись, осмотрела всю притихшую компанию.
   −  Почему вы здесь, а не в Лондоне? − наконец спросила она у своей невестки. Леди Рейджмен, запинаясь, стала рассказывать, как и почему они все оказались на Рождество в этом уединенном коттедже в Эссексе.
   Нэнси с Эми тем временем разлили по чашкам чай и поставили на столик блюдо с  бисквитами.
   − Ты не знаешь случайно, сколько у них еще родственников? − шепнула Нэнси. − Боюсь, наш дом не выдержит такого количества гостей.
   − Не знаю, − ответила ей Эми, которую не столько беспокоили гости, сколько заявление господина Ламберта о… Нет, она не могла об этом думать, поскольку все происшедшее походило скорее на неудачную шутку, чем на правду.
   − Так вы не получили мое письмо? − спросила графиня, едва леди Рейджмен закончила свой сбивчивый рассказ.
   − Письмо? −  удивился виконт. − Нет, мы не получали никакого письма.
   Леди Хаксли долила в свою чашку бренди и потянулась за бисквитом.
   − Что, ни одного письма? − удивилась она. − А то письмо, в котором сообщалось о сюрпризе?
   − Ах! − леди Рейджмен судорожно глотнула чаю. − Было такое странное письмо, что мы ничего не поняли…
   − Почему же странное? − возмутилась графиня. − Я специально написала его, чтобы вы ждали нас в Лондоне на Рождество.
   − Вы забыли поставить свою подпись, − сказал Пирсон.
   − Я была уверена, что вы узнаете нашу родовую печать, − графиня смерила презрительным взглядом сына, который стал что-то говорить о некачественном воске, искажающем печати до неузнаваемости.
   − А о каком приятном и неожиданном сюрпризе шла речь в письме? −  поинтересовался Ламберт.
   − Что значит − о каком сюрпризе?! Разве наше с графом появление в Лондоне на рождество − не приятный и неожиданный сюрприз? − удивилась леди Хаксли.
   Все переглянулись.
   − Конечно, бабушка, −  сказала Мэри. − Очень приятный сюрприз, хотя мы знали, что вы выехали из Девона…
   − Это, конечно, наши сплетники-соседи Аройнты не могли удержаться, чтобы не написать знакомым в Лондон о нашем предполагаемом выезде! Эти соседи всегда все испортят. А вы все, конечно, сразу переполошились и умчались в Эссекс.
   − Но я же вам объяснила, миледи, как все получилось… − попыталась оправдаться леди Рейджмен.
   − Молодцы! Все в меня! − сказал граф и кивнул головой.
   − Да уж, такие же вертопрахи, − согласилась с ним графиня. − Даже из сюрприза умудряются сделать самый прескверный переполох.
   − По-моему, никто ничего не испортил, а из сюрприза получился самый чудесный переполох, − улыбнулся Пирсон и посмотрел на покрасневшую вдруг Мэри. − Судите сами: не  узнай мы с Ламбертом, что бабушка едет из Девона в Лондон, мы бы не собрались отправиться к Болду в Суссекс…
   − Хотели сбежать от бабушки, − ворчливо заметила леди Хаксли.
   − Потому что ты, бабушка, вечно начинаешь нас пилить: негодники, вертопрахи, шалопаи, − напомнил ей Ламберт.
   − На то я и бабушка, − довольно сказала графиня,−   чтобы вас ругать.
   − Поэтому мы с Пирсоном…
   − … решили поехать в Суссекс, − подхватил Пирсон. − Поскольку я спешил убраться из Лондона, то написал второпях записку Ламберту и поставил на ней кляксу.
   − И я поехал в Эссекс, − рассмеялся Ламберт.
   − Прихватив с собой конверт от графини, − добавила леди Рейджмен.
   − Про который вы подумали, что это приглашение от герцогини, поэтому поехали вслед за Ламбертом, − сказал виконт и достал бутылку шампанского. − Мы с Греем отправились  за вами, Пирсон − за Ламбертом… А потом пошел снег…
   − И мы все застряли в этом коттедже, − Ламберт с нежностью посмотрел на Эми. От его взгляда у нее все перевернулось внутри и стало трудно дышать.
   − Чему я очень рад, потому что в нем встретил удивительную, прелестную девушку… − Ламберт подошел к Эми.
   − И поцеловал ее под омелой… − Пирсон протянул руки Мэри. − Виконт, я прошу руки вашей дочери.
   − Крошки Мэри? − виконт деловито разлил шампанское в бокалы, предусмотрительно поставленные Нэнси на стол. − Но вы же знакомы с детства и никогда не обращали друг на друга особого внимания.
   − Но на это Рождество я в нее влюбился, а она, смею надеяться, в меня...
   − Молодец! − граф взял свой бокал с шампанским.
   − Я сделал предложение мисс Эмили Барнет, − Ламберт взял два бокала с шампанским, и один передал смущенной  Эми.
   − Вы решили жениться? − леди Рейджмен окинула взглядом предполагаемую невесту своего сына, задумалась и… взяла бокал с шампанским. − Наконец-то! Сколько раз я вам говорила, что пора определиться… Но мне никогда не хотелось, чтобы вы женились на какой-нибудь глупенькой дебютантке. Мисс Барнет, на мой взгляд, весьма милая и разумная девушка. Она будет вам хорошей женой.
   Нэнси подошла и обняла Эми.
   − Дорогая, я так рада! − тетушка всхлипнула и промокнула глаза платочком. −  Я всегда так хотела, чтобы ты устроила свою жизнь. Я-то − ладно, я уже давно распрощалась со своей молодостью…
   − Для меня вы − молоды и прекрасны! − к Нэнси подошел мистер Грей и протянул ей шампанское. − Надеюсь, вы уделите мне несколько минут своего внимания, чтобы я смог вам рассказать, какие чувства проснулись во мне при виде вас…
   − Да здравствуют сюрпризы и Рождественский переполох! − виконт поднял свой бокал с шампанским.
   Все дружно присоединились к его тосту.
   − «Все что я делаю − я делаю для тебя», − запели леди Рейджмен и графиня.
   На улице опять пошел снег. Снаружи к окну прижались две собачьи морды, которые любопытными глазами смотрели на то, что происходит в доме. Суссекс вспрыгнул на подоконник и зашипел на них, царапая лапой по стеклу. Птолемей на всякий случай забился в угол гостиной. На кухне сияющая улыбкой Салли многозначительно переглянулась с Флетчером и вытащила из духовки очередной огромный пирог.
   Рождественский переполох продолжался.


* * *

декабрь, 2007г.

Copyright © 2007 Екатерина Юрьева

Другие публикации Екатерины Юрьевой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100