графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл,
  − Люси Мод Монтгомери.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки
Наши переводы и публикации


subscribe.ru Рассылки
subscribe.ru


Подписаться на рассылку
«Литературные забавы»

 

Творческие забавы

Юлия Гусарова

Цена крови

1-2  3-5  6-8 9-12 13-15 16-20 21-25 26-31

I.

Каин сидел над телом брата, не понимая, что произошло. И лишь спустя некоторое время он осознал, что ватная тишина, окутавшая его, разрывается пронзительным и неуемным телефонным звонком. Он машинально снял трубку.

– Каин? – спросил знакомый голос. – Где брат твой, Авель?

Напряжение всех последних недель и отчаяние последних минут, достигшие своей критической точки, вырвались злым хриплым воплем Каина:

– Что я сторож брату своему?!

«Сторож…» – отозвалось эхом в сердце у Каина только что им самим произнесенное слово. Когда он перестал быть сторожем младшему брату?..

Каин хорошо помнил ясный солнечный день, когда после томительных долгих часов ожидания в темном баре у Сариила они с отцом наконец вернулись домой.

Дом показался маленькому Каину каким-то иным, как бывает, когда возвращаешься после долгого отсутствия. Те же комнаты, та же самая мебель – но все выглядит не так, как обычно. Чуть-чуть, неуловимо. Незнакомый запах. Странные приглушенные звуки в глубине дома. Вещи, отстраненно и неприветливо взирающие из своих углов. И ты чувствуешь себя чужаком в собственном доме.

Около постели матери возвышались две высокие тонкие фигуры. Лекарь Рафаил, вытирая руки белым жестким полотенцем, внимательно слушал, покачивая головой в знак согласия, шептавшего ему что-то на ухо ректора Габриэля. Отец в нерешительности остановился на пороге комнаты, удерживая Каина рядом. Заметив их, те двое перестали шептаться.

– Не смущайся, Адам, заходи, все прошло благополучно, – обратился к отцу Рафаил.

Отец нетвердой походкой подошел к кровати матери. Не решаясь присесть, он встал рядом на колени, и, уткнувшись лицом в ее плечо, глухо зарыдал. Испуганный Каин отступил назад и вжался в стену. Мать открыла глаза, посмотрела на отца невидящим взглядом, и отвернулась.

– Она еще очень слаба, – объяснил Габриэль.

– Ну, полно, полно, Адам, успокойся, все уже позади. Ты испугаешь детей, – Рафаил, обняв отца за плечо, помог подняться с колен. – Лучше посмотри на своего маленького сына.

Он повел Адама за руку, и тот, словно ребенок, послушно последовал за ним. Каин только сейчас заметил в темном углу комнаты еще одну фигуру. Это был, судя по отличительным знакам, протектор, он стоял, мерно покачиваясь и тихо напевая.

– Эгудиил, покажи нам малыша, – обратился к нему лекарь.

Тот развернулся, и Каин увидел у него в руках небольшой сверток. Протектор аккуратно откинул край покрывала, и показалась красная сморщенная рожица новорожденного.

– Что, Каин, соскучился по маме? – мальчик от неожиданности вздрогнул, когда к нему обратился Габриэль. – Не бойся, малыш, иди к ней.

Когда Каин подошел к матери, то едва узнал ее: отекшее измученное лицо, растрепанные, прилипшие ко лбу волосы. Ему тоже захотелось заплакать, уткнувшись в мамино плечо, но он боялся шевельнуться: вдруг она откроет глаза и он увидит, что это не его мать. А те страшные крики и стоны, что сотрясали дом накануне ночью, унесли ее с собой навсегда. Потому-то дом и стал таким незнакомым и чужим.

Ева открыла глаза – покрасневшие, больные, – Каину было трудно не отвести взгляда. Мать улыбнулась одними губами.

– Иди, сынок, посмотри на малыша. Ты теперь старший,.. – прошептала она и снова прикрыла глаза.

Каин еще немного постоял около матери. Она была измучена, у нее не было сил, но она была с ним. Он погладил ее руку и присел рядом, пристроившись за креслом на полу. Оттуда ему было видно все, что происходило в комнате.

Эгудиил передал отцу младенца и, заботливо поправляя покрывало, тихо наставлял его:

– Нет, нет, не стискивай его так, спокойней. Вот-вот. Молодец. Ты сейчас Еву не трогай, дай ей отдохнуть, а если малыш заплачет, просто подкачай его. Когда она сможет, она его покормит.

Рафаил и Габриэль стояли чуть поодаль и снова о чем-то тихо сосредоточено беседовали, словно предыдущая ночь, полная боли и ужаса, не осталась позади, и самое страшное еще предстояло пережить. Рафаил в очередной раз покачал головой в ответ на слова собеседника и обратился к протектору:

– Пойдем, Эгудиил. Пусть отдохнут. Мир этому дому.

– Мир вам, – эхом отозвались двое других, и все трое тихо вышли из комнаты, притворив за собою дверь.

Отец, неловко держа младенца на руках, растеряно смотрел на его личико. Потом подошел к кровати, где спала Ева, осторожно положил на пустующую половину малыша, а сам устало опустился в кресло. Он долго виновато смотрел на обессилившую жену, а потом и сам, свесив голову на грудь, тихо засопел во сне. Бессонная ночь, волнения и даровое спиртное в баре у Сариила дали себя знать. В комнате стало совсем тихо, было слышно, как тикают часы где-то в доме. Все спали.

Каин подошел к кровати, где лежал его младший брат. Он с интересом смотрел на младенца. Тот смешно морщил носик, зевал, показывая розовый толстенький язычок, потягивался и сопел. Вдруг он открыл глазки, завертел головкой, и, не найдя того, что искал, приоткрыл ротик и жалобно запищал. Каин оглянулся на родителей. Оба бледные измученные оставались во власти сна, безучастны к детскому зову. А младенец не переставал тихонько пищать, ища тепла и защиты. Тогда Каин лег рядом с ним, нежно прижав малыша к себе, и крохотная ручка, доверчиво устроилась на его руке. Так они и заснули. Два брата – щека к щеке, рука к руке…

Странно, что он вспомнил этот день до мельчайших подробностей. Он взглянул на Авеля. Его левая рука с повернутой вверх ладонью была обращена к Каину. Словно и сейчас младший брат нуждался в его участии. Каин осторожно уложил протянутую руку на грудь брата и лег рядом.

2.

После рождения Авеля Ева никак не могла оправиться. Тяжелые роды измотали ее физически, но страшнее всего была ужасная непреодолимая тоска, завладевшая не только ее сознанием, но и телом. У нее не было ни желания, ни сил никого видеть. Одна только мысль о необходимости общения с кем бы то ни было вызывала у нее физическую боль:

− Не трогайте меня. Только не трогайте, - заклинала она про себя, съежившись, закрыв глаза и натянув на голову одеяло.

Целый день она проводила в постели в темной комнате с наглухо закрытыми ставнями. Даже солнечный свет доставлял ей страдания. Она хотела уснуть, уснуть надолго без мыслей и чувств, чтобы все затихло в ней, растворившись в легком последнем вздохе.

Дверь тихо приоткрылась, и в комнату вошел Каин. Хрупкий маленький мальчик с трудом удерживал младшего брата. Обхватив ручонками теплый кулечек, он заботливо положил его прямо на живот матери.

− Ты покорми, и я его заберу, - прошептал Каин, не глядя ей в глаза.

Затем отошел и стал ждать, устроившись на корточках за креслом.

Ева смотрела на своих сыновей - на смышленого серьезного Каина, на маленькую кроху Авеля - и ничего не чувствовала. "Может быть, я уже умерла, - безучастно подумала она. - Нет, это было бы слишком просто".

Он приподнялась на подушках и приложила сына к груди. Он жадно схватил ее и зачмокал. Его серьезная сосредоточенная рожица не вызывала в ней ни умиления ни жалости. Она ощущала лишь растущее раздражение от его настойчивого мерного сосания и с трудом сдерживалась, чтобы не откинуть ребенка и не закричать:

− Оставь меня, не прикасайся!

Наконец, пытка кончилась. Ева с облегчением отняла ребенка от груди, наглухо запахнула рубашку и протянула заснувшего младенца Каину.

− Возьми его.

Каин вылез из своего укрытия и, взяв на руки брата, посмотрел на мать. Ева отвернулась и, свернувшись калачиком, укрылась с головой.

− Пойдем спать, - услышала она шепот старшего сына.

Дверь за детьми закрылась. Дышать под одеялом было трудно. Ева открыла лицо. "Почему все так? - недоумевала она. - Что произошло со мной?"

− Ты потеряла благодать, - неожиданно услышала Ева ответ на свой вопрос.

"Габриэль! Ну чего тебе от меня надо?!" - застонала она, зажмурив глаза и закрыв ладонями уши.

Это было бессмысленно: архангел не только слышал ее мысли, но и его слова эхом отзывались в ее голове. И зачем она только задала этот проклятый вопрос?! Теперь он не уйдет пока окончательно не измучит ее своими проповедями!

− Ева, ты должна подняться. Надо жить дальше. Тебе нужна помощь, и ты знаешь, где ее искать.

Она так и лежала, сжавшись, зажмурившись и закрыв руками уши, не в силах прекратить сопротивляться.

− Тебе все просто! - с раздражением думала она. - Что ты знаешь о жизни человеческой?!

− Достаточно, чтобы помочь тебе, - спокойно ответил Габриэль, различая каждый нюанс болезненной энергии мысли женщины.

− Мне не нужна твоя помощь! Убирайся! Не смей приставать ко мне.

− Ты можешь сердиться на меня, пожалуйста, только едва ли тебе от этого станет легче. Есть куда более верный способ изменить положение вещей.

− Ненавижу, - яростно прошептала Ева. - Я ненавижу тебя! - зашипела она, развернувшись к Габриэлю. - Куда ты лезешь?! Что ты можешь вообще знать?! Ты даже человеком никогда не станешь, не то что женщиной! Чтобы судить меня!

Ректор кивнул, словно услышал подтверждение своих мыслей, и опустился в кресло.

− Тебя никто не судит, - начал архангел после небольшой паузы, - кроме тебя самой. И ты зря тратишь на это силы.

Ева села на кровати, повернувшись к своему мучителю.

− Послушай, что ты хочешь от меня?! Тебе нечем заняться? Я сама могу позаботиться о себе!

− Судя по настоящему положению вещей, у тебя это выходит не лучшим образом.

− Да, - горько усмехнулась Ева, - только ты-то здесь причем?!

− Забота о вас - наш долг.

− Побереги эти дешевые лозунги для архистратига! - огрызнулась Ева. - Да и не все ли равно?! Поздно уже. Все, что могло произойти, уже произошло.

− Зря ты так думаешь. Все только начинается.

− Да уж вы постарались!

Архангел замолчал. Он знал, что женщине надо выплеснуть свое отчаяние и обиду, но ее истерическая жалость к самой себе вкупе с обвинением всех и вся в своих бедах, раздражали его.

− Тебе не кажется, Ева, что рождение детей налагает на тебя определенную долю ответственности за них?

− Не твоя забота!

− Ошибаешься, - вздохнул архангел. - Ты же понимаешь, что своим упорством ты вредишь не только им, но и самой себе. Дай мне помочь.

− Ты так уверен, что способен на это?

− Абсолютно.

− Где же ты был раньше? Что же довел до этого?

− Мы можем вас поддержать или предупредить об опасности, но не более того. Люди сами ответственны за то, что с ними происходит.

− А-а, понятно! В этой идиотской сентенции, надо полагать, и заключается твоя сверхъестественная помощь?!

− Не совсем.

Ева замолчала. Раздражение и желание уязвить надменного архангела уступило место апатии. Она вздохнула, усталыми движениями убрала волосы за спину, протерла ладонями лицо, обняла колени и безучастно спросила:

− И что же ты можешь мне предложить?

− Обратись к Нему.

− И это все?! - снова взорвалась Ева. - Все, чем ты можешь мне помочь?! Лицемер! Он все знает Сам! Это Он обрек меня на эти муки, когда вышвырнул нас! Когда мы оказались не такими, как Ему хотелось! Все уже сказано!

− Может быть, говорить и не надо, достаточно помолчать?

− Вот и помолчи! Убирайся!

− Я уйду, - Габриэль поднялся с кресла. - Но ты подумай о том, что я сказал. Слова тебе сейчас мало помогут, а помолчать обо всем ты сумеешь.

Ева яростно бросила подушку в ответ. Подушка, не пролетев и шага, свалилась около кресла, в котором только что сидел ректор. Его в комнате уже не было. Тело женщины пронзила жгучая боль.


(Продолжение)

июль, 2008 г.

Copyright © 2008 Юлия Гусарова

Другие публикации автора

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба www.apropospage.ru без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


    Rambler's Top100