графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки


Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»




Fan fiction

Kate-kapella

Девушка, у которой все есть


Автор: Kate-kapella
Название: «Письмо», история третья из цикла «Девушка, у которой все есть»
Бета: Нари
Гамма: Елена
Рейтинг: PG
Жанр: Наверное, уже romance
Герои: Джорджиана Дарси, Элизабет Дарси, полковник Фитцуильям
Первоисточник: "Гордость и предубеждение"
Аннотация: Джорджиана очень долго ждала это письмо. Может оно судьбоносное, а может быть и нет…

1   2   3    4

          История третья. Письмо

    Письмо пришло в среду.
    Джорджиана заметила его сразу, как только вошла в Китайский кабинет, где семья обычно собиралась к завтраку. Письмо скромно лежало на подносе, слева от Элизабет. Вообще там было три конверта, и на верхнем, уже вскрытом, виднелся хорошо знакомый четкий почерк Дарси, который где бы ни находился, всегда писал супруге три раза в неделю. Джорджиане он присылал в лучшем случае одно письмо в месяц, впрочем, она не обижалась, ведь в каждом послании любимой жене Уильям не забывал черкнуть и несколько теплых строк для сестры. Тогда как в тех письмах, на которых значилось «для мисс Дарси», он больше давал наставления и спрашивал о делах. Раньше таких братско-опекунских писем приходило от него в три-четыре раза больше. Но с тех пор, как Джорджиане исполнилось восемнадцать, брат как бы снял с себя часть обязанностей по опеке, давая понять, что его младшая сестра из ребенка превратилась во взрослую девушку и уже не нуждается в каждодневных наставлениях.
    Второе письмо, скорее всего, пришло от миссис Беннет, девушка уже научилась узнавать хертфордширский почтовый штемпель. Маловероятно, что это писала одна из сестер Лиззи, те не были особыми мастерицами эпистолярного жанра. Из всех сестер Беннет письма умела и любила писать только Джейн, то есть миссис Бингли, но ее конверты всегда были запечатаны красивой печатью с голубем и розой.
    А вот третье – с оттиском полевой почты… Джорджиана скорее даже не разглядела, а почувствовала, что это именно оно – то самое письмо. Она ждала его уже не первую неделю, и теперь у нее едва хватало сил, чтобы не схватить заветный конверт сразу. Но шансов, что Элизабет вскроет его до завтрака, практически не было, сразу она распечатывала только письма от мужа, оставляя остальные лежать до того момента, когда перейдет в будуар и вооружится ножичком для печатей. Поэтому Джорджиана смирилась и села на свое место, стараясь не поглядывать в сторону подноса и казаться естественной.
    – Доброе утро, Лиззи.
    – О, доброе утро, Джорджиана! – Элизабет подняла глаза от письма и чуть смущенно улыбнулась. – Ты так тихо вошла, я даже не слышала.
    – Что пишет Уильям? – поинтересовалась девушка, намазывая тост джемом. – Не ругает меня за мисс Гинч?
    – Нет… почти, – миссис Дарси сделала вид, что не заметила прозвучавшего в голосе юной золовки едва заметного вызова. В конце концов, та имела право обижаться на брата за навязанную неприятную ей компаньонку. И тихий бунт, проявившийся в том, что Джорджиана игнорировала мисс Гинч и любые ее предложения, был проведен настолько изящно и деликатно, что девушку даже практически не в чем было упрекнуть. – Но он немного расстраивается, что придется менять некоторые планы. Ведь теперь придется отменить твою поездку к леди Кэтрин. Не можешь же ты ехать одна.
     Джорджиана кинула быстрый взгляд на округлившуюся фигурку невестки. Да, Лиззи в ближайшее время вряд ли покинет пределы Пемберли.
    – Я и не хочу к тете Кэтрин, – она почти не лукавила. – Мало радости выслушивать ее причитания по поводу вашего якобы неравного брака и несчастной судьбы кузины Энн.
    – Зато там приемы, музыкальные вечера, пикники, – губы Элизабет дрогнули в ее неповторимой улыбке – ласковой и насмешливой одновременно, – разве лучше сидеть тут со мной и вышивать приданое для малыша.
    – Конечно, лучше, – искренне ответила девушка, – с тобой всегда лучше. Потому что ты – вообще самая лучшая на свете.
     Элизабет тихо засмеялась.
    – Ох, Джорджиана, ты сущий ангел, неудивительно, что вы с Джейн сразу так подружились. Вам обеим только крыльев и нимба не хватает. Ну ничего, я думаю, что это все даже к лучшему, поскольку в ближайшие дни в Пемберли будет повеселее – Дарси сообщает, что полковник Фитцуильям приедет погостить у нас несколько дней.
    – Неужели? – девушка старалась, чтобы ее голос звучал как можно равнодушнее, и надеялась только, что стук сердца не разносится эхом по всей комнате. – Он же во Франции. Разве война уже закончилась?
    – Нет, к сожалению, но Дарси пишет, что на фронте затишье, поэтому полковник получил небольшой отпуск и решил навестить нас, если мы, конечно, не против. От него, кстати, тоже пришло письмо. – Элизабет взяла с подноса так интересующий Джорджиану конверт. К удивлению и радости девушки, он оказался тоже уже распечатанным, видимо, Лиззи вскрыла его сразу, как только узнала о приезде кузена своего мужа. – Здесь в основном то же самое. Можешь прочитать, адрес на мое имя, но полковник пишет нам обеим.
     Джорджиана едва не выхватила письмо у нее из рук, но, спохватившись, все-таки сумела сдержаться, очень неторопливо поставила чашку и потянулась за конвертом.
     Письмо было в обычном стиле полковника Фитцуильяма – короткое, сдержанное и совершенно спокойное, даже с легкими проблесками юмора. Словно кузен Ричард писал его не в армейской палатке, а сидя у камина в своем уютном лондонском доме.
    – Я так понимаю, леди Кэтрин приглашала его в Розингс-парк, намекала, что в Пемберли можно умереть от скуки, – усмехнулась Элизабет, – но он не очень-то стремится принять ее приглашение и предпочитает поскучать в нашем обществе.
    – Она теперь его решила на Энн женить что ли? – вырвалось у Джорджианы. – Сначала охотилась за лордом Фитцуильямом, потом за моим братом, а теперь за полковника принялась!
     Миссис Дарси задумчиво посмотрела на нее, но вопреки своему обыкновению не стала шутить, а просто сказала:
    – Может быть и так, хотя я сомневаюсь. Думаю, леди Кэтрин просто не нравится, что не все родственники поддерживают ее бойкотирование моей жалкой персоны. А для Энн эта знатная леди, скорее всего, теперь присматривает какого-нибудь лорда или хотя бы джентльмена с собственным немалым поместьем. Полковник для наследницы рода де Беров недостаточно крупная фигура, он ведь всего лишь младший сын.
     Джорджиана еще раз пробежала глазами письмо и неохотно протянула его обратно Элизабет.
    – И когда он приезжает?
    – Дарси пишет, что полковник уже в Лондоне, так что, полагаю, нам стоит ждать его со дня на день. – Лиззи аккуратно сложила письма на поднос и налила себе еще чашку чая. – Я уже велела приготовить для него комнату. – Она немного помолчала, поглядывая на золовку, нервно болтающую ложечкой в полупустой чашке, а потом непринужденно спросила: – Кстати, ты не поможешь мне подобрать занавески для детской? После ленча принесут образцы. Если ты, конечно, можешь пожертвовать музыкальными занятиями.
    – Конечно! – с облегчением ответила Джорджиана. – Я могу позаниматься музыкой ближе к обеду.
     Разговор перешел на нейтральные темы, и к концу завтрака девушке почти удалось перестать ежеминутно поглядывать на письмо.
     
     ***
     
    – По-моему, вот эти – самые лучшие, – твердо сказала Элизабет, но после секундной паузы куда менее уверенным тоном добавила: – Или эти…
     Джорджиана покрутила в руках кусок материи и попыталась посмотреть сквозь него на свет.
    – Через эту ткань солнце совсем не проникает, в комнате будет темно, как в склепе. Но цвет очень красивый, даже, наверное, самый красивый из всех.
     Лизи последовала примеру золовки и тоже приложила ткань к окну.
    – Да, ты права, – она задумчиво покачала головой, – слишком плотная. Надо будет сказать, чтобы подыскали что-нибудь такой же расцветки, но потоньше.
     Она аккуратно сложила отрезы в стопку и дернула шнур звонка. Тут же появилась расторопная горничная.
    – Марта, когда придет миссис Стоун, сразу проводи ее в чайную комнату. И отнеси туда эти образцы занавесок.
     Джорджиана проводила служанку взглядом и поинтересовалась:
    – Лиззи, я тебе больше не нужна?
    – Спасибо за помощь, дорогая, – нежно улыбнулась ей Элизабет, – больше не смею тебя задерживать. Ты в музыкальную комнату?
    – Да.
    – Отлично, а я пока отвечу на мамино письмо.
    – Передай от меня поклон мистеру и миссис Беннет, – девушка вышла, но тут же вернулась. – А миссис Бингли сейчас не в Незерфилде?
    – Нет, они вернулись в Лондон, – Элизабет внимательно осмотрела перо, покачала головой и достала ножичек для очинки. – Мистер Бингли настоял. Дело в том, что на следующей неделе в Лонгборн приезжает Лидия…
    – Мистер Бингли так сильно не хочет с ней встречаться? – в голосе Джорджианы прозвучала неожиданная злость.
    – Она не одна приезжает, а с мужем, – осторожно ответила Элизабет.
     Джорджиана села на кушетку, странно съежившись, словно ей вдруг стало очень холодно.
    – А может быть, он просто не желает общаться с падшей женщиной? – Ее деланно равнодушный тон звучал почти пугающе.
     Элизабет отложила письменные принадлежности, села рядом и порывисто обняла золовку.
    – Ну что ты, Джорджиана, дорогая моя, не надо так…
    – Я ведь ничем не лучше нее, Лиззи, – всхлипнула девушка, – я ведь тоже могла бы быть сейчас миссис Уикхем. Ведь если правда откроется, меня не примут ни в одном приличном доме. Ни один порядочный человек не захочет связывать со мною жизнь.
    – Не надо так, – повторила Элизабет и нежно погладила ее золотистые волосы, – ты ни в чем не виновата. Даже я когда-то чуть не влюбилась в мистера Уикхема, а ты ведь с ним росла вместе и верила ему почти как брату.
    – Но ты же не собиралась с ним бежать, – Джорджиана уткнулась лицом в плечо невестки. – А я… Мне придется скрывать этот позор всю жизнь, бояться каждой тени, каждого намека… Ведь любой, кто узнает об этой истории, будет меня презирать!
    – Ну что ты, Джорджиана, – Элизабет поцеловала девушку в макушку, – Дарси же тебя не презирает. И полковник Фитцуильям тоже все знает, но по-прежнему тебя любит.
    – Да, но не настолько, чтобы… – Девушка осеклась и резко выпрямилась.
     Лизи сделала вид, что не заметила этой оговорки, и ободряюще пожала своей юной золовке руку.
    – Вот, видишь, не все так плохо, не расстраивайся, мой ангел. Расправь крылья, поправь нимб и улыбайся! Полковник приезжает к нам с войны, надо встретить его радостно. Разве хорошо будет, если он увидит тебя заплаканной?
    – Ты права Лиззи, впрочем, как всегда, – Джорджиана с усилием улыбнулась и встала. – Я, пожалуй, пойду, прогуляюсь по парку, голова немного болит.
    – Смотри не простудись.
    – Вечер сегодня теплый…

     ***

    Легкий ветерок постепенно окреп, и вечер неожиданно оказался не таким уж теплым. Джорджиана поежилась и ускорила шаг, ругая себя за то, что не догадалась прихватить из дома шаль. Свежий воздух немного успокоил ее нервы, и после двухчасовой прогулки девушка почувствовала себя настолько лучше, что перестала сосредотачиваться лишь на духовных страданиях и вновь начала обращать внимание на проблемы реального мира. Будучи в растрепанных чувствах, она не обращала внимания на дорогу и ушла настолько далеко в парк, что теперь рисковала простудиться, пока доберется обратно.
    Неожиданно раздался четкий перестук копыт, хорошо слышимый в тишине парка, и вскоре из-за поворота показался всадник. В лучах вечернего солнца золотом блеснул эполет под легким плащом испанского кроя. Растерявшаяся девушка застыла на месте, пытаясь унять бешеное биение сердца. Вроде бы и письмо прочитала, и уже мысленно подготовилась к встрече, а все равно ноги стали словно ватные.
    – Джорджиана! – в голосе полковника Фитцуильяма звучала искренняя радость. Он легко спрыгнул с коня, подхватил девушку и весело закружил ее. – Что ты здесь делаешь? Неужели решила меня встретить?
     Он поставил кузину на землю и хотел было ее поцеловать, как обычно.
    – Я… мы ждали тебя завтра, – пробормотала Джорджиана, уклоняясь от его поцелуя.
    – Что-то случилось? – полковник сразу же стал серьезным. – Или ты на меня обижаешься?
    – Нет! – быстро ответила девушка. – Почему ты так решил?
    – У тебя глаза заплаканные, – спокойно пояснил молодой офицер, – и поцеловать себя ты не дала. Неужели я опять в чем-то умудрился провиниться? Даже находясь во Франции?
    – Нет, нет, ты тут не при чем, – Джорджиана виновато отвела взгляд, – прости, пожалуйста. – Она встала на цыпочки, быстро коснулась губами щеки кузена и тут же отступила на шаг. – У меня просто голова немного болит, вот я и веду себя не лучшим образом.
    – Понимаю, – улыбнулся Фитцуильям, хотя девушке показалось, что улыбка получилась немного натянутой. Впрочем, ей не показалось – полковник вообще не поверил ее объяснению, и неудивительно, ведь за все эти годы Джорджиана ни разу не нагрубила своему опекуну, как бы плохо себя ни чувствовала. – Ну что, проводишь меня до дома? Или ты хочешь еще прогуляться?
    – Нет, я уже как раз возвращаюсь, – произнесла она и тут же пожалела об этом, потому что прозвучало так, словно она делает одолжение. Фитцуильям слегка нахмурился, но ничего не сказал.
    Они медленно пошли в сторону дома, не зная даже, о чем говорить. Девушка мысленно кляла себя за косноязычность: ну почему она не умеет, как Лиззи, легко и изящно жонглировать словами? Что ни скажет, все невпопад! Полковник тоже молчал, опасаясь снова услышать резкий ответ, и про себя гадал, что же такое случилось с всегда тихой и любезной кузиной. Хотя, надо сказать, он уже не первый раз замечал такие вот срывы, просто обычно они были не столь явными… Неужели бедняжка до сих пор не может забыть ту ужасную историю с мистером Уикхемом?
    Тут налетел очередной порыв ветра, и Джорджиана опять зябко поежилась.
    – Ты сущее дитя, – мягко сказал Фитцуильям. Он снял плащ и накинул его на плечи девушки. – Ну как можно было идти на прогулку в одном домашнем платье?
    – Спасибо, кузен, – Джорджиана кинула на него робкий взгляд, подавила вздох и постаралась придать своему голосу побольше веселости: – Ты надолго к нам? Лиззи показала твое письмо, но там ничего не сказано о сроках.
    – На неделю, если – не дай Бог – не случится чего-нибудь непредвиденного. Ну и если вы не прогоните, – снова улыбнулся полковник, радуясь, что разговор вернулся в нормальное русло. – Кстати, завтра приедет Дарси, он решил отложить часть дел и провести ближайшие дни в кругу семьи. Так что вам с миссис Дарси даже не придется все время обо мне заботиться.
    – Поедете на охоту?
    – Нет уж, я достаточно настрелялся на войне, думаю, теперь еще долго не захочу брать в руки охотничье ружье, – молодой офицер покачал головой. – Лучше сходим порыбачить, если Дарси не будет против. Хочется тишины и покоя…
    Они остановились, глядя на появившееся из-за деревьев прекрасное здание на берегу озера.
    – У нас тихо, – едва слышно сказала Джорджиана и, не решаясь даже вздохнуть, осторожно, как будто случайно, коснулась пальцами его рукава, – и спокойно. И мы рады тебе, кузен. Очень рады.

(продолжение)

1   2   3   4

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100