графика Ольги Болговой

Apropos
Литературный клуб

Мир литературы
Библиотека
Творческие забавы
Фандом
Афоризмы
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"



На нашем форуме:

 Джеймс Н. Фрей. Как написать гениальный роман
 Литературная игра "Книги и персонажи"
 Коллективное оригинальное творчество
 Живопись, люди, музы, художники
 Ужасающие и удручающие экранизации


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


Жизнь в формате штрих-кода

«- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»



Творческие забавы

Детективные истории

Светлана Архипова
Ольга Болгова
Екатерина Юрьева

О пропавшем колье

Из Хроник Тимоти Тинкертона

   Начало


    II

    Энтсуил провел сыщика на второй этаж. Пройдя по длинной галерее, стены которой украшали портреты семейства Лоудейлов в массивных рамах, дворецкий остановился перед одной из дверей.
    – Комната леди Фрэнсис, сэр...
    Тинкертон решительно толкнул дверь, махнув рукой ошеломленному дворецкому.
    Девушка в розовом платье, стоявшая у окна, оглянулась и удивленно уставилась на Тинкертона.
    – Сэр? Кто вы и как вы осмелились...?
    – Тимоти Тинкертон, частный сыщик... разве вас не поставили в известность?
    – Ах, да... – лицо леди Фрэнсис залилось румянцем под цвет ее платья.
    – И где же хранится шкатулка с драгоценностями, леди? – спросил Тинкертон, окидывая комнату быстрым внимательным взглядом.
    – Вот здесь, – леди Фрэнсис с трудом отвела глаза от блестящего сиреневого сюртука сыщика и показала ему на изящное бюро, стоящее в углу просторной комнаты, в которой стены, обитые розоватой тканью, изящная мебель, – все говорило о том, что здесь живет молодая женщина.
    – Этот ящик запирается на ключ, а внутри, – она открыла дверцу, – шкатулка, которая тоже запирается.
    Тинкертон извлек обитую мягкой кожей с затейливой инкрустацией шкатулку, быстро осмотрел ее, затем бросил взгляд на дверцу бюро и подошел к соседнему окну.
    – Дерево далеко, хм... – он дернул задвижки окна, на мгновение выглянул наружу и захлопнул створки.
    – Исключительно-замечательно, – снова пробормотал он, отвернувшись от окна, еще раз окинул комнату взглядом и подошел к изящному круглому столику, на котором лежал веер с витым золотистым шнуром вперемешку с бальными карточками, а рядом – пара увесистых томов в дорогих кожаных переплетах.
    Тинкертон взял одну из книг, попытался ее пролистать, но страницы оказались не разрезаны. Он ухмыльнулся, взглянув на название книги, и повернулся к леди Фрэнсис.
    – Исключительно замечательно... Вы читаете на латыни? – он повертел фолиант в руках.
    – Я? Нет... да... – Фрэнсис запнулась, взглянув на книгу, и прошептала:
    – Почему вы спрашиваете?
    – Природное любопытство, – сказал сыщик, – Весьма удивлен, обнаружив в комнате юной леди не модный роман, повествующий о нежных чувствах страдающей героини и пылкого героя, а трактат древних римлян об устройстве безопасной стоянки действующей армии, находящейся в походе в неприятельской стране...
    Тинкертон улыбнулся, Леди Фрэнсис побледнела, а сыщик, как ни в чем не бывало, продолжил:
    – ...да еще и написанный на латыни... Не мог не восхититься вашей образованностью и широтой интересов...
    – Это... это... я купила книгу в подарок брату, – пробормотала девушка.
    – «Стратегия и тактика Секста Юлия Фронтина» также предназначена в подарок брату? – Тинкертон взял вторую книгу, взвесил ее на ладони, ухмыльнулся. – Хм... Весьма обстоятельный трактат о военной хитрости... «Полководцы получат в свое распоряжение образцы продуманности и прозорливости, которыми будет питаться их собственная способность самим придумывать и создавать подобные военные планы; кроме того, сравнение с уже проверенным опытом позволит не бояться последствий новых замыслов....», – процитировал он на память. – Ваш брат интересуется военными походами древних римлян?
    – Да... то есть... я не понимаю, какое отношение к вашему расследованию имеют эти книги, – леди Фрэнсис стиснула руки, подняла голову и посмотрела на сыщика:
    – Вы хотели побеседовать со мной о пропаже колье, не так ли?
    – Да, да, конечно, – кивнул Тинкертон.
    – Вероятно, нам будет удобнее в гостиной, сэр. Или вас еще что-то интересует в моей комнате? – надменно бросила она.
    – Нет, я увидел все, что хотел.
    – Прекрасно, – леди Фрэнсис развернулась и, шурша шелком, направилась к двери.
    Хмыкнув, Тинкертон последовал за ней.
    – Располагайтесь, – присев в гостиной на софу цвета осенней листвы, дочь графа указала сыщику на развернутое к окну массивное кресло.
    – Благодарю, – сыщик неопределенно махнул рукой и, подойдя к окну, оперся на подоконник. – Когда вы в последний раз видели колье, мэм?
    – Я уже рассказывала отцу, а он, наверняка, рассказывал вам, – Фанни вздернула подбородок. – Три дня назад колье вернули из чистки. Я положила его в шкатулку и заперла. С тех пор, до вчерашнего дня, я в нее не заглядывала.
    – А что произошло вчера?
    – Вчера? – девушка удивленно вскинула брови. – Вчера графиня спросила о колье – она сказала, что мне следует надеть его на венчание. Она захотела посмотреть на него, но, когда я открыла шкатулку, то колье в ней не оказалось. Это все, что я могу вам сообщить, сэр.
    – А ключ от шкатулки – он хранится только у вас, в единственном экземпляре?
    – Да... – леди Фрэнсис повела плечами. – Точнее, ключа два: один у меня, второй, запасной – он тоже лежит в бюро, в секретном ящике. Мы проверили – он на месте.
    – Понятно... – Тинкертон прошелся по гостиной, разглядывая висящие на стенах картины.
    – А которому из братьев предназначались те книги? – неожиданно поинтересовался он.
    – Хм... старшему, – помолчав, ответила девушка.
    – А... так именно старший интересуется римлянами и военной стратегией? – хмыкнул сыщик. – А чем интересуется младший – у вас же два брата?
    – Да, два, – кивнула леди Фрэнсис. – Младший... младший ничем не интересуется...
    – Совсем-совсем ничем?
    – Он еще молод, – туманно пояснила девушка.
    – Но старше вас? – уточнил сыщик.
    – На несколько лет. Эдварду – двадцать семь, а Томасу – двадцать три...
    – Понятно, – Тинкертон задумчиво посмотрел на свою собеседницу, которая порозовела под его пристальным взглядом.
    – Благодарю вас, леди, – сказал он и поклонился. – Вы мне очень помогли.
    Леди Фрэнсис поджала губы, сухо кивнула и вышла из гостиной.

    – Исключительно замечательно, – протянул сыщик, подумал и дернул за шнур звонка.
    – Пригласите-ка сюда горничную леди Фрэнсис, – попросил он появившегося вскоре лакея.
    Через пять минут в гостиную вошла хорошенькая черноволосая девушка лет двадцати и, сконфузившись, остановилась, восторженно взирая на яркое одеяние сыщика.
    – Не смущайтесь. Ваше имя?
    – Мэгги, сэр...
    – Скажите-ка, Мэгги, давно ли вы служите у леди Фрэнсис? – спросил Тинкерон, дружелюбно взглянув на горничную.
    – Вот уже второй год, сэр, – заулыбалась та.
Сыщик в ярко-сиреневом сюртуке, с обворожительным взглядом пронзительных голубых глаз явно поразил ее девичье воображение. Она кокетливо поправила кружевной передник и добавила: – Мне очень нравится служить леди Фрэнсис. Она добрая и справедливая.
    – Разумеется, Мэгги, – ответно улыбнулся Тинкертон и доверительно наклонился поближе к покрасневшей служанке, – вы очень преданы своей госпоже, это похвально. И вы даже чем-то похожи – вы не менее хорошенькая, чем леди Фрэнсис.
    – О, сэр! – Мэгги еще более раскраснелась – от смущения и удовольствия.
    – Вы часто гуляете? – спросил сыщик, – Леди Фрэнсис любит прогулки?
    – Да, сэр, – с удовольствием поведала Мэгги, – здесь недалеко есть чудесный парк. А еще леди любит заходить в разные магазины и лавки.
    – Чудесно, Мэгги! – воскликнул Тинкертон, улыбаясь еще обворожительнее. – Вероятно, леди Фрэнсис предпочитает посещать книжные магазины. Она показалась мне очень образованной леди.
    – Ой, что вы, сэр! – рассмеялась девушка, запнулась и быстро продолжила: – Это мисс Сара любит читать толстые книжки, а леди Френсис... она такая модная леди, любит красивые платья, всякие шляпки, шали, украшения, она часто заходит в модные лавки, – Мэгги расплылась в мечтательной улыбке . – Правда, знаете, а ведь на этой неделе мы дважды заходили в книжную лавку, да, да...
    – Любопытно... Наверное, леди Фрэнсис хотела купить роман? – спросил Тинкертон, улыбнувшись.
    – Не знаю... просто пошел дождь, и мы с леди Фрэнсис, чтобы переждать непогоду, забежали в книжную лавку, которая оказалась по пути. Это на Корчер Стрит, возле парка... Мне там понравилось – столько интересных картин развешано по стенам – деревья, парки, корабли всякие. И портреты каких-то важных господ...
    – Госпоже тоже понравился магазин? – поинтересовался сыщик.
    – Не думаю, сэр, – поморщилась Мэгги. – Во-первых, она уронила такую круглую штуку... – девушка замялась, пытаясь вспомнить название.
    – Глобус? – подсказал Тинкертон.
    – Да, верно! – Мэгги восхищенно взглянула на сыщика и продолжила: – Продавец вначале был недоволен, но когда увидел, какая знатная леди зашла, стал очень приветливым и начал предлагать госпоже купить какую-нибудь книгу.
    – И леди Фрэнсис купила? – задумчиво пробормотал сыщик.
    – Нет, что вы, – махнула рукой Мэгги. – Она так говорила с ним, знаете, он сразу же раскланялся и начал извиняться!
    – Так значит, леди Фрэнсис купила обе книги в другой день? – спросил Тинкертон.
    – Нет, что вы, сэр, в тот день она купила книгу... после того как к ней подошел джентльмен. – Мэгги потупила глаза.
    – Леди Фрэнсис беседовала с джентльменом? – глаза Тинкертона довольно блеснули, и он несколько небрежно уточнил:
    – Кажется, я догадываюсь... Высокий и совсем седой, с очень пышными бакенбардами в малиновом жилете?
    – Нет, сэр, - с жаром возразила Мэгги. – Совсем не старый и очень красивый. У него темные волосы, серые глаза и такая улыбка... – она вздохнула. И жилет на нем был темно-синий... И потом она купила книгу... наверное, очень дорогую – продавец был страшно доволен, может, эту книгу никто не хотел покупать, а леди Фрэнсис не поскупилась. Но сама она была недовольна, когда мы вышли из магазина, и почти не разговаривала со мной по дороге домой.
    – А когда вы в другой раз ходили в книжную лавку, леди Фрэнсис снова уронила глобус? – спросил Тинкертон, ухмыляясь.
    – Может быть и уронила, но я этого не видела, – серьезно ответила Мэгги. – Она оставила меня дожидаться на улице, а вернулась с еще одной книгой.
    – Ваша хозяйка очень блестящая леди, – сказал Тинкертон. – Не удивительно, что она пожелала купить еще одну книгу. Может быть, она решила сделать сюрприз брату или кузине? Виконт Торнбери наверняка любит читать? Или лорд Томас?
    – Сэр Торнбери любит охоту, ну...а мистер Лоудейл... он еще молодой...
    – Спасибо, Мэгги! – с чувством произнес Тинкертон, вставая. – С вами было очень занимательно поговорить.
    – А зачем вы звали меня, сэр? – удивленно спросила девушка.
    – Ну, во-первых, хотел поговорить с горничной леди Фрэнсис и не ожидал, что она окажется такой умной и наблюдательной девушкой, – сыщик еще раз проникновенно взглянул в глаза Мэгги, отчего та стала пунцовее мака, – а во-вторых, хотел узнать, не замечали ли вы беспорядка в вещах леди Фрэнсис, может, на днях? Открыты шкафы... беспорядок на бюро? Не видели ли вы кого-то постороннего в доме?
    – Нет, что вы, сэр! – горячо заверила его горничная. – Если бы я видела, я обязательно бы сообщила хозяевам!
    – Может быть, кто-нибудь из домашних или слуг заходил в комнату леди Фрэнсис? В последние дни...
    – Нет, сэр, я не видела... разве только мисс Лоудейл забегала на днях взять нитки для вышивания.
    – Что ж, вы свободны, Мэгги. Вы мне очень помогли. Исключительно-замечательно.
    После того как служанка ушла, Тинкертон вызвал дворецкого и попросил его передать виконту Торнбери, что хотел бы побеседовать с ним.

    Через несколько минут в комнате появился молодой джентльмен, гордо несущий на плечах голову, украшенную пышной шевелюрой.
    – Виконт Торнбери, – представился он, с любопытством разглядывая знаменитого сыщика.
    – Милорд, – Тинкертон устремил на старшего сына графа пристальный взгляд. – Как вы думаете: из-за чего произошло поражение Квинктилия Вара в Тевтобургском лесу? Веллей Патеркул, например, утверждает, что виной всему – мягкий характер римского полководца и предательство Арминия, Дион Кассий же склоняется к тому, что Вар был неважным полководцем, да и погода подвела, как вы помните, несколько дней шел дождь...
    – О чем это вы?! – удивился Торнбери. – Кто такой Вар, и что случилось в этом... как его... лесу?!
    – Так вы ничего не слышали о сражении в Тевтобургском лесу? – искренне удивился Тинкертон.
    Виконт пожал плечами.
    – Если вы имеете в виду наши сражения с французами в Испании... но к чему этот разговор?
    – Боюсь, Тевтобургское сражение произошло несколько раньше – примерно восемнадцать столетий назад... И совсем в другом месте... Впрочем, неважно...
    – Гм... так о чем вы хотели поговорить со мной? – виконт рассеянно наблюдал, как сыщик взял графин с вином и неторопливо наполнил два бокала, один из которых протянул своему собеседнику. Торнбери, смакуя, отпил глоток прекрасного хереса – винный погребок графа пользовался славой среди его близких и друзей. Тинкертон же залпом опрокинул в себя вино, вновь наполнил свой бокал, и лишь после этого приступил к беседе. В ответ на вопрос сыщика о пропаже семейной драгоценности виконт сообщил, что только вчера узнал о существовании колье – если он его ранее и видел, то не обращал внимания, – ничто не интересовало его меньше, чем наряды сестры и прочих леди, в его предпочтениях числились охота и скачки.
    – Позавчера моя кобыла Дизраэла выиграла кубок Свободного землепашца, – рассказывал виконт, весьма расположившись к сыщику после третьего бокала крепкого хереса. – Денег я получил немного, но сам факт выигрыша весьма приятен... Хочу заняться разведением чистокровок и гончих собак... Знаете, если скрестить немецкую короткошерстную легавую с шотландской длиннохвостой гончей...
    – У вас есть средства для подобных экспериментов? – спросил Тинкертон.
    – Увы, состояния у меня нет, но граф выделяет вполне приличное содержание, так что я могу завести ферму по выращиванию пони – пока только пони, но непременно займусь разведением чистокровных и гончих...
    – И вам хватает этих денег на содержание фермы?
    – Не совсем, – признался Торнбери. – Но отец обещал прибавить, если увидит результаты...
    – А вашему брату?
    – У него содержание меньше, но у него нет и фермы, – объяснил виконт.
    – А чем он занимается?
    – Ищет себя, видимо, – задумчиво сказал Торнбери.
    – И в чем это выражается?
    – Ну, приятели, спорт, э-э-э... – виконт несколько замялся.
    – Клубы и развлечения? – подсказал сыщик.
    – И это тоже, но он еще молод...
    – Ваш брат весьма молод... – заметил Тинкертон и поднялся с места:
    – Весьма благодарен за столь интересный рассказ о ферме. Жаль только, что мы так и не смогли обсудить верность доказательств Веллия Патеркула и Диона Кассия...
    – Не стоит благодарности, сэр, – ответно наклонил голову виконт, – мне было весьма приятно побеседовать со знающим человеком, но, к сожалению, в этом вопросе я не в силах вам помочь.
    Он допил остатки хереса, и, проникшись абсолютно дружескими чувствами к сыщику, поинтересовался, не желает ли тот посетить его ферму.
    – Непременно воспользуюсь вашим приглашением, сэр, – пообещал сыщик, задумчиво взглянул на почти опустевший графин с вином, и подлил себе еще немного, – у вас замечательный винный погреб, сэр.
    – О, у нас одна из лучших коллекций хереса, – оживился виконт. – Граф получает вино из Испании, от личного поставщика испанского королевского двора.
    – Я оценил, сэр, – Тинкертон блаженно зажмурился, смакуя золотистое вино. – Не будете ли вы так любезны пригласить вашего брата в гостиную, чтобы я мог задать ему несколько вопросов?
    – Э-э-э-э... – виконт замялся. – Брат, вероятно, отсутствует.
    Он дернул шнурок звонка. Появившийся вскоре лакей изумленно покосился на ядовито-сиреневый сюртук визитера, но всем своим видом дал понять, что готов выслушать распоряжения хозяина.
    – Скажите...э-э-э-э... Александр... мистер Лоудейл дома?
    – Сэр... – слуга явно замялся. – Он дома, сэр, но неважно себя чувствует и... попросил не беспокоить его до вечернего чая. Он... вероятно, спит.
    – Простите, мистер Тинкертон, – поклонился виконт. – Брат... э-э-э-э... болен.
    – Ничего, – понимающе кивнул Тинкертон. – Поговорю с ним позже. Ad impossibilia nemo obligatur[1]. Надеюсь, мисс Сара сможет уделить мне немного времени?
    – Простите, – пробормотал виконт, – я, пожалуй, пойду... Александр, пригласите мисс Сару в гостиную, мистер Тинкертон желает побеседовать с ней.
    Виконт, слегка покачиваясь, вышел из гостиной, а сыщик, удобно устроившись в кресле, долил остатки хереса в бокал и задумчиво пробормотал:
    – Хм... Юный, очень юный мистер Томас Лоудейл, который еще не нашел себя, и найти которого представляется проблемой... исключительно-замечательно.

    Сыщик услышал шорох платья и, обернувшись, обнаружил стоящую в нескольких шагах от него молодую девушку в очках, с гладко причесанными русыми волосами, взирающую на него со смесью недоумения и подозрения.
    – Мисс Лоудейл? – Тинкертон легко поднялся и поклонился.
    – Да, именно так меня зовут, – высокомерно сказала девушка. – Мистер Тинкертон?
    – Прошу вашего позволения задать вам несколько вопросов.
    – С удовольствием отвечу на ваши вопросы, сэр, но я абсолютно ничего не знаю!
    – О чем не знаете, мисс? – вкрадчиво поинтересовался Тинкертон.
    Девушка бросила на него быстрый взгляд и твердо заявила:
    – Я не знаю, когда и как исчезло колье кузины.
    Последующий разговор не отличался оригинальностью. Да, мисс Лоудейл знала о колье и месте его хранения. Нет, она не помнит, когда видела его в последний раз. Нет, о том, что кузина должна быть в нем на венчании, она не знала.
    – Вы часто гуляете с кузиной?
    – Я? С кузиной? Почему вы спрашиваете, сэр? Это имеет отношение к пропавшему колье?
    – Нет, – пожал плечами Тинкертон. – Просто у девушек много общего. Магазины, увлечения, новые шляпки...
    – Вот еще! – возмутилась Сара. – Это Фанни может обсуждать новую шляпку часами...
    – А вы, сударыня? – Тинкертон проникновенно заглянул в глаза мисс Лоудейл.
    – А я предпочитаю читать географические справочники, – отрезала Сара.
    – Весьма похвально, мисс... А что вы можете сказать о женихе леди Фрэнсис?
    – Что о нем можно сказать? – фыркнула Сара. – Надутый тип, который считает каждый свой выход явлением бога Ра. Меняет сюртуки и булавки для галстука каждые три часа, а разговор о континентальной блокаде наводит на него тоску. Третьего дня я попыталась поговорить с ним о возможности реставрации монархии во Франции, так он посмотрел на меня, как на умалишенную! Он очень подходит кузине.
    – Вы наблюдательны и начитанны, мисс Лоудейл, приятно иметь дело со столь образованной леди, – сказал Тинкертон, разглядывая свой опустевший бокал.
    Сара сурово блеснула очками, но на её щеках вспыхнул легкий румянец.
    – Вы еще что-то хотели спросить, мистер Тинкертон?
    – Да, хотел бы поинтересоваться, не замечали ли вы что-нибудь необычного в комнате леди Фрэнсис?
    – Но я не захожу в ее комнату, – отрезала Сара.
    – А ваши кузены, может быть, кто-то из них говорил о своих неприятностях? Мистер Томас, например?
    – Я не обсуждаю с кузенами их неприятностей, тем более с Томасом, он... слишком молод...
    – Хорошо, мисс Лоудейл, не буду больше беспокоить вас своими вопросами, я вполне удовлетворен... Хотя, если желаете, мы можем поболтать с вами на тему возможности реставрации монархии по ту сторону Английского канала...
    Она пожала плечами и недоверчиво взглянула на сыщика:
    – Вы шутите, сэр? `
    – Что вы, что вы, мисс Лоудейл, я совершенно серьезен. Но простите, сейчас мне пора, срочные дела, работа... – сыщик поставил бокал на стол, плеснул в него хереса, смакуя, выпил.
    Сара Лоудейл наблюдала за ним, не отрывая глаз, затем резко развернулась и вышла из комнаты.
    – Исключительно-замечательно, – пробормотал Тинкертон и вслед за девушкой вышел из гостиной.




[1] - к невозможному никого не обязывают (лат)

июнь, 2009 г.
Copyright © 2009 apropospage.ru

Другие публикации авторов:
        Светланы Архиповой
        Ольги Болговой
        Екатерины Юрьевой

 

Обсудить на форуме

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


                 Rambler's Top100