Литературный клуб дамские забавы, женская литература

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»

В поисках принца «Еловая ветка отскочила и больно ударила по лицу. Шаул чертыхнулся и потрогал ушибленное место, ссадина около левого глаза немного кровила. И что взбрело им в голову тащиться в этот Заколдованный лес?!..»

Моя любовь - мой друг «Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто...»

Пять мужчин «Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»

Жизнь в формате штрих-кода «- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»

«Принц» «− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Фанфики по роману "Гордость и предубеждение"

* В т е н и История Энн де Бер. Роман
* Пустоцвет История Мэри Беннет. Роман (Не закончен)
* Эпистолярные забавы Роман в письмах (Не закончен)
* Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс-парке Иронический детектив. Роман. Коллективное творчество
* Новогодняя пьеса-Буфф Содержащая в себе любовные треугольники и прочие фигуры галантной геометрии. С одной стороны - Герой, Героини (в количестве – двух). А также Автор (исключительно для симметрии)
* Пренеприятное известие Диалог между супругами Дарси при получении некоего неизбежного, хоть и не слишком приятного для обоих известия. Рассказ.
* Благая весть Жизнь в Пемберли глазами Джорджианы и ее реакция на некую весьма важную для четы Дарси новость… Рассказ.
* Девушка, у которой все есть Один день из жизни мисс Джорджианы Дарси. Цикл рассказов.
* Один день из жизни мистера Коллинза Насыщенный событиями день мистера Коллинза. Рассказ.
* Один день из жизни Шарлотты Коллинз, или В страшном сне Нелегко быть женой мистера Коллинза… Рассказ.


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




 

 

  Творческие забавы

Ольга Болгова

Наваждение

Начало     Пред. гл.

     Глава 5

 

− Здравствуйте, это Женя, я говорю с Игорем? Вы, наверно, меня не помните?
   − Женя? – раздался в трубке радостный голос Игоря. – Как же я рад, что вы позвонили! Как у вас дела? Может быть, мы пересечемся где-нибудь с вами?
   − Игорь, у меня к вам есть одно дело. Не могли бы мы, на самом деле, встретиться и обсудить его?
   − Дело? Ко мне? Конечно, Женечка, давайте! Где и когда? Все в ваших руках.
   − Но встреча будет сугубо деловая.
   − Да, конечно же, я все понял, Женечка.
   Подумав, Женя предложила встретиться вечером в небольшом кафе на площади Пяти углов. Игорь с энтузиазмом согласился. Этот звонок был фактически жестом отчаяния. Прошла почти неделя после неудавшегося Лизиного свидания, и, казалось бы, время, хотя и столь недолгое, должно было немного успокоить ее, но все происходило с точностью до наоборот. Лиза впала в какое-то полусонное состояние. Она все делала механически: вставала утром, одевалась, завтракала, если с трудом засунутый в себя бутерброд и недопитая чашка чаю, могли быть названы завтраком. Она, всегда разговорчивая, теперь молчала, невпопад отвечала на вопросы, находясь в состоянии какой-то рассеянной отрешенности. Сначала Женя решила не трогать сестру, подумав, что излишние расспросы и утешения могут лишь ухудшить ситуацию, но, в конце концов, видя, что ничего не меняется, она не выдержала и перешла к решительным действиям, призвав на помощь свои профессиональные навыки.
   В четверг после ужина, вымыв посуду и убрав со стола, она сказала:
   − Лиза, нам нужно серьезно поговорить
   − О чем? – бесцветным голосом спросила Лиза.
   − Ты прекрасно знаешь о чем: о тебе и об Андрее.
   − Не о чем говорить, – отозвалась Лиза, поднимаясь со стула.
   − Лиза, сядь! Я прекрасно вижу, что говорить есть о чем. Если использовать язык старинных романов, то ты увядаешь на глазах! Ты сохнешь!
   − Ага, конечно, сохну по нему!
   − Вот именно! И еще, думаю, занимаешься самокопанием и казнишь себя за то, что сделала.
   − Женя, - Лиза села на стул и повернулась к сестре. – Что сделано, то сделано. Вернуть ничего нельзя. И наверно, все это к лучшему.
   − Ладно, сейчас мы не будем говорить ни том, что лучше, а что хуже, ни о том, можно ли что-то вернуть. Жизнь штука непредсказуемая. Давай, ты просто расскажешь мне все, что чувствуешь и попробуешь разложить по полочкам все свои действия. Рассказывай и думай.
   − Ну-ну, психологическая помощь на дому? Я не могу, Женя.
   − Можешь. Кстати, давай-ка выпьем по пять грамм, а в холодильнике у нас есть чудная шоколадка.
   − Да, выпить - именно это мне и нужно. Давай.
   − Так, что у нас есть?
   Женя достала из холодильника початую бутылку красного вина.
   − Глинтвейн, и только глинтвейн!
   По кухне растеклись ароматы корицы и гвоздики. Женя разлила горячий багряный напиток по стаканам.
   − Что ты думаешь о нем? Каким он тебе кажется? Его плюсы?
   − Но ты же знаешь. Он умный, красивый… – Лиза вздохнула, прежде, чем выдавить из себя следующее слово, – нежный…
   − Плюсы, – улыбнулась Женя. – Есть еще что-то, я полагаю?
   − Н-н-ет.
   − Тогда, давай минусы.
   − Красивый, умный, нежный…. Богатый, наглый, нет, он совсем не наглый.
   − Ага, значит его плюсы это его же и минусы? Почему так? Тебя отталкивают те его качества, которые и притягивают? Или?
   Лиза вздохнула, смакуя горячий глинтвейн. Тепло растекалось по телу, давая освобождение от напряжения, которое не отпускало ее уже несколько дней.
   − Почему? Именно так. Он красив, очень привлекателен, у него такие глаза, улыбка, ямочки на щеках, – Лиза впадала в мечтательную задумчивость.
   Одернув себя, она продолжила:
   − Но я, я боюсь всего этого, я боюсь его…
   − Боишься? Что ты имеешь в виду? Как боишься? Или скелеты полезли из шкафа?
   − Скелеты? Да, но… Как это объяснить?
   Лиза снова вздохнула. Похоже, тяжкие вздохи становились ее привычкой.
   − Налей-ка мне еще глинтвейна.
   Отхлебнув тягучую жидкость, Лиза заговорила:
   − Знаешь, Женька, я долго думала об этом. Я боюсь, нет, не его, а скорее, себя. Или того, что я к нему чувствую. Со мной такого еще не было. Не знаю, как объяснить, что-то я стала косноязычной. Знаешь, когда он начал меня… когда… ну там, в машине… я вдруг подумала: вот он добьется своего и добавит мою фотографию, или что там еще, номер телефона, к своей коллекции, а мне будет не пережить, что именно он оказался таким, потому что, потому что… да, черт побери, потому что, когда он смотрит на меня, обнимает или целует, я совершенно…офигеваю… И когда он сажал меня в такси, я просто ничего не могла сказать ему, ни слова, у меня словно язык примерз. И он тоже молчал. А, в общем, о чем сейчас уже говорить? Все ясно. Он не позвонил больше, значит так и есть: он - примитивный пикапер. Раз ему вышел облом, он больше не будет и дергаться.
   − Лиза, оставь свой жаргон, выражайся нормально. Слушай, ты сама-то веришь в то, что говоришь? Тебе не восемнадцать лет, и в людях ты уже хоть немного должна разбираться. Во всяком случае, я не замечала за тобой такой уж бестолковости в этом вопросе.
   Женя встала, собрала стаканы и поставила их в мойку.
   − А ты не думаешь, – продолжила она, – что у него тоже есть чувства? Вспомни, как он искал встречи с тобой? И все это ради пустой интрижки? А, может быть, он просто мучается от мысли, что обидел тебя, что сделал что-то не так? Может, он решил, что совсем не нравится тебе, раз ты так молча, без объяснений, сбежала? Мужики ведь, как и мы, сделаны не из железа и камня, они тоже живые, из плоти и крови.
   − Не сомневаюсь, что из плоти, – съязвила Лиза. – Ты, Женечка, у нас мудрая, как змея.
   − Профессия, знаешь ли, обязывает, Лизок, – улыбнулась Женя. – Но смотрю, ты оживилась. Что это – влияние алкоголя или задушевной беседы? Надеюсь, и того и другого?
   − И того и другого. Нет, правда, знаешь, легче стало.
   − А раз полегчало, подумай, что будешь делать со всем этим.
   − Ничего не буду, – упрямо заключила Лиза.
   − Ага, будешь молча мучиться и мучить его.
   − Да откуда ты знаешь, что он мучается? Это только твои гипотезы, ничем не подтвержденные!
   − Интуиция, Лиза, это интуиция.

   Легко было сказать про интуицию, но нелегко было придумать, как облечь в плоть и кровь свои интуитивные ощущения. Лиза несколько оживилась после разговора, но Женя видела, что она страдает, и знала, что Лизино невыносимое упрямство, от которого она и сама мучилась, не даст ей сделать ни одного шага навстречу Андрею. Женя вспомнила, как маленькая Лиза могла до упора стоять в углу, ни за что не прося прощения, пока отец силой не вытаскивал ее оттуда.
   Разбирая сумку, Женя наткнулась на визитную карточку.
   «Бинголин Игорь Александрович, менеджер, тел...» - было напечатано на одной стороне, а на обороте неровным почерком написано:

   Женя, прошу вас, позвоните мне. Если вам будет грустно или просто выпадет свободная минутка, позвоните. Пожалуйста. Игорь.

   «Игорь», - подумала Женя, – «он же хорошо знает Андрея… А что если?»
   И вот теперь она шагала на встречу с Игорем, ругая себя за то, что заварила эту кашу, и совершенно не представляя, о чем и как она будет говорить с ним.
   Женя вошла в небольшое уютное кафе, где она договорилась встретиться с Игорем. Он уже ждал ее и, улыбаясь, ринулся навстречу.
   − Вы прекрасно выглядите, Женя. Очень рад вас видеть, – Игорь пододвинул стул для Жени и сам сел напротив, с улыбкой разглядывая ее.
   Женя всегда выглядела безупречно. Она умело и со вкусом одевалась, предпочитая женственные наряды джинсам, которые так любила ее сестра. Вот и сейчас на Жене была длинная юбка годе, кофточка нежного цвета кофе с молоком, туфли на высоких каблуках. Пышные густые волосы были уложены на затылке в замысловатый крендель. Женя казалась воплощением спокойствия и сдержанности, и такой она и была: сдержанной и уравновешенной. Надо было очень постараться, чтобы вывести Женю из себя, и до сих пор это мало кому удавалось.
   − Женя, вы хотите есть? Что вы закажете? Здесь готовят очень вкусные мясные рулетики, и салаты неплохие. Я, знаете ли, иногда здесь обедаю. Приятное местечко.
   − Спасибо, Игорь. Я, пожалуй, возьму мороженое и кофе.
   Когда суета с заказами и их доставкой улеглась, Игорь вопросительно посмотрел на Женю.
   − Вы сказали, что у вас ко мне какое-то дело?
   − Игорь, может быть, вы и удивитесь, но я попросила вас о встрече по несколько эгоистической причине. Я по профессии психолог. Работаю в реабилитационном центре и учусь в аспирантуре. Сейчас пишу небольшую работу на тему «Психологический портрет современного мужчины».
   − О, как интересно. С вами просто опасно иметь дело. Видите всех насквозь?
   − Ну что вы, видеть насквозь скорее присуще экстрасенсу, – улыбнулась Женя.– Можно, я продолжу?
   − Да, да, конечно, Женечка, я очень внимательно вас слушаю.
   − Для своей работы мне нужно составить портреты разных мужчин из различных слоев общества. Проблема состоит в том, что для полноты картины мне не хватает образа делового преуспевающего мужчины, который многого добился в жизни. И вот я подумала о вас.
   − Обо мне? Нет, Женечка, на роль преуспевающего и многого добившегося я вряд ли подойду. Скорее, на роль неисправимого оптимиста.
   − Это тоже очень интересно. Вы согласитесь ответить на мои вопросы? Но сразу предупреждаю, отвечать нужно будет очень откровенно.
   − С удовольствием. А насколько откровенно? – блеснул глазами Игорь.
   − С этим мы определимся. Все это анонимно, поэтому можете не беспокоиться.
   Значит, вы – неисправимый оптимист. А кандидата на делового и преуспевающего у вас не найдется?
   − Почему же не найдется? Есть и не один. Ну, например, небезызвестный вам Андрей Арсеньев.
   − Да, это интересная кандидатура. А вы не могли бы коротко охарактеризовать его?
   − Гм-м... Андрей – личность весьма неординарная, скажу я вам. Все, что у него есть, он заработал сам, своим трудом, как не трудно в это поверить.
   − Ну почему трудно? – улыбнулась Женя.
   − Знаете, – Игорь потер нос, – ведь считается, что все богатые люди где-то что-то украли, а ведь это не всегда так. Я, конечно, не могу посвящать вас в подробности его жизни, но поверьте мне на слово.
   − Охотно верю. И, видимо, у него достаточно сильный характер?
   − Сильный? Да. Он бывает невероятно упрям, и если в чем-то убежден, переубедить его практически невозможно, как и повлиять на его решения. Иногда, по-моему, это вредит ему самому.
   Женя мысленно сосчитала до десяти, потому что дальше ей предстояло перейти к вопросу, который фактически и являлся целью всего предприятия.
   − А в личном плане? Что он за человек? Я понимаю, что на такой вопрос трудно ответить, не затронув какие-то интимные моменты, но, хотя бы, в общем плане.
   − Вы имеете в виду отношения с женщинами? – Игорь помедлил. – Знаете, Арсеньев никогда не распространяется о своих романах, но могу с уверенностью сказать, что он не ловелас, и хоть иногда и говорят, что он окружен женщинами, на самом деле это женщины липнут к нему, а не он к ним. А в последнее время, как я подозреваю, он вообще ни с кем не встречался. Правда… – Игорь замолчал, с улыбкой глядя на Женю.
   − Надеюсь, я не сболтну лишнего, но, мне кажется, он положил глаз на вашу сестру. И, по-моему, всерьез.
   Женя уткнулась в вазочку с мороженым, стараясь сохранить невозмутимое выражение.
   − Почему вы считаете, что всерьез?
   − Ну, например, чтобы встретиться с ней, он предпринял некоторые весьма несвойственные ему действия, хотя, вы, наверно, об этом знаете.
   − Догадываюсь, о чем вы говорите.
   − Ну хорошо, Женечка. Я ответил на ваши вопросы? Помнится, вы хотели составить психологический портрет неисправимого оптимиста? Может, перейдем к нему? И я мог бы не просто ответить на вопросы, но и как-то проявить себя? Вы не возражаете?
   Игорь картинно выпрямился, встряхнул кудрявой шевелюрой.
   Женя вопросительно посмотрела на него. Улыбка просто не сходила с лица этого парня. «Какой он… забавный. Как легко с ним общаться», - подумалось ей.
   − Итак, Женя, что мы все об Арсеньеве? Ему и без нас неплохо. Он хороший парень, уверяю вас, и вашей сестре просто повезло, если он всерьез запал на нее.
   − «Вот как. Даже повезло. Сильно сказано».
   Женя улыбнулась.
   − А может, Арсеньеву повезло, что он встретил мою сестру?
   − Может быть и так, не спорю. Женя, а можно вас пригласить?
   − Куда? Уже поздно и мне пора идти.
   − Но завтра же суббота. Вы работаете?
   − Да, у меня же график.
   − Нет, послушайте, подождите, Женя. Это совсем ненадолго. Я так ждал вашего звонка, и вы вот так убежите. Вы любите танцевать?
   − Танцевать? – Женя растерялась от такого неожиданного вопроса. – Я так давно не танцевала, даже не знаю. И я почти не умею танцевать.
   − Хочу признаться, что я неплохо танцую, хоть и не скромно хвалить себя. Моя мама была одержима мыслью сделать из меня профессионального танцора. Ничего такого не получилось, но танцевать я все-таки научился. Что я хочу вам предложить… Здесь неподалеку есть прекрасный танцевальный клуб. Я иногда хожу туда, в тайне, конечно, от приятелей, которые, узнав, просто засмеют меня. А что, если мы забежим туда и потанцуем. А, Женечка?
   Игорь говорил с таким энтузиазмом, сияя своими улыбками, что его настроение невольно передалось и Жене.
   «А что, если и правда пойти? Когда я в последний раз танцевала?»
   И она, удивляясь самой себе, согласилась.


Лиза с тревогой взглянула на часы. Было уже полпервого ночи, а сестра так еще и не вернулась. Женя сказала ей, что идет на деловую встречу, но вряд ли деловая встреча могла продлиться до полуночи.
   «Где ее носит? Или что-то случилось?»
   Лиза подошла к окну. Внизу от подъезда отъехала машина, и через несколько минут она услышала, как ключ поворачивается в замке.
   − Женька, ты меня с ума сведешь? Где ты была?
   Женя закрыла дверь и повернулась к Лизе. Лицо ее сияло.
   − Лиза, представляешь! Я танцевала! Весь вечер…Вальс, танго, фокстрот…
   − Обалдеть! Фокстрот? Ты что умеешь танцевать фокстрот? Не подозревала! Женька, ты танцевала? Ты же сказала, что у тебя деловая встреча. Час ночи! Посмотри на себя: у тебя совершенно ошалелый вид. С кем?
   − С Иг... в общем, с одним парнем. Я тебе все потом расскажу. Это, оказывается, так здорово – танцевать.
   − У тебя появился парень, который умеет танцевать? Я в шоке. Ладно, давай раздевайся и спать. Я тут из-за тебя вся испереживалась. Тоже мне, Элиза Дулитл.


Женя захлопнула дверцу машины и помахала рукой Максиму. Он, как обычно, с утра заехал за ней и отвез на работу. Преданный упорный Максим… Глядя вслед удаляющейся машине, Женя с некоторым чувством вины думала о вчерашнем вечере в танцевальном клубе, об улыбчивом, разговорчивом Игоре, который на самом деле оказался прекрасным танцором. Женя начала танцевать неуклюже, смущаясь, ноги почти не слушались ее, но ведомая уверенными движениями и твердой рукой Игоря, она постепенно влилась в ритм танца и, снова удивляясь сама себе, осилила и вальс, и фокстрот и даже решилась на танго. Она не заметила, как пролетел вечер, и только когда почувствовала, что ноги от усталости и непривычки к таким бурным движениям уже не слушаются ее, остановилась и засобиралась домой, обнаружив, что уже полночь.
   − Вы действительно прекрасно танцуете. Спасибо за прекрасный вечер, – сказала она Игорю.
   Тот мгновенно расцвел улыбкой.
   − О, Женечка, возможно, вы обнаружите во мне и другие плюсы, кроме умения танцевать.
   − Возможно, – ответила она.
   Вдохновленный ее ответом, Игорь тут же предложил встретиться, и Женя, еще не остывшая после бурного движения по танцполу, в третий раз в этот вечер удивляясь самой себе, согласилась, вызвав этим бурный восторг Игоря. Он довез ее до дома, нежно пожал руку и, прощаясь, вдруг спросил:
   − Женя, не обижайтесь, но мне показалось, что вы придумали всю эту историю с психологическими мужскими портретами?
   Женя жутко смутилась, хотя она и подозревала, что придуманное ею прикрытие выглядело не очень убедительно. Ей ничего не оставалось, как сознаться, что он прав.
   − Вы хотели узнать об Арсеньеве? Из-за Лизы, вашей сестры?
   − Да, Игорь, вы очень проницательны, профессиональный психолог потерпел поражение.
   − Ну что вы, Женечка, вы все классно придумали, но, поверьте, все, что я рассказал об Андрее – правда. Вы можете совершенно спокойно доверить ему свою сестру.
   − Думаю, что моя сестра сама решит, кому ей довериться. Только прошу вас ничего не рассказывать ему о нашем разговоре.
   Он улыбнулся.
   − Буду нем, как рыба. Я теперь по гроб жизни обязан Арсеньеву: если бы не он, вы бы так и не позвонили мне. А вечер был прекрасный.

   Женя в раздумье поднялась в свой кабинет. Если верить Игорю, а ей казалось, что ему вполне можно доверять, интуиция не подвела ее. Теперь оставалось самое сложное: поговорить с сестрой и убедить ее решиться сделать шаг навстречу Андрею.


Лиза свернулась калачиком на диване, сжимая в руках телефон.
   «Что я скажу ему? Как начать разговор? Звонить или не звонить? Быть или не быть? Тоже мне, Гамлетиха доморощенная… “Он всерьез запал на твою сестру”, - сказал Игорь. Этот Игорь может думать все, что угодно, но если бы он “запал”, то мог хотя бы предпринять какие-то шаги».
   Женя призналась Лизе, что танцор, с которым она провела вечер, был ни кто иной, как Игорь Бинголин, и встречалась она с ним ради того, чтобы поговорить об Андрее. Сначала Лиза была в ужасе: «Как ты могла? Он и так неизвестно что обо мне думает, а теперь?» Она гнала от себя назойливые мысли о том, чтобы позвонить Арсеньеву. «Скоро у меня начнется телефонофобия», – думала Лиза, почти со страхом глядя на маленький серый прибор, который сжимала в руке.
   «Позвоню завтра», – она решительно засунула телефон в сумочку.


«Почему она убежала? Я, конечно, перешел границу, но можно было все обсудить, а не сбегать так, молча, без объяснений». По правде говоря, он сам себе удивлялся, вспоминая собственную прыть в машине. «Совершенно потерял контроль над собой. Как озабоченный подросток. Не стану звонить ей и искать встреч», – повторял он сам себе, – «Зачем, какой в этом смысл? У нее своя жизнь, свои приятели, и я совершенно не нужен ей в этой ее жизни». От этой мысли его охватила такая тоска, что он, словно пытаясь выплеснуть ее прочь, с такой силой шарахнул кулаком по столу, что старый отцовский письменный прибор удивленно подпрыгнул и свалился на пол. Чертыхнувшись, Андрей начал собирать рассыпавшиеся детали. Стеклянная фигурка медведя, украшающая прибор, отвалилась. «Да что же это такое?»

   Прошло несколько дней с того катастрофического вечера. Хорошо хоть, работа спасала его, а через неделю наметилась деловая поездка, что его чрезвычайно радовало. Но вечера и ночи стали какими-то тоскливыми. Он то уединялся в своем кабинете, то начинал контролировать Дашину учебу, в результате чего они чуть не поссорились, то тупо смотрел в телевизор, лениво переключая каналы. В конце концов, не выдержала бабушка.

   − Андрюша, – сказала она как-то после ужина. - У тебя что-то случилось? Ты сам не свой.
   − Бабуль, все нормально, просто устал…
   − Я все время думаю, я тебе уже говорила об этом. Тебе давно пора жениться, тебе уже за тридцать. Неплохо было бы, если бы у меня появились правнуки… Посмотри, сколько есть хороших девушек: Танечка Волошина или Мариночка, дочка Супруновых…
   − Ба, давай не будем об этом..
   − А я думаю, что в твоей «усталости» виновата женщина… Я не права?
   − Все, бабуль, все.
   Он резко оборвал разговор и скрылся в своей берлоге, в библиотеке.

   В понедельник утром он отправился на работу. Как обычно, вырулив на Гареевский проспект, проехал мимо Архитектурного. Каждый день, проезжая мимо, он боролся с желанием остановиться перед входом в институт. И сегодня он, бросив взгляд на огромную тяжелую дверь, увенчанную барельефом, сжав зубы, промчался мимо. Несколько секунд спустя, светофор мигнул ему красным, он тормознул, рассеянно глядя на поток пешеходов, ринувшихся по белым полоскам перехода. Вдруг резко подпрыгнуло сердце. Прямо перед ним пролетела женская фигурка: пышные каштановые волосы, решительная походка… Лиза… Зеленый сигнал. Он рванул вперед, лихорадочно размышляя, где ему удобнее развернуть машину.


Утро выдалось солнечным, но осенние нотки уже прорезали воздух особой прохладой и чистотой. Лиза вышла на одну остановку пораньше, решив пройтись по тихой улочке, ведущей к шумному проспекту, на котором находился институт. Улочка была засажена рябинами и кленами. Красные рябиновые гроздья тяжело клонили тонкие ветви, а кленовые листья, уже начинающие желтеть, шелестели под легким ветерком. Бабье лето, грустное чувственное время, крадучись, накрывало город. Лиза свернула с улочки и вышла на проспект, мгновенно погрузившись в утренний шум и суету большого города. Через несколько минут она была у входа в свою альма матер.
   − Лиза, привет! – однокурсники, собравшиеся на широком крыльце, дружно замахали ей. Она поспешила вверх по ступенькам.
   − Лиза! – девушка вздрогнула, услышав за спиной мягкий мужской голос, и обернулась, чувствуя, как ее захлестывает жаром. У бровки тротуара стоял серый БМВ, а около него – высокий темноволосый мужчина.
   − Лиза, кто это? – с любопытством бросила маленькая полненькая однокурсница.
   − Да так, знакомый, – ответила Лиза. – Идите, я вас догоню.
   Она медленно спустилась по ступенькам навстречу Андрею.
   Они стояли и молча смотрели друг на друга. Андрей смущенно взъерошил свои кудри.
   − Ли...
   − Ан... – начали они одновременно, смешались и опять замолчали.
   − Я проезжал мимо, ну и... – снова начал Андрей.
   − Да, а я вот, в институт, у нас сегодня лекция с утра и я…
   Она махнула рукой в сторону входа.
   − Садись в машину, – вдруг коротко и резко сказал он.
   − Но я... мне...
   − Садись в машину.., пожалуйста.
   Он открыл дверцу и посмотрел на нее в упор. Взгляд его словно затягивал Лизу в свою чайно-карюю бездну.
   − Но у меня лекции, а тебе, наверно, надо на работу…
   − Лиза, пожалуйста, садись… не бойся, я совершенно не опасен, уверяю тебя.
   То ли усмешка, то ли мольба мелькнули в его глазах.
   Лиза шагнула к машине и скользнула мимо Андрея внутрь, в ее полутемную глубину. Он захлопнул за ней дверцу, и через минуту БМВ легко влился в поток, стремящийся по проспекту.
   − И куда же мы едем? – спросила Лиза.
   − Сейчас подумаем. Позвоню в офис, и потом решим.
   Он набрал номер.
   − Соня, приветствую, эм-м-м... я задержусь, у меня дела в городе. Как долго? Не знаю, как получится. Если что, я на связи. Все.
   − Дела в городе, значит, – начала Лиза, но он не ответил, сосредоточенно глядя на дорогу.
   Несколько минут они молчали, затем Андрей сказал:
   − У меня созрел план. Утро замечательное и требует хорошей прогулки. Ты не против, если я отвезу тебя куда-нибудь в парк или за город, например, в Розники?
   − А у тебя есть свободное время?
   − Есть, с этим я сам разберусь. Так что, едем? Думаю, пара пропущенных лекций не скажутся катастрофически на твоей успеваемости, – он повернулся к ней и улыбнулся.
   − Едем, не скажется, – вздохнула Лиза, безуспешно борясь со своими бессовестными внутренними шариками и дрожью в коленях.
   − Итак, куда? В Розники?
   − Хорошо.

   Розники, старая помещичья усадьба с огромным парком была излюбленным местом прогулок горожан. В доме с классическими колоннами перед парадным входом располагался музей, но за последние годы, в результате исторических российских катаклизмов, дом совсем обветшал и вид имел довольно жалкий: стены и колонны облупились, ступени входа были покрыты выщерблинами и трещинами. Столетний парк разросся и местами напоминал дремучий лес.
   Андрей и Лиза прошли по широкой аллее, ведущей от дома к огромному заросшему пруду, ветерок рябил его блестящую поверхность, редкие опавшие листья покачивались на воде.
   − Здесь так красиво, правда? – сказала Лиза. – Можно бродить, забыв обо всем.
   − Да, красиво, – отозвался Андрей, и помолчав, сказал:
   − Лиза, я, эм-м-м,.. хотел сказать, тогда, в тот вечер, ты так резко убежала, я, эм-м-м… обидел тебя…
   Он снова замолчал, вздохнув.
   − Ты, эм-м-м... очень нравишься мне, очень, и, если ты не против, может быть, мы могли бы встречаться, несмотря на все, что было, и…
   − Могли бы, да, – выдавила Лиза.
   Какой-то комок в горле мешал ей говорить.
   − У тебя есть какие-то сомнения насчет меня? Я тебе не нравлюсь? Неприятен?
   − Нет, Андрей, нет, совсем наоборот, – вырвалось у Лизы,
   − Наоборот? – в его голосе зазвучала надежда. – Значит?
   − Андрей, ты мне тоже нравишься, но…
   − Ты могла бы рассказать мне про это «но»? Может быть, это можно как-то решить?
   − Ты говоришь, как поистине деловой человек…
   − Тебя смущает моя деловитость?
   Он осторожно взял ее за руки и потянул к себе.
   − Ты все время борешься со мной. Почему?
   «Почему?» Она знала и не знала ответ на этот вопрос, но ничего не смогла сказать ему сейчас, когда его лицо наклонялось к ней, и потемневшие глаза топили ее в своей странной зовущей глубине. Она ничего не ответила, а просто потянулась навстречу его губам.
   Они брели по узкой тропинке, Андрей обнимал Лизу за плечи.
   − Туманная и тихая лазурь... - задумчиво пробормотал он.
   − Над грустно сиротеющей землею... - механически продолжила Лиза и тут же в смятении отстранилась от него.
   − Лиза, что? Я просто вспомнил… моя мама очень любила Тютчева, я с детства слушал эти стихи, а то, что слышишь в детстве, запоминается на всю жизнь. Я что-то не так сказал?
   «Расскажи ему, расскажи, ведь он совсем не такой, как ты думаешь», – эта мысль, словно живой молоточек, билась в Лизиной голове.
   Он остановился.
   − Объясни мне, пожалуйста, в чем дело, я просто не понимаю, почему ты так неожиданно замыкаешься, словно вся сжимаешься в комок.
   − Хорошо, я попробую, – Лиза вздохнула, словно вышла на стартовую позицию. –
   Это очень личное и...
   − Клянусь, что все твое личное останется только здесь, – он прижал руку к груди.
   − Это было на первом курсе, мне очень нравился один парень, он тоже обратил на меня внимание, мы начали встречаться, ну и…, в общем, у нас с ним было все, и я с ума сходила по нему, это продолжалось около месяца… – она замолчала, подбирая слова. «Господи, о чем я ему рассказываю… как я могу…», – мелькнуло у нее в голове, но темные глаза Андрея внимательно и спокойно смотревшие на нее, вселили в нее уверенность, и она продолжила:
   − А потом оказалось, что он просто пикапер...
   − Пикапер? В смысле, съемщик, что ли?
   − Ну да, съемщик. Это была ...игра, кто больше снимет девушек. В их компании, они собирали фотографии девушек, с которыми они… ну…
   − Переспали?
   − Ну да, – она взглянула на него, краснея. – Это было... ужасно... когда я случайно наткнулась на эту коллекцию – там были и моя подруга, и еще девчонки с нашего курса и другие…
   − Сво... извини, - глаза Андрея сузились и совсем потемнели. – Я понимаю...
   − И он, он читал мне стихи. Ты знаешь, я люблю стихи, а это такая редкость среди парней, когда они хоть что-то соображают в поэзии. Оказалось, что он выяснил через девчонок, что я такая, черт, романтично-поэтичная, и ради достижения цели даже выучил наизусть несколько строчек, а я, дура, слушала его, развесив уши, да еще болтала с ним о поэтах..
   − Предприимчивый парень, – усмехнулся Андрей. – На что только мы не идем ради достижения цели…
   − Мы? – Лиза уставилась на него в ужасе.
   − Лиза, ради Бога, не лови меня на слове. Я просто хотел сказать, что это в мужской природе применять всякие уловки, чтобы соблазнить женщину.
   − И ты тоже применяешь уловки?
   − Ну а как же, конечно.
   − И я рассказала тебе все это, чтобы ты посмеялся надо мной?
   Она бросилась вперед по тропинке
   − Лиза, черт побери, за кого ты меня принимаешь? Лиза!
   Он догнал ее, схватил за плечи и резко повернул к себе.
   − Все, все, прекрати. Извини. Да не вырывайся же ты...
   − Ты, ты, – Лиза барабанила кулаками по его груди, но он с силой прижал ее к себе.
   − Ты, ты, подлец, такой же, как и...
   Конец фразы она уже не смогла договорить.

   − И ты решила, что я тоже занимаюсь коллекционированием девушек? – спросил Андрей, когда они, наконец, оторвавшись друг от друга, продолжили свою прогулку.
   − Да... нет... не решила, но этот страх опять натолкнуться на это, – я не могу от него избавиться. С тех пор мне трудно было сблизиться с каким-нибудь парнем.
   − По-моему, знакомых парней у тебя более чем достаточно…
   − Это друзья, между прочим, ничего личного…
   − Хорошо. Тогда скажу о себе. Мне никогда даже в голову не приходило собирать коллекцию из девушек. Я, как всякий нормальный мужчина, люблю женщин, но поверь, я не гоняюсь за каждой юбкой. «Хотя, последнее время гоняюсь, но за одной единственной». У меня были женщины, и я даже был женат, правда, всего полгода, как-то у нас не сложилось.
   − Ты был женат?
   − Да, шесть лет назад, мы успешно развелись.
   − Но у тебя такие возможности...
   − Какие возможности? Соблазнять? Лиза, ну как мне тебе объяснить? Я не бабник, как ты, возможно, обо мне думаешь. Да, я не бедный человек, но для этого я много работаю. Но мои возможности почему-то не очень-то помогают мне добиться женщины, которую я хочу…
   Он осекся и почти испуганно посмотрел на нее.
   − Женщины, которую ты… – Лиза уставилась на него, широко раскрыв глаза.
   − Ну вот, опять ляпнул невпопад. Хотя, что сказано, то сказано… Это правда. И этой женщине, по-моему, наплевать на мои возможности, ее не впечатляют ни моя шикарная машина, ни мои дорогие шмотки, ни мои поэтические познания… – в его глазах заиграли насмешливые бесенята.
   − Впечатляют, очень даже впечатляют…
   − Правда? Тогда, может быть, эта женщина подарит мне один скромный поцелуй?
   − Скромный? Если скромный, то, может, и подарит. Только эта женщина что-то не заметила, чтобы ты мог скромно целоваться.

   Андрей остановил машину напротив Лизиного подъезда.
   − Завтра я уезжаю, вернусь только в конце недели. Какие у тебя планы на субботу?
   − Две пары с утра, ну и работа, если будут какие-то срочные дела.
   − Хорошо, мы договоримся, да? Я буду тебе звонить, ты не против?
   − Конечно, не против.
   Он потянулся к ней, обнял и поцеловал, коротко и нежно.
   − Скромный поцелуй, – вырвалось у Лизы.
   − Ах, вот как, леди. Тогда следующий будет нескромным...


− Лиза, ты сияешь сегодня, как медный таз. Даже в комнате светлее стало, – улыбаясь, сказала Женя, устроившись рядом с сестрой на диване. – У тебя что-то произошло?
   − Женька! Ой, в общем, сегодня я прогуляла все лекции и вообще все, что можно. Глеб меня чуть не убил, у нас куча работы, а я…
   − И что же ты?
   − Представляешь, утром иду в институт, а у входа стоит... кто ты думаешь?
   − Почему-то догадываюсь…
   − Да, Андрей, собственной персоной. В общем, мы помирились, и … он уехал.
   − Помирились! Как я рада, Лиза! А куда уехал? Почему уехал?
   − Уехал, по делам, до конца недели. А сегодня мы были в Розниках.
   − Как замечательно! Значит, все хорошо.
   − Да, все хорошо, – ответила Лиза, слегка погрустнев.
   − Грустишь, что уехал?
   − Ты знаешь, все время думаю о нем. Это даже как-то пугает.
   − Лиза, все будет хорошо.
   − Кстати, а ты почему сияешь? И где ты сегодня была?
   Женя помедлила, улыбаясь своим мыслям.
   − Лиз, я сегодня встречалась с Игорем.
   − Опять танцевали фокстрот?
   − Нет, танцевать идем в среду, а сегодня просто гуляли.
   − Он нравится тебе?
   Женя задумчиво посмотрела на сестру и занялась своей косой, медленно и старательно переплетая ее.
   − И что же ты молчишь?
   − Да, Лиза, очень нравится. Он такой ...веселый, немного шумный, но мне с ним очень легко.
   − Женька-а-а, – пропела Лиза, обнимая сестру.


(продолжение)

январь, 2008 г.

Copyright © 2007 - 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100