графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки






Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке - захватывающий иронический детектив + романтика

Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"


Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

Наташа Ростова - идеал русской женщины?

Слово в защиту ... любовного романа


Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки?

У нас на форуме:

- Экранизация романа "Гордость и предубеждение"
- Фанфики по романам Джейн Остин
- Проблемы жанра любовного романа
- Образ Наташи Ростовой
- Нужна ли в XXI веке классическая литература
- Как опубликовать свое произведение
- Что не нравится в любовных романах
- Слово в защиту... любовного романа?



Детективные истории

Хроники Тинкертона - «O пропавшем колье»

«В Лондоне шел дождь, когда у дома номер четыре, что пристроился среди подобных ему на узкой улице Милфорд Лейн, остановился кабриолет, из которого вышел высокий грузный мужчина сумрачного вида. Джентльмен поправил цилиндр, повел плечами, бросил суровый взгляд на лакея, раскрывшего над ним зонт, и...»

Рассказы о мистере Киббле: Как мистер Киббл боролся с фауной

«Особенности моего недуга тягостны и мучительны, ведь заключаются они в слабости и беспомощности, в растерянности, кои свойственны людям, пренебрегающим делами своими и не спешащим к отправлению обязанностей...».


Рассказы

Рождественский переполох в Эссексе

«− Зачем нам омела, если все равно не с кем поцеловаться? − пробормотала Эми, вдруг вспомнив молодого джентльмена, который сегодня первым заехал в их коттедж. У него были очень красивые голубые глаза, весьма приятные черты лица и явно светские манеры. И еще он был на редкость обаятельным... Она вздохнула и быстро прошла мимо дуба, стараясь выкинуть из головы все мысли о молодых людях, с которыми было бы так приятно оказаться под омелой на Рождество...»


По картине Константина Коровина «У окна»

«- Он не придет! – бормотала бабка, узловатыми скрюченными пальцами держа спицы и подслеповато вглядываясь в свое вязание. – Кажется, я опять пропустила петлю…
- Придет! – упрямо возражала Лили, стоя у окна и за высокими, потемневшими от времени и пыли стенами домов, возвышающихся за окном, пытаясь увидеть прозрачные дали, шелковистую зелень лесов и лугов, снежные причудливые вершины гор, жемчужную пену волн на зыбком голубом море...»

Если мы когда-нибудь встретимся вновь - рассказ с продолжением

«Даша вздрогнула, внезапно ощутив мурашки, пробежавшие по позвоночнику, и то вязкое напряжение, которое испытала тогда, рядом с ним, когда, казалось, сам воздух стал плотным и наэлектризованным... И что-то запорхало в сердце, забередило в душе, до того спящих... «Может быть, еще не поздно что-то изменить...»

Дуэль

«Выйдя на крыльцо, я огляделась и щелкнула кнопкой зонта. Его купол, чуть помедлив, словно лениво размышляя, стоит ли шевелиться, раскрылся, оживив скучную сырость двора веселенькими красно-фиолетовыми геометрическими фигурами...»

Рискованная прогулка

«Врубив модем, я лениво шлепнула по энтеру и зашла в сеть, зацепившись каблуком за невесть откуда возникший глюк. Зарегавшись свежим логином и тщательно запаролившись, я увернулась от выскочившего из какой-то безымянной папки файла...»

Один день из жизни...

«- Тын-дын. Тын-дын! Тын-дын!!! Телефон, исполняющий сегодняшним утром, - а, впрочем, и не только сегодняшним, а и всегда, - арию будильника, затыкается под твоим неверным пальцем, не сразу попадающим в нужную кнопку...»




Fan fiction

Светланa Беловa

Н а в е я л о

Начало     Пред. гл.

     27 мая

     Мне снился дивный сон. Мужчина, сложенный как бог, склонился надо мной и запечатлел на моих губах нежнейший поцелуй. Поскольку я закрыла глаза от счастья, то, к сожалению, не смогла увидеть, кто он. А в следующую минуту мужчина скрылся в клубящемся вокруг меня тумане, от огорчения я застонала и тут же проснулась. Повернув голову, я возблагодарила бога за то, что я лежу, а не стою, иначе я бы просто свалилась с ног от шока. На соседней подушке покоилась темноволосая голова Мужчины моей мечты. Сердце мое вдруг совершило невообразимый кульбит и прыгнуло в озеро счастья. Я все вспомнила: и гипотетические фейерверки, и фантастическую близость, и укутывающую нас взаимопроникающую нежность. За окном клубились мрачные тучи, кажется, накрапывал дождь, а мне было так уютно и спокойно рядом с Марком. Нет, слово "спокойно", пожалуй, не подходит. Скорее − "волнующе", но не тревожно, а приятно. Однако же, сколько можно спать? Я ведь проснулась. Но почему-то разбудить его я не решаюсь. Откуда эта робость? В нашей прошедшей ночи было все, но робости точно не было. Марк в этот момент начинает ворочаться, вздыхает, приоткрывает сонные глаза и… С ним, кажется, происходит то же, что и со мной несколько минут назад. На лице сменяются последовательно выражения недоумения, удивления, неописуемого блаженства. Он тянется ко мне и сгребает меня в свои медвежьи объятия.
     − Мне снилась ты, мы любили друг друга долго-долго и страстно, и нежно, и я решил спросонья, что это все и было только во сне. Слушай, я должен убедиться, что все это правда.
     Сказав все это, Марк бросается на меня, как стая голодных волков. Н-нет, не волков, а… ну, допустим, стая матросов, которые не были на берегу года два.

     12.00. Кажется, день проходит удивительно хорошо. Давненько я так не бездельничала всласть. Хотя все же это не совсем безделье, поскольку занятия сексом отнимают кучу сил. Правда, кофе я все-таки смогла сварить и принесла его, как хорошая девочка, прямо в постель, за что была так вознаграждена, что поклялась больше ничего хорошего не делать, дабы избежать еще одной изматывающей награды. На что Марк заявил, что награду я получу просто за то, что я есть, и что я с ним, так что чем дольше я буду оставаться с ним рядом в постели, тем большим будет мой вклад в повышение среднего градуса счастья всего человечества.

     19.00. Ну что же, голод все же выгнал нас с любовного ложа. Марк категорично заявил, что ужином он займется сам, а мое высочество уже столько сделало для облагодетельствования человечества в его, Марка, лице, что мне просто противопоказано делать что-либо еще, иначе он просто умрет от переполнения счастьем. Я приятно поражена галантностью моего возлюбленного, но стараюсь не показывать этого, а принимаю его джентльменский поступок как должное, по крайней мере, внешне.
     Марк, натянув джинсы, убегает в гастроном, а я с той же скоростью мчусь в ванную приводить себя в порядок. Сердце мое поет, рот занят зубной щеткой, а ноги пританцовывают. Так, стоп, еще два дня назад я сидела дома в полнейшем унынии, а что сейчас? Наверное, нельзя так погружаться в счастье, можно и привыкнуть жить в нем. А когда оно, счастье, обмелеет, я, наверное, просто, задохнусь, как рыба, выброшенная на берег. Я вытираю влажные волосы и натягиваю маечку и шорты, в которых так люблю ходить дома. Потом возвращаюсь в спальню и минуту стою в задумчивости над взъерошенной постелью: решаю сложнейшую задачу, стоит ли заправлять кровать или наши безумства продолжатся. В конце концов, все же решаю, что будет верхом неприличия оставлять постель открытой, иначе что "станет говорить княгиня Марья Алексевна?", в смысле Марк?
     М-да, прошло уже полчаса, как мой возлюбленный умчался заготавливать еду. Я надеюсь, что он не сбежит от меня, я еще не готова валяться на берегу, как дохлая рыба.
     В этот момент звонят в дверь. Я, еле сдерживаясь, чтобы не помчаться сломя голову, иду степенно. Звонок уже звенит просто оглушительно. Открываю, вваливается Марк и, сгрузив пакеты прямо на пол здесь же, сгребает меня в объятия и выдыхает прямо в ухо, вызвав прямо какую-то конвульсивную дрожь восторга:
     − О господи, как же я соскучился?

     … Напрасно я заправила постель, прямо скажем, напрасно.

     28 мая

     23.00. Боже, какие восхитительные выходные выпали на мою долю. Мы расстались только два часа назад, а Марк уже позвонил и говорил мне в трубку всевозможные любовные глупости. А в конце разговора с тяжелым вздохом признался, что он просто поглупел от любви и не представляет, как он проведет без меня ночь. Как прекрасно иметь такого галантного возлюбленного. Хотя мне кажется, что я более хладнокровно к нему отношусь. Может это связано с разной физиологией мужчины и женщины. По всем канонам женщина должна позволять себя любить. Но мне так хорошо с ним, что можно пока не задумываться, кто из нас больше влюблен, кто меньше.
     Скажу только одно: я поражена до глубины души, что Марк так сильно увлечен мной. Ведь я не похожа на воздушное создание с ногами от шеи. Мне с первой нашей встречи казалось, что Марк должен влюбляться именно в таких девушек. Поэтому я почти не удивилась тогда на вечеринке в БКЗ, когда возле него возникла эта Ритуля. Но такого шквала чувств, направленных на меня, я, честно признаться, не ожидала. Да и вообще не ожидала, что Марк окажется таким эмоциональным. Я ожидала чего-то очень сдержанного, элегантного, эдакого английского. Видимо, со мной злую шутку сыграл образ мистера Дарси − этого воплощения ледяного спокойствия в любой ситуации, на которого так похож Марк. Короче говоря, как бы то ни было, Мужчина Моей Мечты со мной рядом, и я буду наслаждаться этим, сколько смогу, пока какое-нибудь эфемерное создание не разлучит нас.
     Сейчас подумала еще вот о чем: я пока боюсь раскрывать свое сердце полностью в отношениях с Марком именно потому, что уверена в ненадежности этих отношений, боюсь, что все это скоро закончится. Так что ничего удивительного, что я стараюсь не нырять глубоко, иначе аллегория с рыбой, выброшенной на берег, станет реальностью.
     И по большому счету я не так много о нем знаю, только самые поверхностные сведения. Я не знаю, почему он до сих пор одинок. Правда, он говорил, что работа отнимала у него все силы, и времени для налаживания каких-то серьезных отношений и создания семьи, попросту, не оставалось. Но я увидела, какой он страстный человек под внешней маской сдержанности и хладнокровия. Будем надеяться, что накал страстей таков именно от нерастраченности. Тогда беспокоиться не о чем.
     Не хочу больше задумываться о дальнейшем. Хочу перебирать те драгоценные моменты нашей близости, от которых сердце и все тело мое начинает трепетать от неизъяснимого восторга. Как нежен, как умел, как ненасытен он был в эти ночи и дни. Мой вечный сарказм и стремление все превратить в шутку на этот раз не срабатывает. Я немного растаяла и чувствую, что мой защитный панцирь начинает тлеть. "Пробило обшивочку слегка", как говаривала Татьяна Доронина в "Еще раз про любовь".
     Все эти годы я запрещала себе думать о прошлом, о том, что случилось с моей любовью тогда. А сейчас мне почему-то захотелось вспомнить мою прошлую боль. Может, Марк дал мне какую-то силу, и я смогу беспристрастно оценить то, что произошло. Хотя как может быть беспристрастен тот, кого пытают, к своим мучителям. Но, тем не менее, я попробую. Мне кажется, что если я сейчас сама себе проговорю всю ситуацию, то на этом просто поставлю точку. И мне, наверное, станет легче.
     В то лето я отправилась с приятелями в студенческий стройотряд в совершенно дикое место, где вместо тонального крема и пудры мы наносили на лицо густющий слой репеллента, а вместо мини-юбок щеголяли в антикомариных костюмах. Но это были мелочи по сравнению с замечательной компанией, с песнями под гитару, таким студенческим братством, что казалось, нам все по плечу, когда мы вместе. Я бы и не обратила внимания на молчаливого черноглазого парня, если бы мне не намекнули, что он здорово увлечен мной. Потом и я стала замечать его пристальные взгляды, его стремление находиться рядом со мной.
     Ну, а поскольку мы были молоды и веселы, романтическая обстановка, звездные ночи, прогулки под луной сделали свое дело, и я решила не упустить случая и закрутить легкий романчик с милым молодым человеком. Глеб был нежен и робок до неловкости. Поцеловать меня он решился только на третьем нашем свидании. Я принимала его несмелые ухаживания до тех пор, пока мне все это не надоело. Я поговорила с ним о том, что пора нам прекратить наши отношения. Глеб очень долго молчал, а потом стал выспрашивать меня, не наговорили ли мне что-нибудь о нем. Причем он долго уверял меня, что все, что наговорили о нем, это чистая ложь, что он любит только меня. Но мне было некогда выслушивать его уговоры, я куда-то спешила. Да и к тому же считала его пройденным этапом, поэтому даже не вникала в его слова.
     На этом первый этап наших отношений был закончен.
     Спустя пару недель почти в конце нашей поездки мы как-то сидели с девчонками в комнате и гадали на картах. Подружка раскинула "благородных своих королей" для меня и, вытаращив глаза, замогильным голосом произнесла: "И ждет тебя очень сильная любовь, и прекрасный принц черной масти, который совсем рядом с тобой. Буквально стоит за дверью" И в этот момент раздался стук в дверь. Визг, который последовал за этим, перекрыл шум городка и нашего общежития, вместе взятых, в десятки раз. В дверь заглянул ошеломленный Глеб и попросил меня выйти. Я на ватных ногах выползла за дверь и уставилась на него с таким обалдевшим видом, что, кажется, перепугала его до смерти. Конечно, я не стала рассказывать о наших дамских забавах. На этом свидании я решила, что терять такого хорошего парня просто не имею права. Из стройотряда мы возвращались уже вместе. Его друзья чему-то ухмылялись, но Глеб только хмурился в ответ и грозно погладывал на них.
     По приезде в город наши отношения как-то резко поменялись. Он постоянно куда-то исчезал, находились какие-то дела, заботы. Меня это немного напрягало, но я была на 100% уверена в его влюбленности в меня и не придавала этому большого значения.
     Первая ласточка сомнений залетела в мое сердце как-то вечером. Я болтала с приятельницей, которая училась в группе младше на год, и рассказала о своем молодом человеке. Она недоуменно посмотрела на меня и спросила, уверена ли я, что это именно Глеб с 4 курса. Потому что он дружит с девушкой, которая учится в их группе. Я в полнейшей уверенности разубедила ее, что мы, наверняка, говорим о разных людях.
     Буквально через месяц все, наконец, разъяснилось. В один из дней произошел страшный случай. Он захотел переспать со мной и попытался сделать это против моей воли. Я была опустошена и чувствовала себя грязной тряпкой, о которую захотели вытереть ноги. Уже много позже я догадалась, что он таким образом хотел предоставить мне право самой прогнать его. Но моя решительность куда-то пропала. Я все списала на его влюбленность, молодость и страстность. Ха-ха, наивная дура. Как я проклинала себя, спустя много дней, как страдала от унижения, знает только моя подушка, которую пришлось менять, так как она, в конце концов, перестала просыхать.
     Однажды вечером Глеб пришел ко мне после занятий в спортзале. Я сварила кофе, но он отказался. Он немного посидел молча и потом сказал, что между нами все должно закончиться. Поскольку у него есть другая девушка, с которой он дружит уже два года. Она учится на курс младше. Он думал, что влюблен в меня, но постепенно понял, что именно Оля − его настоящая любовь. Он просит прощения, что так долго не мог выбрать между нами.
     Я стояла молча у окна и слушала этот нескончаемый монолог. Единственным моим желанием было зажать уши и не слышать больше этих кошмарных слов. Правда в душе звенела маленькая надежда, что все это шутка, дурацкий розыгрыш. Но, взглянув на него, на его опущенную голову, я, наконец, поняла, что ни о каких шутках не может быть и речи, все это очень серьезно, и меня, как ненужную игрушку, просто-напросто отбросили только что в сточную канаву.
     Потом он ушел, а я без сил опустилась на тахту и без сна пролежала до утра, пока окно не побледнело, а потом окрасилось восходящим солнцем.
     Неделю после нашего разрыва я помню очень слабо. Я куда-то шла, что-то делала, ходила в университет, улыбалась, старалась держать голову высоко. Потом моя подруга Юлька затащила меня в деканат и силой заставила написать заявление на обучение по обмену в дружественный университет в Н-ск.
     Я через две недели уехала, а вернулась только к весне. Я была уверена, что все закончилось, что боль моя уже совсем утихла. Про Глеба старалась не вспоминать. Но добрые люди как бы невзначай проговорились, что он женился-таки на Оле и перевелся в Л-ск в тамошний университет. Неделю я проболела этой новостью. Но потом как-то все устаканилось. Только вот на мужчин я стала смотреть сквозь черные очки. На ухаживания смотрела как на досадную помеху моей цели жизни.
     А цель была в том, чтобы стать лучшей в профессии. Раз уж меня отвергли как женщину, оставалось задавить весь чертов мужеский род интеллектом. Многочисленные дипломы, сертификаты, аттестаты служили укреплению моей уверенности в себе, в своей самодостаточности, в том, что я никому больше не позволю нарушить мой душевный покой.
     Короче говоря, последние семь лет мне это блестяще удавалось. В нашей фирме я работала уже 5 лет, и шеф первое время все пытался устроить мою личную жизнь. Как-то на вечеринке в узком кругу мы с ним, здорово поддав, разговорились за жизнь. Он меня изрядно удивил, высказавшись в том духе, что я, должно быть, жутко страдаю от отсутствия мужчины в моей жизни, и что он готов оказать посильную помощь, если он мне нравится. В ответ я стала хохотать, как безумная, и в конце, отсмеявшись, сказала, что, хотя и бытует мнение, что директор и его финансист должны непременно состоять в любовной связи, но у нас не тот случай. Да и никакие мужики мне пока не нужны. Когда возникнет нужда, я предупрежу его первого.
     Короче, мы обошли щекотливый момент, и с тех пор наши отношения стали такими, м-м-м…братски-отечески-покровительственными, что ли. Во всяком случае, мы с ним частенько за рюмкой чая довольно откровенно болтали на извечную тему отношений между М и Ж.. Все-таки я должна была узнавать оружие противника. И лучше, чем мужчина, о мужчинах мне бы не рассказал никто.
     И вот случилась и на старуху проруха. Марк штурмом взял неприступную крепость и буквально за две недели сделал так, что крепость сама вручила ему ключ от города, и вприпрыжку помчалась под знамена победителя. Представляю, как долго будет хохотать мой шеф и орать: "Ведь я же говорил!!!!!!" Ну, в этом-то случае я и сама посмеюсь с ним за милую душу. Хотя загадывать не решусь. Мало ли что случится в понедельник.

     29 мая

     09.00. Я на работе. Настроение на высшей точке. Директор с недоумением поглядывает на меня и, наконец, бурчит:
     − Ну, колись, колись. Сколько я буду ждать?
     − А ты что, чего-то от меня ждешь? Я ничего тебе не собиралась рассказывать! − недоумеваю я.
     Дир вскидывает брови и обиженно тянет:
     − Ты что, с ума сошла? Я весь уже извелся с утра. В пятницу ты бросила свою машину здесь и умчалась в неизвестном направлении с Дарцевым. Разведка мне все донесла. А сегодня ты заявляешься вся сияющая, скачешь по офису и распеваешь песни дурным голосом. И после этого утверждаешь, что ничего мне не расскажешь? А как насчет допроса с пристрастием? И вообще, где благодарность? Ты что, забыла, кто тебе подогнал этого роскошного мужика?
     Я возмущенно пытаюсь прервать фонтан красноречия шефа, но это мне не удается. Минут десять он продолжает орать, потом, успокаиваясь, улыбается и нежным голосом говорит, покачиваясь в кресле:
     − Короче, тебе не отвертеться. Я весь внимание.
     Я вскакиваю и, стукнув ладонью по столу, говорю, ядовито улыбаясь:
     − Не до-ждешь-ся. Все, вопрос закрыт. Если не отстанешь, я уеду в налоговую до вечера.
     − Ты садистка?− медовым голосом интересуется шеф. После этого мы, наконец, приступаем к работе.
     Когда все вопросы исчерпаны, я встаю, чтобы уйти, в спину несется:
     − Ладно-ладно, припомню.
     Я машу на него рукой и убегаю к себе. И как раз вовремя. У меня звонит телефон и мое сердце готово выпрыгнуть из груди: Марк!
     − Доброе утро, солнышко! Страшно соскучился и еле дождался, когда можно будет тебе перезвонить.
     − Здравствуй, Марк! Я рада тебя слышать, − журчу я в ответ и не узнаю своего голоса.
     − Поздновато приходишь на работу, − нежно упрекает он. − Я звонил пару раз, но ты не подходила к телефону.
     − Я была у директора. Если помнишь, я же незаменимый работник. Шеф без утреннего разговора со мной, как без чашки кофе. Кстати, я выдержала массированную атаку от дира. Он требовал подробного отчета, куда это я умчалась в пятницу на небезызвестном Туареге. Я, конечно, была непокобелима, чего и от тебя прошу. Нет, требую.
     Даже через трубку я слышу, как его брови ползут вверх, и в голосе полнейшее недоумение:
     − Я должен держать в секрете наши отношения? Я постараюсь, но боюсь, что мой счастливый вид никого не введет в заблуждение. Я не очень-то умею притворяться. Но будь уверена, милая, язык мой будет нем. Как насчет обеда, я бы заехал за тобой. Есть одно прелестное местечко, где мы сможем поболтать без лишних глаз.
     Сердце в груди грохочет так, что, кажется, заглушает мой голос, который просто источает лемель:
     − Я жду, Марк! Я буду на проходной в десять минут первого. Обойдемся без посторонних глаз.
     − Я тебя компрометирую? Или ты чего-то боишься? − слегка похолодевшим тоном спрашивает Марк.
     − Как ты мог подумать такое! Просто я не хотела бы посвящать весь наш любопытствующий коллектив в нюансы моей частной жизни. Просто до тебя эта самая частная жизнь не была такой бурной.
     − Ну, мы пока ничего бурного с тобой не совершаем, не думаю, что есть повод для беспокойства, − уже мягче отвечает он.
     − Ничего бурного? Может быть. Просто с пятницы весь офис на ушах, куда это я исчезла с тобой, даже не взяв машину, а заму оставила информацию о каких-то семейных обстоятельствах. Не знаю, что у меня в тот момент было с головой, когда я выдала эту фразу. Хотя нет, я помню, что у меня было с головой, она была в твоих руках, и ты ее целовал.
     − Голову? − уточнил Марк.
     − Именно, − обреченно подтвердила я.− Так что можешь представить, что напридумывали себе мои коллеги, увидев, что я сегодня явилась на работу на такси, а машина так и простояла на стоянке все выходные.
     − Черт возьми, я совершенно забыл, что оставил тебя без машины. Я должен был заехать за тобой сегодня и отвезти тебя до работы. Алина, пообещай мне, что будешь звонить, если тебе нужна будет моя помощь.
     − Марк, ну о чем ты говоришь, какая помощь? Я самостоятельная девушка и смогу побороть трудности с отсутствием машины. Так что расслабься, все нормально, − успокаиваю я своего собеседника, который такой милый в своей заботе обо мне.
     Сердце плюхается в море сентиментальности. Обо мне никто не заботился со времени моего детства. И так приятно слышать голос человека, который относится ко мне как к слабой женщине. Все же по природе своей женщине, видимо, очень нужно крепкое плечо. Хотя на самом деле женщина и не слабее по жизни некоторых мужчин.
     Голос Марка прерывает мои затянувшиеся размышления:
     − Понимаешь, я хочу заботиться о тебе. И ты с этим ничего не сделаешь, уверяю тебя. Так что бороться бесполезно, проще будет подчиниться и … ну и испытать удовольствие.
     Я сквозь смех выговариваю:
     − Ну, смотри, я ведь тоже могу начать заботиться о тебе, и что ты будешь тогда делать?
     − Я буду самым счастливым человеком на свете, − тихо и серьезно отвечает Мужчина Моей Мечты. − Главное, не передумай.
     Я быстро сворачиваю разговор, грозящий перейти в очень серьезную стадию, что не входит в мои планы: на столе громоздится куча несделанной работы, и мне нельзя сбить настрой, иначе день пойдет прахом. Работать и параллельно думать о Марке я не в состоянии, Марк все-таки перевесит. Мы договариваемся о встрече у проходной, и я погружаюсь с головой в волшебный мир цифр, отчетов, балансов.

     15.00. Не знаю, удастся ли нам держать в тайне наши с Марком отношения. Ровно в 12.10 я была на проходной. Марк уже ждал на парковке напротив. В тот момент, когда я подходила к его машине, из ворот величаво выплыл джип моего драгоценного шефа. Следом за ним не менее величаво следовал на своей машине наш главный инженер. А из проходной рука об руку вышла парочка моих бухгалтеров (тут я вспомнила, что они ходят обедать в кафетерий через дорогу). Короче, если бы я дала объявление в газету, что у нас с Марком состоится встреча на проходной, и то аншлаг был бы не такой впечатляющий. Я, чертыхаясь про себя, вскарабкалась в Туарег и сердито посмотрела на Марка. В тот же миг из моей головы улетучились все мысли, кроме одной: как я соскучилась и как я рада ему!
     Марк, видимо, прочел все это в моих глазах и потянулся ко мне с поцелуем. Но я уперлась ему в грудь рукой и умоляюще попросила:
     − Давай хотя бы отъедем подальше. Только что нас с тобой снова сфотографировали. Причем все, кому не лень.
     − Твое желание − закон для меня. Только все же, может, объяснишь, почему ты так переживаешь, когда нас видят вместе? Я неподходящий спутник для тебя?− с этими словами Марк медленно выехал на проспект и влился в поток машин.
     Я развела руками:
     − Ты что? Давно не смотрелся в зеркало? Как ты можешь быть неподходящим спутником? Да любая девушка будет просто счастлива показаться с тобой где угодно.
     − Тогда в чем же дело?
     Я замялась:
     − Ну, я ведь говорила, что не хочу давать своим коллегам пищу для размышления.
     Марк пожал плечами:
     − Хорошо закрыли тему. Итак, готова ли ты ехать со мной на край света?
     − Прямо сейчас? − встревожилась я. − Сейчас я не могу, я работаю. У меня не так много времени.
     Марк усмехнулся:
     − Ну, этот край света не очень далеко, мы как раз успеем за обеденный перерыв.
     Я тряхнула головой и с облегчением проговорила:
     − Тогда я готова!
     Марк быстро взглянул на меня и произнес:
     − Неужели ты еще не поняла, что от меня тебе не нужно ждать неприятностей?
     Я смутилась:
     − Прости, я понимаю это, просто я привыкла думать о себе сама, не надеясь на других.
     В этот момент Туарег подрулил к очаровательной кофейне, на вывеске которой красовалась надпись "Край света".
     − Ну, как, сможем мы уложиться в твой обеденный перерыв?
     − Я думаю − вполне,− улыбнулась я.
     Надо сказать, местечко действительно было очаровательным.
     Марк смотрел мне в глаза, и сердце мое снова замирало, будто мы с ним летали на качелях. После обеда мы снова сели в машину, и Марк, усмехнувшись, приблизил свое лицо к моему и тихо сказал:
     − Итак, теперь-то, надеюсь, мне ничто не помешает поцеловать тебя.
     Я взяла его за галстук и легонько притянула к себе:
     − Даже не думай, что тебе удастся избежать этого поцелуя.
     Марк счастливо засмеялся и ... Через минуту он оторвался от меня и с потемневшим от страсти лицом хрипловато произнес:
     − Ты снова испытываешь меня на прочность.
     Я провела ладонью по его щеке и, улыбнувшись, едва переводя дыхание, ответила:
     − То же самое ты проделываешь и со мной. От твоих поцелуев у меня просто зашкаливает уровень серотонина в организме.
     Марк нахмурился:
     − Что это?
     − Балда, это же гормон счастья. Я скоро стану настоящим наркоманом по тебе, по твоим поцелуям, по твоему…
     − Ну-ну продолжай, вот с этого места поподробнее!
     − Да ну тебя, опять ты меня смущаешь.
     Наша перепалка снова переросла в поцелуй, который длился, и длился, и длился…
     Даже сейчас, когда я просто вспоминаю об этом, руки мои начинают предательски дрожать, а в животе взрываются фейерверки. Ох, Марк, Марк, ты меня таки доведешь до нервного срыва. Так, стоп, я должна трудиться и трудиться. До отпуска еще есть время, а потом наступит благословенный период, и никаких балансов и забот, только голая лень и блаженство. И как знать, не будет ли этот отпуск окрашен безумным сексом с Мужчиной Моей Мечты. НЕ бу-ду за-га-ды-вать!!!! Сколько раз можно повторять. Правда это не очень помогает. Бум стараться, бум.


(продолжение)

июль, 2007 г.

Copyright © 2007 Светланa Беловa


Другие публикации автора

Обсудить на форуме

Fan fiction

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


                 Rambler's Top100