графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки





Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


Жизнь в формате штрих-кода

«- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Мы путешествуем:

Я опять хочу Париж! «Я любила тебя всегда, всю жизнь, с самого детства, зачитываясь Дюма и Жюлем Верном. Эта любовь со мной и сейчас, когда я сижу...»
История Белозерского края «Деревянные дома, резные наличники, купола церквей, земляной вал — украшение центра, синева озера, захватывающая дух, тихие тенистые улочки, березы, палисадники, полные цветов, немноголюдье, окающий распевный говор белозеров...»
Венгерские впечатления «...оформила я все документы и через две недели уже ехала к границе совершать свое первое заграничное путешествие – в Венгрию...»
Болгария за окном «Один день вполне достаточен проехать на машине с одного конца страны до другого, и даже вернуться, если у вас машина быстрая и, если повезет с дорогами...»
Путешествие на "КОН-ТИКИ" «Иногда вы оказываетесь в необычайном положении. Все происходит постепенно, самым естественным образом; и когда уже нет никакого возврата, вы вдруг приходите в удивление и спрашиваете себя, как вы до этого дошли...»
Тайна острова Пасхи «У меня не было аку-аку. Да я и не знал, что это такое, и поэтому вряд ли смог бы им воспользоваться, даже если б он у меня и был. На острове Пасхи все уважающие себя люди имеют аку-аку, и там я тоже им обзавелся...»


 

 

Творческие забавы

Сборники


Если мы когда-нибудь
встретимся вновь

Рассказ с продолжением
- коллективная литературная игра

Начало

Светлана Белова

Начало - рассказ Светланы Архиповой День сурка

 

Он натянул джинсы, распахнул балконную дверь и вышел в утреннюю прохладу. Закурил. Поежился от внезапного порыва ветра и растер плечи ладонями. Потом выудил из кармана джинсов железнодорожный билет и, опершись на балконные перила, принялся задумчиво его разглядывать. Тлела сигарета в подрагивающих пальцах. Вновь налетел ветер-хулиган, сорвал с кончика сигареты маленький столбик пепла. Саша проводил серое облачко взглядом, потом небрежно скомкал оранжевый листок билета и, разжав пальцы, отправил в путешествие по ветру смятый бумажный комочек. В путешествие в один конец... После этого, ощущая дивную легкость в теле и все ту же чугунную тяжесть в голове, он вернулся в спальню и рухнул досыпать. Уже безо всяких тревожных волнующих сновидений.

    Проснулся Саша, когда солнце уже во всю таращилось в окна, а он скрючился под одеялом от прохладного ветерка, наполнившего паруса штор. Балконную дверь он так и не закрыл, но это было и к лучшему, поскольку чугунное литье несколько ослабило давление на его похмельную голову. Он с трудом сполз с кровати и отправился на кухню. Холодильник подмигнул зеленым глазом и жизнерадостно обнажил свое пустое брюхо. Саша задумчиво обозрел одно яйцо, кусок масла, засохшие лепестки сыра на тарелке, банку оливок и, поморщившись, хлопнул дверцей. Холодильник в ответ укоризненно заурчал. Саша поморщился и поплелся в ванную, умылся, почистил зубы и даже после некоторых недолгих раздумий побрился.
    После этого он натянул на себя джинсы, толстовку, сунул в карман деньги, ключи и отправился в магазин в надежде купить пакет кефира, единственное, что готов был принять его организм сейчас.

    В магазине было малолюдно, народ скорее всего устремился из города к отдыху на природе и дачах. Саша сгреб пакет кефира, упаковку помидоров, зелень и отправился к кассам. Хмурая продавщица, день которой видимо так же не задался, как и у него, с остервенением оттарабанила на кассовом аппарате его покупки, ссыпала сдачу вместе с чеком в тарелочку и сунула ему в руки пакет с покупками. Пачку с кефиром она затолкала сверху, и он опасно скукожился, грозя разорваться и затопить все его немногочисленные покупки. Саша чертыхнулся про себя и, направляясь к выходу, выдернул кефир, чтобы уложить его в нормальное положение. В этот момент злосчастная пачка выскользнула из его рук, и Саша словно в замедленной съемке увидел, как она шлепается об пол и взрывается, содержимое радостно выплескивается на пол, на его брюки и на чьи-то джинсы с белоснежными кроссовками. Саша поднял глаза и остолбенел: перед ним стояла та девушка из его сна. Даша! Да, именно так ее звали.

    Она, оторопев, молча переводила глаза со своих джинсов и новеньких кроссовок, заляпанных белой липкой жижей, на него и обратно и разводила руками в немом возмущении. А он, напротив, заспешил, заговорил со странной смесью восторга и ужаса. Восторга от того, что вот она на самом деле есть, эта удивительная девушка, и сны все-таки сбываются, как ни дико было в это поверить. А ужас был в том, что вот он сейчас сию секунду может ее запросто потерять. Вот сейчас она придет в себя и сбежит подальше от такого неловкого недотепы. Ну, это, конечно, он кокетничал перед собой. В жизни он себя недотепой не ощущал, наоборот был о себе весьма и весьма высокого мнения. Только куда подевалось сейчас все его самообладание перед этой девушкой, кто бы знал...

    − Простите меня, ради бога простите! Черт, так неудачно вышло! Я сейчас что-нибудь... Я все исправлю, вы не вол... Ну, что вы? Ну не надо так уж расстраиваться, - забормотал он, досадуя на себя и видя, что ее подбородок дрогнул, а губы сложились в обиженную гримаску. – Вот что. Мы поднимемся сейчас ко мне, я живу пятью этажами выше. Вы приведете себя в порядок, у меня даже сушка для обуви есть, очень хорошая. И джинсы отчистим, будут как новые, даже лучше. Видите, нет причин огорчаться.

    Он уже пришел в себя и привычно брал ситуацию в свои руки, избавляясь от ужаса и наполняясь перехватывающей дыхание радостью в предвкушении чего-то удивительного. Саша протянул к ней руку в полной уверенности, что она безропотно пойдет с ним, но девушка отпрянула и наконец-то обрела дар речи:
    − Да вы..! Да идите вы к черту! Что вы наделали? Откуда вы взялись вообще?- она, поднимая высоко ноги, аккуратно вылезла из белой лужи, а к ним уже подбегала уборщица с щегольской бело-синей шваброй в руках. Саша двинулся, перегораживая девушке путь, и снова придержал ее рукой, и она снова отпрянула:
    − Уберите руки! Сумасшедший дом! Да что же это за утро такое!
    С этими словами она стала рыться в сумочке, пытаясь, видимо, откопать платок и уничтожить следы катастрофы. Саша нахмурился в недоумении: чем это ей так не понравился его роскошный план. Но как бы то ни было, отпускать он ее не собирался, еще чего!
    В этот момент за его плечом послышался раздраженный голос:
    − Дарья, я тебя что, до скончания века буду ждать?

    Из-за его спины вынырнул спортивного вида крепыш, эдакий аполлон, слегка, правда, мелковатый.
    Даша (ее, оказывается, так и звали, как в том его волшебном сне!) испуганно вздрогнула и прекратила свои внутрисумочные изыскания, а Аполлон продолжал, недовольно морщась:
    − Сказала – две минуты, а сама тут торчишь полчаса. Карточку хотя бы купила? – потом он перевел взгляд на ее ноги и захлебнулся от возмущения:
    − А это еще что такое?! Нафига ты кефир разлила? У меня машина только из мойки вообще-то! И как ты собираешься с такими ногами туда садиться? Все коврики мне угробишь!

    Ну, это уже переходит всякие границы! Саша, немедленно вскипев от злости, шагнул к Аполлону в полной готовности вышвырнуть того из магазина. Он ненавидел таких вот царьков, любителей вытирать ноги о людей, но Даша не дала ему такой возможности. Она независимо вздернула голову и, сжав кулачки, спросила, обращаясь к нему:
    − Так где, говорите, ваша квартира с очень хорошей сушкой для обуви?
    Саша с готовностью вытянул руку к выходу, приглашая ее пройти. Она, едва не задев плечом обалдевшего Аполлона, гордо прошествовала к дверям. Саша глянул через плечо на незадачливого кавалера и с усмешкой отправился за своей неожиданной гостьей.

    Она шагала впереди него, так что он едва поспевал за ней, потом резко остановилась - он едва успел затормозить - и обернулась:
    − Куда?
    − Туда! – Саша завернул за угол, теперь она шла за ним.
    Только в лифте Даша, наконец, заметила его пристальный изучающий взгляд и вынырнула из своей обиды:
    − Что?
    − Что? – переспросил Саша, подняв брови.
    − Что? Что вы на меня смотрите?! Не нравлюсь?
    Обида видимо еще была в стадии кипения и выплескивалась через край, норовя облить и его, но он был не очень-то чувствителен к этим ее выпадам. Он сейчас от души сочувствовал ей и был здорово зол на этого балбеса-Аполлона, из-за которого она так расстроена сейчас. Поэтому и выдал с легкой сожалеющей улыбкой:
    − Да нет. Нравитесь. Очень.
    Тут она словно бы очнулась. Обида немедленно уступила место легкому недоумению, переросшему в настороженность. Она выпрямилась, но сказать ничего не успела – лифт распахнул створки, и Саша осторожно подтолкнул ее к дверям своей квартиры.

    Потом он развил бурную деятельность по очистке ее обуви и одежды и всеми силами старался больше не проявлять уж слишком откровенного своего к ней интереса. Ему это несколько удалось, и он почувствовал, как она немного успокоилась и даже перестала купаться в своей обиде.
    Когда кроссовки благополучно остались сохнуть в ванной, Саша предложил сварить кофе, и его немногословная гостья кивнула в ответ.

    Потом они сидели на кухне за его стильным стеклянным столом, который Саша терпеть не мог, но это был Лялечкин выбор, и деваться ему было некуда, стол был куплен и водружен на середину кухни.
    − Ну что, кажется, мы решили все проблемы? – Саша, прищурившись от кофейного пара, поднимавшегося над кружкой, смотрел на Дашу, которая, прихлебывая обжигающий напиток, поглядывала на него исподлобья, но уже без прежней настороженности.
    − Вообще-то их и вовсе могло не быть, не попадись вы сегодня мне на пути.
    − Во всем нужно искать и что-то положительное, не так ли?
    − Да уж. С положительным у меня сегодня напряг, – Даша со вздохом поставила чашку на блюдечко, и оно в ответ сочувственно звякнуло.
    − Так, стоп. Эта тема уже закрыта, хватит о страданиях, давайте... Давайте говорить друг другу комплименты.
    − Ведь это все любви счастливые моменты, - задумчиво продолжила она и, вдруг очнувшись, с подозрением уставилась на него, он даже кофе поперхнулся. – Это вы о чем?
    − Да так... По-моему, здорово, что мы с вами встретились, и неважно – как это случилось.

    Да, пожалуй, он поспешил так в лоб разглагольствовать о счастливой их встрече, поскольку Даша резко поднялась и заторопилась уходить, невзирая на непросохшую обувь.
    Ну уж нет, так просто он не собирался ее отпускать. Пришлось прибегнуть к ее тактичности и воспитанности. Не могла же она так просто сбежать от такого гостеприимного радушного хозяина!

    Для начала он предложил посмотреть свою коллекцию игрушечных цапель, и, как ни странно, этот ход оказался удачным. Цапли ее заинтересовали, хотя она и съязвила, что несколько странное занятие для мужчины - собирать птичек. Он ей ответил в том смысле, что, наверное, спасается от сложностей окружающего мира таким вот незатейливым способом. Она заметила с подкупающей прямотой, что в характере мужчины скорее с открытым забралом встречать опасности и испытания, чем играть в игрушки. Эта шутливая перепалка здорово их затянула. Они разговорились обо всем на свете, и он с удовлетворением отмечал про себя, что уж точно им не скучно вдвоем. Так же, как в том его сне...

    − Да уж, с вами не соскучишься. Я едва успеваю уворачиваться от ваших шпилек. Вы всегда такая?
    − Какая?
    − Открытая и прямодушная, – он спохватился, заметив, как она вздрогнула:
    − Открытая... Хм. И вы туда же...
    − Куда это?
    − Антон всегда говорил мне...
    − А Антон – это..?
    − Ну, это тот молодой человек..., в магазине..., - Даша смутилась, воспоминания были не из приятных.
    − Ах, э т о т, - Саша вложил в это слово все пренебрежение, какое смог откопать в своем арсенале. – Ну и что же он там вам наговорил?
    − Ну, он всегда говорил, что я, как открытая книга. Наверное, имел в виду, что я так же предсказуема и скучна.
    Саша усмехнулся и, изогнув, бровь произнес:
    − То есть этот ваш Антон утверждает, что смотреть на корешок книги интереснее, чем ее читать?
    − Ну... - Даша пожала плечом, - я не думала об этом так...
    − А если допустить, что книга написана на иностранном языке, в котором он – ни в зуб ногой? И чем попытаться прочесть – проще захлопнуть ее и заявить, что - неинтересно.
    Даша улыбнулась:
    − Это вы так пытаетесь поднять мой боевой дух?
    − Это я пытаюсь вас заставить понять, что не нужно слушать всяких э-ммм, ну так скажем недалеких людей и еще переживать по этому поводу. Да Бог с ним с вашим Аполлоном. Не стоит он того, чтобы говорить о нем.
    − А кто стоит? Не вы ли? – ее глаза иронично сверкнули.
    − А почему бы и нет? Вам просто необходимо хорошенько узнать меня и обо мне.
    − Зачем? - она снова посерьезнела, но он, набрав нужный ход, не собирался останавливаться.
    − Мне кажется, это будет просто необходимо.
    Она отвела глаза, и негромко проговорила:
    − А, может быть, вам это только кажется?
    − Нет. Я совершенно уверен, что...
    В чем он уверен, Саша поведать не успел. Противное пиликанье телефона прервало его объяснение, которое он собирался сделать здесь и сейчас.

    Даша вздрогнула и, извинившись, вышла в холл, где надрывался в сумочке ее мобильник. Саша сделал шаг по направлению к двери и тут же обругал себя: «Краса-авец! Деградация в полной фазе. Теперь ты еще и подслушивать собираешься!» Он от души посоветовал внутреннему голосу заткнуться и, сделав еще шаг, прислушался и понял, что не ошибся: Аполлон решил, кажется, вернуть свою собственность на место.
    − С чего это вдруг?.. Ах, это твоя мама хочет, чтобы я приехала?... А, ну да, и ты тоже... - иронично протянула Даша, потом продолжила, - Нет уж, боюсь, что я несовместима с твоей роскошной машиной и чистейшими ковриками...
    Она еще послушала, что ей говорил невидимый собеседник, и тихо, но твердо сказала, Саше даже показалось, что она выпрямилась, как тогда, в лифте:
    − А никаких «нас» нет. И, кажется, не было никогда. Прости, Антон, что я раньше этого не понимала... Но уж лучше поздно... Что?... Нет, мне очень понятно твое горячее желание сделать, как хочет твоя мама, но во всем, что касается моей жизни, я уж буду поступать, как хочу я... - она снова помолчала, видимо пережидая истерику на том конце трубки. – Ну, тем более! Вот все и решилось для тебя. Действительно, зачем тебе тратить время на такую идиотку, как я?
    Саша переминался с ноги на ногу у самой двери и едва сдерживался, чтобы не броситься к ней. Но он не хотел, не мог сейчас, посредине такого разговора лезть к ней со своими утешениями. Она молчала. Он осторожно выглянул за дверь и понял, что разговор был закончен. Даша стояла спиной к нему, опустив голову и безвольно бросив руки вдоль тела.
    Саша помедлил, потом вернулся в комнату и уже оттуда окликнул:
    − Даш, что-то вы пропали куда-то.
    Девушка появилась в дверях. Она была только чуть бледнее обычного, да глаза потухли, не было в них огонька и задора, которыми светилось ее лицо, когда она с ним говорила до этого растреклятого звонка.
    Саша сдержал свой внутренний порыв броситься к ней и обхватить руками, прижать к себе, защитить от всех напастей мира, от Аполлона этого, черт бы его побрал. Он каким-то внутренним знанием почувствовал, что не примет она сейчас ни его жалости, ни сочувствия, ни объятий. А ведь эти объятия, как ему казалось, были так близки и возможны. Ему казалось, нет, он был почти уверен, что между ними что-то начало возникать, еще несколько минут назад, когда они болтали, шутили, цеплялись за слова, подтрунивали друг над другом. Даша заправила за ухо непослушную прядку, и его кольнул холодок узнавания этого ее привычного жеста, и попросила:
    − Саша, вызовите мне такси, пожалуйста. У меня... У меня телефон разрядился, - щеки ее вспыхнули от этой явной лжи. Конечно же, она просто выключила свой мобильник, чтобы...
    − Даша, так нечестно, - он подошел ближе, и она отодвинулась на какой-то миллиметр, он это скорее почувствовал, чем увидел. В глазах ее вспыхнуло некое подобие интереса, но вслух она ничего не сказала, продолжая смотреть на него потухшим взглядом.
    − Правда, нечестно,- он говорил преувеличенно бодро, стараясь своей болтовней вымыть из ее души все огорчения, что доставил ей этот Аполлон-недомерок. – Я так старался быть радушным хозяином, так вас веселил и развлекал. А сейчас... Ваше настроение на нуле, и если вы сейчас уйдете, у вас останется черт знает какое представление о моем доме и обо мне. Вы навечно будете предубеждены против нас... с ним.
    − С кем? – спросила она в недоумении.
    − Ну... с домом. – «Господи, что я несу? Ладно, неважно, лишь бы заговорить ее, лишь бы она оттаяла! И не ушла!» - Вот и цапли... Смотрите, как они все нахохлились и расстроились, что вы собрались уходить. А скажите, какая вам нравится больше всех? Ну мне просто интересно, вдруг у нас с вами совпадают пристрастия?
    Даша пожала плечами и нехотя приблизилась к цаплиному семейству.
    − Ну... Вот эта, пожалуй, – она указала на изящную серо-белую фигурку.
    − Вот это да! – Восторг Саши был несколько преувеличен. – Даша ведь это и моя любимая. Ну, вот что! Забирайте ее себе, я вам ее дарю. Мне, - он снова сделал еле заметное движение к ней, на этот раз она не отшатнулась, - мне хочется сделать вам что-то приятное!
    − Да вы что! Нет, не нужно, зачем. Я не возьму, нет! – А вот ее протест был настоящий, категоричный, и Саша почувствовал, что уговаривать тут бесполезно. Она не притворяется, не играет роль «Ах, поуговаривайте меня, такую тонкую и деликатную натуру!» Он пожал плечами, пытаясь скрыть недовольство неудачей, и заговорил, машинально передвигая стеклянных птичек:
    − Очень жаль. Но, может быть, мы договоримся так? Она будет стоять здесь, но это будет ваша... ваша цапля, Даш. – Он поднял на нее взгляд и пристально вгляделся, отмечая про себя, что глаза ее вновь ожили. – Она будет здесь стоять и ждать, когда вы придете навестить ее. Когда сможете рассказать какие-то новости о себе, о своей жизни, когда поделитесь с ней своими тревогами и успехами, когда развеселите ее, а, может, попросите помощи, – он помолчал, и она еле заметно потянулась к нему, невольно ожидая продолжения. – Она будет ждать вас. Всегда. Слышите? Всегда. И, может быть, тогда вы...
    Телефонный звонок грянул, разметав по комнате легкое кружево чувств...

    От неожиданности они оба вздрогнули, наваждение, окутавшее их, немедленно испарилось. Саша, было, дернулся по инерции к заливающемуся аппарату, но вдруг понял, к т о там названивает, и остался на месте. Но, видимо, в глазах промчалась эта гамма чувств, не укрывшаяся от Даши, которая слегка нахмурилась и отвела взгляд. Телефон все надрывался, и Даша проговорила:
    − Вы не подойдете?
    − Что? - Саша исподлобья смотрел на нее, пытаясь вновь поймать ее взгляд и жалея, что все так некстати происходит.
    − Телефон же, – Даша махнула на дверь рукой и поморщилась: ситуация ей тоже не слишком-то нравилась.
    − Нет. Не подойду. Это... с работы – соврал он и тут же понял, что она поняла, по мимолетной гримаске, тронувшей ее губы, с которой она уставилась на него, склонив голову к плечу. Но он упрямо держался своей лжи и преувеличенно гневно стал разглагольствовать, что, дескать, и в выходной не укрыться от забот, и что у него тут дела поважнее, чем эти пустопорожние разговоры. Даша смотрела на него, а он вдруг запнулся и замолк. Причем телефон тоже прекратил свои вопли. Правда, ненадолго, и Саша с раздражением отправился к горластому чудовищу, чертыхаясь про себя. Он взял мобильник и вышел на кухню, чтобы уж совсем не посвящать Дашу в подробности его полного раздрая со своей неудавшейся невестой.
    − Да!!! - рявкнул он в трубку и тут же потонул в перезвонах-переливах Лялечкиного голоса.
    − Шурик! Я не понимаю, что такое? Это розыгрыш такой, да, розыгрыш? Милый, что случилось? Где ты? Я у поезда, уже все пассажиры прошли, уже другой поезд едет, а тебя нет как нет! Шурик, что ты молчишь?!
    − Я дома, - голос его внезапно сел, и Лялечка заторопилась:
    − Что? Ты заболел, дорогой? Вот я так и знала, что ты заболел. Я сначала думала, что ты проспал на поезд, а теперь понимаю, ты просто заболел! У тебя ангина? Или ОРВИ? Или...
    Саша откашлялся и попытался вклиниться в звон нежного сопрано:
    − Я здоров!
    − Ну, как же ты здоров, Шуричек?! Если ты здоров, то где же ты? Я что, тебя прозевала?
    − Я дома, - он кое-как выдавил из себя эти два слова, собирая всю оставшуюся волю в кулак и не давая себе сорваться, а попутно удивляясь, как, КАК он мог, как ему вообще в голову-то взбрело, что у них с Лялечкой что-то может быть, кроме банального траха, которым они так увлеченно занимались каждую неделю по дням, когда звезды, гороскопы и фэн-шуй были расположены в пользу упомянутого действа.
    − Дома? – Лялечка споткнулась лишь на секунду и засмеялась – заспешила, - Господи, так я тебя все-таки прозевала? Ты уже сам добрался домой? Какой ты молодец! Какой потрясающий сюрприз! Ты самый-самый, самый замечательный-презамечательный. ну надо же, додумался разыграть меня!
    Она частила, спешила, но за вуалькой слов, звуков, переливов, искусственного смеха висело: ты не приехал, ты передумал, конец всему. Она уже все поняла, но пыталась как-то по-детски уцепиться за последнюю надежду, или давая ему возможность все исправить, передумать, выйти из этой ситуации. Ему вдруг стало ее жалко, он действительно поступил с ней, как последняя сволочь. Накануне целый час говорил о своих намерениях, ну, хорошо, не в прямую говорил, но намеки были вполне понятны даже для такой глупышки, как Ляля. И теперь – здрасьте. Вернее, до свидания, а еще вернее, прощай, дорогая, прошла любовь, завяли помидоры, ботинки жмут и нам не по пути.
    − Лена, – тихо позвал он, вклиниваясь в ее нежное воркование, и она даже поперхнулась от этого своего имени, которым он никогда не называл ее. – Лена, я не приеду.
    − Саш, а ты... ты завтра приедешь?
    − Я никогда не приеду. Совсем никогда. Ты прости, что так случилось, но
    − Что значит - никогда? – все вуальки были сброшены, притворяться уже не было смысла, и в ее голосе зазвенел металл. – Я подготовила родителей, тебя все ждут. Приготовили обед. В каком свете ты меня выставляешь? Как ты можешь так поступать со мной? Вот что, мой дорогой! Ты немедленно поедешь на вокзал и сядешь на ближайший поезд. Дома я скажу, что ты был с утра у врача, и вечером я тебя встречу. Мы забудем это ужасное недоразумение. Ты меня понял?
    − Лена, ты меня не расслышала? Я. Не приеду. Никогда. Прости, это все. Все.
    Он нажал на отбой и, скорее почувствовал, чем услышал, как в коридоре щелкнул замок входной двери.

    ***

    − Так, Марина, я на обед, потом у меня встреча в регистрационной палате, после я заскочу к юристам, вернусь к совещанию в половине шестого, а все прочие встречи ориентируй на завтра, на первую половину дня - с этими словами Александр отпустил секретаршу, потом, поднявшись, вышел из-за стола и остановился у огромного, от пола до потолка, окна. Город был погружен в серость, туман и мерзкую взвесь из снега и дождя. Особого контраста с его душевным состоянием не наблюдалось.
    Неделю назад он прилетел из лета, солнца и зелени Швейцарии, а дома просто бухнулся, как в лужу, в нечто среднее между осенью и зимой. Поездка в Европу была очередной надеждой вновь обрести вкус к жизни, поднять кислое настроение, которое преследовало его с тех памятных событий июля, когда он, неожиданно даже для себя, резко сменил вектор своих планов на дальнейшую жизнь.
    Та встреча с удивительной девушкой Дашей, которая сулила столь многое и так бесславно завершилась бегством упомянутой девушки, и была основной причиной его нынешней хандры, хотя он и пытался себя обманывать, говорил и себе, и приятелям, и сотрудникам, что просто переутомился, просто устал от раз и навсегда заведенной пружины каждодневных забот, проблем, планов, без какого-либо перерыва,
    Он словно бы бежал от себя сначала в работу, а когда это лекарство не сработало, уехал на европейскую конференцию, планируя параллельно отдохнуть. Швейцария, как ему казалось, смогла избавить его от той кровоточащей занозы внутри, но как только он вышел из стеклянных дверей аэровокзала в своем городе, все прошлые мысли, чувства, воспоминания опять нахлынули с новой силой.
    Сначала он пытался смеяться над собой, дескать, не пацан ведь зеленый, чтобы поддаться таким романтическим бредням, как увлечение девушкой, раз увиденной во сне и второй раз - наяву. Потом эти насмешки сменились мрачной уверенностью в невозможности искоренить воспоминания о Даше, поскольку воспоминания эти очень даже удобно расползлись по всем закоулкам души и никак не хотели избавлять его от своего присутствия. Ему порой казалось, что над ним проводится очень странный эксперимент-испытание, сможет ли он остаться верен своим новым жизненным установкам. Он даже подозревал с горькой иронией, что если бы он тогда женился-таки на Ляле, то жизнь текла бы сейчас тихо, мирно, без этой липкой хандры, без тревог, без раздумий.
    Даже поделиться с ближайшим другом Игорем своими переживаниями Саша не мог. Физически не мог. Он мысленно пару раз начинал этот разговор и буквально после первых фраз плевался и оставлял дальнейшие попытки самому себе-то объяснить, что это вообще было, не говоря уж о других. Да и с Игорем они не виделись эти три с лишним месяца, пару раз только созваниваясь, но у каждого были дела, и встреча, на которой, может быть, и можно было что-то обсудить, все не случалась. А может оно и к лучшему.
    В общем, настроение, с которым он мрачно созерцал сейчас осеннюю слякоть через окно своего кабинета на пятнадцатом этаже «Бизнес-Центра» вполне совпадало с этой самой слякотью.
    В конце концов эти самоедские мысли прервал телефон, и Саша поморщившись, достал трубку и нажал отзыв.
    − Алекс, привет! Ну, мне говорят, что ты наконец-то вернулся, путешественник? – жизнерадостный голос Игоря так и рвался из увесистого корпуса его мобильника. – Ты еще не обедал, а то, может, пересечемся в «Фон-Бароне»? Нужно кое-что обсудить.
    − Слушай, Игореха, как здорово, что ты позвонил, - Саша неожиданно обрадовался этому звонку, который несколько разогнал кислую атмосферу кабинета. – Я как раз собирался перекусить, и «Фон-Барон» - классная идея! Давненько мы там с тобой не зависали.
    Они договорились о встрече, и Александр, взбодренный их коротким разговором, стремительно вышел из кабинета.
    Когда он входил в зал ресторана, Игорь уже занял столик и, широко улыбаясь, поднялся ему навстречу:
    − Слушай, рад видеть. Загар у тебя просто супер! Удался что ли отдых?
    − Да так! Как обычно! – Александр с чувством тряс руку Игорю, внутренне недоумевая, как он мог так долго не видеться с другом, более того, как мог сомневаться, что его друг его не поймет.
    Они перебросились ничего не значащими фразами, получая удовольствие просто от самого разговора, потом сделали заказ.
    Когда официантка отошла, Игорь, откинувшись на спинку кресла, довольно улыбнулся:
    − Ну, ты даешь, отшельник! Пропал, понимаешь, куда-то. На тусовках тебя нет, на «Экспо-2008» не явился. Даже на «Красном кольце» не был, а нынче такие гонки были, отпад! Давай рассказывай, как ты умудрился зажать свадьбу и с какой радости вынудил прелестную Лялечку искать счастья на чужбине?
    Саша недоуменно поднял брови:
    − Не понял про Лялечку. Я ведь ее так и не видел с тех пор, как...
    Игорь покрутил головой:
    − Ну, ты силен, брат! Так-таки и не знаешь? Ну, слушай вести с полей. Я был тут на одном гламурном мероприятии по долгу службы. Ну и вдруг! Подходит ко мне Ляля! Вся сияет от счастья, аки начищенный самовар! И сообщает весть, причем едва поздоровавшись. Я, дескать, обрела настоящую любовь и счастье в жизни через некоего Николаса, уроженца одной европейской державы. Я пытаюсь узнать, как это она в такие сжатые сроки выполнила годовой план по нахождению вечной и неземной любви, и выясняю интересную вещь, - тут Игорь сделал загадочное лицо и продолжил. – В общем, оказывается, она уже с год как состояла в переписке по Интернету с этим самым виртуальным женихом, имея жениха вполне реального, то есть тебя. Причем Ляля, кажется, не очень поняла, как это выглядело со стороны...
    − Хм! Почему-то это меня ничуть не удивляет, - вставил с усмешкой Саша, а Игорь продолжал:
    − Ну, еще бы! А поскольку твоих мозгов хватило не связать свою жизнь с глянцевой куколкой, то... Кстати, по поводу твоего зигзага, - тут Сашин друг ухмыльнулся и с каким-то восхищением заявил. - Ошеломил, признаюсь честно! Я, ты уж извини, тогда ничего не сказал тебе по поводу Ляли, но, честно говоря, был даже рад, когда услышал про твой зигзаг. Не та это, извини, подруга, чтобы на всю жизнь. Причем я только недавно это понял. Да, брат, именно понял, - тут на лице его снова возникла загадочная усмешка, а Саша наклонился ближе:
    − Темнишь?
    − Ну-у! – Игорь пожал плечами, едва сдерживаясь, и выдал. – Я, собственно, за этим и вызвал тебя. Короче, женюсь я, Сань, женюсь! Нет, погоди, не морщись, - остановил он Сашу, заметив невольную гримасу досады на его лице. – Это серьезно.
    − Да нет, Игореха, извини. Это так, реакция дурацкая, – постепенно оживляясь, Саша заговорил, обругав себя в душе, что не сдержал эмоций. – Когда ж ты успел, и кто она, и когда торжественная дата?
    − У! Зачастил! Сейчас, по порядку! Познакомились пару месяцев назад, случайно, на автомойке. Пока машины наши мылись, мы сидели в зале ожидания. Ну и разговорились. Потом пошло-поехало. Ты знаешь, она просто замечательная девчонка! Не знаю, даже каких богов благодарить, что я ее встретил. До меня была у нее какая-то печальная история, она рассталась со своим приятелем, полным олухом, по-моему. А сейчас говорит, что со мной просто расцвела, что я ее спас практически, – Игорь смущенно засмеялся и продолжал. – Короче у нас завтра что-то вроде помолвки. Ты приезжай ко мне за город, часикам к пяти, сможешь?
    − Да не проблема! Конечно, я буду, - Саша кивнул с готовностью, придавливая зашевелившееся в душе легкое чувство зависти.
    Официантка прервала их, принеся обед, и они потом еще долго от души трепались, поглощая аппетитные блюда немецкой кухни, которыми славился этот ресторанчик. Игорь в красках расписал свои планы на будущую семейную жизнь, а Саша больше помалкивал, но чувствовал, что зависть в душе постепенно сменялась радостью за друга, который действительно был влюблен, и неприкрытое чувство так и светилось в его глазах, в каждой черточке лица.
    «Вот оно, то, чего мне не хватало тогда, с Лялей!», размышлял Саша, отрезая аккуратные кусочки от сочащихся соком и расплавленным сыром, аппетитных, ароматных колбасок. «Игореха молоток. Пожалуй, он не ошибается, он и вправду влюблен. Нужно, конечно, посмотреть, что там за девушка. Уж я-то смогу понять, теперь смогу».
    Тут Игорь спохватился, что собеседник его таковым вовсе и не является, не со-беседует, а со-слушает, и затормошил своего друга, вынудив того поведать о событиях трехмесячной давности, о причинах расставания с Лялей, обо всем том, о чем до сих пор им так и не довелось поговорить.
    − ... В общем, сбежала она, ну и... собственно все на этом, - Саша отпил ароматного чая и откинулся на спинку кресла.
    Игорь же наоборот склонился ближе к нему и спросил:
    − То есть ты даже догнать ее не пробовал?
    Саша дернул плечами и надменно скривился:
    − Я, знаешь ли, как-то не привык гоняться за девушками. Если она посчитала нужным уйти, ничего не сказав, то какой смысл был мчаться, еще не хватало!
    Он покрутил чайную ложечку, потом очень аккуратно пристроил ее на край блюдца и поднял глаза на ухмыляющегося Игоря, ожидающего продолжения:
    − Ну, ладно, ладно. Конечно, я побежал за ней. Но лифт уже уехал, А пока я спускался по лестнице, она, видимо, взяла во дворе такси и укатила...
    − Ага! Вот это ближе к истине, - Игорь довольно потер руки. – Никогда не поверю, что ты бы отпустил девушку просто так, не пытаясь удержать. И что? Ты с ней так больше и не виделся?
    − Нет, - качнул головой Саша. Потом, встряхнувшись, притворно бодрым голосом заявил, - Да ладно, дело прошлое, давай замнем.
    − Прошлое говоришь? - Игорь пристально вгляделся в лицо своего приятеля. – А мне кажется, что нифига не прошлое. Неужели так зацепила?
    Тот поморщился:
    − Говорю же, замнем.
    − Э, нет, погоди! У меня есть идея, - Игорь с азартом потер ладони.
    − Какая еще?
    − Не скажу. Потом узнаешь! Ну, все, давай до завтра. И не опаздывай. Без тебя не начнем.
    Они пожали друг другу руки и разъехались по своим делам.

    ***

    Чертыхнувшись, Саша нажал на газ и метнулся в узкий просвет между рядами машин, черепашьим ходом двигающихся по направлению к загородному поселку «Солнечный», где у Игоря был дом. Вечер пятницы, ну, конечно, и как Саша мог об этом забыть! Надо было раньше выехать, чтобы успеть до всех пробок.
    «Бумер», недовольно взревывая, двигался в узком пространстве, поджимаемый уже со всех четырех сторон, но он упорно протискивался вперед. Наконец впереди дорога стала чуть шире, и Саша с облегчением нажал на педаль, ускоряясь, насколько это было возможно.
    Спустя полчаса он, наконец, свернул к двухэтажному, аккуратному домику под черепичной крышей, видневшемуся за кирпичным забором-стеной. Во дворе уже стояло несколько автомобилей. Видимо, вечеринка не предназначалась для узкого круга. «Ну и ладно, ну и хорошо. Ты уже миллион лет не вылезал на люди, вот тебе и повод растрясти застойные явления в организме» С этими словами, сказанными мысленно самому себе в надежде притушить все возраставшее недовольство и раздражение, непонятно откуда взявшееся, Саша шагнул из машины и, щелкнув «сигналкой», медленно взошел на крыльцо. Он потянул дверь на себя, и она легко поддалась, оказавшись не запертой.
    Дом уже был полон народу, и Игорь, заметив друга, оживленно помахал ему и куда-то исчез. Саша вздернул брови и скривился было в недоумевающей гримасе, но тут его отвлекли. К нему подошли его знакомые, семейная пара Кузнецовых, Федор тут же потащил его к импровизированному бару и сунул в руки бокал с вином. Саша нехотя поддержал легкую болтовню, постепенно втянулся и почувствовал, как раздражение отпускает его. «В конце концов, у твоего лучшего друга праздник, и твоя кислая рожа никому здесь не интересна, так? Так!» сам с собой согласился он и, услышав возглас Игоря над ухом, обернулся. Тут его улыбка сама собой полиняла, а в груди туго выстрелил огромный горячий шар. Перед ним стояла Даша собственной персоной. Она была немного не такая, какой он помнил ее с той самой их встречи. Она изменила прическу, да и вместо джинсов на ней было платье, от которого во рту у него немедленно пересохло, а слух на пару мгновений отказал.
    − ...Так что знакомьтесь, друзья мои! Даша, оставляю вас на минуту. Я сейчас, - с этими словами Игорь развернулся и снова исчез.
    − Здравствуйте, Саша, - оживленно блестя глазами, заговорила девушка. – А мы ведь знакомы с вами. Неужели не помните? Вы тогда облили меня кефиром, а потом спасли. А мне Игорь столько говорил о вас, какой у него замечательный друг, а это оказывается вы! Такое совпадение...
    Последние слова она произнесла скорее по инерции и, запнувшись, умолкла с растерянной улыбкой.
    А Саша только мрачно таращился на нее и какое-то время не мог даже слова вымолвить, а в голове только бились, расталкивая друг друга, мысли, больно стуча в виски: «Так вот, оказывается, кто та удивительная девушка, которую ты выбрал себе, Игорек! Да уж, выбор потрясающий и единственно правильный, надо признать!»
    Он откашлялся и сухо кивнул, глядящей на него с ожиданием Даше:
    − Да, я узнал вас. Если не трудно, передайте Игорю, что у меня возникли неотложные дела. Я к сожалению только сейчас вспомнил, что... В общем, мне надо ехать. Срочно... Вы скажите что я потом... Заеду потом... И – мои поздравления, извините.
    − Постойте, Саша, вы что, уходите? – она решительно придержала его за плечо. – Но вы даже не поговорили с Игорем. Как же так? Он будет огорчен, он так ждал вас. И у него праздник, а вы...
    Саша аккуратно отстранил ее руку и, чуть задержав в ладони тонкие прохладные пальцы, пристально вгляделся в ее глаза, словно хотел лучше запомнить. Потом, будто насильно отдирая себя от нее, он развернулся и стремительно вышел из дома, забрался в автомобиль, больно ушибив дверцей палец, и резко вырулил с участка, едва не задев угол ворот.

    ***

    − Так! Я что-то не понял, ты куда пропал? – с этими словами Игорь вошел в открытую дверь Сашиного кабинета и, хмурясь, уставился на своего друга, который, оторвавшись от бумаг, исподлобья не менее мрачно смотрел на вошедшего. – Что случилось-то?
    − Привет, Игорь, - Саша, поднявшись, протянул руку, которую Игорь, помедлив, пожал, после чего уселся в кресло возле стола.
    − Марин, свари нам кофе, - попросил он секретаршу, нажав кнопку на селекторе.
    − Ну, так я жду объяснений. С помолвки ты сбежал. Я звоню тебе, а телефон молчит, как рыба об лед. Невеста моя в панике, гости в напряжении. Короче, я ничего не понял.
    Саша продолжал молча смотреть на него, собираясь с мыслями. Но мысли как-то не очень собирались. Тут Марина в облаке восхитительного аромата внесла поднос с двумя дымящимися чашечками кофе. Игорь, обжигаясь, отхлебнул глоток и закашлялся.
    Саша, подскочив, стукнул того пару раз по спине, и почувствовал, как это небольшое происшествие слегка разрядило напряжение, возникшее между ними.
    Они оба взглянули друг на друга и расхохотались.
    − Ну, силен, черт! – морщась и утирая выступившие слезы, проворчал Игорь, поводя лопатками.
    − Извини, не рассчитал немного, - ухмыльнулся Саша, потом, став серьезным, проговорил. – Ты прости, я тогда свалил так, не попрощавшись. Просто возникли кое-какие неотложные дела, а я о них забыл напрочь, когда к тебе ехал.
    − У тебя что, проблемы что ль? Помочь, может, чем надо, так ты не молчи, говори, что нужно.
    − Да, нет, спасибо брат. Я сам справлюсь, не грузись.
    Игорь допил свой кофе и, откинувшись на спинку кресла, умиротворенно улыбнулся:
    − Ну, ладно, раз у тебя все в порядке, то я рад. Жаль только, что ты так с Настей и не познакомился.
    − А кто это – Настя? – прихлебывая кофе, спросил Саша.
    − Настя - это невеста моя вообще-то, а я что, разве не говорил, как ее зовут?
    Чашка выскользнула из дрогнувших пальцев и завалилась на бок, оставляя после себя некрасивую лужицу на бумагах, но Саша этого даже не заметил, ошеломленно уставившись на своего друга.
    − Постой, что значит Настя? А Д-даша тогда кто?
    − Даша? – машинально переспросил Игорь, недоуменно разглядывая разгром, устроенный его другом от его совершенно невинных слов. – Даша – подруга Настюши. Я же знакомил вас тогда, ты что, не слышал ничего?
    − Игорь, – Саша откашлялся, внезапно охрипнув. – Помнишь, я говорил тебе о девушке, которую не могу забыть. Ну, я еще на нее пачку кефира уронил. Так вот это – она.
    − Дарья?! – немедленно оживился Игорь. – Ни фига себе совпадения. Ты знаешь, а я ей про тебя все уши прожужжал. Слушай, она потрясающая девчонка, у тебя отличный вкус. Так ты что?!! Решил, что Даша и я, что мы... О, Господи! Понятно, какие у тебя дела возникли, и чего ты так удрал, словно за тобой гнались! – Игорь покрутил головой, восхищенно глядя на еще более мрачного друга. – Да уж, представляю, что ты себе нагородил в голове.
    − Игорь, я должен найти ее.
    − Какой разговор! Найдем! Хочешь, прям счас и найдем!
    − У тебя что, есть ее телефон?
    − Будет, - Игорь решительно выхватил трубку и нажал две кнопочки. Через секунду ему ответили.

    ***

    «Ну? Чего ты ждешь? Звони ей! Черт, что я ей скажу? Что вообще-то был рад ее увидеть? а ушел, потому что...Потому.» - клочок бумаги с циферками лежал перед ним на столе уже четверть часа. Игорь, взяв у Насти заветный номер, улыбаясь во все тридцать два зуба, передал Саше записку с цифрами, пожелал ему удачи и свалил, оставив его один на один с телефоном. «Да елки-палки, хватит рефлексировать, бери быка за рога. Она так рада была тебе у Игоря, и если бы не твоя паранойя, все было бы здорово еще тогда». Он пытался справиться с неожиданным волнением, недоумевая, что это с ним творится, и в глубине души, неосознанно опасаясь потерять этот последний и единственный шанс завоевать эту девушку, такую неуловимую, что он порой, мучаясь бессонницей, начинал сомневаться в том, что она вообще существует.
    Он тряхнул головой, словно освобождаясь от роя мыслей, и решительно набрал номер. Три гудка показались ему вечностью, но последовавший щелчок и вопросительное «Алло?» заставили внутренне подобраться, как перед прыжком в воду.
    − Даша?
    − Да-а, - неуверенно ответила она.
    − Это Александр. Я... - он запнулся на мгновение, соображая, как лучше напомнить о себе. – Мы виделись у моего друга Игоря на помолвке. Я ушел тогда, ...должен был уйти раньше, обстоятельства..., в общем, мы с вами не успели ни о чем поговорить, и вообще я решил, что... Даша? – он переспросил, напрягшись от абсолютной тишины в трубке.
    − Я слушаю, - сдержанно ответила она.
    − А, слушаете? Хорошо. Даже отлично! - он вдруг неожиданно, непонятно на кого, рассердился. - Даш, я понимаю, что вел себя, мягко говоря, странно, но я вообще-то решил, что вы – счастливая невеста. Как-то мне это все не понравилось, поэтому я просто сбежал оттуда. Потому что видеть вас в этом качестве, это... Короче, так! Вы, наверное, посчитаете меня полным идиотом, но та наша давняя встреча... она не была просто эпизодом, который выбросил из головы и забыл на второй день. Может быть, вы именно так и сделали, сбежав тогда и больше не вспоминая это дурацкое происшествие...
    − Нет, - спокойно ответила она, и он сбился, а в груди снова вырос давешний горячий шар.
    − Что – нет? – осторожно спросил Саша, боясь неверным движением сломать это тонкое, воздушное, что возникло, как ему показалось, в трубке, и в которое он оказался погружен от одного ее короткого слова.
    − Я не выбросила. Я... вспоминала вас, - ему показалось, что он видит, как она мягко улыбнулась при этих словах. – Я даже приезжала к вам, только вас не было дома.
    − Что-о?! – если бы ему сейчас сообщили, что мир перевернулся, он и то был бы менее ошарашен, чем этими ее простыми словами. – Когда? – только и смог он выдавить, сглотнув застрявший в горле комок.
    − Это было третьего октября... Видите, даже дату запомнила, – она усмехнулась. – У меня был день рождения, и я вдруг поняла, что хочу видеть свою цаплю, которую вы подарили мне тогда, и...вас.
    − Вы... - воздуха катастрофически не хватало, наверное, его выжигал в груди этот чертов шар, который все рос и рос. – Вы, правда, хотели видеть меня? Но я... я и представить не мог, что...
    − Я, честно говоря, тоже, – ему вновь показалось, что она улыбается, и он, ободренный ее доверительным тоном, упрекнул.
    − Но почему так долго? Я едва не сошел с ума без... без вас, а вы не приезжали.
    − Ну-у... Мне показалось, что вам, ...что у вас свои проблемы и вам не до меня. Но я часто думала о вас. И вспоминала, как вы были тогда добры и внимательны, не навязчивы, не требовательны, как хорошо говорили со мной. С вами мне было очень легко. Вы произвели впечатление очень сильного и настоящего... Простите, кажется, я увлеклась, – запнувшись, вздохнула она, а он заторопился:
    − Да нет, что вы, это здорово, это замечательно, то, что вы говорите.
    − Да нет же, - с досадой отвечала она. – Нельзя так расхваливать мужчину. Это все моя прямота.
    − Да с чего вы взяли, что мужчины не любят похвал?
    − Ну... я так думаю.
    Горячий шар уже вовсю жил своей жизнью, и Саша едва сдерживался, чтобы не помчаться к ней прямо сейчас, но прервать эту тонкую ниточку их разговора он просто физически не мог, боялся, что все это происходит не на самом деле. Он говорил и говорил, словно дожидаясь того момента, когда он всем сердцем поверит в реальность происходящего.
    − Вот как? Вы, значит, просто так думаете. А знаете, Даша, древние люди ведь тоже были уверены, что Земля – плоская. И только путем долгих наблюдений, изучений и исследований они пришли к выводу, что она круглая, - радость буквально распирала его, и он вдруг почувствовал себя в своей стихии, понимая, что он таки использовал этот последний шанс.
    − Поэтому вы не должны принимать что-либо на веру, а только эмпирическим путем установить истину. Это, в конце концов, очень важно для науки!
    − А... это вы сейчас о чем?
    − Даш, мы с вами должны всесторонне изучить вопрос влияния похвалы на отдельно взятого мужчину, и именно в интересах науки я готов участвовать в практических опытах, если только... Если только вы этого хотите, – он помолчал, потом снова заговорил. – Если бы вы знали, как вы нужны мне, как я мучился без вас эти долгие дни. Вы молчите?
    − Я думаю, - тихо ответила она, видимо, пораженная его тоном и словами.
    − А, - голос вдруг предательски дрогнул, - а вы долго будете думать?
    − Ну, да, долго, минуты две, наверное, - ироничные нотки в ее голосе вдруг показались ему волшебной музыкой и гонгом, означающим, что он выиграл.
    − Даша, - позвал он, взбодренный этой музыкой, - я хочу видеть тебя. Сейчас, слышишь? Немедленно.
    − Слышу, - эхом откликнулась она. – Я жду...


Конец

 

Вернуться   Сборник

ноябрь, 2008 г.

Copyright © 2008 Светлана Белова

Светланы Беловой


Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100