Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки

Пишите нам


Экранизации...

экранизация романа Джейн Остин
Первые впечатления, или некоторые заметки по поводу экранизаций романа Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

«Самый совершенный роман Джейн Остин "Гордость и предубеждение" и, как утверждают, "лучший любовный роман всех времен и народов" впервые был экранизирован в 1938 году (для телевидения) и с того времени почти ни одно десятилетие не обходилось без его новых постановок...»

экранизация романа Джейн Остин
Как снимали
«Гордость и предубеждение»

«Я знаю, что бы мне хотелось снять — «Гордость и предубеждение», и снять как живую, новую историю о реальных людях. И хотя в книге рассказывается о многом, я бы сделала акцент на двух главных темах — сексуальном влечении и деньгах, как движущих силах сюжета...»

Всем сестрам по серьгам - кинорецензия: «Гордость и предубеждение». США, 1940 г.: «То, что этот фильм черно-белый, не помешал моему восторгу от него быть розовым...»


Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»


Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»



Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»


детектив в антураже начала XIX века, Россия
Переплет
-
детектив в антураже начала XIX века, Россия


Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»




По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


 

 

Fan fiction

Джей Ти

Возвращение

Начало

       Глава 3

Мистер Торнтон, пройдя через калитку сторожки, быстро поднялся по лестнице в контору и резко открыл дверь. К его удивлению, в комнате находился посетитель. Это был молодой человек, одетый по последней лондонской моде, лицо которого показалось мистеру Торнтону знакомым. Мистер Торнтон шагнул в комнату и остановился на пороге. Молодой человек некоторое время пристально смотрел на вошедшего. Его взгляд был полон превосходства и уверенности в себе, как будто он считал себя хозяином положения.
   Мистер Торнтон молчал и пытался вспомнить, где он мог его видеть.
   Молодой человек поклонился, приподнял шляпу и произнес, сухо, но достаточно вежливо:
   − Мистер Торнтон! Мое имя – Генри Леннокс. Мы с вами уже встречались в Лондоне на Всемирной выставке. Нас познакомила мисс Хейл.
   «Адвокат!» - вспомнил Джон.
   − Мистер Леннокс! – Торнтон снял шляпу и едва кивнул. – Припоминаю. Чему обязан?– спросил он тем же холодным вежливым тоном. – Решили поиграться с хлопком? Боюсь, в такой игре велик риск проиграть.
   − Вы ошибаетесь. Я приехал как поверенный в финансовых делах мисс Хейл, - ответил мистер Леннокс и снял шляпу. В его голосе прозвучала гордость, которую Торнтон не мог не заметить. – Мы приехали, чтобы обсудить с вами одно предложение.
   − Мы? – переспросил Торнтон, в недоумении подняв брови.
   Маргарет стояла в углу комнаты, до сих пор не замеченная мистером Торнтоном. Она обернулась на звук открывшейся двери и замерла, не в силах сделать шага и вымолвить слово. Сердце часто и тревожно забилось. Это была их первая встреча спустя долгие месяцы после отъезда Маргарет в Лондон. Их разделяло всего несколько шагов, но сейчас ей казалось, что она находится от него дальше, чем когда жила в Лондоне. Сама того не замечая, она еще сильнее сжала в руках книгу и как завороженная смотрела на мистера Торнтона. С их последней встречи он мало изменился. Только черты лица стали более суровыми, складки у рта отчетливо обозначились, а в уголках глаз залегли морщины. Но взгляд по-прежнему выражал решимость и говорил о несгибаемой воле. Маргарет почувствовала облегчение, увидев, что события последнего времени не сломили Джона Торнтона. То, чего так боялся мистер Хейл, не произошло. Мистер Торнтон был сыном своей матери, унаследовав от нее решительность, силу воли и стойкость характера. Но теперь его судьба находилась в руках Маргарет, в ее силах было помочь ему, вернуть все то, что по праву принадлежало ему. Она давно для себя все решила и ни разу не усомнилась в своем решении. Но как мистер Торнтон примет ее предложение о помощи? Согласится ли он принять ее от женщины, которая когда-то жестоко его обидела, а теперь по воле судьбы оказалась владелицей фабрики, в которую он вложил душу, силу, свою жизнь? Она не раз задавала себе эти вопросы за последние дни. Она боялась только одного – его отказа, потому что в этом случае она не знала бы, как ей поступить дальше.
   Устав от нерешительности и сомнений, которые, казалось, лишили ее последних сил, Маргарет сделала шаг вперед. Пытаясь справиться с волнением, чтобы голос не дрожал, она негромко, но твердо сказала:
   − Мистер Торнтон!
   Торнтон резко повернулся в ее сторону. Не более секунды он смотрел на нее. На лице не отразилось никаких эмоций, только глаза на мгновение блеснули.
   − Мисс Хейл! – поклонился он. – Чему обязан? – подчеркнуто вежливо повторил он свой вопрос.
   Маргарет вздрогнула от его тона. Он был сухим и вежливым, не более, отозвавшись в сердце острой болью. Тем не менее, совладав с собой, она ответила, сжав книгу в руках так, что побелели костяшки пальцев:
   − Мистер Торнтон, как Генри уже сказал, мы приехали поговорить с вами. У меня есть к вам деловое предложение.
   «Генри»! Это имя, будто ножом, резануло слух Торнтона. Он знал, что Генри Леннокс приходится Маргарет родственником. Но он также знал, что Генри испытывает к Маргарет отнюдь не родственные чувства. Он видел, как тот смотрел на Маргарет на выставке, будто имел все права так смотреть. Да и мистер Белл как-то в разговоре намекнул ему, что Генри Леннокс питает к мисс Хейл совсем не дружеский интерес.
   Слова «деловое предложение» вывели его из задумчивости.
   − Деловое предложение? – переспросил он. Было так непривычно слышать из уст мисс Хейл подобные слова. Она, всегда презиравшая людей, имевших отношение к торговле и думавших, как она полагала, только о получении выгоды, теперь сама стала владелицей фабрики. – Мисс Хейл, не стоило утруждать себя и приезжать в Милтон, чтобы сообщить мне, что вы нашли для себя другого подрядчика…
   − О, нет – перебила она его. – Простите. Вы не поняли… - голос ее дрогнул, и она замолчала.
   Генри молчал и лишь кидал внимательные взгляды то на Торнтона, то на Маргарет. Мистер Торнтон только сейчас заметил, что в руках мисс Хейл сжимает книгу, в которой он узнал «Платона» мистера Хейла, ее подарок в память об отце. Он пристально посмотрел на руки Маргарет, сжимавшие книгу, как будто бесценное сокровище, которое вот-вот у нее отберут, и вспомнил их прощание перед ее отъездом. Маргарет проследила за его взглядом и только теперь вспомнила, что все еще держит книгу.
   − Простите, мистер Торнтон. Я увидела у вас на столе папину книгу и не удержалась. Я просто вспомнила, как отец любил беседовать с вами, и очень переживал, когда вы перестали бывать у нас.
   Вспомнив, что явилась причиной этого, Маргарет покраснела и опустила глаза. Она не сомневалась, что мистер Торнтон до сих пор не изменил о ней своего мнения и считает, что у нее есть другой возлюбленный.
   Мистер Торнтон тоже вспомнил, что не столько из-за отказа Маргарет на его предложение, сколько из-за той встречи на станции, когда увидел ее в объятиях другого мужчины, он перестал приходить к ним. Это воспоминание снова разбудило в его сердце ревность. Гнев, досада на самого себя захлестнули его. До сих пор он считал, что сумел подавить в себе все чувства к Маргарет, но оказалось, что события последних дней просто заглушили их на время.
   − Я очень ценил наши беседы с мистером Хейлом, - ответил Торнтон. – И мне очень жаль, что я был вынужден прервать наше общение.
   Маргарет вспыхнула, услышав его слова. Это был справедливый упрек. Но если бы ей еще раз пришлось спасать Фредерика, она не сомневалась, что поступила бы так же.
   Ничего не ответив, она молча протянула ему книгу. Торнтон так же молча взял книгу и отвернулся к окну, не заметив, что Маргарет смотрит на него. В комнате повисла тишина.
   Генри Леннокс, чувствуя себя не совсем уютно при таком разговоре, в котором он явно был лишним, решил привлечь к себе внимание и вернуться к тому, ради чего они сюда приехали.
   − Мистер Торнтон, простите мне мою настойчивость, но нам лучше вернуться к деловому разговору.
   Торнтон обернулся и внимательно посмотрел на Генри Леннокса.
   − Простите, мистер Леннокс, я забыл, что адвокаты не любят тратить время впустую, - жестко ответил Торнтон. – Прошу, мисс Хейл, присаживайтесь, - он указал Маргарет на стул, стоявший возле его рабочего стола. – Мистер Леннокс, - жестом он пригласил его сесть.
   Маргарет молча села на предложенное место, опустила голову и сжала руки, понимая, что сейчас ей предстоит самый трудный разговор в ее жизни. И от того, какими будут ее слова, зависит очень многое. Генри поставил для себя стул рядом с Маргарет и сел. Торнтон дождался, пока гости усядутся, и занял свое обычное рабочее место.
   − Итак, мистер Торнтон, - начал Генри Леннокс, его многолетняя юридическая практика приучила его без лишних предисловий сразу переходить к делу. – Мисс Хейл, являясь полноправной владелицей фабрики Мальборо, решила…
   − Генри, - внезапно перебила его Маргарет, положив ладонь на его руку, что не укрылось от взгляда мистера Торнтона. Он нахмурился, но взгляда не отвел. – Я сама все объясню мистеру Торнтону, - она опустила голову и прикрыла глаза, на секунду замолчав, как бы набираясь сил. Потом подняла голову и, глядя прямо в глаза мистеру Торнтону, сказала твердым голосом:
   − Мистер Торнтон, зная, как много для вас значит фабрика Мальборо, сколько душевных и физических сил вы в нее вложили, я хочу помочь вам. Мне бы хотелось вложить деньги, которые лежат у меня в банке, в вашу фабрику. Если бы она вновь заработала, многие рабочие охотно вернулись бы к вам на работу, и их дети перестали бы голодать…
   − Откуда вам известно, что мои рабочие вернутся ко мне? – спросил Торнтон, не сводя с нее глаз. Тут его осенила догадка, и он усмехнулся: - Ах да, простите, я и забыл, что у вас среди рабочих есть друзья.
   − Если вы имеете в виду Николаса Хиггинса, то я никогда этого не отрицала. Более того, мне известно, что между ним и вами сложились отношения, совсем не похожие на отношения хозяина и рабочего. Николас писал мне, - тихо добавила она. Маргарет чувствовала, что разговор повернул совсем в другую сторону, нежели ей хотелось. Она не ждала, что мистер Торнтон тут же примет ее предложение и бросится благодарить. Она знала, что он достаточно гордый человек, чтобы принимать чью-то помощь, а особенно от женщины.
   Торнтон молчал, только пристально смотрел на Маргарет, чуть нахмурив брови и сжав губы.
   Сделав над собой усилие, она вновь вернулась к цели своего визита:
   − Что вы скажете, мистер Торнтон, вы принимаете мое предложение?
   Торнтон выпрямился, посмотрел на мистера Леннокса, а потом на Маргарет и негромко, но достаточно четко и холодно произнес:
   − Если бы я был джентльменом, мисс Хейл, я бы поблагодарил вас за столь щедрый жест с вашей стороны. Я знаю, что в ваших глазах я – не джентльмен, тем не менее, я благодарен вам за то, что вы уделили мне свое время, и за то, что сделали такое предложение. Но я вынужден отказать вам. Я не привык получать помощь из чьих бы то ни было рук. Если вы помните, мисс Хейл, однажды мне уже пришлось начать все с нуля. Во мне еще достаточно сил на вторую попытку, я не боюсь трудностей, я приучен к ним с детства. Рядом со мной будет моя мать, на поддержку которой я всегда могу рассчитывать. Она – единственная женщина, которая любит и ценит меня и примет меня любого, будь я богатым или самым последним нищим в этом городе. А ваши деньги вам вскоре понадобятся для собственных нужд, - закончил он, бросив многозначительный взгляд на мистера Леннокса.
   Генри Леннокс почувствовал, что Маргарет и Торнтон ведут между собой им один известный разговор. С первых слов Торнтона он понял, что этот человек не примет предложения Маргарет. Подсознательно он это знал еще в Лондоне, но не смел сказать о своих подозрениях Маргарет, а теперь, столкнувшись с мистером Торнтоном лично, еще раз убедился в своей правоте. Тем не менее, разговор вышел из делового русла и касался личных отношений Маргарет и этого промышленника. Ленноксу было мало известно о прошлых взаимоотношениях мисс Хейл и мистера Торнтона, но, судя по тому, что он сейчас услышал, нетрудно было догадаться, что о дружеских отношениях речи не шло. Желая поставить точку в этом неприятном для него деле и побыстрее увезти Маргарет обратно в Лондон, он сказал:
   − Маргарет, я думаю, мистер Торнтон ясно дал понять, что он не желает иметь с вами никаких деловых отношений…
   − Генри, пожалуйста, не могли бы вы найти для нас кэб? Мы возвращаемся в отель, – неожиданно сказала Маргарет. Леннокс молча встал, надел шляпу и направился к двери, но на пороге обернулся, ожидая Маргарет. Маргарет тоже поднялась, а за ней мистер Торнтон.
   − Генри, я буду через пару минут. Мне нужно сказать мистеру Торнтону несколько слов, - сказала она, посмотрев в сторону мистера Леннокса. Торнтон с удивлением взглянул на мисс Хейл. Мистер Леннокс был неприятно удивлен, но не подал виду, и, попрощавшись с Торнтоном, вышел за дверь, благоразумно оставив ее открытой.
   − Мистер Торнтон, мне не хотелось бы, чтобы о том, что произошло между нами, слышал посторонний, - вежливым, но полным достоинства тоном, сказала Маргарет. Душа ее разрывалась от боли и отчаяния, но внешне она выглядела спокойной, лишь легкий румянец на щеках и блеск глаз говорили о волнении.
   − Вы называете мистера Леннокса посторонним? – ухмыльнулся Торнтон, выходя из-за стола и подходя ближе к Маргарет. – Я думал, что дружеские отношения, которые существуют между вами, допускают его присутствие при нашем разговоре, - многозначительно ответил он, намекая на нечто большее, чем дружба между нею и Генри Ленноксом. – Но, раз вы изъявляете такое желание, я согласен, тем более, что я тоже не испытываю большого желания, чтобы о наших прошлых взаимоотношениях было еще кому-то известно.
   − Мистер Торнтон, я знаю, что заслужила ваши упреки, ваше презрение к себе. Вы имеете право судить меня, но лишь потому, что вам неизвестны все обстоятельства моих поступков. И я также знаю, что в моем поведении не было ничего предосудительного. Я не виню вас ни в чем, вы поступили как джентльмен, прекратив расследование, и я вам очень благодарна.
   − Мисс Хейл, после того, что произошло, я не думал, что мне еще раз придется возвращаться к нашему разговору. Но видимо, придется, чтобы окончательно расставить все точки над «i». Бесконечно уважая вашего отца, я готов был переступить через свою гордость и обиду и возобновить отношения с вашей семьей после вашего отказа, поддерживая лишь вежливые, ни к чему не обязывающие отношения, соблюдая все приличия. Но, увидев вас на станции… - здесь он остановился, как будто подбирая слова, - одну, поздно вечером рядом с другим мужчиной, - он намеренно не сказал «в объятиях», ему сейчас так же больно было это говорить, как и тогда – видеть ее собственными глазами в такой непосредственной близости от того, другого. Злясь на себя за слабость, он продолжил более холодно и насмешливо. - Увидев вас той ночью, я вдруг понял, что выдумал для себя ваш образ, мисс Хейл, что в нем нет ничего общего с вами. Куда исчезли та прямота и искренность, которые так отличали вас от всех других леди? Вы обвиняли меня в том, что я – не джентльмен, но позвольте спросить, а ваш поступок можно отнести к поступку леди? – Торнтон сам не заметил, что в порыве своих чувств повысил голос. Ни он, ни Маргарет не услышали, как на лестнице послышались шаги, а потом вдруг резко оборвались. – Меня все время мучил вопрос, как мог мужчина, считающий себя джентльменом, поставить женщину в такое двусмысленное положение, бросив ее одну расплачиваться за то, что совершили оба? Мисс Хейл, тот мужчина на станции, он считал себя джентльменом? Может ли мужчина, который любит женщину, или, по крайней мере, уважает, вовлечь ее в то, что предосудительно, заставить ее покрывать себя за счет лжи, которая не только не делает ей чести, но и лишает ее доброго мнения в глазах знакомых? То, как я поступил, объясняется только одной причиной, я уже говорил вам об этом, я сделал это из-за уважения к вашему отцу. Женщина, которая поступает так неблагоразумно, ставя под удар свою репутацию, свое доброе имя, недостойна каких бы то ни было поступков с моей стороны.
   Маргарет слушала его, молча, сжав крепко ладони и опустив голову, как школьница, которую учитель распекает за плохое поведение. Сердце гулко отдавалось в висках, а в душе поселилась тупая, ноющая боль. Боль не за себя, а за него. Только теперь, выслушав его слова, она поняла, насколько он был ошеломлен, потрясен, раздавлен ее жестоким отказом. Чувства, что он испытывал к ней, были настолько сильными и искренними, что, приняв их, приняв его предложение, она могла бы стать самой счастливой женщиной на земле. Его любовь была нежной и одновременно пылкой, сбивающей с ног своей силой и поднимающей вверх, словно сильный порыв ветра, кружащий над землей листья, и не дающий им упасть вниз. Только теперь она поняла, что, отказав ему, она разрушила все то чистое, святое, нежное и светлое, что горело в его сердце, оставив вместо этого зияющую рану, которая не затянется со временем, а будет кровоточить, принося еще большие страдания. Его верное и искреннее сердце предали, предали обманом, ложью, и это сделала она сама, не в силах ни оправдаться, ни опровергнуть эту ложь. Если бы она могла, если бы только она могла рассказать ему всю правду, чтобы только не слышать этих жестоких слов, которые впивались в душу, как иголки, причиняя боль в тысячу раз сильнее физической. Его обвинения сыпались, как камни, которыми в давние времена избивали грешниц. И не было рядом Спасителя, который избавил бы ее от этой муки. Ей хотелось оказаться сейчас где-нибудь далеко, закрыть глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать, чтобы сердце превратилось в камень и перестало чувствовать. Слез не было, лишь сердце плакало кровавыми слезами, топя в них надежду на прощение и слабую, крошечную надежду на счастье.
   Внезапно Маргарет почувствовала, как ноги стали ватными, ее бросило в холодный пот, колени подогнулись, и навалилась темнота. Мистер Торнтон, заметив, как румянец на щеках Маргарет внезапно сменился мертвенной бледностью, не на шутку испугался. Он увидел, как ее руки, до этого крепко сжатые, вдруг ослабли, и она сама стала оседать на пол. Он бросился к ней и подхватил ее в последний момент. Шляпка слетела на пол, а ее голова склонилась к нему на плечо. Он поднял ее на руки и так и застыл со своей ношей, не чувствуя тяжести, будто бы ее тело было только оболочкой, внутри которой – пустота. Всматриваясь в ее лицо, он видел только мертвенно бледную красоту, застывшую, подобно маске, пытался уловить ее слабое дыхание и только слышал тихое биение сердца у своей груди. Словно очнувшись, он усадил ее в свое рабочее кресло, она не подавала признаков жизни.
   − Маргарет, - хрипло прошептал он, проведя рукой по ее щеке. Она не ответила, ее лицо было по-прежнему бледным, а дыхание – слабым. Торнтон быстро достал из кармана платок и, смочив его водой из кувшина, стоявшего на небольшом столике в углу комнаты, начал протирать ей виски и щеки платком. Взяв в ладони ее руки, безжизненно лежавшие у нее на коленях, он поразился их холодности, будто вся кровь отлила от них. Он стал согревать их в своих ладонях, не переставая шептать ее имя.
   В этот момент в комнату быстро вошел Генри Леннокс, и, увидев, что Маргарет сидит в кресле Торнтона с закрытыми глазами, а сам Торнтон возле нее на коленях что-то шепчет, остолбенел.

       Глава 4

Генри Ленноксу показалось очень странным, что Маргарет решила остаться наедине с этим промышленником. Он нехотя подчинился ее просьбе, хотя в душе у него все противилось этому. Намеренно оставив дверь открытой, Генри вышел из конторы и, быстрым шагом пройдя через сторожку, оказался на улице. Ему повезло, недалеко от ворот фабрики как раз проезжал пустой кэб. Генри прокричал кэбмэну, остановиться, и, попросив того, подождать несколько минут, пообещал щедрую оплату. Быстро выполнив поручение Маргарет, он почти бегом вернулся назад, но остановился у лестницы в контору. Мистер Леннокс колебался. С одной стороны, его присутствие было там нежелательно – Маргарет нашла предлог, чтобы наедине остаться с Торнтоном, но с другой – ему совсем не хотелось оставлять ее там в одиночестве. И, повинуясь своему желанию, Генри Леннокс стал подниматься по ступенькам, но, не дойдя до конца лестницы, резко остановился. Громкий голос Торнтона был отчетливо слышен. Генри не хотелось подслушивать, но слова «после вашего отказа» будто пригвоздили его к месту. «Торнтон делал Маргарет предложение» - будто молнией осенило его, - «и она отказала ему». На какое-то мгновение он почувствовал облегчение от этой мысли. Но лишь на мгновение. То, что он услышал дальше, заставило его покрыться холодным потом. «Поздно вечером с другим мужчиной». Так вот почему Маргарет отказала Торнтону! Оказывается, есть кто-то другой, кого она любит, и ради которого отказала этому промышленнику. И Торнтон видел их вместе. Но кто он этот мужчина? Дальше мистер Леннокс не слышал, что говорил Торнтон, погрузившись в свои мысли. Вопросы появлялись один за одним, не находя ответов, а только все больше распаляя любопытство и поселившуюся в душе тревогу. Генри будто очнулся от своих мыслей, поняв, что больше не слышит голос Торнтона. Но и голоса Маргарет он тоже не слышал. Почему? Что там произошло? Не в силах больше оставаться в неведении он быстро преодолел оставшиеся ступеньки и вошел в комнату. То, что он увидел, поразило его не меньше, чем то, что он услышал. Маргарет сидела в кресле Торнтона, ее лицо было бледным, глаза закрыты. Мистер Торнтон стоял на коленях у кресла, с тревогой вглядываясь в ее лицо, держал в руках ее ладони и целовал их, что-то тихо шепча. Торнтон не заметил вошедшего мистера Леннокса, и Генри молчал, потрясенный увиденным. Так он стоял не дольше минуты, но не в силах больше сдерживаться, встревоженно воскликнул :
   − Что произошло? – Леннокс подошел к Торнтону.
   Мистер Торнтон вздрогнул от неожиданности и резко поднялся.
   − Мисс Хейл потеряла сознание. Я не могу привести ее в чувство, - холодным тоном ответил Торнтон, бросив на Леннокса недовольный взгляд.
   − Что такое вы ей сказали, что она потеряла сознание? – гневно бросил Леннокс, с тревогой вглядываясь в лицо Маргарет.
   − То, что я ей сказал, не предназначено для вас, мистер Леннокс. Мисс Хейл ясно дала вам понять, что хочет поговорить со мной наедине.
   − Тем не менее, именно из-за ваших слов она потеряла сознание, - Леннокс не остался в долгу. – Нужно вызвать врача.
   Торнтон не успел ответить.
   − Не нужно врача, - слабым голосом произнесла Маргарет. Она попыталась сесть поудобнее, с трудом открыв глаза. В голове все еще стоял легкий шум, а перед глазами – туман. – Что произошло?
   − Маргарет, как вы себя чувствуете? – спросил Леннокс, в его голосе звучала неподдельная тревога.
   − Вы потеряли сознание, мисс Хейл, - услышала она голос Торнтона.
   Чуть повернув голову в его сторону, она посмотрела на него. На его лице трудно было прочитать какие-либо эмоции, но глаза… Или это только ей показалось. В его глазах она увидела боль, тревогу, и еще такое знакомое, но быстро промелькнувшее выражение. Именно такое выражение его глаз она видела в тот самый день, когда он делал ей предложение. Торнтон заметив, что Маргарет пристально смотрит на него, отвернулся, подошел к столику, на котором стоял кувшин с водой, налил в стакан воды и протянул ей.
   − Выпейте воды, мисс Хейл, вам станет лучше.
   Маргарет протянула руку, чтобы взять стакан и невольно коснулась его пальцев, сжимавших стакан. По сравнению с ее холодной, словно ледяной рукой, его рука была теплой, даже горячей. Маргарет почувствовала, как руку обожгло огнем. Торнтон поспешно убрал руку, невольно сжал ее в кулак и отошел к окну. Отвернувшись от Маргарет и Генри Леннокса, он стал смотреть в окно. Маргарет выпила воду и поставила стакан на стол.
   − Спасибо, мистер Торнтон, мне и, правда, стало лучше, - тихо сказала она.
   Торнтон не ответил, даже не повернул головы, а только коротко кивнул.
   − Маргарет, что произошло? Почему вы потеряли сознание? – засыпал ее вопросами Генри.
   − Генри, спасибо за вашу заботу. Это просто следствие переутомления, за последние дни я очень устала, - ответила Маргарет, не глядя в сторону Торнтона. – Нам лучше вернуться в отель, там я смогу отдохнуть. Вы нашли кэб?
   − Да, он ждет у ворот, - ответил Леннокс, подав ей руку, помогая подняться.
   Маргарет встала и покачнулась.
   − Маргарет, - встревожился Генри, - вы еще очень слабы. Вам лучше отдохнуть немного.
   Они оба не заметили, как Торнтон быстро обернулся, бросив внимательный взгляд на Маргарет, но так же быстро отвернулся к окну.
   − Нет, - возразила Маргарет. – Я смогу идти, если вы меня проводите.
   − Да, конечно, - охотно согласился мистер Леннокс, бросив на Торнтона быстрый взгляд, в котором промелькнуло торжество.
   − Генри, здесь где-то должна была быть моя шляпка, - Маргарет, пригладив рукой волосы, обнаружила пропажу. – Вероятно, она слетела, когда я потеряла сознание.
   Мистер Леннокс, не говоря ни слова, бросился поднимать шляпку. Маргарет тем временем повернулась к Торнтону и сказала:
   − Мистер Торнтон!
   От ее тихого голоса Торнтон вздрогнул и повернулся к ней.
   − Я прошу вас еще раз подумать над моим предложением. Несмотря на все разногласия и недопонимания, - она специально подчеркнула последнее слово, - между нами, мне бы не хотелось, чтобы вы сомневались в искренности моих намерений. Мое предложение было сделано от всего сердца, я не хотела ни обидеть вас, ни унизить. Я предложила свою помощь, просто потому… - здесь Маргарет замолчала, как будто голос отказал ей. Торнтон пристально смотрел на нее, пытливо вслушиваясь в ее слова. – Просто потому, что хочу помочь вам, - закончила Маргарет, справившись с волнением. – Всего хорошего.
   Кивнув в знак прощания, и быстро повернувшись, она прошла к выходу, где ее ждал Генри со шляпкой в руках. Маргарет поспешно надела шляпку и вышла. Генри, кивнув на прощание Торнтону, вышел вслед за Маргарет.


Пред. глава         (Продолжение)

февраль, 2008 г.

Copyright © 2008 Джей Ти





Обсудить на форуме

Fan fiction
О жизни и творчестве Элизабет Гаскелл

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100