Литературный клуб дамские забавы, женская литература

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа Элизабет Гаскелл «Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»

В поисках принца «Еловая ветка отскочила и больно ударила по лицу. Шаул чертыхнулся и потрогал ушибленное место, ссадина около левого глаза немного кровила. И что взбрело им в голову тащиться в этот Заколдованный лес?!..»

Моя любовь - мой друг «Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто...»

Пять мужчин «Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»

Жизнь в формате штрих-кода «- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»

«Принц» «− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Фанфики по роману "Гордость и предубеждение"

* В т е н и История Энн де Бер. Роман
* Пустоцвет История Мэри Беннет. Роман (Не закончен)
* Эпистолярные забавы Роман в письмах (Не закончен)
* Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс-парке Иронический детектив. Роман. Коллективное творчество
* Новогодняя пьеса-Буфф Содержащая в себе любовные треугольники и прочие фигуры галантной геометрии. С одной стороны - Герой, Героини (в количестве – двух). А также Автор (исключительно для симметрии)
* Пренеприятное известие Диалог между супругами Дарси при получении некоего неизбежного, хоть и не слишком приятного для обоих известия. Рассказ.
* Благая весть Жизнь в Пемберли глазами Джорджианы и ее реакция на некую весьма важную для четы Дарси новость… Рассказ.
* Девушка, у которой все есть Один день из жизни мисс Джорджианы Дарси. Цикл рассказов.
* Один день из жизни мистера Коллинза Насыщенный событиями день мистера Коллинза. Рассказ.
* Один день из жизни Шарлотты Коллинз, или В страшном сне Нелегко быть женой мистера Коллинза… Рассказ.


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"




 

 

  Творческие забавы

Ольга Болгова

Наваждение

Начало     Пред. гл.

     Глава 7

 

Светофор мигнул зеленым светом, и Андрей тронул машину с места, поймав себя на том, что вслух напевает: if I could I surely would... Он ехал в сторону спального района, чтобы забрать Лизу из дома, они договорились встретиться сегодня вечером. После чудесных выходных на даче наступили будни, наполненные делами и проблемами. Они не смогли встретиться в понедельник: у Лизы оказалась срочная работа, а во вторник Глеб подбросил ей несколько клиентов. Андрей предложил ей свою помощь в качестве шофера. «Шикарно», - хихикала Лиза, - «личный шофер подвозит меня на БМВ, чтобы я могла поставить винду». А «личный шофер» весь вечер лихорадочно размышлял, куда же им направиться после. Он с усмешкой вспоминал свои слова о возможностях, которые никак не помогают ему в отношениях с Лизой, но это действительно было так. При всех его возможностях перед ними встал третий русский вопрос: где? Андрей никогда не приводил женщин к себе домой, зная какой может быть реакция бабушки и щадя чувства Даши. Фактически, все его любовные отношения прошли в чужих постелях, женщины приглашали его к себе. Сейчас все было по-иному. Ни он, ни она пригласить друг друга к себе не могли, но дело было даже не в этом. То, что он чувствовал к Лизе, совершенно не умещалось в рамки простого любовного приключения, это было нечто другое, радостное и мучительное одновременно. И сама Лиза была совсем другой, и то, что он с легкостью предложил бы другой, он не мог предложить ей. Он всегда был уверен, что нравится женщинам и, вступая в любовные связи, не испытывал особых сомнений, но сейчас, даже обладая Лизой, он не был ни в чем уверен. Измученный желанием, он, в конце концов, решился и осторожно предложил снять номер в гостинице, но Лиза решительно отвергла этот вариант, сказав, что с содроганием представляет, как она будет проходить под многозначительными взглядами обслуги. Он возразил, что на это можно было бы наплевать и, скорее всего, никто бы и не стал на нее так смотреть, но Лиза, согласившись с ним, ответила, что преодолеть это предубеждение она пока не может.
   В среду они отправились на дачу, но этот вариант пришлось отвергнуть, потому что на следующее утро они бессовестно проспали, и он опоздал на работу, а она на лекции.
   Выходные пропали безнадежно: суббота у обоих оказалась заполненной делами, а в воскресенье Лиза уехала на родительскую дачу, уступив настойчивым требованиям матери.
   «В конце концов, я просто изнасилую ее прямо в машине, как бы она не возражала», - с тоскливой усмешкой думал он.
   Андрей остановил машину возле подъезда, нажал кнопку сотового.
   − Лизонька, я приехал. Спускаешься?
   Через несколько минут Лиза вышла из подъезда. Как всегда при ее появлении у него подпрыгнуло сердце. Она нырнула в салон БМВ, устроилась на сидении, ответила на его поцелуй и со странной улыбкой посмотрела на него.
   − Что случилось? Что за загадочный взгляд?
   − Андрей, не знаю, как тебе и сказать. Женя уезжает на курсы на неделю, и вся квартира в моем распоряжении.
   Он мысленно возблагодарил ветреницу фортуну за этот нежданный дар.


Звонок. На пороге Андрей в элегантном костюме, верхняя пуговица рубашки расстегнута, в одной руке кейс, в другой - роза в тонкой бумаге.
   − Привет. Надеюсь, не ошибся адресом?
   − Заходи, - смущенно улыбаясь, сказала Лиза.
   Он вошел, поставил кейс и протянул ей розу, открыв чемоданчик достал шампанское и конфеты.
   − Да ты просто герой-соблазнитель, с розой и шампанским, – не удержалась от подколки Лиза.
   − Девушка, вас ничем не проймешь. Другие женщины... – он осекся.
   − Ладно, продолжай. Так что там с другими женщинами?
   − Э-м-м-м... Другие женщины были бы счастливы увидеть у себя на пороге мужчину с цветами и шампанским. А ты находишь это смешным? Между прочим, это - Дон Периньон, – чертики запрыгали в его глазах. – И куда мне деть эту банальную бутылку?
   Андрей прошел в комнату, с интересом оглядываясь.
   − Ого, какая интересная вещица, – он разглядывал Лизину ширму. – Откуда такое сокровище?
   − Не поверишь, но эту вещь просто выбросили, я притащила ее домой, пришлось немного реставрировать.
   − Изумительный рисунок. Если не ошибаюсь, где-то конец девятнадцатого века.
   Системник-холодильник привел его в восторг.
   − Какая ты, оказывается, талантливая, – он обнял ее и зарылся лицом в ее волосах.
   − Располагайся, сейчас будем ужинать. Только, – Лиза вспыхнула, – диван у меня очень узкий.
   − По-моему, это не недостаток, а преимущество, – сказал он, и ямочки сморщили его щеки.
   Они пили шампанское, устроившисьза кухонным столом. Лиза бросилась искать хоть какие-то подходящие бокалы для шампанского, в смятении представляя, что им придется пить Дон Периньон из стаканов. Она нашла два разнокалиберных бокала: один - толстопузый коньячный, другой – узкий на длинной тонкой ножке.
   Он потягивал шампанское, глядя на нее поверх бокала. Потом поставил его на стол, встал, протянул ей руку и сказал:
   − Пойдем.


Лиза проснулась, В комнате стояла тишина, лишь ритмично тикали часы. Андрей спал, уткнувшись в ее волосы, прижимая ее к себе. Она пошевелилась в узком пространстве между ним и спинкой дивана, пытаясь поменять положение. Он проворчал что-то и еще теснее прижал ее. Лиза повозилась, перевернувшись на спину, потянула на себя сползшее одеяло. Он проснулся, приподнял голову, сонно моргая.
   − Лиза...
   − Андрей, подожди, я повернусь. Ты, наверно, руку отлежал.
   − Да, есть немного. Погоди, ага, вот так...
   Он высвободил руку, на которой покоилась Лизина голова, потянулся, откинул одеяло
   − Я тебя предупреждала, что диван очень узкий.
   − Да? А я как-то не заметил.
   Он устроился на своей подушке, облокотив голову на локоть.
   − Какое зрелище, с ума сойти...
   Лиза смущенно потянула одеяло на себя.
   − Тебе холодно? – пророкотал он. – Сейчас согрею...
   Он протянул руку, и его ладонь пустилась в путешествие по ее груди, и ниже, ниже, по ложбинке талии к изгибу бедра.
   − Андрей! – Лиза схватила его за руку и, смеясь, попыталась вывернуться. Он потерял равновесие и свалился с дивана, увлекая за собой подушку и Лизу. Она рухнула сверху на него, он тут же обхватил ее за талию, прижимая к себе.
   − Да, диван узковат, – со смехом сказал он, ловя ее губы.


Это было так странно: мужчина в доме. Лиза просыпалась утром в объятиях Андрея, он целовал ее, царапая ее щеку легкой щетиной, вставал и шел в ванную, высокий, стройный, широкоплечий, и у нее перехватывало дыхание от этого зрелища и от мысли, что он обнимал и ласкал ее ночью. Он брился в ванной, садился напротив нее за кухонный стол и пил кофе, глядя на нее своими насмешливыми глазами, его длинные пальцы уверенно обхватывали маленькую чашку. Он одевался, завязывал галстук, поправлял свои кудри. Правда, иногда, ему приходилось одеваться и завязать галстук дважды, потому что, когда он подходил к Лизе, чтобы поцеловать ее, поцелуй слишком затягивался и плавно переходил в другие активные действия, которые заканчивались на том же злосчастном Лизином диване, после чего Андрею приходилось собирать по комнате детали своего гардероба. Его подушка хранила аромат его одеколона, смешанный с другим, его собственным мужским ароматом, и Лиза после его ухода зарывалась в нее лицом, испытывая возбуждение от этого запаха. Она, незаметно для себя, прирастала к нему всей кожей.


В конце недели позвонила Женя, чтобы сообщить, что приезжает на следующий день.
   − У меня что-то набралось много вещей. Лиз, ты не встретишь меня? Буду вечером в шесть с копейками.
   − Конечно, Женька. Сколько копеек? - сказала Лиза, ловя себя на мысли, что вместе с радостью от приезда сестры, ощущает горечь оттого, что заканчивается их с Андреем «медовая неделя».

   − Завтра приезжает Женя, поезд в пять минут седьмого, – сказала она Андрею, который читал, устроившись на диване рядом с ней.
   Он ничего не ответил, только улыбнулся, отложил книгу и притянул ее к себе.
   Она прижалась к нему, гоня от себя печальные мысли.
   «Как-нибудь все устроится, а пока у нас есть целый вечер и ночь».
   − Да, Андрей, ты не подъедешь к вокзалу завтра вечером? Надо встретить Женьку, она сказала, что у нее много вещей.
   − Конечно подъеду, без проблем.
   Они сидели, тихо переговариваясь ни о чем, словно боясь коснуться вопроса, который встал перед ними: что дальше? В комнате постепенно темнело, но они не стали зажигать свет; сумерки словно обволакивали их, обнимали своей нежной хрупкой синевой. Лизе не хотелось ни двигаться, ни говорить, просто вот так сидеть, прижавшись к нему, чувствуя на щеке его дыхание и прикосновение его руки, поигрывающей прядями ее волос. Ей хотелось, чтоб этот вечер никогда не кончался…


Андрей поставил машину на привокзальной площади и отправился искать Лизу.
   Вокзал жил своей привычной жизнью: бесконечный гул голосов время от времени перекрывался громогласным женским голосом со стальными нотками, объявляющим о прибытии и отправлении поездов, спешили в разных направлениях взволнованные и усталые пассажиры, мигали цифрами справочные табло.Андрей прошел через гулкий зал ожидания, вышел на платформу, где они договорились встретиться с Лизой, и остановился, оглядываясь.
   − Андрей! – услышал он знакомый, как всегда волнующий его голос. Лиза махнула ему рукой, он поспешил к ней.
   − Пойдем, поезд прибывает через пять минут. Думала, ты не успеешь.
   − Подожди. Он обнял ее и прижался к ее губам.
   − Андрей, ну… перестань, не увлекайся, - прошептала она. – Идем. У Жени десятый вагон, это где-то в середине состава.
   Поезд медленно вплывал под прозрачную крышу перрона. Встречающие поспешили за составом, пассажиры приникли к окнам, выглядывая знакомые лица. Десятый вагон удачно остановился прямо напротив Андрея и Лизы. Открылась дверь, проводница протирала поручни. Пассажиры посыпались из вагона, одни - радостно бросались к встречающим, другие, подхватив вещи, одиноко шагали к зданию вокзала
   Женя показалась в дверях вагона и махала им, улыбаясь. Она выгрузила вещи, обняла сестру и прошептала ей на ухо:
   − Вижу, у вас все хорошо? Я так рада.
   − Здравствуйте, Андрей!
   − Здравствуйте, Женя.
   − Спасибо, что встретили. У меня тут коробка, да и книг как всегда накупила.
   Андрей подхватил коробку и сумку и, не слушая Жениных протестов, зашагал вперед.
   − Лиза, расскажи, что, как у вас?
   − Ой, Женька, у нас все, все…В общем, я тебе не сказала перед отъездом, но он жил у нас всю эту неделю.
   − Лиза, – Женя улыбалась, но тревога мелькнула на ее лице.– А что теперь?
   − Я не знаю, ничего не знаю. Жень, но я… влипла по уши, его стало… слишком много в моей жизни. Ладно, потом. Как ты съездила?
   Андрей умчался далеко вперед. Девушки, пытаясь догнать его, заспешили, и на выходе из вокзала Женя, сбегая по ступенькам, резко столкнулась с молодым человеком.
   − Максим?
   − Женя, чуть не опоздал! Где твои вещи? – Максим обнял Женю и чмокнул ее в щеку. – Почему же ты не сообщила, когда приезжаешь?
   − Макс, здравствуй. А как ты узнал?
   − Позвонил тебе на работу. Ждал, что ты позвонишь, но так и не дождался. Едем? Лиза, привет! – только сейчас он заметил Лизу, а затем вопросительно уставился на Андрея, который стоял, молча наблюдая за ними. – А тебя, смотрю, уже встречают.
   Женя совершенно смутилась. «До чего неловкая ситуация, и никакое знание психологии не поможет. Ну что мне с ним делать? Надо все как-то объяснить, но ведь я уже пыталась, он не понимает», –растерянно думала она, не зная, какое ей принять решение.
   Все четверо молчали, глядя друг на друга.
   − Ребята, спасибо, что встретили, я... наверно, поеду с Максимом, – наконец решилась Женя. – Вы собирались куда-то? Лиза, поезжай, Максим отвезет меня. Спасибо, Андрей, извините…
   Максим решительно захватил Женины вещи, бросив на Андрея неодобрительный взгляд. Женя села в машину,Лиза и Андрей остались стоять, наблюдая, как отъезжает новенькая светло-голубая Лада.
   − Ну что, Лизонька, поехали.
   Лиза забралась в машину. Андрей положил руки на руль, задумчиво глядя на нее. Она уже знала этот взгляд, его чайно-карие глаза тянули к себе, завораживали. Он протянул руку и поправил прядку волос, упавшую ей на лицо, прижал ладонь к ее щеке, провел кончиками пальцев по шее, затем резко потянул ее к себе.
   − Ты оставил свою бритву, – прошептала Лиза, когда к ней вернулась возможность говорить.
   − Можно, она полежит там, у тебя? Я не буду ее забирать.
   − Пусть полежит. Мы куда-нибудь едем?
   − В «Пеликан»? Я страшно голоден. Во всех отношениях.
   Снова этот взгляд.
   Лиза сделала вид, что не расслышала последних слов.
   − Тогда, едем.

   Когда они вышли из кафе, теплый тихий вечер окутывал город.
   − Тепло, давай прогуляемся по набережной, – предложила Лиза, просовывая руку под локоть Андрея.
   Был тот удивительный момент, когда сумерки сгущаются, переходя от загадочной вечерней синевы к ночной черноте, и искусственный свет фонарей, реклам, окон, автомобильных фар заливает город, совершенно меняя его дневной облик. Они остановились у парапета, глядя на воду, в которой рябили блики отраженных огней.
   − Тебе не холодно? – Андрей прижал ее к себе, обнимая за плечи.
   − Нет, с тобой не холодно.
   Они замолчали, движение светящейся воды завораживало, вечерний шум города, казалось, отступил, ушел за куда-то за кулисы.
   − О чем ты думаешь?
   − Мне кажется, ты знаешь, о чем. А ты?
   − Наверно и я о том же, – грустно улыбнулась она. – Мы опять с тобой…, бездомные.
   Он ничего не ответил. В полутьме она не видела выражения его лица.


Андрей тосковал по Лизе ночами, которые стали долгими и одинокими. Он не испытывал еще подобного острого желания быть с женщиной. Они встречались урывками, ужинали вместе, он отвозил ее домой и расставался, не в силах расстаться. Он уезжал, думая о том, как она заходит в свою квартиру, готовит ужин, принимает душ, ложится спать, одна без него. Он возвращался домой после их вечерних свиданий и не находил себе места; Лиза заполнила его жизнь, за ту счастливую неделю он привык, что ночью она лежала рядом с ним, он мог обнимать и любить ее, и наслаждаться ее любовью; он тосковал по их совместным завтракам и ужинам, по вечерам, когда Лиза стучала по клавишам компьютера, время от времени с улыбкой оглядываясь на него, а он устраивался с книгой на диване, поглядывая на нее. «Я хочу жить с ней? Да, хочу, всегда. Это та женщина, с которой я хотел бы жить… прожить всю жизнь. Я… люблю ее?А ведь все очень просто, мы будем жить вместе, она станет моей женой».
   Но пока ему надо было решить насущный жизненный вопрос, и он приступил к его решению.


Екатерина Ивановна была очень обеспокоена недельным отсутствием Андрея дома. «У него есть женщина, о которой я ничего не знаю. Что это за женщина? Насколько там все серьезно?» - эти мысли не давали ей покоя. Переживая из-за подвешенного холостяцкого существования внука, онапериодически делала безуспешные, к ее огорчению, попытки свести его с дочерьми своих знакомых.Обсуждать этот вопрос с внуком было очень сложно, потому что он не признавал никаких вмешательств в свою личную жизнь, и Екатерина Ивановна, несмотря на то, что характер имела не слабый, вряд ли могла как-то повлиять на него. После трагической гибели сына и невестки и внезапного отъезда Андрея в никуда, когда она, оставшись одна с двухлетней Дашей, ничего не знала о нем, получая от него лишь короткие телеграммы и редкие письма, любовь к внуку и беспокойство за его судьбу приобрели у нее почти маниакальный характер. Несколько лет назад Андрей женился на своей однокурснице, но прожили они вместе всего полгода, и Екатерина Ивановна так и не узнала истинных причин их скорого развода. Выведать что-то у внука оказалось невозможным, а бывшая его жена почти сразу вышла замуж и уехала из города.

   − Андрюша, – сказал Екатерина Ивановна, входя в библиотеку, где опять, погрузившись в размышления, скрылся ее внук, – мне нужно поговорить с тобой.
   − О чем, ба?
   − Надеюсь, ты догадываешься о чем? – Екатерина Ивановна устроилась на диване и внимательно посмотрела на Андрея. – Тебя не было дома целую неделю, и ты так и не соизволил объяснить, где ты был, хотя, я естественно, понимаю, что здесь замешана женщина.
   − Ба, я далеко не маленький мальчик, и сам разберусь со своей личной жизнью и не собираюсь…
   − Подожди, – перебила она его. –Ты мой внук, и мне не безразлично, где и с кем ты проводишь время. Тебе пора жениться, а не распыляться на неизвестно каких женщин. Я всегда надеялась, что ты подберешь себе в жены достойную девушку.
   − Что ты имеешь в виду, говоря «достойная»? – отрезал Андрей.
   − Я имею в виду хорошую умную девушку из хорошей семьи.
   − Бабуль, я не собираюсь жениться на дочерях твоих знакомых.
   − Но это девушки нашего круга, воспитанные, умеющие себя вести, красивые...
   − Я уже был женат на женщине из нашего круга, с меня достаточно. Но дело даже не в этом. Извини, но я просто не хочу это обсуждать.
   − Андрюша, – бабушка обиженно выпрямилась и встала с дивана. – Ты как всегда уходишь от разговора, но меня очень тревожит твое теперешнее состояние. Надеюсь, что ты не делаешь серьезной ошибки.
   − Ба, ты ничего о ней не знаешь.
   − Именно это меня и беспокоит.


На выходные Андрей с Лизой отправились на дачу в Пемберово. С утра в субботу зарядил мелкий дождик, который так и лил два дня, не переставая. Сначала они забрались в постель, потом побродили под дождем по мокрому лесу, запаковавшись в прозрачные дождевики, которые нашлись на даче. Вернувшись, пили на кухне чай с коньяком, вместе готовили ужин, хохоча и шутливо переругиваясь. Андрей затопил камин в гостиной, и они устроились перед ним на диване с вином и закусками. Потрескивали дрова, пламя бросало загадочные блики на стены светлого дерева, шумел дождь за окном. Это было счастье: то ощущение, когда хочется остановить время, когда кажется, что лучше уже быть не может, когда нет ни прошлого, ни будущего, а только этот хрупкий миг, когда маленькая комната, блики пламени на стенах, шум дождя за окном и человек, сидящий рядом, становятся центром мироздания.
   Они разговаривали, перепрыгивая с темы на тему. Лиза выспрашивала Андрея про его скитания, он рассказывал ей, с каким-то удовольствием погружаясь в воспоминания, иногда горькие, иногда и забавные.
   − Знаешь, – сказала Лиза, когда они, наговорившись, замолчали, – для полного счастья мне не хватает только танца.
   − Ты счастлива? – он мягко улыбнулся. – Сейчас потанцуем. Что ты любишь?
   Он встал и направился к музыкальному центру, возле которого стояли полочки, заполненные коробками с СД.
   − Моя сестра последнее время невероятно увлеклась танцами, – сказала Лиза.
   − Женя? – он обернулся.
   − Да. Ты знаешь, она встречается с твоим приятелем, Игорем, а он, оказывается, замечательно танцует.
   Андрей рассматривал диски и, помолчав, ответил:
   − Игорь? Да, у него есть такой талант. Как ты смотришь на это? «Love me tender»...
   − Пресли? Ой, очень люблю его, а эту - особенно.
   Андрей вставил диск в лоток проигрывателя, и мягкие нежные звуки полились по комнате.
   − Вы меня приглашали, сударыня?
   − Да, сударь, – Лиза ухватилась за его руку и поднялась с дивана.
   Love me tender, love me true, all my dreams fufill... - они так и простояли не двигаясь, прижавшись друг к другу, пока не отзвучали последние такты песни.

   − Лизонька, какие у тебя планы на вторник? – голос Андрея вернул Лизу к действительности.
   − На вечер? Пока никаких, кроме... тебя.
   − Ты придешь ко мне?
   − К тебе?
   − Да, приглашаю тебя на ужин ко мне домой, познакомишься с моей бабушкой, с Дашей ты уже знакома.
   Лиза внимательно взглянула на него.
   − Ты приглашаешь меня на семейный ужин?
   − Да.
   − Ты хочешь познакомить меня со своей бабушкой? Хотя, я уже встречалась с нею.
   − Я помню. Да, хочу познакомить. Тебя что-то тревожит? Ты придешь?
   − Да, конечно.


Рабочий день закончился, Женя надела плащ, еще раз критически взглянула на себя в зеркало, поправила волосы и, оглядев напоследок кабинет, вышла. «Наверно, он опять ждет меня», - с какой-то тоской думала она, спускаясь по лестнице в холл. Положение становилось совершенно невыносимым. Получалось, что она встречалась с двумя мужчинами одновременно и не потому, что не могла сделать выбор или держала одного из них про запас, а из-за излишней мягкости своего характера. Игорь очень нравился ей, даже больше чем нравился. Его легкий характер, жизнерадостность, искренность, да и, в конце концов, умение танцевать невероятно подкупили всегда сдержанную Женю. Он внес радостный беспорядок, суматоху в ее размеренную упорядоченную жизнь. Он, – очень общительный и иногда даже болтливый, – говорил, а она слушала, водил ее в невероятные места, о существовании которых она даже не подозревала. Однажды он затащил ее на спектакль молодежного театра, феерическую буффонаду, и Женя с удивлением обнаружила, что все это ей очень нравится. Он самозабвенно учил ее танцевать, и их танцевальные вечера постепенно стали для нее просто необходимыми. Когда он прижимал ее к себе в страстном танго или медленном фокстроте, ей хотелось, чтобы он поцеловал ее, и это случилось, когда они однажды, как обычно, поздним вечером, вышли из клуба. Они прошли несколько шагов по улице, Игорь остановился, глядя на нее своими зеленоватыми смеющимися глазами, потом прижал к себе и поцеловал, быстро и пылко. Женя и ждала и не ожидала этого, смешалась, удивляясь собственному какому-то юношескому смущению, он воспринял ее замешательство как поощрение и повторил свой поцелуй с тем же энтузиазмом.
   «Женя, ты ужасно нравишься мне, ты такая, такая, замечательная девушка», – сказал он. «Ты мне тоже… нравишься», – ответила она. Он словно растопил спрятанную в ней снежную королеву. Уехав на курсы, она обнаружила, что ей не хватает его, что она скучает по их встречам, по его шуточкам, по их движениям по танцполу.
    Максим же упорно продолжал возить ее на работу и домой, и она, встречаясь с Игорем, не могла избавиться от чувства вины перед преданностью Максима. «Ну просто по Фрейду», – сказала ей Лиза, когда Женя поделилась с ней своими переживаниями.

   Женя попрощалась с коллегами, отправляющимися по домам, и вышла на улицу. Голубая Лада дежурила на своем месте. «Решено, сегодня скажу ему все, и, Лиза права, надо быть жесткой, иначе это никогда не закончится». Она решительно направилась в сторону ожидающего ее Максима и села в машину.
   − Женя, тебя домой или, может, съездим куда-нибудь?
   − Максим, нам нужно серьезно поговорить.
   − О чем, Женя?
   Он с улыбкой смотрел на нее, и слова, которые Женя готовилась сказать ему, обдумывая фразы целый день, застыли у нее на губах.
   − Женя, ты выйдешь за меня замуж? – вдруг быстро спросил он.
   Она растерялась, хотя вопрос и не был для нее неожиданным. «Женя, соберись! Да, тебе придется обидеть его, но другого выхода у тебя все равно нет», – сказала она себе.
   − Максим, это приятно, что ты делаешь мне предложение.
   Его глаза радостно блеснули.
   − Но.., но я не могу принять его, я не могу выйти за тебя замуж... – она словно нырнула в холодную воду.
   − Почему? Я люблю тебя, я столько времени жду… Женя?
   − Максим, да, ты любишь, но ты ни разу не спросил: люблю ли тебя я?
   − Ты... не любишь? Но это не страшно, мы хорошо знаем друг друга, я сделаю все, чтобы ты полюбила меня.
   − Максим, да, мы давно знакомы, и я люблю тебя… как друга, но я не могу… не могу выйти замуж за тебя.
   Он помрачнел, кусая губы, она увидела, как побелели костяшки его пальцев, сжимающие руль.
   − У тебя кто-то есть? Признайся, кто-то есть?
   Женя вздохнула, она знала, что это будет тяжело, но что настолько…
   − Да, есть, – наконец ответила она.
   − Ты... любишь его?
   − Да, люблю, – неожиданно для самой себя ответила она, вспыхивая.
   − Как ты могла? Я столько времени… и вдруг появляется какой-то... какой-то...
   − Максим, все, прости, – говорить дальше было невыносимо, она словно резала по-живому, – прости меня, и прошу тебя: не надо заезжать за мной по утрам, я очень тебя прошу.
   Слезы подступили к горлу, она закашлялась, рванула ручку двери.
   − Я пойду, Максим, прости.
   Женя выскочила из машины и бросилась к остановке. К счастью, как раз подошел автобус, и она, даже не взглянув на номер маршрута, заскочила внутрь. «Все, это все», – подумала она то ли с облегчением, то ли с тоской.
   Женя не помнила, как добралась до дома, всю дорогу мысленно прокручивая этот отчаянный разговор. Она открыла дверь, вошла в квартиру и, не раздеваясь, бросилась на диван, больше ничто не мешало ее слезам вырваться наружу.
   Когда вернулась Лиза, поздно, как обычно в последнее время, Женя уже успокоилась и привела себя в порядок, насколько это было возможно после пролитых слез. Лиза вошла в комнату, как-то рассеянно оглядываясь, на раскрасневшемся лице – невероятно томное мечтательное выражение.
   − Женька, привет! Есть не буду, хочу спать, но работы по горло, все забросила, сидеть мне сегодня полночи...
   − Лиза, у тебя вид совершенно невменяемый...И на тебе новая юбка! Отлично смотрится! И туфли! Лиза, ты изменила своим любимым джинсам? Наконец-то, у тебя ведь такие чудные ноги!
   Лиза действительно изменила джинсам, обнаружив какое восхищение вызывают у Андрея женственные наряды, а его высказывания по поводу ее ног она бы предпочла не повторять вслух.
   − Ага, я и есть невменяемая... и у меня целых две новых юбки… я потратила все, что заработала, сижу на мели… – пропела Лиза, мечтательно улыбаясь.
   − Лиза, ты какая-то вся ... зацелованная...
   Раскрасневшиеся щеки Лизы стали пунцовыми.
   − Жень, ну ты и скажешь… хотя, ты совершенно права, так и есть, господи, как хорошо… – она осеклась, заметив странно припухшее лицо сестры. – Женька, что-то случилось? Ты плакала?
   − Лиза, сядь, сейчас все расскажу. Или лучше, пойдем, все-таки выпьем чаю.
   Они устроились на кухне, Женя заварила чай, достала спасительную шоколадку. После небольшой суеты сестры уселись за стол, потягивая ароматный чай из кружек. Лиза вопросительно поглядывала на сестру, ожидая, когда та начнет свой рассказ.
   − В общем, я рассталась с Максимом…
   − Рассталась? И как ты это сделала?
   − Он позвал меня замуж, ну и я отказала ему. Наверно, ужасно грубо получилось, и…я не знаю, как он это переживет…
   − Слава Богу! – воскликнула Лиза. – Ой, прости, но с этим надо было что-то делать. Как переживет? Переживет, мужики они толстокожие.
   − Не скажи. В некоторых случаях, они бывают чувствительнее нас.
   − Ой, Жень, только не надо лекции по психологии! Что теперь выходить замуж за каждого, кто сделал предложение, чтобы не обидеть?
   − Знаешь, я чувствую себя очень виноватой перед ним. Ведь, соглашаясь встречаться с ним, я поощряла его, и сама загнала себя и его в угол.
   − Угу, в угол, конечно. Зато теперь выбралась из угла, с чем тебя и поздравляю. Кстати по сабжу, как там у тебя с твоим Хиггинсом дела?
   − Лизавета, хватит подколок! – Женя улыбнулась. – Игорь прекрасно танцует, ты не представляешь, как чудесно, когда мужчина умеет танцевать.
   − Просто не верю, что такие ископаемые еще существуют. Женя, прости, я сейчас вокруг мало что замечаю, но у вас, я так понимаю, все идет, как надо. Он тебе нравится?
   Женя, помолчав, ответила:
   − Да, очень нравится.
   − Надо же, как нас с тобой одновременно накрыло.
   Лиза отодвинула опустевшую кружку и, подперев пылающие щеки ладонями, блестя глазами, с улыбкой уставилась на сестру.
   − Да, а твой бурный роман… Насколько все серьезно, Лиза?
   − Ой, Жень, не знаю… для меня, наверно, серьезно. И у меня есть новости: во-первых, Андрей пригласил меня к себе домой, на семейный ужин, так сказать…
   − Ого, будешь знакомиться с его бабушкой? Впечатляет. У него далеко идущие планы?
   − Не знаю... Побаиваюсь его бабушки.
   − Ничего, ты у нас девочка умная, справишься, – усмехнулась Женя. – Продумаем наряд и стиль поведения.
   − Женька, иди ты, опять начинаешь!
   − Хорошо, но что ты собираешься надеть?
   − Юбку и какую-то блузку, построже.
   − Разумное решение. А что, во-вторых?
   − Во-вторых, мне предложили делать реальную дипломную работу. Сегодня Гайдин пригласил к себе четырех человек с нашего курса и меня в том числе. Город и «Стройпроект» выделил какие-то средства и в рамках программы поддержки молодых архитекторов, – оказывается, есть такая, никогда бы не подумала, – нам предложено разработать проекты детского спортивного центра. Будет конкурс, и проект победителя будет реализован. Представляешь? Это пойдет, как диплом.
   − Отлично! Лиза, как я рада за тебя! Только…
   − Что только?
   − А в таком состоянии ты сможешь всерьез работать над проектом? У тебя же все мысли направлены совершенно в другую сторону.
   Лиза состроила обиженную гримасу.
   − И что же это ты имеешь в виду? И почему это я не смогу? Никакой мужчина, если ты об этом, не может повлиять на мои профессиональные навыки, – торжественно пропела она.
   − Не дурачься, я же серьезно.
   − Все будет хорошо, Жень. Кстати, у Марьи скоро день рождения, надо придумать, что подарить.
   − Да, – ответила Женя. – И мама звонила сегодня, жалуется на девчонок, особенно на Лиду, у нее там какие-то проблемы с очередным парнем. По-моему, ее давно пора выдавать замуж, может, тогда успокоится.
   − Да уж, успокоится она, неуемная наша, – вздохнула Лиза.


(продолжение)

январь, 2008 г.

Copyright © 2007 - 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004 apropospage.ru


            Rambler's Top100