графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки




Озон


Наташа Ростова - идеал русской женщины?

«Можете представить - мне никогда не нравилась Наташа Ростова. Она казалась мне взбалмошной, эгоистичной девчонкой, недалекой и недоброй...»


Слово в защиту... любовного романа

«Вокруг этого жанра доброхотами от литературы создана почти нестерпимая атмосфера, благодаря чему в обывательском представлении сложилось мнение о любовном романе, как о смеси "примитивного сюжета, скудных мыслей, надуманных переживаний, слюней и плохой эротики"...»


Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки?

«Собственно любовный роман - как жанр литературы - появился совсем недавно. По крайней мере, в России. Были детективы, фантастика, даже фэнтези и иронический детектив, но еще лет 10-15 назад не было ни такого понятия - любовный роман, ни даже намека на него...»

К публикации романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» в клубе «Литературные забавы»

«Когда речь заходит о трех книгах, которые мы можем захватить с собой на необитаемый остров, две из них у меня меняются в зависимости от ситуации и настроения. Это могут быть «Робинзон Крузо» и «Двенадцать стульев», «Три мушкетера» и новеллы О'Генри, «Мастер и Маргарита» и Библия...
Третья книга остается неизменной при всех вариантах - роман Джейн Остин «Гордость и предубеждение»...»

Ревность или предубеждение?

«Литература как раз то ристалище, где мужчины с чувством превосходства и собственного достоинства смотрят на затесавшихся в свои до недавнего времени плотные ряды женщин, с легким оттенком презрения величая все, что выходит из-под пера женщины, «дамской" литературой»...»

Вирджиния Вулф
Русская точка зрения

«Если уж мы часто сомневаемся, могут ли французы или американцы, у которых столько с нами общего, понимать английскую литературу, мы должны еще больше сомневаться относительно того, могут ли англичане, несмотря на весь свой энтузиазм, понимать русскую литературу…»


Джейн Остен

«...мы знаем о Джейн Остен немного из каких-то пересудов, немного из писем и, конечно, из ее книг...»


Читайте
любовные романы:

  Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь - «Мой нежный повар»
  Развод… Жизненная катастрофа или начало нового пути? - «Записки совы»
  Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте - «Все кувырком»
  Даже потеря под Новый год может странным образом превратиться в находку - «Новогодняя история»
  История о том, как найти и не потерять свою судьбу... - «Русские каникулы»
  Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки? - «Пинг-понг»
Цена крови
В поисках принца

Pоманы Джейн Остин:

- "Мэнсфилд-парк"
- "Гордость и предубеждение"
- "Нортенгерское аббатство"
- "Чувство и чувствительность" ("Разум и чувство")
- "Эмма"


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше...»


О путешествиях и путешественниках:

Я опять хочу Париж! «Я любила тебя всегда, всю жизнь, с самого детства, зачитываясь Дюма и Жюлем Верном. Эта любовь со мной и сейчас, когда я сижу...»
История Белозерского края
Венгерские впечатления
Болгария за окном
Путешествие на "КОН-ТИКИ"
Тайна острова Пасхи


Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"





Творческие забавы

Детективные истории


Enigma
Редактор: Бэла


Как мистер Киббл раскрыл тайну
Госкомбского поместья

 

Глава 1

Череда дел, удачно распутанных за последнее время мистером Кибблом, старшим служащим Вестминстерского магистрата, позволила ему испросить у начальства одну неделю отдыха, которую он решил провести в графстве Уэст-Мидлендс, у сэра Персиваля Глайда. Тем более что его друг, мистер Уильям Фэрли, приходящийся владельцу поместья Госкомб племянником, давно приглашал его посетить сей благословенный край.

Первое время своего пребывания в Госкомбе мистер Киббл был лишен возможности изучить красоты местной природы из-за проливного дождя, три дня не выпускавшего никого из дома. Сэр Персиваль, также изнывающий от ливня и скучающий по охоте, развлекался тем, что донимал своего столичного гостя вопросами о методах раскрытия преступлений - в общем, и о делах, в которых мистер Киббл имел честь участвовать лично, - в частности. При этом хозяин дома сопровождал беседы изрядными порциями эля и деревенского вина, что приводило его к вечеру в совершенно невменяемое состояние. Мистер Киббл тактично не обращал внимания на столь нелицеприятное зрелище, но в душе молился, чтобы поскорее наладилась погода и можно было проводить время где-нибудь в тени госкомбских дубовых рощ или на речке, с удочкой.

Наконец, на утро четвертого дня боги решили внять его молитвам, потому как тучи растворились, высвободив ярко-синее сентябрьское небо. За завтраком Уильям Фэрли поспешил пригласить своего друга на конную прогулку по лесам вокруг поместья, пока сэр Персиваль не опередил его со своим полупредложением - полуприказом поохотиться вместе с ним.

Теплые лучи осеннего солнца, пробивающиеся сквозь листву, приятно щекотали его лицо, отчего мистер Киббл довольно жмурился. Мурлыкая под нос какой-то незатейливый мотив, он неспешно правил своей лошадкой по заброшенной дороге, случайно обнаруженной в лесу, и улыбался погожему дню. Семенивший следом пегий конь мистера Фэрли норовил несколько раз рвануть вскачь, но тут же осекался под натянутыми поводьями и был вынужден подстраиваться под неторопливый шаг плетущейся впереди лошади.

Нисколько не сожалея об отказе сэру Персивалю, друзья с удовольствием любовались окружавшим их живописным желто-багряным лесом и убегавшей вдаль дорогой.

- Друг мой, - Уильям в очередной раз дернул поводья, осаживая коня, - я вот что хотел вам сказать.… Позвольте извиниться за моего дядю, если он расстроил вас своим вчерашним… хммм,… а впрочем, - и позавчерашним, и третьего дня - поведением.

- О чем вы, Фэрли? - мистер Киббл обернулся и непонимающе глянул на собеседника.

- Я о дядином пристрастии к спиртному. Как наступает сентябрь, так все повторяется вновь.… И это уже который год! Мне крайне неловко, что ваш долгожданный отдых мог быть омрачен вынужденным соседством с человеком, страдающим от тяжелых душевных ран, - мистер Фэрли печально вздохнул. Он замолк на несколько мгновений, будто собираясь с мыслями, и затем продолжил:

- Думаю, мне лучше объясниться! Это старая семейная история. Я был тогда еще совсем мал, чтобы что-то запомнить, но двадцать лет назад сэра Персиваля Глайда бросила его горячо любимая жена. Говорят, она бессовестно сбежала с соседом в неизвестном направлении. Он их долго искал по всей Англии, но все напрасно. А спустя какое-то время женился на жене соседа: миссис Катерик, бедняжка, тогда чуть с ума от горя не сошла после потери мужа, и сэр Персиваль просто спас ее своим предложением.

- Какая печальная история, - мистер Киббл сочувственно покачал головой, - и не стоит извинений! Не каждому дано достойно пережить подобную ситуацию! А ваш дядя еще держится молодцом.

- Да, пожалуй, вы правы! Дядя - стойкий человек! Ведь, даже несмотря на горькую судьбу… - Фэрли снова вздохнул, - он всегда был добр со мной. И потом, нам с вами недолго осталось терпеть его неприглядное состояние. Сегодня все закончится!

- Почему именно сегодня? - брови мистера Киббла удивленно поползли вверх.

- Пятого сентября… - Уильям задумался на секунду, - …все случилось пятого сентября, двадцать лет назад. А сегодня именно пятое сентября! И каждый год сэр Персиваль оплакивает утрату ровно до пятого сентября. Будто исполняет одному ему известный ритуал…

- Друг мой, - мистер Киббл понимающе кивнул приятелю, - давайте забудем об этой истории! С моей стороны, право, нет никаких претензий! Вы и ваш дядя исключительно гостеприимны и радушны, чтобы я мог быть чем-то недоволен.

Тронув лошадей, они снова продолжили путь, но, отягощенные думами о разыгравшейся когда-то давным-давно драме, оба всадника и не заметили, как выехали на заросшую лесную поляну, бывшую когда-то, по всей видимости, подъездной дорогой к чьей-то усадьбе. Сама усадьба имела довольно печальный вид, громоздясь теперь перед изумленными взорами путников обвалившимися то там, то сям стенами и крышей, затянутая буйной порослью диких трав и кустарника. Было решено незамедлительно исследовать это таинственное место, тем более что до обеда еще оставалось достаточно свободного времени.

Спешившись и привязав лошадей к дереву на опушке, друзья неторопливо прошли к тяжелым входным воротам. На каждой их створке красовались две доски в виде креста. Какое-то старое объявление двадцатилетней давности, прибитое к воротам, свидетельствовало, что с того времени никто не переступал их порога.

Уильям вырвал из проржавевшей решетки, окружавшей замок, железный стержень и употребил его в качестве лома. Гнилые доски сдали, и под одной из них оказалась замочная скважина. Он попытался открыть замок при помощи небольшого охотничьего ножа, вытянутого из-за голенища сапога. Вскоре ему это удалось, и ворота распахнулись, а за ними показалась площадка, сплошь заросшая вереском. Она пролегала до полуразвалившегося длинного здания, над углами которого возвышались четыре башенки. На самом верху было возведено нечто вроде бельведера-балкона.

Друзья поднялись по разрушенному временем крыльцу, откуда внутрь замка вела дверь, точно так же забитая досками крест-накрест, и, снова применив лом, они вошли в вестибюль, пол которого был выложен черными и белыми плитками. По периметру вестибюля была расставлена старая мебель, местами погрызенная мышами и покрытая внушительным слоем пыли. Над дверьми в следующую комнату располагался герб, изображавший орла, вцепившегося в груду камней, и очевидно принадлежащий хозяевам заброшенного замка. Отовсюду свисала паутина.

- Вероятно, это дверь в гостиную, - заметил мистер Киббл.

Эту дверь открыть было труднее, и им пришлось вдвоем навалиться на нее, прежде чем она отворилась.

- Слушайте! - вдруг воскликнул мистер Фэрли. - В самом деле, это странно.

- Что такое? - спросил мистер Киббл, прислушавшись к царившей вокруг темноте.

- Слушайте, слушайте, - повторял удивленный Уильям. - О! Неужели это возможно?

Теперь они слышали невдалеке сухой шум, повторяющиеся через секунду удары, которые при внимательном вслушивании воспринимались, как мерный ход, регулярное "тик-так" стенных часов. Казалось совершенно необъяснимым, каким образом, каким чудом часы продолжали жить в этом мертвом царстве. Непонятное, таинственное явление, какая-то загадка.

- Однако, - отчего-то шепотом вымолвил Фэрли, - ведь сюда никто не входил.

- Никто, - отозвался его друг.

- Нельзя допустить, что эти часы шли в течение двадцати лет без завода.

- Нельзя, конечно.

- Тогда…?! - вопрос Уильяма так и завис в воздухе, уж больно неправдоподобным казалось происходящее вокруг.

Мистер Фэрли открыл все три окна и сбил ставни. Они, действительно, находились в гостиной. И здесь царил полный порядок: стулья были на своих местах, вся мебель - налицо. Жильцы этой комнаты, уезжая, очевидно, ничего с собой не захватили: ни книг, ни разных безделушек.

Мистер Киббл осматривал старые стенные часы, заключенные в высокий деревянный футляр. Через овальное стекло можно было видеть диск маятника. Он открыл дверцы: гири часов находились в конце своего пути.

В этот момент часы зашипели и затем отчетливо пробили пять раз.

- Какое чудо! - вымолвил Уильям, подходя к своему спутнику.

- Действительно, чудо, - подтвердил тот, - ведь простой механизм этих часов лишь с недельным заводом.

- И вы ничего не находите в этом странного?

- Как сказать… Впрочем… - мистер Киббл наклонился и вынул из футляра металлическую трубку, скрытую за гирями.

- Подзорная труба, - проговорил он задумчиво, - зачем ее спрятали?.. Странно! Что бы это значило?

Мистер Киббл закрыл футляр часов и со своей находкой в руках продолжил осмотр. Комната, в которой они находились, сообщалась широкой аркой с другой комнатой, видимо курительной, тоже меблированной. Там же стоял пустой станок для ружей, а на письменном столике у окна лежало несколько писем. Верхнее из них, едва начатое, было датировано пятым сентября 179* года.

- Друг мой, - воскликнул он с удивлением, - то же число, что и сегодня… Какое странное совпадение!

- Удивительно, - проговорил Фэрли. - Годовщина их побега… Ничего не понимаю, что это за дом? Неужели он как-то связан с нашей семейной трагедией?! Это все необъяснимо.

- Конечно-конечно, хотя…

- У вас какая-то мысль?

Мистер Киббл ответил через несколько секунд:

- Меня интригует эта подзорная труба… Каково было ее назначение? Из окон можно увидеть лишь деревья сада, горизонта нет… Чтобы воспользоваться этим инструментом, надо было взобраться выше… - он машинально поднял голову к потолку. - Давайте поднимемся?

Преодолев главную лестницу, друзья добрались до винтовой лестницы, которая вела на верхний бельведер-балкон, имевший вид террасы, окруженной парапетом в два метра вышиной.

- Когда-то, видимо, этот парапет был составлен из зубцов, которые потом уничтожили. Были тут раньше и бойницы, а теперь они заделаны.

- Во всяком случае, - ответил Уильям, - здесь подзорная труба тоже не могла применяться. Нам остается только спуститься вниз.

- Я другого мнения, - возразил ему мистер Киббл. - Логически рассуждая, можно прийти к выводу, что именно отсюда видны окрестности и именно здесь пользовались этой подзорной трубой.

С помощью Фэрли он влез на парапет и окинул взглядом всю округу. На некотором расстоянии от замка - примерно в тысяче ярдов - виднелась другая полуразвалившаяся башня, очень низкая, вся обвитая плющом.

Спустившись вновь на балкон, он продолжил осмотр. Казалось, что мистер Киббл искал разрешения загадки именно в подзорной трубе, стараясь понять, каким образом и для чего она применялась. Исследовав все бойницы, он обратил особенное внимание на одну из них, вернее, то место, где она раньше находилась. Там, в известке, которой была заделана прежняя бойница, угадывалось углубление, наполненное землей с проросшей из нее травой. Он вырвал траву, и, очистив углубление, имевшее дюймов восемь в диаметре, наклонился вперед, чтобы убедиться в том, что это углубление и есть то отверстие, которое давало возможность видеть всю окрестность, а также и башню, увитую плющом. Оказалось, что подзорная труба свободно входила в это отверстие, так плотно прилегая к нему, что ее нельзя было повернуть ни вправо, ни влево.

Мистер Киббл вытер стекла трубы и приложил к ней глаз. Несколько секунд он молчал и затем проговорил взволнованным голосом:

- Это ужасно… Право, ужасно…

- В чем дело? - мистер Фэрли явно забеспокоился.

- Смотрите…

Глава 2

Мистер Киббл отошел в сторону, уступив другу место у подзорной трубы. Уильям, взглянув в нее, вымолвил с содроганием:

- Это же два чучела! - и в недоумении обернулся к сыщику. - Там висят два чучела! Но кто их повесил и, главное, зачем?

- Посмотрите, - повторил мистер Киббл, - посмотрите внимательнее. Под шляпами… лица.

- О! - в крайнем волнении отозвался Фэрли, снова прильнув к окуляру. - Это чудовищно!

Верхняя площадка развалившейся башни, отчетливо просматриваемая теперь через увеличительные стекла, была окружена с одной стороны кирпичной стеной, заросшей мхом, и являлась как бы фоном для печального зрелища. На площадке, среди мелкой поросли кустарника и травы можно было различить мужскую и женскую фигуры, прислоненные к груде камней. Но можно ли было назвать два чучела мужчиной и женщиной? Да, они были облачены в соответствующие платья и шляпы, но были без глаз, щек, губ, одним словом, очень походили на два скелета.

- Скелеты… - дрожащим голосом прошептал Уильям, - два скелета, покрытые лохмотьями… Но кто мог их сюда принести?

- Никто.

- Почему вы так решили?

- Эти люди, вероятно, много лет тому назад умерли там, на башне. Тела их разложились, и вороны полакомились ими.

- Ужасно! - с отвращением сказал Фэрли. - Но почему вы уверены, что несчастные погибли на башне, а не в другом месте? Например, их могли убить в этом доме, а трупы впоследствии убийца спрятал наверху башни. Как вам такой поворот событий?!

Вопрос остался без ответа. Уильям продолжил:

- Уму непостижимо! Я и не подозревал, что наша тихая скучная округа, где за полвека не случилось ничего предосудительного, ну, кроме побега жены сэра Персиваля, способна таить такое ужасное преступление! Вы как-то можете это объяснить?!

- Пока нет. Думаю, что произошел несчастный случай, хотя и вы в чем-то правы, говоря об убийстве. Тут надо подумать, опросить местных жителей… А, впрочем…, - осененный внезапной мыслью, мистер Киббл вновь заглянул в подзорную трубу, - …если посмотреть с этой стороны… Очевидно, что…

Он на несколько минут погрузился в размышления, бессознательно прохаживаясь туда-обратно вдоль парапета и бормоча что-то под нос. Наконец, лицо его приняло более спокойное выражение, и, махнув Уильяму рукой, он поспешил спуститься вниз.

- Вы забыли трубу, - последовавший за ним мистер Фэрли непонимающе посмотрел на приятеля, перебирающего бумаги на столике в курительной комнате.

- Она нам больше не потребуется! - мистер Киббл сосредоточенно изучал пожелтевшие листки, возвращая некоторые из них обратно в стопку. Три письма он отобрал и положил к себе в карман сюртука. - Друг мой, скажите… А где сейчас находится ваша тетушка?

- Леди Элеонора? - Фэрли недоуменно воззрился на сыщика. - Она отдыхает в Пэйнтоне, на побережье… Каждый год, в начале сентября тетя поправляет свои расшатанные нервы морским воздухом. Кстати, завтра она возвращается, я вас обязательно познакомлю. А почему вы спросили о ней?!

- Просто так, Уильям… Просто так…

Через полчаса приятели покинули таинственный замок. Перед этим они попытались осмотреть и старую башню со страшной находкой наверху, но пробраться туда оказалось невозможным. Единственная деревянная лестница, ведущая внутрь, была разрушена. Стена же, идущая от основной усадьбы, обвалилась, не доходя пары ярдов до башни, так что трудно было достать даже до ее нижних окон.

На обратном пути в Госкомб они ненадолго завернули в ближайший деревенский трактир, в котором Фэрли, не удержавшись от охватившего его интереса к найденным телам, обратился к хозяину за разъяснениями. Но тот недавно приехал в эту местность и не знал не только имени владельца заброшенного поместья, но и что оно вообще существует.

Мистер Киббл же, напротив, сохранял спокойствие и был совершенно невозмутим, когда Уильям еще несколько раз по дороге вспоминал о кошмарном зрелище. Он лишь весело отшучивался и как будто избегал касаться этой темы.

- Надо непременно распутать тайну замка! - наконец с нетерпением воскликнул Фэрли. - Неужели вам безразлично, кто были эти люди и что с ними приключилось?!

- Отнюдь, мой друг! Мы столкнулись лицом к лицу с загадкой, которая меня глубоко заинтересовала.

- И каковы теперь ваши намерения?

- Мои намерения?

- Да, ведь мы видели два трупа. А вдруг, действительно, совершено убийство?! Вы, вероятно, поспешите предупредить об этом власти?

- О, боги! - ответил мистер Киббл со смехом. - Зачем? Нам для этого никто не нужен. Считайте, что власть в моем лице уже занялась этим делом!

- Но вы же приехали отдохнуть, а не работать?!

- Не вижу препятствий совместить приятное с полезным! - весело парировал мистер Киббл. - Тем более что дело может оказаться проще, чем представилось нам на первый взгляд.

Фэрли с удивлением посмотрел на товарища, думая, что над ним подшучивают. Но вид у того вдруг сделался серьезным:

- Не волнуйтесь, прошу вас! - мистер Киббл поспешил успокоить друга. - Разгадка тайны заброшенного замка очевидна, за исключением некоторых мелочей. Мне кажется, что я читаю книгу, дополненную богатыми иллюстрациями. Но пока не могу ничего вам рассказать. Потерпите несколько дней, друг мой!

Было видно, что он уже постиг смысл случившегося, но по каким-то причинам предпочитает об этом не распространяться. Мистер Фэрли отступился с вопросами, и остаток пути до дома путники проделали в полной тишине, размышляя каждый о своем.

Вечером, после ужина, проведенного без сэра Персиваля, все еще пропадающего на охоте, друзья расположились в библиотеке. Мистер Фэрли устроился в кресле с увесистой книгой в руках, хотя со стороны было заметно, что содержание оной совсем его не занимает. Он явно не мог забыть увиденного сегодня днем и жаждал обсудить это со своим другом. Но мистер Киббл хранил молчание и внимательно изучал письма, захваченные им из замка. Он несколько раз перечитал тексты писем и теперь тщательно рассматривал сургучную печать, когда-то скреплявшую одно из них. Наконец, он спросил:

- Фэрли, вы не замечали чего-либо странного в отношениях между вашим дядей и леди Элеонорой?

- Странного?! Как будто бы нет… - но, подумав, продолжил, - смотря что вы имели ввиду под словом "странный".

- Они любят друг друга? Как вам кажется?

- Сложно сказать… Скорее, да, чем нет. Если, конечно, можно назвать любовью чувства двух людей, живущих практически параллельно друг другу.

- Что вы хотите этим сказать? - мистер Киббл заметно оживился.

- Не поймите меня неправильно! Их отношения выглядят спокойными, надежными и отличаются взаимной вежливостью и уважением. По крайней мере, когда они на виду… Но можно ли назвать такой союз любовью?! Порой мне кажется, что тетушка намеренно избегает общества сэра Персиваля, а он, в свою очередь, допоздна пропадает на охоте…

- Понятно. Они часто ссорятся?

- Что вы! Нет! При таком образе жизни они практически не встречаются. И я не помню, чтобы между ними когда-либо возникали трения.

- Оставим это! - мистер Киббл разочарованно вздохнул. - А каков он как охотник?!

- О! Дядя - отменный стрелок! Это вам подтвердят все вокруг! Ему нет равных в охоте на уток, попадает десять из десяти!

- Чудесно! - теперь мистер Киббл довольно ухмыльнулся. - Редко можно встретить такого ловкого стрелка.

Вдруг из вестибюля послышались чьи-то голоса и нетвердые шаги, и, наконец, в библиотеку ввалился дворецкий Гилмор, поддерживающий буквально висящего на нем изрядно выпившего сэра Персиваля Глайда. Тот, не желая расставаться со своим ружьем, рьяно отпихивался от слуги. Плащ и сапоги охотника были перемазаны грязью с налипшими на нее листьями и травой. Мужчины вскочили навстречу хозяину дома, едва успев прийти на помощь дворецкому и подхватить грузно оседающее тело сэра Персиваля. Они втроем усадили того в первое попавшееся кресло, освободив предварительно от грязной одежды и оружия и стянув с него обувь.

- Ну вот, что я вам говорил! - Уильям смущенно посмотрел на друга, отпустив Гилмора восвояси. - Дядя верен себе! Слава Богу, что с завтрашнего дня мы будем избавлены от подобного зрелища.

- Вы уверены?!

- Да, уверен! - Фэрли тяжко вздохнул. - Каждый год повторяется одно и то же - в конце августа леди Элеонора уезжает на курорт, а сэр Персиваль начинает часами просиживать в библиотеке наедине с бутылкой вина, никого не принимая и никуда не выходя. К пятому сентября дядины запои достигают апогея и резко заканчиваются утром шестого сентября. Тогда же он встречает тетю на ближайшем постоялом дворе, где забирает ее в своем экипаже. Потом они расходятся по разным частям дома и практически не видят друг друга, завтракая и обедая порознь. Исключения составляют лишь официальные приемы, но они столь редки в этом поместье, что их можно не брать в расчет.

- Ана-а-а… - в полудреме проворчал сэр Персиваль. - А-а-а-аннна…

- Не обращайте внимания! Дядя зовет свою сбежавшую жену… - Уильям снова вздохнул. - Ее звали Анна.

- А что вы еще про нее знаете?

- Пожалуй, больше ничего… Это запретная тема в нашем доме, и мы стараемся ее не обсуждать. Даже леди Элеонора нема, как памятник.

Сэр Персиваль вновь зашевелился в своем кресле, открыл глаза и, невнятно потребовав вина, опять погрузился в сон.

Уильям сочувственно посмотрел на него:

- Давайте лучше перенесем дядю в его спальню. Вы мне поможете?! Уже поздно, и всем пора спать.

- Да, конечно…

Они осторожно подняли спящего и, поддерживая его под руки, медленно направились в вестибюль, а оттуда - на второй этаж. Уложив сэра Персиваля на кровать и вызвав Гилмора ему в помощь, друзья собрались было уже разойтись по своим комнатам, как вдруг мистер Фэрли резко окликнул друга:

- Постойте, я вспомнил кое-что!

- Да?

- Когда умерли мои родители, дядя приютил меня в своем доме. Оплачивал все расходы по моему воспитанию, равно как и учебу в Итоне. Так вот, однажды на летних каникулах, я приехал домой раньше запланированных сроков и невольно стал свидетелем ссоры сэра Персиваля с леди Элеонорой. Тогда она показалась мне заплаканной. Правда, они вовремя заметили мое неожиданное появление в гостиной и умолкли, но все же, несмотря на это, я услышал гневное обвинение, брошенное тетей.

- И что вы слышали?

- "Лжец! Если бы я знала, что вы играете не только моими чувствами…", дальше я не разобрал. Кажется, фраза прозвучала именно так. Но прошло уже много времени с тех пор, и я боюсь ошибиться.

Голубые глаза мистера Киббла радостно заблестели:

- Именно то, что я хотел услышать… - удовлетворенно пробормотал он, - именно то, что я хотел…

- Что вы там шепчете, друг мой?

- Ничего, Фэрли… Еще раз спокойной ночи! Увидимся утром.

Глава 3

На следующий день, за завтраком, мистеру Кибблу вручили доставленное с нарочным письмо, в котором начальник магистрата просил его поскорее вернуться в Лондон для безотлагательного расследования обстоятельств исчезновения графа Кроуна. Дело не терпело проволочек: жена пропавшего графа опасалась, что ее супруг мог погибнуть в мучениях в пасти свирепого тигра, вырвавшегося из клетки в их поместье, и следовало незамедлительным образом развеять ее тревоги. Это была веская причина прервать отдых, и мистеру Кибблу ничего не оставалось, как только сообщить Уильяму о своем скором отъезде.

- А как же наше расследование?! - Фэрли сокрушенно вздохнул. - Признаться, я полночи сегодня не мог заснуть, пытаясь найти логичное объяснение случившемуся в замке, и надеялся, что вы раскроете эту тайну…

- Не волнуйтесь, мой друг! У нас с вами еще достаточно времени, чтобы разгадать секрет заброшенного имения.

- Вы уверены?!

- Абсолютно! Для полноты картины мне надобно уточнить всего лишь несколько мелочей, но… - по ангельскому личику мистера Киббла пробежала тень грусти. - Но, боюсь, Фэрли, что открывшаяся правда доставит вам сильную боль…

- О, Боже! - Уильям бросил на сыщика взволнованный взгляд. - Что вы имеете в виду?!

- То, что старая усадьба имеет самое прямое отношение к вашей истории… - мистер Киббл с сочувствием посмотрел на приятеля, - …и к некоторым вашим родственникам.

- Вы думаете, что кто-то из моих близких причастен к случившемуся?

- Именно, Фэрли… Вернее, я знаю точно!

- И кто же это?!

- Хммм… Давайте сначала переговорим с вашим дядей! Надеюсь, сэр Персиваль не откажется помочь нам в установлении истины?! Ведь он один из немногих людей, кто не покидал здешней местности, не правда ли?!

- Да, как будто бы…

- Тогда прошу вас договориться с ним о встрече, а я, с вашего позволения, поднимусь к себе, соберусь в дорогу…

Час спустя, когда вещи мистера Киббла уже были упакованы и спущены вниз, он встретился с Уильямом в вестибюле.

- Дядя сейчас в библиотеке, - Фэрли жестом позвал друга за собой, - я предупредил, что нам нужно с ним срочно переговорить до вашего отъезда…

Сэр Персиваль Глайд действительно находился в библиотеке, попыхивая трубкой и рассматривая сад за окном.

- Уильям сообщил мне, что вы посещали старую развалину Галингра?! - неожиданно холодно спросил он, обернувшись на вошедших друзей.

Сегодня сэр Персиваль совсем не походил на того несчастного старика, каким его можно было наблюдать в последние дни: он был гладко выбрит и опрятно одет, держался спокойно и даже немного надменно. Сдержанно предложив гостю присесть, сам он устроился в кресле возле камина.

- Именно по этому поводу я и хотел с вами поговорить, - отозвался мистер Киббл, заняв соседний диванчик; Фэрли же остался стоять позади него.

- Прошу меня извинить, но через десять минут я должен уехать! - с некоторым напряжением в голосе сказал сэр Персиваль. - В час дня возвращается моя жена, и мне необходимо ее встретить.

- О, десять минут для меня вполне достаточно! Итак… Вчера, во время нашей прогулки, мы с мистером Фэрли случайно обнаружили в лесу старую усадьбу, которую вы изволили назвать "Галингра". Сэр, вы, разумеется, знаете это имение?

- Знаю, - коротко ответил сэр Персиваль. - Оно заколочено уже четверть века, в него нельзя попасть.

- Совершенно верно, но нам удалось проникнуть внутрь… - при этих словах руки старика еле заметно вздрогнули, - …и мы нашли там много интересного…

- Что же именно? - справившись с волнением, как можно более безразлично спросил сэр Персиваль.

- Мы нашли заколоченные комнаты, гостиную, оставленную ее обитателями в полном порядке, стенные часы, которые каким-то чудом принялись бить во время нашего посещения, и подзорную трубу, спрятанную в их футляре…

- Пустячные подробности, - прервал мистера Киббла собеседник и, достав из жилетного кармана часы, посмотрел на них.

- …а также еще кое-что… - продолжил гость, не обращая внимания на намеки сэра Персиваля поторопиться с рассказом. - Взобравшись на бельведер крыши, с помощью найденной подзорной трубы мы обнаружили на башне, отстоящей довольно далеко от замка… два тела, вернее два скелета - мужчины и женщины, облаченных в одежду, в которой они были убиты…

- Откуда у вас такая уверенность, что их убили?! - воскликнул сэр Персиваль, по-видимому, начиная терять терпение. - Предположение, не подкрепленное ничем!

- Я в этом уверен и именно поэтому хочу с вами поговорить. Разве вам не известна эта трагедия, произошедшая лет двадцать назад?

- Признаться, нет. Я никогда не слышал о каком-либо преступлении в окрестностях.

- Жаль, - проговорил мистер Киббл с некоторым разочарованием. - Я надеялся получить от вас кое-какие сведения. В таком случае, не могли бы вы адресовать меня кому-либо из ваших родных?

- Моих родных? Зачем? - сэр Персиваль был явно обескуражен.

- Потому что владение Галингра принадлежало, и, вероятно, принадлежит и по сей день кому-то из вашего рода. Я понял это по найденным в усадьбе гербам, на которых изображен орел на скале. Ведь это символ вашей семьи, не так ли?!

- Вот как? Галингра - владение нашего рода? Это для меня новость.

Мистер Киббл покачал белокурой головой и заметил с улыбкой:

- Сэр, я полагаю, что вы просто не хотите сознаться в родстве с неизвестным владельцем заброшенного дома.

Фэрли, все это время хранивший молчание, спросил:

- Друг мой, вы твердо уверены, что преступление совершено кем-то из обитателей замка?

- Твердо! - мистер Киббл выдержал паузу. - Потому что я знаю причину убийства и тех, кто стал жертвами этого преступления!

На некоторое время в комнате повисла тишина, нарушаемая лишь еле слышным ходом стенных часов. Сэр Персиваль поднялся, отошел к окну и, помедлив с минуту, в конце концов, промолвил:

- Не стану более отрицать: нечто такое действительно произошло в замке Галингра, но я старался не углубляться в эту историю… В самом деле, лет двадцать тому назад один из моих отдаленных родственников жил там, но я надеялся, что все произошедшее останется неизвестным, хотя подробностей я не знаю… Я только предполагал…

- Итак, ваш дальний родственник совершил убийство?

- Да, - севшим голосом подтвердил сэр Персиваль. - Он вынужден был убить…

- Сэр, простите, но я с вами не согласен, - мистер Киббл недоверчиво покачал головой. - Он убил предательски, хладнокровно и обдуманно. Это отвратительнейшее преступление.

- Откуда вы знаете?

Прошла минута, прежде чем мистер Киббл вновь заговорил. Уильям понимал всю серьезность момента, и, хотя он еще точно ничего не знал, сердце его сжалось от какого-то тягостного предчувствия.

- История очень проста, - проговорил сыщик. - Все свидетельствует о том, что ваш родственник был женат и водил знакомство с другой супружеской четой, жившей по соседству с замком. Я предполагаю, что жена хозяина Галингра назначала свидания мужу другой четы в той башне, обвитой плющом и имевшей отдельный выход в поле. Когда ваш родственник узнал о предательстве своей любимой жены, то разозлился и задумал отомстить. Однако он решил сделать все так, чтобы никто ничего не узнал об убийстве. С бельведера, при помощи зрительной трубы, он стал следить за свиданиями возлюбленных. И именно с этого места, приняв все меры предосторожности, все обдумав и взвесив, он в один из сентябрьских дней, пятого числа, двумя выстрелами из ружья убил обоих любовников.

- Да… именно так, вероятно, все произошло, - отозвался сэр Персиваль.

- Убийца, - продолжил мистер Киббл, - заделал землей бойницу, через которую в подзорную трубу наблюдал за убитыми, и уничтожил деревянную лестницу, которая вела на башню. А исчезновение любовников он объяснил их совместным бегством.

Фэрли нервно вцепился в спинку дивана и воскликнул:

- О чем вы?! Что вы хотите сказать?

- Я хочу сказать, что сэр Персиваль обвинил свою жену и своего друга в том, что они бежали вместе.

- Нет-нет, я, должно быть, ничего не понимаю: вы смешиваете две истории, ведь речь идет только о родственнике моего дяди?!

- Я ничего не смешиваю, друг мой! История на самом деле одна, я лишь излагаю события так, как они произошли.

Уильям повернулся к своему дяде. Тот молчал, скрестив руки и уткнувшись напряженным взглядом в окно. Почему он не протестовал?

Мистер Киббл продолжил:

- Существует лишь одна версия, Фэрли. Вечером пятого сентября 179* года сэр Персиваль Глайд покинул замок Галингра вместе с парой слуг, объяснив, что он отправляется в погоню за беглецами. Он уехал, оставив все на своих местах и захватив только ружья. В последнее мгновение перед отъездом он, из понятной предосторожности, бросил подзорную трубу в ящик стенных часов. Случаю было угодно, чтобы труба остановила ход маятника. Это обстоятельство и выдало его через двадцать лет. Наши с вами удары в дверь, когда мы пытались войти в дом, видимо, немного сместили трубу и освободили маятник. Часы пошли, пробили пять раз… И часть разгадки оказалась в наших руках. А когда вы упомянули о случившейся в вашей семье трагедии, там, на башне, - помните? - меня будто озарило - и вся картина преступления собралась воедино…

Фэрли прошептал:

- Но доказательства?! Доказательства!

- Доказательства? - продолжал мистер Киббл. - Их много, и вы это знаете. Кто мог убить на расстоянии тысячи ярдов? Только отличный стрелок, такой страстный охотник, как ваш дядя… - мистер Киббл бросил взгляд на застывшую у окна фигуру. - Доказательства? Почему ничего не было взято из замка, за исключением ружей? Эти ружья были дороги убийце, и мы находим их в полном порядке здесь, в Госкомбе. И разве не доказательство тот факт, что каждый год, вплоть до пятого сентября, то есть того числа, когда свершилось убийство, сэр Персиваль, мучимый угрызениями совести, не находит себе места и, невзирая на свою обычную воздержанность, старается забыться в вине и разных развлечениях. Какие же еще нужны доказательства?

Сэр Персиваль медленно повернулся и обратился к лондонскому гостю:

- Так ли это или нет, но нельзя назвать преступником мужа, уничтожившего свою преступную жену! - он гордо вскинул голову, - А сейчас прошу меня извинить, я изрядно опаздываю, а леди Элеонора не любит долгого ожидания... - и размашистым шагом направился к выходу из библиотеки, но задержался на мгновение в дверях:

- Да, кстати… Я распорядился, Гилмор вас проводит, мистер Киббл. Был рад знакомству! Прощайте! - и вышел прочь.

Фэрли в изнеможении осел в ближайшее кресло:

- Друг мой, как такое возможно?! - услышанное явно не вмещалось в его сознание. - Вы, верно, что-то не так поняли?!

- Мне жаль, что правда ранила вас, мой дорогой друг.

- Но дядя всегда был так добр со мной… Это совершенно не вяжется с воссозданным вами образом страшного убийцы.

- А вы никогда не задумывались, с чего это вдруг сэр Персиваль решился опекать вас, хотя до этого никак не интересовался вашей судьбой? Вы - сын младшей сестры его погибшей жены Анны, это мне сообщил вчера ваш дворецкий. Мучимый раскаянием, ваш дядя пытался через заботу о вас уменьшить свои страдания - другого объяснения всем этим фактам я не нахожу.

- Что же будет дальше? - мистер Фэрли обхватил голову руками. - Как мы будем жить теперь?

- Мой вам совет - уезжайте куда-нибудь, попутешествуйте! Время и новые впечатления сгладят вашу боль… Быть может, вернувшись, вы посмотрите на случившееся иными глазами… - он участливо коснулся плеча Уильяма. - А сейчас мне пора покинуть вас! Дела зовут! Еще раз извините меня, мой друг, за причиненные страдания…

Полчаса спустя мистер Киббл был доставлен Гилмором в гостиницу в Уоридже, где должен был дождаться почтовую карету, направлявшуюся в Лондон. Имея в запасе пару часов, он решил освежиться перед дорогой стаканчиком лимонада в таверне на другой стороне улицы. Войдя в нее, мистер Киббл нос к носу столкнулся с… сэром Персивалем Глайдом, собравшимся было покинуть это заведение. Едва не вскрикнув от удивления, тот сдержанно кивнул недавнему гостю:

- Сдается мне, мистер Киббл, что вы меня преследуете… - натянув перчатки, он с вызовом глянул на сыщика, - …вам как будто бы мало той чепухи, что вы порассказали нам с Уильямом сегодня утром. Вы искали меня, чтобы сообщить новые подробности якобы спланированного и совершенного мной убийства?! Что ж, у меня еще есть несколько свободных минут, чтобы вас выслушать! Поспешите!

Крайне нелюбезный тон сэра Персиваля не задел мистера Киббла, он лишь печально вздохнул и ответил:

- Сэр, вы ошибаетесь! Я оказался здесь случайно… и я бы не хотел продолжать этот разговор. Поверьте, он может закончиться не совсем так, как вы того хотели бы...

- Отчего же?! Я готов узнать очередной бред, чтобы раз и навсегда закрыть эту тему!

"Как же он сейчас не похож на того охотника, мирно спящего в кресле вчера вечером, в библиотеке… - в который раз подумал мистер Киббл, - …Всего несколько часов - и такая разительная перемена..."

- Раз вы настаиваете… - он почтительно кивнул и продолжил:

- Я рассказал вам и вашему племяннику только одну версию этой истории… Но есть и другая, более серьезная и… более правдоподобная. Версия, которую мне бы не хотелось озвучивать мистеру Фэрли…

- Что вы хотите сказать?

- Лишь то, что дело, возможно, не в оскорбленном муже… - мистер Киббл понизил голос. - Быть может, вся суть в том, что разоренный человек хотел присвоить состояние и жену своего друга? Для этого он подложным письмом увлекает того вместе со своей женой в удобное для свершения убийства место, посоветовав им обоим посетить старую башню. И потом двумя меткими выстрелами убивает их.

- Нет, тысячу раз нет! - вскричал сэр Персиваль, мгновенно побелев и растеряв свою надменность. - Все это наглая ложь!

Посетители таверны как один обернулись на возглас хозяина Госкомба. Заметив это, мистер Киббл жестом предложил собеседнику выйти на улицу, чтобы закончить разговор без посторонних ушей. Оказавшись в относительном одиночестве, он заговорил вновь:

- Возможно, я ошибаюсь, но тогда становятся совершенно непонятными ваши угрызения совести…

- Убийство - тяжкое бремя.

- И почему вы, сэр, женились на леди Элеоноре? Она стала богатой вдовой, а в вашем положении это было спасением от карточных долгов. Ведь все дело в этом, да?! К тому же, мне кажется, вы любили ее больше, чем свою жену, так?! Иначе все становится совершенно нелогичным и бессмысленным…

Сэр Персиваль был раздавлен обрушившейся на него правдой, весь его вид показывал, насколько мистер Киббл был близок к истине: он вмиг осунулся, руки его дрожали, а на висках выступили капельки пота.

- Ваше пристрастие к игре в карты открылось ей спустя какое-то время, когда пришлось улаживать дела с вашими кредиторами. Мистер Фэрли случайно стал тогда свидетелем вашей ссоры с леди Элеонорой, как раз в тот момент, когда она обвиняла вас в растрате ее наследства…

- Замолчите! Довольно…- сэр Персиваль схватился за сердце. - Не представляю, как вам удалось докопаться до всего?!

- Труба… Подзорная труба. Вы совершили всего лишь одну ошибку, спрятав ее в футляре часов. Не будь ее там, все до сих пор оставалось бы в тайне, поверьте… Да, и еще вот это… - он извлек из кармана сюртука несколько листков бумаги и протянул их сэру Персивалю, - я нашел их на столике в одной из комнат заброшенного дома. Здесь два письма от ваших кредиторов с требованием уплатить долг и угрозами в ваш адрес и… та самая подложная записка, запечатанная гербовой печатью с изображением орла. Возьмите, думаю, так будет правильно! Мне они уже ни к чему…

Сэр Персиваль был повержен; взяв письма, он лишь покачнулся и неосознанно сжал левую руку, где под тонкой перчаткой проступил его фамильный перстень-печатка.

- Вы предупредите власти? - слабым голосом спросил он.

- О нет! Что вы… - ответил мистер Киббл, - ведь судебная давность уже прошла. К тому же убийца уже достаточно наказан угрызениями совести на протяжении двадцати лет. Думаю, не имеет смысла устраивать публичный скандал, который может отразиться на вашем племяннике. Нет, не будем раскрывать все эти мерзости… Прощайте! Леди Элеонора наверняка уже заждалась вас…

Эпилог

Госкомб,

18 сентября 181* года

Друг мой,

Пишу вам по очень печальному поводу. Утром третьего дня сэр Персиваль был найден бездыханным в своей постели. Доктор Хартрайт, вызванный обследовать умершего, расположен думать, что смерть наступила вследствие разрыва сердца. Мне кажется, что душевные терзания, которые мучили дядю на протяжении последних двадцати лет, и истинные мотивы которых я предпочел бы забыть, сказались на его здоровье и стали причиной его скоропостижной кончины.

Вчера сэр Персиваль Глайд был погребен в фамильной усыпальнице. В записке, найденной в его комнате, он завещал мне предать земле и останки двух несчастных, обнаруженных нами на старой башне, что я и сделаю в ближайшее время.

Надеюсь, мы с вами еще увидимся в Госкомбе после моего возвращения из путешествия, которое вы мне порекомендовали. Во всяком случае, вы навсегда останетесь для меня желанным гостем.

Искренне ваш,

Уильям Фэрли

P.S.: Все же не могу понять смысл ваших вопросов об отношениях между дядей и леди Элеонорой, и как мои ответы помогли вам узнать правду?

декабрь, 2009 г.
Copyright © Enigma

Обсудить на форуме

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100