графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой. − Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики  по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.

Архив форума
Наши ссылки



Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"


Впервые на русском
языке и только
на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»


Перевод романа
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг» - теперь в книжном варианте!
Покупайте!

Этот перевод романа - теперь в книжном варианте! Покупайте!


Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План
мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Джейн Остин и ее роман "Гордость и предубеждение"

* Знакомство с героями. Первые впечатления
* Нежные признания
* Любовь по-английски, или положение женщины в грегорианской Англии
* Счастье в браке
* Популярные танцы во времена Джейн Остин
* Дискуссии о пеших прогулках и дальних путешествиях
* О женском образовании и «синих чулках»
* Джейн Остин и денди
* Гордость Джейн Остин
* Мэнсфилд-парк Джейн Остен «Анализ "Мэнсфилд-парка", предложенный В. Набоковым, интересен прежде всего взглядом писателя, а не критика...» и др.


Читайте романы

*«Мой нежный повар» Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь
*«Записки совы» Развод... Жизненная катастрофа или начало нового пути?
*«Все кувырком» Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте
* «Русские каникулы» История о том, как найти и не потерять свою судьбу
*«Пинг-понг»
Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки?
*«Наваждение» «Аэропорт гудел как встревоженный улей: встречающие, провожающие, гул голосов, перебиваемый объявлениями…»
*«Цена крови» «Каин сидел над телом брата, не понимая, что произошло. И лишь спустя некоторое время он осознал, что ватная тишина, окутавшая его, разрывается пронзительным и неуемным телефонным звонком...»
*«Принц»
«− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


 

 

Творческие забавы

Ольга Болгова

Новогодняя история

1   2   3   4   5   6   7   8

Алена

− Хорошо, садись, − Алена почти не слышала, что отвечал ей невыносимо медлительный шестиклассник.
   − А какая оценка? − протянул парень, усаживаясь на место.
   − Четыре, − машинально сказала Алена.
   − Ух, ты, Сорокин четверку получил… − класс ошеломленно вздохнул, а обладатель нежданной четверки расцвел изумленной улыбкой.
   Алена никак не могла сосредоточиться на работе и злилась на себя из-за этого. «И откуда он взялся? Что ему надо? И Митька…» Этот тип заявляется в ее школу, да еще и ведет ее собственного сына за руку. «Он что, преследует меня?»
   − Алена Георгиевна, а домашнее задание проверять будете? −  донеслось с первой парты.
   За вопросом тут же последовал неодобрительный гул голосов, а из конца класса раздалось: «Ну, ботаник, ты попал!»
   − Сдавайте тетради на проверку и будете писать тест, −  объявила Алена, не в силах больше бороться с собой и тут же вспоминая учительскую аксиому: « Если педагог дает незапланированную контрольную, значит ему нечего сказать, или он не в состоянии говорить».
   Через двадцать минут, наполненных страдальческими вздохами; вопросами, последовательно задаваемыми по одному и тому же поводу; воплями: «Алена Георгиевна, а Кузнецов у меня списывает!»; падающими под парту ручками и прочими традиционными событиями, прозвенел спасительный звонок.
   Алена вошла в учительскую, сунула журнал шестого класса в ячейку шкафа, задумчиво огляделась вокруг. Мила, сидевшая за столом у окна, помахала ей рукой. Алена пристроилась за столом рядом с подругой.
   − Ален, почему такая расстроенная? Что-то случилось? Ученички довели?
   − Нет, все нормально, просто устала.
   − У тебя окно сейчас? Сбегаем в пирожковую, перекусим?
   − Мила, ты тематические планы переделала? Что там написала в поясниловке?
   − Сейчас найду, посмотришь. Замордовали с этими планами… Кстати, ты слышала! К нам в школу приехал программист из центра. Симпатичный мужик!
   Снова бешено застучало сердце.
   − Да?
   − Молодой, лет 35… А парень очень симпатичный, правда. Он был у директора, а сейчас, наверно, пошел в компьютерный класс. Ирка уже вокруг него крутится.
   − Ну и ладно. Чего ты-то всполошилась?
   − Да ты что, Ален? Молодой программист в кои-то веки в нашем бабском коллективе!
   − А может, он женат!
   − Ну и что? А может, и нет!
   − И он только о том и мечтает, как подцепить провинциальную училку. Мила, ты неисправима!br>    − Да, я неисправима, а ты будешь гордо нести свой монашеский флаг. Успеха тебе в этом безнадежном деле! Чувствую, придется отбивать его у Ирки, ведь эта блондинка разом его окрутит! Ладно, пошли перекусим, и прогуляемся заодно. Погода − закачаешься!
   Алена, сама не зная почему, ничего не рассказала подруге о том, что случилось с ней во время ее поездки. Она уже сгоряча вылила всю эту историю на Юльку, о чем теперь очень жалела. Ее терзала мысль о необходимости отдавать Юльке серьги и ожерелье, но и об этом она ничего не сказала Миле, решив, что незачем сваливать на подругу свои горести.

    Маленькая фигурно-изогнутая стрелка на циферблате старых массивных часов, висящих на стене в кабинете английского языка, подобралась к четырем. Последний на сегодня урок закончился. Алена собрала в стопочку тетради со стола, посидела, крутя в пальцах карандаш. «Сходить посмотреть на него? Как на музейный экспонат?» –  тут же съязвила она самой себе. − «Но я могу просто зайти в кабинет, поинтересоваться его работой. Не глупи и не обманывай саму себя, тебе очень хочется его увидеть…»
   Алена решительно встала, вышла из кабинета, тотчас же окунувшись в гул бурной школьной перемены, прошла по широкому коридору, поднялась на второй этаж.
   Дверь кабинета информатики была широко распахнута, она остановилась, осторожно заглянула внутрь: в комнате, заваленной коробками, распакованными мониторами, шнурами и кабелями, никого не было.
   − Алена Георгиевна! Пропустите нас …
   Два десятиклассника тащили в кабинет огромную картонную коробку. Алена, посторонившись, шагнула вперед, в класс, остановилась, оглядываясь.
   − Здравствуй! − раздалось за ее спиной. Она вздрогнула и обернулась, не сомневаясь, кого увидит: перед ней стоял Антон, глядя на ней с насмешливой улыбкой.
   − Вроде бы мы уже виделись, − ответила она, подумав, что лучше бы ей было не приходить сюда и не видеть его, но в тот же момент ей вдруг захотелось, чтобы он поцеловал ее. «Ага, вот именно здесь, посреди кабинета, на глазах изумленной публики! Ну ты даешь, Алена! Нужно прекратить все это и как можно скорее, сейчас я все скажу ему», − подумала она, не совсем четко представляя, что собирается сказать.
   − Виделись, но не поздоровались, − произнес он.− А я познакомился с твоим сыном.
   − Я заметила это! Послушай, что тебе нужно? Ты что, преследуешь меня? И не смей трогать моего сына! − с каким-то отчаянием воскликнула она.
   − Хм, да я и не думал ничего такого. Собственно, я здесь по работе. А ты что здесь делаешь? Точнее, что преподаешь?
   − Я здесь преподаю английский язык, − отчеканила Алена. − А ты вот так вот именно по работе, совершенно случайно?
   − Скажем, почти случайно. Присутствует некоторое совпадение реальностей, сам удивляюсь, − усмехнулся он. − Я могу тебе все подробно объяснить, но где-нибудь в другом месте.
   − Ни в какое другое место я с тобой не пойду! − на автопилоте объявила она, уже чувствуя смущение от своего выпада в его адрес.
   − Алена… Георгиевна, − с той же усмешкой продолжил он, − поверь, у меня нет никаких скрытых намерений, просто хочу поухаживать за симпатичной женщиной. Точнее, продолжить свои ухаживания, − глаза его смеялись. − Это возбраняется? У меня здесь есть машина, можно покататься по городу, и ты покажешь мне местные красоты. Говорят, у вас есть интересные места…
   Алена молчала, не зная, что ответить ему. Хотелось съязвить, как она обычно делала в последнее время, распугивая мужчин, которые пытались ухаживать за ней. Хотя и мужчин-то этих было не так уж много: упорно добивающийся ее расположения холостой сорокалетний сосед и учитель физкультуры из шестой школы, с которым она даже сделала попытку сходить в ресторан, поддавшись уговорам не столько самого ухажера, сколько подруги, но свидание закончилось после его фразы: «Ты знаешь, моя жена, с которой я развелся в прошлом году, была дура и скандалистка, теперь я один, и мне так хочется женского тепла». Алена тогда съехидничала что-то насчет «женского тепла», выскочила из-за стола,  и, нелепо сославшись на срочное дело, о котором вдруг внезапно вспомнила, ринулась прочь из ресторана.
   − Антон Николаевич, мы закончили! − четверка парней из десятого Б остановилась перед ними.
   − Отлично! Сейчас иду, будем разбираться, − сказал Антон.
   Парни, радостно гудя, заполнили класс. Алена кинулась к выходу, он нагнал ее у двери, схватил за руку. Она попыталась вырвать руку, но он крепко держал ее.
   Она прошептала, почти прошипела:
   − Ты что, это же мои ученики! Отпусти сейчас же!
   − Ты боишься? Отпущу, если пообещаешь, что встретишься со мной вечером!
   − Я не могу, у меня сын… и мама… Да это просто шантаж!
   − Да, шантаж, если на то пошло! В восемь часов у белой церкви, на площади? Или лучше скажи, куда мне заехать за тобой.
   − Вот еще, никуда не нужно заезжать. Отпусти меня, сейчас же… пожалуйста.
   Он выпустил ее руку.
   − Хорошо, буду ждать тебя там, где сказал.
   Она молча развернулась и вылетела из кабинета.

   − Мам, ну ты же знаешь, что я не люблю гречневую кашу!
   − Митька, съешь хотя бы полтарелки!
   − Давай я просто чаю попью с печеньем? А, мам?
   Митька морщился, ковыряясь в тарелке с кашей.
   Алена не выдержала.
   − Ладно, давай сюда, − сказала она, забирая у сына тарелку. − Пей чай.
   − Вот так ты все время ему и потакаешь, − проворчала бабушка.
   − Мам, ну что он мучается, − Алена поставила перед собой Митькину тарелку с кашей, задумчиво помешивая в ней ложкой. Каше явно сегодня не повезло. Алена в очередной раз взглянула на часы: половина восьмого. Вернувшись сегодня домой и занявшись обычными вечерними делами, она была почти уверена, что не пойдет на свидание с Антоном, но чем ближе подступал назначенный час, тем больше она начинала сомневаться в правильности своего решения. После того, как стрелка добралась до семи, Алена начала склоняться к мысли, что все-таки стоит сходить. «И почему бы с ним не встретиться? Тебе же хочется этого, признайся?»
   В десять минут восьмого она решила остаться дома. «Зачем я пойду? Что из этого выйдет?» Через десять минут она начала сомневаться. «Могу я просто развлечься? В кои-то веки! Ну что тебя смущает? То, что переспала с ним вот так, случайно… и он может подумать обо мне неизвестно что? Это что, унижает меня? В конце концов, он ведь тоже спал со мной, ничего не зная обо мне, значит, мы в равном положении». К половине восьмого Алена была на грани истерики. Она бросила ложку и встала из-за стола, так и не взяв ни крошки в рот.
   − Алена, ты почему ничего не ешь? − обеспокоено спросила мама.
   − Мам, что-то не хочется.
   Она села на диван перед телевизором. Митька пристроился рядом, потерся вихрастой головой об ее плечо, посидел пять минут, вскочил, помчался к своему столу.
   − Мам! Помоги пример решить!
   Алена встала, присела за стол рядом с сыном. Пример успешно решился, Митька закрыл тетрадь. Алена глянула на часы: без пятнадцати восемь. Она вскочила.
   − Мам, у меня дела. Сбегаю к Миле. Уложишь Митьку?
   − И куда же ты собралась, на ночь глядя?
   − Да не на ночь, еще восьми нет.
    Алена натянула джинсы и свитер, посмотрела на себя, стащила свитер, вытащила из шкафа золотисто-коричневую кофточку, надела, повертелась перед зеркалом, удовлетворенно вздохнула, расчесала непослушные волосы.
   − Мам, ну куда ты? − заканючил Митька, состроив недовольную  физиономию.
   − Дмитрий, не ной! − она чмокнула сына в тугую щеку, махнула матери рукой. − Я побежала!
   Выскочив из подъезда, Алена прошла через двор, вышла на улицу, было уже без пяти восемь, до центра города − четверть часа быстрого хода. Она почти бегом рванула по улице, промчалась несколько кварталов, остановилась в небольшом скверике перед выходом на площадь, задыхаясь от холодного морозного воздуха. Днем выпал снег, к вечеру подморозило. На кипенно-белом снежном полотне, покрывшем сквер, в свете фонарей вспыхивали и играли мельчайшие искорки. Восстановив дыхание, Алена вышла на площадь, в центре которой красовалась большая искусственная елка. Разноцветные огоньки в веселом ритме двигались чередой вверх-вниз по ветвистому темно-зеленому конусу, увенчанному огромной красной звездой.
    «Все равно уже опоздала, и если он уже не ждет, это даже хорошо», − подумала она, пересекая площадь. Алена увидела его сразу же. Он стоял возле церковной ограды, без шапки, воротник куртки поднят, руки засунуты в карманы.
   «Спокойно, Алена!» − сказала она себе, вытащила из сумочки зеркальце, взглянула, поправила вязаную шапочку и решительно направилась в сторону Антона.
   Он увидел ее и направился к ней.
   − Опаздываете, Алена Георгиевна… − улыбнулся.
   − Я вообще могла не приходить…
   − Но все-таки пришла…
   − Чтобы сказать тебе, что не собираюсь с тобой встречаться.
   − Не логично поступаешь. Кстати, ты не хочешь поесть? Я ужасно голоден. Где у вас можно поужинать?
   «До чего же он наглый», − подумала Алена, внезапно почувствовав, что тоже ужасно хочет есть, даже в животе заурчало. Она испуганно втянула живот, стараясь справиться с организмом-предателем.
   − Если поблизости, то в гостинице есть ресторан, а у реки есть хорошее кафе, довольно уютное и готовят там неплохо.
   − Отлично! Поехали, перекусим? − спросил он. − А потом проедемся по городу? Как ты?
   − Я вообще не… и не одета… − Алена возмущенно взмахнула руками и замолчала. Ну почему этот насмешливый взгляд как-то странно действовал на нее?
   Он зябко поежился, провел рукой по волосам.
   − Что «вообще не»? А одежда не имеет значения. Я замерз… Поехали? У тебя, надеюсь, есть время? Как поживает Дима?
   Она сверкнула на него глазами.
   − Дима поживает прекрасно. И тебя… − она осеклась и замолчала.
   − Хочешь сказать, меня это не касается? Согласен, возможно, и не касается. Алена, идем, идем ужинать!
   Он подхватил ее под руку и увлек за собой.
   «Почему я иду с ним и не сопротивляюсь?»

   В маленьком зале стоял полумрак. Официантка зажгла на их столике свечу в низком стеклянном подсвечнике, засверкали стеклянные бокалы, отражая округлыми чисто-прозрачными боками блики пламени. Антон наполнил сверкающие бокалы темно-красным вином, Алена, почти заворожено, наблюдала за игрой света на стекле. Она взяла бокал, вино светилось прозрачным теплым кармином в пламени свечи.
   − А ты художник… − сказал он.
   − Почему ты так решил?
   − Вижу…
   − Какой ты наблюдательный…
   − Да, я такой…  Выпьем? − он приподнял бокал и улыбнулся ей, дружески, без обычной своей усмешки, словно согрел ее этой своей улыбкой.
   Алена кивнула и пригубила вино. Подошла официантка, спросила, обращаясь к Антону:
   − Вам горячее сейчас подавать или попозже?
   − Сейчас девушка, и чем скорее, тем лучше, − он улыбнулся официантке.
   Алена вдруг почувствовала укол… ревности?
   − Ты хотел мне что-то рассказать про совпадение реальностей.
   − Обязательно, − ответил Антон, − сейчас расскажу. Как ты уже поняла, я работаю в областной администрации… научно-техническим консультантом, − он усмехнулся, называя свою должность.
   Девушка с подносом, загруженным тарелками, подошла к их столику, разложила приборы, начала расставлять блюда. В тихом гуле маленького зала звякнули тарелки ударной установки, небрежно вклинились аккорды настраиваемой гитары, громыхнула поздравительным «С днем рождения!» компания, сидящая за соседним столом. Антон оглянулся в сторону сцены в глубине зала, где рассаживались музыканты.
   − Ого, у вас тут и оркестр играет!
   − Да! А что оркестры могут играть только у вас? − съехидничала она.
   Он глянул на нее, в темно-синих глазах снова заискрилась довольная усмешка.
   − Пожалуй, нужно поесть, я просто зверски голоден. Приступаем?
   Алене вдруг стало легко, ушли неловкость и смущение.
   − Приступаем! − улыбнулась она ему.
   Несколько минут прошли в молчании, они с аппетитом уплетали вкуснейшие киевские котлеты, овощной салат, запивая вином.
   − Так все-таки, о совпадениях… − напомнила ему Алена.
   − Ах, да… ну слушай…
   − Это действительно странно, − задумчиво сказала Алена, когда он закончил свой рассказ о том, как попал в их город, да еще прямо в школу, где она работает.
   Запел саксофон, вступила гитара, в зал полилась затейливая мелодия.
   − Потанцуем? − спросил он, оглядываясь на крошечное пространство перед оркестром, где уже покачивались в ритме музыки две пары.
   Алена согласно кивнула, он встал, подал ей руку, вывел ее к сцене, осторожно обнял за талию и повел в танце. Она положила внезапно задрожавшие руки ему на плечи и подняла голову, глянув ему в лицо, в насмешливые синие глаза, у нее перехватило дыхание. Она быстро отвернулась, чувствуя, как горят ее щеки, то ли от выпитого вина, то ли от его внимательного взгляда.
   Несколько минут они молча двигались в такт музыке, затем Антон наклонился к ней, прошептал ей на ухо, почти коснувшись ее кожи губами:
   − Ты красивая женщина… Алена…
   Ее снова бросило в жар. Она с тоской подумала, что ее и без того раскрасневшееся лицо, наверно, стало багровым.
   − Не говори глупостей, − прошептала она.
   − Это не глупости, это − правда, − его губы щекотали ее ухо, горячее дыхание обжигало и без того пылающую щеку.
   − Алена…
   Он теснее прижал ее к себе.
   − Антон… − она вдруг осознала, что впервые назвала его по имени,
     − Перестань, Антон.
   Он ослабил объятия, музыка стихла, он проводил ее к столику, сел напротив, уставившись на нее своими внимательными синими глазами. Свеча, стоящая на столе, расплавилась окончательно, и ее фитиль горел, плавая в желтовато-прозрачном воске. Оркестр ударил что-то залихватски-веселое, шумная компания с соседнего столика бурно ринулась танцевать.
   − Может, мы пойдем? − спросила Алена, − Мне домой пора.
   − Домой? Диму укладывать? А твоя мама не уложит?
   − Уложит, конечно, но мне все равно нужно домой, − к ней то ли вернулось чувство неловкости, то ли пришло волнение от ощущения близости мужчины, с которым у нее уже… все было. «Странно… это словно первое свидание с тем, с кем я уже спала…  Ход событий явно нарушен…», − подумала она.
   − Хорошо, идем, − согласился он.
   Алена натянула шапочку, неловко сунула руки в рукава поданной Антоном куртки, он слегка обнял ее, пока она застегивала пуговицы. Они вышли в холод зимнего вечера, Алена с наслаждением вдохнула морозную свежесть, прижала ладони к пылающим щекам. Он становился у нее за спиной, обнял ее, она прижалась к нему спиной. «Будь что будет… пусть сейчас все будет моим…», − подумала она.
   − Пойдем в машину.. А то замерзнешь… − прошептал Антон ей на ухо.
   Она кивнула, они зашагали  по тротуару, снег скрипел под каблуками, улица, вдоль которой тянулись старые деревянные двухэтажные дома, была пустынна. Они свернули в проулок, где Антон оставил свою машину. Здесь было почти темно, лишь свет окон бросал желтоватые пятна на потемневший затоптанный снег. Антон остановился, привлек Алену к себе, наклонился к ней. «Я все время хотела именно этого…», − подумала она, когда его губы коснулись ее щеки, спустились на подбородок и, наконец, добрались до ее губ. Он все крепче прижимал ее к себе, и все сомнения, страхи, неловкости вдруг ушли, уступив место желанию, − желанию ощущать его поцелуи, прижиматься к нему всем телом, желанию, которое  горячей волной захлестнуло ее.
   − Алена, − прошептал он, − Я хочу тебя…
   Она ничего не ответила и, обвив руками его шею, прижалась к нему, чувствуя, что ее щеки все так же упорно пылают, несмотря на мороз.
   − Пойдем ко мне? − выдохнул он.
   − Куда к тебе?
   − В гостиницу… У меня одноместный номер.
   − Да ты что? − Алена отпрянула от него, пытаясь выбраться из его рук. − Это невозможно, совершенно невозможно!
   − Почему? По-моему, сейчас нет проблемы с посетителями!
   − Тебе это только кажется. У нас здесь все еще могут придерживаться старых правил, но главное то, что там работает дежурной по этажу мать моего ученика! Господи, да о чем вообще мы говорим?
    Антон попытался снова обнять ее. Она вывернулась.
   − Ну и что? Может, сегодня она не дежурит! Да и вообще, разве это важно?
   − Я не пойду в твой номер! Это невозможно!
   Очарование морозного вечера, близости и желания растаяло, реальность вступила в свои права.
   − Садись в машину, поедем…− мрачно сказал он.
   − Куда? Я домой, Антон, − упрямо повторила она, забираясь на сидение, − Мои будут волноваться.
   − Хорошо, отвезу тебя домой, − он начал было заводить мотор, но вдруг бросил, повернулся к Алене, притянул ее к себе, начал жадно целовать ее в губы, щеки, шею, шапочка упала с ее головы, он зарылся руками в ее волосы…
   − Какая ты… нежная, рыжая… золотая…
   По просьбе Алены Антон остановил машину за квартал от ее дома. Ей не хотелось лишних маминых расспросов в случае, если та увидит дочь, выходящей из незнакомого автомобиля. Он поцеловал ее, она выскочила из машины, махнула ему рукой, зажмурилась, сжав кулаки. Как хорошо…


(продолжение)

январь, 2008 г.

Copyright © 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100