графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой. − Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики  по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.

Архив форума
Наши ссылки



Подписаться на рассылку
"Литературные забавы"


Джейн Остин и ее роман "Гордость и предубеждение"

* Знакомство с героями. Первые впечатления
* Нежные признания
* Любовь по-английски, или положение женщины в грегорианской Англии
* Счастье в браке
* Популярные танцы во времена Джейн Остин
* Дискуссии о пеших прогулках и дальних путешествиях
* О женском образовании и «синих чулках»
* Джейн Остин и денди
* Гордость Джейн Остин
* Мэнсфилд-парк Джейн Остен «Анализ "Мэнсфилд-парка", предложенный В. Набоковым, интересен прежде всего взглядом писателя, а не критика...» и др.


Читайте романы

*«Мой нежный повар» Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь
*«Записки совы» Развод... Жизненная катастрофа или начало нового пути?
*«Все кувырком» Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте
* «Русские каникулы» История о том, как найти и не потерять свою судьбу
*«Пинг-понг»
Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки?
*«Наваждение» «Аэропорт гудел как встревоженный улей: встречающие, провожающие, гул голосов, перебиваемый объявлениями…»
*«Цена крови» «Каин сидел над телом брата, не понимая, что произошло. И лишь спустя некоторое время он осознал, что ватная тишина, окутавшая его, разрывается пронзительным и неуемным телефонным звонком...»
*«Принц»
«− Женщина, можно к вам обратиться? – слышу откуда-то слева и, вздрогнув, останавливаюсь. Что со мной не так? Пятый за последние полчаса поклонник зеленого змия, явно отдавший ему всю свою трепетную натуру, обращается ко мне, тревожно заглядывая в глаза. Что со мной не так?...» и др.


Фанфики по роману "Гордость и предубеждение"

* В т е н и История Энн де Бер. Роман
* Пустоцвет История Мэри Беннет. Роман (Не закончен)
* Эпистолярные забавы Роман в письмах (Не закончен)
* Новогодняя пьеса-Буфф Содержащая в себе любовные треугольники и прочие фигуры галантной геометрии. С одной стороны - Герой, Героини (в количестве – двух). А также Автор (исключительно для симметрии)
* Пренеприятное известие Диалог между супругами Дарси при получении некоего неизбежного, хоть и не слишком приятного для обоих известия. Рассказ.
* Благая весть Жизнь в Пемберли глазами Джорджианы и ее реакция на некую весьма важную для четы Дарси новость… Рассказ.
* Девушка, у которой все есть Один день из жизни мисс Джорджианы Дарси. Цикл рассказов.
* Один день из жизни мистера Коллинза Насыщенный событиями день мистера Коллинза. Рассказ.
* Один день из жизни Шарлотты Коллинз, или В страшном сне Нелегко быть женой мистера Коллинза… Рассказ.


 

 

Творческие забавы

Ольга Болгова

Новогодняя история

1   2   3   4   5   6   7   8

Антон

− Приду вечером? − спросил Антон.
   − Когда Митя уснет, − ответила Алена.
   Он закончил работу около семи и, проделав несколько кругов по городу, поехал к Алене. Она открыла дверь, уставилась на него в каком-то замешательстве, потом махнула рукой и сказала:
   − Проходи…
   Что-то было не так? Ага, исчезла елка, загромождавшая половину прихожей.
   − Алена, идите, посмотрите, все готово! − из комнаты раздался мужской голос. Сосед…
   Она виновато глянула на Антона.
   − Он же пришел елку поставить, подставку принес…
   − Ага, а мне значит, когда Митя уснет… − протянул Антон.
   − А я ему не назначала, он сам пришел… − сказала Алена, глядя на него округлившимися глазами, и вдруг закрыла лицо руками и прижалась к стене, плечи ее затряслись.
   − Алена, ты что? Плачешь? − он шагнул к ней, совершенно растерявшись.
   Она отняла руки от лица и согнулась в беззвучном смехе, шепотом выдавив из себя:
   − Не виноватая я, он сам пришел…
   Антон хмыкнул, пытаясь сохранить серьезную обиженную мину, но его вдруг прорвало неожиданным смехом. Алена, не выдержав, захохотала в голос.
   В дверях появился Семен, изумленно уставился на них.
   − Ну, ничего себе… я там… а они тут… Антон, гм-м-м… приветствую…
   − Извините, Семен, − Алена вытерла слезы, выступившие на глазах от смеха.
   − Да что там… вам же есть о чем посмеяться… Я все сделал, пойду домой.
   − Семен, ну что вы, сейчас мы чаю попьем. Вы столько для нас сделали.
   − Ерунда, мелочи… Пойду, мне сегодня на работу, в ночную… Идите, Алена, оцените работу.
   Алена, бросив на мужчин встревоженный взгляд, ушла в комнату.
   − Я тебя видел, утром, − сказал Семен. Не глядя на Антона, он укладывал в сумку инструменты.
   − Как же так, я ее полгода обхаживаю, а ты, сокол залетный, только появился, и она тебя сразу к себе допустила. Как их тянет на столичных-то… А ведь ты позабавишься и бросишь ее, укатишь к своим…
   − Здесь тормознем, − оборвал его Антон.
   − Тормознем… − протянул сосед, закрывая молнию на сумке. − Но если ты, парень, ее обидишь…
   − Тогда что?
   − Семен, вы замечательно все сделали, елка стоит, как влитая, − в дверях появилась Алена.
   Семен, смерив Антона зверским взглядом, вышел за дверь.
   − Семен Петрович! Подождите! Как неудобно получилось… − сказала Алена уже вслед ему.
   «По-моему, мне тоже нужно уходить. Нелепо как-то все получается».
   Они стояли в прихожей в неловком молчании.
   − Пойду покурю, − наконец сказал Антон, толкнул дверь, сбежал вниз по ступенькам, вышел на крыльцо, закурил.
   Где-то за домами слышался гул проезжавших машин, а здесь, во дворе, стояла тишина. В стылом сумраке зимнего вечера темнели покрытые изморозью ветви деревьев. От зажженных окон по снегу тянулись желтоватые полосы света, постепенно утопающие в полумраке маленького сквера. В окне напротив играла бегущими огнями гирлянды елка. Там за окнами шла чужая жизнь со своими радостями и невзгодами, праздниками и буднями. Чужая жизнь… Он вспомнил сегодняшний звонок последней своей подруги: «Тони, куда ты запропал? Говорят, уехал в какую-то дыру? И не позвонил… К Новому году вернешься? Где встречаем?» Он сказал ей что-то о неопределенности планов и незаконченных делах. Подняв голову, Антон нашел глазами светящееся окошко на третьем этаже. Там тоже шла своя жизнь, в которую он так нежданно ворвался и, возможно, разрушал своим вторжением. Он зябко повел плечами, выбросил окурок. Хлопнула дверь подъезда. Он обернулся.
   − Антон! − на крыльце стояла Алена, кутаясь в цветастый платок, ее волосы золотились в тусклом свете лампочки, подвешенной под козырьком подъезда.
   − Пойдем, − сказала она. − Там Митька елку наряжает. Боюсь, опять все шары перебьет.

   На третье утро они проспали.
   − Антон, Антон, просыпайся, уже почти семь часов, мне Митьку будить пора, − услышал он сквозь сон.
   Антон с трудом разлепил глаза, над ним склонилось лицо Алены, прядка ее золотистых волос щекотала его по щеке.
   Он улыбнулся и обнял ее.
   − Прекрати, я серьезно, тебе пора, − сказала она, вырываясь.
   − А если я не хочу уходить? − хрипловатым со сна голосом прошептал он, не выпуская ее из кольца своих рук.
   − Антон… − укоризненно протянула она, потом как-то беспомощно вздохнула. − Ну, вставай же, − повторила просительно. − Пожалуйста… И отпусти меня. Я на работу опоздаю, а Митя в школу. Мне еще завтрак готовить…
   Он расцепил руки, закинул их за голову и, улыбаясь, смотрел на нее.
   − А может, ты и меня покормишь завтраком?
   − Антон, ты просто… обнаглел…
   − Ален, ну не выгоняй ты меня.
   Ему совсем не хотелось снова в спешке одеваться и бежать от нее, словно вору с места преступления.
   − А что Митька подумает?
   − Да ничего он не подумает… он у тебя нормальный парень.
   − Как у тебя все просто. Он же ребенок. А тут утром в доме посторонний человек.
   − Посторонний?
   − Антон, не притворяйся, что ты ничего не понимаешь… Так нельзя!
   − Что нельзя, Алена? Прятаться и скрываться нельзя…
   − Антон, но ты же уедешь и… − она резко замолчала, быстро поднялась с кровати, накинула короткий халатик, поправила волосы, погрузив пальцы в густоту рыжих прядей, оглянулась, сказала дрогнувшим голосом. − Антон, пожалуйста, вставай.
   − Накормишь меня завтраком? − упрямо спросил он.
   − Ну ты и шантажист! Да черт с тобой, накормлю.
   Она махнула рукой, улыбнулась и добавила с какой-то бесшабашностью:
   − Напоследок…
   − Почему напоследок? − спросил он.
   Алена остановилась в дверях и, словно не слыша его вопроса, сказала:
   − Быстро в ванную! Я пошла будить Митьку!
   − Быстро в ванную, − передразнил он ее, нехотя выбрался из постели, натянул джинсы, пошлепал из спальни через комнату, где на огромной, стоящей в углу елке поблескивали округлыми боками разноцветные стеклянные шары.
   «Что я делаю? И правда, сейчас появится Митька, и нужно будет объясняться с ним. А как он отреагирует на мое утреннее присутствие  в доме?»
   А ведь уходить и правда не хотелось. За эти три дня, три ночи у Алены, к нему пришло странное ощущение, что он дома, словно они, Алена и Митька, стали его семьей. И эта маленькая квартирка, давно требующая ремонта, обставленная старой видавшей виды мебелью, и крошечная комнатка с узким окном, где они провели с Аленой эти три ночи, напоминающая скорее кладовку, в которую уместились только узкая кровать и старомодный трельяж, чудом втиснутый в угол у окна, казались ему уютными и своими. Эти три ночи были наполнены Аленой, ее застенчивостью и страстностью, теплом ее тела, золотом волос и нежным шепотом. Ему не хотелось уходить. Он потер ладонью покрывшиеся щетиной щеки, повернул кран. Дверь в ванную распахнулась.
   − Ого, Антон! Ты у нас умываешься! − Митька удивленно смотрел на него, моргая заспанными глазами.
   Антон смешался, не найдясь, что ответить.
   − Ты у нас ночевал? − продолжил Митя. − Здорово! А вечером поедем кататься, как вчера?
   − Поедем, − улыбнулся Антон, хватаясь за спасательный круг, невольно брошенный ему Митькой.
   В дверях появилась Алена, щеки вспыхнули румянцем, в глазах смущение.
   − Митя, дай Антону умыться… Иди, одевайся.
   Митя, ворча что-то себе под нос, отправился в свою комнату.
   − Что Митя спросил?
   − Все в порядке. Я же говорил: у тебя нормальный парень.
   Она шагнула к нему, провела ладонью по щеке.
   − Ты такой заросший и шершавый…
   − Только сегодня заметила? − усмехнулся он. − Принесу свою бритву.
   − Не принесешь…
   − Почему? Ты гонишь меня?
   − Сегодня мама вернется от тетушки. Я же говорила тебе, что живу с мамой, эти дни она у своей сестры, та простудилась, лежала с высокой температурой.
   У него мелькнула мысль, что не мешало бы тетушке еще поболеть. Он вопросительно уставился на Алену, сжал запястья ее рук. Она вырвалась.
   − Умывайся быстрее, завтрак почти готов.
   Улыбнулась, но глаза оставались серьезными.
   Потом они завтракали втроем, сидя за круглым столом на маленькой кухне. Антон прихлебывал крепкий ароматный кофе, заваренный Аленой в тяжелой медной турке, поглядывая то на Митьку, который болтал и с удивительным аппетитом уплетал овсяную кашу, то на Алену, которая не столько ела, сколько переставляла с места на место тарелки на столе.
   И снова ему показалось, что он дома, и это его семья, и он прожил с ними много-много лет. Потом он помогал Митьке застегивать молнию на куртке, присев перед ним на корточки в тесной прихожей. Появилась Алена, не дать ни взять, − маленькая классная дама − строгий серый костюм, серьезное лицо.
   − Митюнь, собрался? Спускайся вниз, жди меня во дворе.
   − Я довезу вас до школы, − сказал Антон.
   − Да ты что? Мы пешком дойдем. Мне только этого не хватало.
   − Продолжаем конспирацию? Думаешь, твои дамы ничего не замечают?
   − Сегодня из центра корреспонденты приедут, телевидение, а ты такой небритый, − снова не отвечая на его вопрос, сказала она.
   − Я побреюсь…
   − И потом… ты уедешь… Когда собираешься? Завтра? Сегодня? − спросила почти равнодушно.
   − Еще не знаю…
   − Послезавтра Новый год, тебе, наверно, нужно быть дома, встречать его с семьей.
   − А мне не с кем встречать. Я не женат, я тебе уже говорил. Родители уехали на праздники к родственникам.
   − Тогда с друзьями… Или со своей… девушкой. У тебя же есть там девушка?
   − Есть…
   − Ну вот видишь… Значит, ты не будешь встречать Новый год один, − бодро улыбнувшись, сказала она.
   Он помолчал. Ему казалось, что она, вооружившись ножницами, разрезает все нити, которые завязались между ними за эти дни.
   − У меня есть девушка, с которой я собираюсь встретить Новый год, − наконец, сказал он.
   − Я же так и думала…− она отвернулась.
   − Если только эта девушка сама захочет пригласить меня.
   − Ты с ней поссорился? И поэтому…
   − Пока не поссорился, но все идет к тому…
   Она повернула голову, ее глаза странно блестели. Он схватил ее за плечи и слегка встряхнул.
   − Алена, ты отважишься пригласить к себе на встречу Нового года одинокого постороннего мужчину? Или это сугубо семейный праздник и присутствие постороннего будет неуместно?
   Ему казалось, что он тонет в ее широко открытых болотно-зеленых глазах.
   − Ты хочешь сказать, что останешься здесь на Новый год?
   − Я хочу сказать, что хотел бы проникнуть на твой семейный праздник, если ты не возражаешь.
   − Я? − она растерялась. − Я не возражаю…
   Он обнял ее, классная дама исчезла, уступив место женщине, которая прижалась к нему и обняла руками за шею. Он склонился к ее засиявшим глазам, к мягкой нежности ее губ и жару запылавших щек.

   День был заполнен суетой и спешкой, с утра ждали телевизионную команду из центра, в школе царила суета, за два дня до этого выдраили до блеска все, что можно было выдраить. Директор школы уговаривала Антона сказать несколько слов о своей работе.
   − Нет уж, увольте меня от этого, − сказал Антон, − Самое большее могу постоять рядом и с умным видом поддакнуть.
   − Антон Николаевич, ну как же, это же ваша заслуга, такую работу проделали и так быстро, − директор школы умоляюще взглянула на него, − Мы так вам благодарны. Хоть пару слов.
   Антон терпеть не мог, когда его уговаривали, поэтому безнадежно махнул рукой.
   − Ладно, но только пару слов.
   В толпе у дверей зала мелькнули золотистые пряди, при виде которых у него внутри словно сработал сигнал готовности.
   Телевизионщики настраивали свои камеры, бойкая ведущая областного телевидения зачастила в пухлую бульбу микрофона.
   − Мы находимся в средней школе номер один …
   Он невольно вглядывался в толпу, пытаясь снова увидеть там рыжеволосую голову.


(продолжение)

январь, 2008 г.

Copyright © 2008 Ольга Болгова

Другие публикации Ольги Болговой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100