Литературный клуб:


Мир литературы
− Классика, современность.
− Статьи, рецензии...

− О жизни и творчестве Джейн Остин
− О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
− Уголок любовного романа.
− Литературный герой.
− Афоризмы.
Творческие забавы
− Романы. Повести.
− Сборники.
− Рассказы. Эссe.
Библиотека
− Джейн Остин,
− Элизабет Гaскелл.
Фандом
− Фанфики по романам Джейн Остин.
− Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
− Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки

Пишите нам



Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора
Гвоздь и подкова
-
Авантюрно-исторический роман времен правления Генриха VIII Тюдора



Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»


Переполох в Розингс Парке
Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке
-
захватывающий иронический детектив + романтика




Впервые на русском
языке и только на Apropos:



Полное собрание «Ювенилии»

(ранние произведения Джейн Остин)

«"Ювенилии" Джейн Остен, как они известны нам, состоят из трех отдельных тетрадей (книжках для записей, вроде дневниковых). Названия на соответствующих тетрадях написаны почерком самой Джейн...»

Элизабет Гаскелл
Элизабет Гаскелл
«Север и Юг»

«Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл
Жены и дочери

«Осборн в одиночестве пил кофе в гостиной и думал о состоянии своих дел. В своем роде он тоже был очень несчастлив. Осборн не совсем понимал, насколько сильно его отец стеснен в наличных средствах, сквайр никогда не говорил с ним на эту тему без того, чтобы не рассердиться...»


Дейзи Эшфорд
Малодые гости,
или План мистера Солтины

«Мистер Солтина был пожилой мущина 42 лет и аххотно приглашал людей в гости. У него гостила малодая барышня 17 лет Этель Монтикю. У мистера Солтины были темные короткие волосы к усам и бакинбардам очень черным и вьющимся...»




У нас на форуме:

- Экранизация романа "Гордость и предубеждение"
- Фанфики по романам Джейн Остин
- Проблемы жанра любовного романа
- Образ Наташи Ростовой
- Нужна ли в XXI веке классическая литература
- Как опубликовать свое произведение
- Что не нравится в любовных романах
- Слово в защиту... любовного романа?




Читать романы Джейн Остин:

- "Мэнсфилд-парк"
- "Гордость и предубеждение"
- "Нортенгерское аббатство"
- "Чувство и чувствительность" ("Разум и чувство")
- "Эмма"
Раннее творчество Джейн Остин



История в деталях:

- Нормандские завоеватели в Англии
- Одежда на Руси в допетровское время,
- Моды и модники старого времени
- Старый дворянский быт в России




Fan fiction

Стас
Хелга

Новогодняя пьеса-Буфф

Содержащая в себе любовные треугольники и прочие фигуры галантной геометрии.
С одной стороны - Герой, Героини (в количестве – двух)
А также Автор (исключительно для симметрии)

Начало     Пред. гл.


        Действие третье. Пролог.

    (Автор, уже в достаточном подпитии, в костюме шмеля выходит на авансцену.
Заглядывает в яму и произносит, просияв)
:

Автор

– Любезные Дамы и господа. И вот, я снова с вами. Я — тут.
Господи, не передать словами. В яме натянут батут!!.

    (Под звуки «Полета шмеля» кружится по сцене, делает отчаянное антраша и блаженно валится в яму. Все последующее действие комментирует при выпрыгивании в разных позах над сценою.)

  Хор

    (Всю правую половину сцены занимают «собирательные» дамы из Хартфордшира.
    На них надета вся коллекция мод сезона 1810 года (она несколько устарела, но в провинции кажется высшим шиком). Поэтому дамы стоят на максимально возможном в условиях сцены расстоянии друг от друга, и все имеют одинаково презрительное выражение лиц.

    Всю левую половину сцены занимают многочисленные родственники и знакомые.
    Про них можно сказать только одно, что все они ДОСТОЙНЫЕ многочисленные родственники и знакомые.

    В середине сцены на бутафорской голой скале стоит Миссис Беннет. На ней одето роскошное платье пурпурного шелка, декорированное многочисленными гирляндами искусственной зелени, На голове у нее в высокой прическе совсем потерялся скромный терновый венец).

        Действие третье. Сцена первая.

Хор

Дамы, приятные во всех отношениях

– О, Как Злодейка-судьба посмеялась.
Юную деву безмерно карая.
Только бедняжка с семьею рассталась,
В жизни семейной возникла другая.

Хор достойных родственников

– О... Страшный час. О... Горький час.
Минуй же судьба сей чашею нас.

Мисс Беннет (уставшая от долгого молчания, начинает не в такт):

– Я говорила. Я знала, я чувствовала.
Что выйти замуж – большое искусство и...
Три мои дочери славно устроены.
А эта Шарлотта... ничем не достойна их.

Автор (грозно выпрыгивая из ямы)

– Молчи, многословная мать.

    (Миссис Беннет провожает его падение презрительным взглядом новоявленной тещи-аристократки. Но, так как взгляд требует паузы, теряет право голоса).

Дамы просто приятные.

– Вы знаете слухи, вы знаете новость.
Что леди Кэтрин (сама непреклонность).
Забылась настолько, что даже смешна.
Она госпожа ведь, а не Жена.

Хор достойных родственников

– О страшный рок. О жуткий рок.
К себе мы не пустим чету на порог.


Миссис Беннет (стараясь сохранить аристократически вид, начинает соскальзывать со скалы и истерически орет):

– МИСТЕР БЕННЕТ!

Мистер Беннет (выходит с томиком стихов в одной руке и стаканом портвейна в другой. Меланхолично оглядывает собрание, вздыхает и читает по книге)

– Молчите, сплетники, молчите, – пустозвоны.
Не только в наказание даны нам наши жены.
И если спросите меня вы вновь,
Я вновь отвечу: Мир – это – любовь.

Мистер Беннет

(Оторопело смотрит по сторонам)

– Это я сказал?

Автор (пролетая над сценой)

– Да, именно Вы.
Только мой текст...

Конец первой сцены (партитура света: общее затемнение)

        Действие третье. Сцена вторая

    (Сцена разделена пополам: левая половина – гостиная в Розингсе, правая – кабинет Мистера Коллинза в Хансфорде. Партитура света: попеременное освещение левой и правой частей сцены, левая – желтый, правая – зеленоватый.

    Освещение правой половины сцены. Входит Шарлотта в зеленом в полоску домашнем платье с широкими рукавами, светлом чепце, останавливается у окна. Говорит чуть взволнованно, попеременно имитируя голос Мистера Коллинза).

– Как вы сказали? "Дорогая"? У вас нет сердца...
Вы же умеете говорить пространные речи...
Столь пылко обещали переделать эту дверцу
В беседе с леди...

Автор (вылетая из оркестровой ямы):

– И вытяжку у кухонной печи!..

Шарлотта (продолжает с нарастающей экспрессией)

– Да, хозяйка – она, несомненно, определенно,
Я покорна, как по двору бродящая гусыня,
Меня так учили жить еще с пеленок,
Но вдруг подумалось: я ведь замужем ныне...

(обращаясь к столу мистера Коллинза)
– Да, подумалось, не удивляйтесь так бывает,
Не только Мадам умеет давать советы,
(Зачем же я так, ах, да кто его знает...)
У вас, Мистер Коллинз, на все одни ответы..

     (Садится в кресло, проводит ладонью по столу, поправляет чернильницу и мраморную фигурку Купидона, замечает не задвинутый до конца ящик стола, задвигает его, затем выдвигает, задвигает и снова выдвигает).

Автор (вылетая и исчезая в оркестровой яме):

– О, женщины!
Вам доверять — наука!
И любопытство...
Как страданье... мука!

    (Фигура Шарлотты погружается в темноту, медленно освещается левая половина сцены, куда энергично врывается Леди Кэтрин в ярко-желтом, усыпанном бутонами, платье, швыряет куда-то зонт и начинает говорить, почти захлебываясь словами).

Леди Кэтрин

– Вернулась домой. Вне себя от гнева.
Эта мышь, эта праведница, эта тихоня
(в своем пуританском чепчике она совершенно нелепа)
СМЕЕТ любить моего Коллинза!

Нет, я не какая-то раздраженная стерва.
(А полки в шкафу – вывели меня из себя безмерно).
Это просто расшатанные мои нервы.
Да еще эта курица ведет себя высокомерно.

(Леди Кэтрин резко останавливается и затем кричит в сторону двери)

– Где дочь? Как! Опять гуляет на улице?!
Это второй раз за месяц.
Она заболеет, зачахнет, простудится.

Автор (вылетает и не без изящества дрыгает ножкой):

– О, стоны матери!
Сравнимы лишь с вулканом...
А муки женщины —
С закрывшимся капканом...

Леди Кэтрин (тяжело дыша):

Нет. Месть. Успокоит меня только месть.
Я выведу эту... эту... Коллинз из себя... Непременно.

    (Свет перемещается на правую половину сцены. Шарлотта держит в руках открытую тетрадь, читает, на лице – крайняя степень изумления. Говорит взволнованно, словно после долгого спринтерского бега)

– Муж мой, Коллинз? Его ли рукой
Начертаны эти строки?
Быть не может... О, как же порой
Мужчины несказанно жестоки!
Как затаился, скрывал, откуда
Чувства такие? Он же зануда!
Неловкий, заискивающий... неумен,
Пылкий и скрытный... и все это он?
Коллинз? О Леди Кэтрин, как о женщине?
Она же стара и неженственна...
И влюблена... поверить трудно.
А он? Неужто все обоюдно?

(Замолкает, бросает дневник на стол, рвет ленты чепца, пытаясь снять его, не получается)

– Мистер Коллинз, о, Боже! Чепец меня душит!
Эти ленты, как крепко я их завязала...
Никогда не поймешь человека снаружи.
Эта старая грымза его возжелала?
А мне, позвольте, что? Покорной женой
Сидеть в гостиной, на дорогу глядя?
Нет, не дождешься, супруг дорогой,
Я не сдамся, а Леди пусть в лужу сядет...

(подходит к окну, затем опускается в кресло, продолжает спокойнее, но все еще взволнованно)

– Но как честолюбив, как заносчив?
А я-то думала он – размазня...
Однако, «Дорогая», жребий брошен...
Но рассказать, признаться нельзя...

(Откидывается на спинку кресла и продолжает, закатив глаза)

– Кстати, уши у него не так уж плохи...
И волосы, та прядка у виска.
Сдержаться, бросить все ахи вздохи,
Муж мой, Виллиам, твоя рука...
Мне отдана... и глаза красивы:
Карие, в ресницах столь густых
И голос хоть противный, но где-то милый,
Если не слушать, можно простить.

(Решительно встает, прячет дневник, уходит)

    (Из оркестровой ямы под вальс снежинок выходит протрезвевший и озабоченный Автор. Автор, поправляет сюртук, одергивает жилет, направляется к центру сцены)

Партитура света: медленное затемнение.

        Конец первой сцены

        Действие третье. Сцена третья.

    (На сцене декорация в виде ствола огромного дуба.
    Пятно света на коре.
    Все остальное (ветви, листва, остальное пространство сцены) теряется в темноте.
    Мистер Коллинз подходит к дубу, устало садится, откинувшись на него спиной.
    Автор так же подходит к дубу. Садится боком к зрительному залу. Раскуривает трубку.
    Какое-то время оба молчат, вглядываясь в клубы дыма).

Автор (протягивая Коллинзу его дневник):

– Твое художество?..

Коллинз (равнодушно принимая тетрадь от автора, бросает на ее содержание беглый взгляд).

– Нет. Не мое...

Автор (приподнимается, становится на четвереньки и с изумлением смотрит в лицо сидящему Коллинзу).

– А чье тогда вранье?

Коллинз (пристально глядит на автора. Одной рукой сажает последнего в прежнее положение. Другой забирает трубку. С наслаждением затягивается).

– А угадай с трех раз.
Что, милый Автор – пас?

Автор (опять становится на четвереньки. Все с возрастающим изумлением)

– Это что за выкрутасы. Вот это... (тычет в сторону тетради) это — чье?

Коллинз (усмехается, еще раз затягивается и легонько стучит автора трубкой по лбу).

– Кто здесь дитя Парнаса... Твое – Вот дурачье.

(Затягивается еще раз. Откидывается на ствол и прикрывает глаза).

Автор (вскакивает и с волнением начинает бегать по сцене).

– Не... Ну каков наглец! Кто тут крутил интригу,
Стонал, рассчитывал, соображал,
Как половчее выудить признанье.
Добился своего – теперь не лезешь в книгу.
Простите. В наглую от автора сбежал.
Ну не герой, а просто наказанье.

Коллинз (так же в сильном волнении вскакивает).

– Меня спроси-ка: я в герои лез?
Всегда был туп, как дерево.
Всегда собой доволен.
Когда б не ты, не ты, проклятый бес,
Я был бы весел и благоустроен.
Кто заставлял тебя кромсать сюжет.
Кто вытащил меня для этой пьесы.
Ну нет, мой друг, не выйдет. Я уже
Не слишком подхожу на роль повесы.
Ты думал, что в угоду милых дам
Ты разберешь мне душу по слогам?..

    (Оба останавливаются друг напротив друга, набычившись и готовые к драке. В пылу спора не замечают, как из за дерева выходит потрясенная Шарлотта)

Шарлотта (Закрывает лицо руками. Шепотом):

– О боже мой. Все сон. Вся жизнь обман.
Поверила, что наконец любима.
(Коллинзу).
– Ты разорвал мне душу пополам.
Подите прочь.

Коллинз (оглядывается и бросается к Шарлотте):

– Любимая.

Шарлотта (отбиваясь от его объятий)

– Вранье... Кругом вранье.
Будь проклято замужество мое...

Автор (проворно отбегая в сторону)

– Ну, дело кажется, пошло на лад.
Коль оба ссорятся – тут я не виноват.

(Хихикая, проворно прыгает в оркестровую яму и тут же пулей из нее выбегает.
За ним гонится Леди Кэтрин)

    Автор (пытается укрыть от Леди Кэтрин пару Коллинз – Шарлотта, нелепо растопыривает руки и заслоняет их своим корпусом. Леди Кэтрин властно отодвигает его. Подходит совсем близко. Коллинз стоит к ней лицом, прямо выдерживает ее взгляд и еще крепче прижимает к себе Шарлотту. Шарлотта замирает, уткнувшись в его жилетку и вдруг робко обнимает его за талию.)

Леди Кэтрин (грустно усмехается и, неожиданно для всех, гладит Шарлотту по плечу).
(Медленно поворачивается в зрительный зал).


– Мистер Коллинз. Я желаю, чтобы вы выполнили последнее мое поручение.
В Пемберли – прекрасный приход, и я договорилась с Миссис Элизабет Дарси о том, что она походатайствует за вас перед мужем.
Думаю, племянник не сможет ей отказать.

(Неожиданно для всех лицо ее расплывается от долго сдерживаемых слез)

Леди Кэтрин (всхлипывая и махая Автору)

– Забыла... какая там у тебя была рифма в этом куске.

(Автор потрясенно смотрит на нее. Судорожно взмахивает руками и орет осветителю: « Да выключи же свет!» Затемнение).

        Действие третье. Сцена четвертая.

     (На темной сцене вспыхивает огонек раскуриваемой Автором трубки. В его свете видно, что в руке Леди Кэтрин тонкая пахитоска на янтарном мундштуке.
    Некоторое время на сцене ничего не происходит. В темноте изредка вспыхивают два огонька и пахнет табачным дымом).

Голос Леди Кэтрин (немного хрипло):

– Легкие поберегите.

Автор

– Что?

Леди Кэтрин

– Говорю, легкие поберегите.
Вы весь спектакль, только и делаете,
Что ничего не делаете, прыгаете в оркестровую яму
И дымите.

(Появляется тусклый желтый свет, в котором видно, что Автор и Леди Кэтрин сидят на авансцене свесив ноги).

Автор (опешив, пытается встать).

– Ну знаете.. Дама...

Леди Кэтрин.

– Сидите, дружок, сидите...
– А знаете, мне жаль, что эта пьеса кончается.
Со мной так долго ничего такого не приключалось.
Вот так живешь, живешь, и вдруг понимаешь, что наоборот –
Как раз тогда-то, когда так думала, и не жила вовсе.

Автор (садится и опять берет трубку в рот).

Леди Кэтрин.

– А потом наступает обыкновенная женская осень.
И понимаешь, что невозможно жить вот так из года в год,
И хоть капли любви у Бога, как милости, просишь.

Автор

– У мужчин – так же.

Леди Кэтрин (долго и внимательно смотрит Автору в глаза).

– А он не врет... (в зал)
(Легонько толкает его в плечо.)
– Сумасброд...
Ты для этого взбаламутил народ,
Чтобы пьесой сказать своей старости: «милости просим»?

Автор (берет ее руку и подносит к губам.
Леди Кэтрин шутливо отталкивает его).


– Вот урод...

– Ну зачем ты заставил меня влюбляться в этого мальчика Коллинза...

Автор (Продолжает целовать ее руку).
– Ну виноват. Виноват. Ну все – ты успокоилась?
Хочешь – поедем с тобой в Бат.

Леди Кэтрин

– Еще чего. Там как раз квартирует полк солдат.
И ты их тоже запихнешь в свою гадкую пьесу.

Автор (насмешливо)

– Принцесса. Тогда я просто подарю тебе этот закат и эту опушку у леса...

(Общее затемнение)


Женский голос

В этот предутренний свет узкой лесною тропою
Хладной росою босою бреду за тобою,
Жадно глотая холодный и жгучий рассвет.
Травы свои ароматы мне дарят, и след
Того, кто пиитом себя называет (наверно)
Тянется. Капли дрожат на листах, суеверно
Их я коснуться боюсь, воплощения чуда
Тайной тоски и желанья, что бродят повсюду,
Щедрою пригоршней знаки свои рассыпая,
Блекнет и тает средь сини луна молодая,

Леди Кэтрин

Сердце, предатель, не стоит так громко стучать –
Тот, кто уж близко, не должен тебя услыхать,
Я догоняю его и догнать не решаюсь,
Шаг свой умерить и жар, что сжигает, пытаюсь
Сжалься, о, Тихе, судьбы жажду я избежать...

        Действие третье. Сцена пятая.

    (В зрительном зале зажигается общий свет. На сцене стоят все актеры, участники пьесы.
    Автор в джинсах и футболке с изображением Ворчуна из Белоснежки (снизу надпись – Prince Сharming), взмахивает вычищенной трубкой).

Автор

– Ну вот, долготерпимые дорогие зрители, и Финал.
А так как ни один Беннет (вопреки ожиданиям) не пострадал,
Готов объявить последнее событие:
НОВОГОДНИЙ БААААЛ.

    (Звучит бравурная музыка из Кабаре. Автор срывается с места, хватает за руку стоящую рядом Леди Кэтрин, последняя – другого рядом стоящего актера, и шумным хороводом, дурачась, подпрыгивая и раскланиваясь публике, они несутся по центральному проходу зала.
    Зрители вскакивают с мест и дружно кидаются в наступившую новогоднюю вакханалию).

F I N
 

январь, 2009 г.

Copyright © 2009 Стас, Хелга

Автор рисунков: Стас

Обсудить на форуме
 
Fan fiction

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта.   Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100