Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...
  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
  − Люси Мод Монтгомери
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.

Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки



Публикации полного собрания «Ювенилии»
на русском языке

(ранние произведения Джейн Остен)

О ранних произведениях Джейн Остен «Джейн Остен начала писать очень рано. Самые первые, детские пробы ее пера, написанные ради забавы и развлечения и предназначавшиеся не более чем для чтения вслух в узком домашнем кругу, вряд ли имели шанс сохраниться для потомков; но, к счастью, до нас дошли три рукописные тетради с ее подростковыми опытами, с насмешливой серьезностью озаглавленные автором «Том первый», «Том второй» и «Том третий». В этот трехтомный манускрипт вошли ранние произведения Джейн, созданные ею с 1787 по 1793 год...»


 

О жизни и творчестве
Элизабет Гаскелл


Впервые на русском языке:

Элизабет Гаскелл «Север и Юг» (перевод В. Григорьевой) «− Эдит! − тихо позвала Маргарет. − Эдит!
Как и подозревала Маргарет, Эдит уснула. Она лежала, свернувшись на диване, в гостиной дома на Харли-стрит и выглядела прелестно в своем белом муслиновом платье с голубыми лентами...»

Элизабет Гаскелл «Жены и дочери» (перевод В. Григорьевой) «Начнем со старой детской присказки. В стране было графство, в том графстве - городок, в том городке - дом, в том доме - комната, а в комнате – кроватка, а в той кроватке лежала девочка. Она уже пробудилась ото сна и хотела встать, но...»

Элизабет Гаскелл «Занимательно, если не выдумки» (Выдержки из письма Ричарда Виттингема, эсквайра) (перевод С.Поповой) «В своё время Вас настолько позабавило чувство гордости, испытываемое мною по поводу происхождения от одной из сестёр Кальвина, вышедшей замуж за Виттингема, декана Дарема, что сомневаюсь, сможете ли Вы оценить глубину и важность мотивов, приведших меня...»

Элизабет Гаскелл «Признания мистера Харрисона» (перевод С.Поповой) «Ярко пылал огонь в камине. Жена только что поднялась наверх уложить ребенка в постель. Напротив меня сидел Чарльз, загорелый и импозантный. Как приятно было осознавать, что впервые с мальчишеских времён мы сможем провести несколько недель под одной крышей...»


 

Читайте:
«Мой нежный повар» - Неожиданная встреча на проселочной дороге, перевернувшая жизнь
«Записки совы» - Развод… Жизненная катастрофа или начало нового пути?
«Все кувырком» - Оказывается, что иногда важно оказаться не в то время не в том месте
«Новогодняя история» - Даже потеря под Новый год может странным образом превратиться в находку
«Русские каникулы» - История о том, как найти и не потерять свою судьбу
«Пинг-понг» - Море, солнце, курортный роман... или встреча своей половинки?
и другие.


 

«Детективные истории»:

 Хроники Тинкертона: O пропавшем колье, «В Лондоне шел дождь, когда у дома номер четыре, что пристроился среди подобных ему на узкой улице Милфорд Лейн, остановился кабриолет, из которого вышел высокий...»

О театральном реквизите «Когда многочисленные театралы, кто пешком, а кто и в экипаже, стремятся под портик Ковент-гарден, ожидая открытия дверей, они не подозревают, что частенько более захватывающие представления разыгрываются не на оперной сцене...»

Рассказы о мистере Киббле: Как мистер Киббл успокаивал призраков «Леди Бриджет деликатно вздохнула. Опять этот ужасный стук ни с того, ни с сего! А когда не стук, то странное завывание, ничуть не похожее на вой ветра в печной трубе. Мало того, что душераздирающие звуки нарушали покой высокородной леди, но еще и появлялись совершенно нерегулярно и непредсказуемо, и ни днем, ни ночью от них не предвиделось никакого спасения...»
и другие.


 

История в деталях:

Правила этикета, Англия: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений

Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »

Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »

Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »

Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »

Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


 

Слово в защиту ... любовного романа «Вокруг этого жанра доброхотами от литературы создана почти нестерпимая атмосфера, благодаря чему в обывательском представлении сложилось мнение о любовном романе, как о смеси "примитивного сюжета, скудных мыслей, надуманных переживаний, слюней и плохой эротики"...»

Что читали наши мамы, бабушки и прабабушки? «Собственно любовный роман - как жанр литературы - появился совсем недавно. По крайней мере, в России. Были детективы, фантастика, даже фэнтези и иронический детектив, но еще лет 10-15 назад не было ни такого понятия - любовный роман, ни даже намека на него...»

Наташа Ростова

Наташа Ростова - идеал русской женщины? «Недавно перечитывая роман, я опять поймала себя на мысли, как все-таки далек - на мой женский взгляд - настоящий образ Наташи Ростовой от привычного, официального идеала русской женщины...»

Ревность или предубеждение? «Литература как раз то ристалище, где мужчины с чувством превосходства и собственного достоинства смотрят на затесавшихся в свои до недавнего времени плотные ряды женщин, с легким оттенком презрения величая все, что выходит из-под пера женщины, «дамской" литературой»...»


 

Мы путешествуем:

Я опять хочу Париж! «Я любила тебя всегда, всю жизнь, с самого детства, зачитываясь Дюма и Жюлем Верном. Эта любовь со мной и сейчас, когда я сижу...»

История Белозерского края «Деревянные дома, резные наличники, купола церквей, земляной вал — украшение центра, синева озера, захватывающая дух, тихие тенистые улочки, березы, палисадники, полные цветов, немноголюдье, окающий распевный говор белозеров...»

Венгерские впечатления «оформила я все документы и через две недели уже ехала к границе совершать свое первое заграничное путешествие – в Венгрию...»

Болгария за окном «Один день вполне достаточен проехать на машине с одного конца страны до другого, и даже вернуться, если у вас машина быстрая и, если повезет с дорогами...»


 

Fan fiction

Стас
    Хелга

Новогодняя пьеса-Буфф

Содержащая в себе любовные треугольники и прочие фигуры галантной геометрии.
С одной стороны - Герой, Героини (в количестве – двух)
А также Автор (исключительно для симметрии)

Начало     Пред. гл.

 

        Действие третье. Пролог.

    (Автор, уже в достаточном подпитии, в костюме шмеля выходит на авансцену.
Заглядывает в яму и произносит, просияв)
:

Автор

– Любезные Дамы и господа. И вот, я снова с вами. Я — тут.
Господи, не передать словами. В яме натянут батут!!.

    (Под звуки «Полета шмеля» кружится по сцене, делает отчаянное антраша и блаженно валится в яму. Все последующее действие комментирует при выпрыгивании в разных позах над сценою.)

  Хор

 

(Всю правую половину сцены занимают «собирательные» дамы из Хартфордшира.
    На них надета вся коллекция мод сезона 1810 года (она несколько устарела, но в провинции кажется высшим шиком). Поэтому дамы стоят на максимально возможном в условиях сцены расстоянии друг от друга, и все имеют одинаково презрительное выражение лиц.

    Всю левую половину сцены занимают многочисленные родственники и знакомые.
    Про них можно сказать только одно, что все они ДОСТОЙНЫЕ многочисленные родственники и знакомые.

    В середине сцены на бутафорской голой скале стоит Миссис Беннет. На ней одето роскошное платье пурпурного шелка, декорированное многочисленными гирляндами искусственной зелени, На голове у нее в высокой прическе совсем потерялся скромный терновый венец).

 

        Действие третье. Сцена первая.

 

Хор

Дамы, приятные во всех отношениях

– О, Как Злодейка-судьба посмеялась.
Юную деву безмерно карая.
Только бедняжка с семьею рассталась,
В жизни семейной возникла другая.

Хор достойных родственников

– О... Страшный час. О... Горький час.
Минуй же судьба сей чашею нас.

Мисс Беннет (уставшая от долгого молчания, начинает не в такт):

– Я говорила. Я знала, я чувствовала.
Что выйти замуж – большое искусство и...
Три мои дочери славно устроены.
А эта Шарлотта... ничем не достойна их.

Автор (грозно выпрыгивая из ямы)

– Молчи, многословная мать.

    (Миссис Беннет провожает его падение презрительным взглядом новоявленной тещи-аристократки. Но, так как взгляд требует паузы, теряет право голоса).

 

Дамы просто приятные.

– Вы знаете слухи, вы знаете новость.
Что леди Кэтрин (сама непреклонность).
Забылась настолько, что даже смешна.
Она госпожа ведь, а не Жена.

Хор достойных родственников

– О страшный рок. О жуткий рок.
К себе мы не пустим чету на порог.

 

Миссис Беннет (стараясь сохранить аристократически вид, начинает соскальзывать со скалы и истерически орет):

– МИСТЕР БЕННЕТ!

Мистер Беннет (выходит с томиком стихов в одной руке и стаканом портвейна в другой. Меланхолично оглядывает собрание, вздыхает и читает по книге)

– Молчите, сплетники, молчите, – пустозвоны.
Не только в наказание даны нам наши жены.
И если спросите меня вы вновь,
Я вновь отвечу: Мир – это – любовь.

Мистер Беннет

(Оторопело смотрит по сторонам)

– Это я сказал?

Автор (пролетая над сценой)

– Да, именно Вы.
Только мой текст...

Конец первой сцены (партитура света: общее затемнение)

 

        Действие третье. Сцена вторая

    (Сцена разделена пополам: левая половина – гостиная в Розингсе, правая – кабинет Мистера Коллинза в Хансфорде. Партитура света: попеременное освещение левой и правой частей сцены, левая – желтый, правая – зеленоватый.

    Освещение правой половины сцены. Входит Шарлотта в зеленом в полоску домашнем платье с широкими рукавами, светлом чепце, останавливается у окна. Говорит чуть взволнованно, попеременно имитируя голос Мистера Коллинза).

 

– Как вы сказали? "Дорогая"? У вас нет сердца...
Вы же умеете говорить пространные речи...
Столь пылко обещали переделать эту дверцу
В беседе с леди...

Автор (вылетая из оркестровой ямы):

– И вытяжку у кухонной печи!..

Шарлотта (продолжает с нарастающей экспрессией)

– Да, хозяйка – она, несомненно, определенно,
Я покорна, как по двору бродящая гусыня,
Меня так учили жить еще с пеленок,
Но вдруг подумалось: я ведь замужем ныне...

(обращаясь к столу мистера Коллинза)
– Да, подумалось, не удивляйтесь так бывает,
Не только Мадам умеет давать советы,
(Зачем же я так, ах, да кто его знает...)
У вас, Мистер Коллинз, на все одни ответы..

 

     (Садится в кресло, проводит ладонью по столу, поправляет чернильницу и мраморную фигурку Купидона, замечает не задвинутый до конца ящик стола, задвигает его, затем выдвигает, задвигает и снова выдвигает).

 

Автор (вылетая и исчезая в оркестровой яме):

– О, женщины!
Вам доверять — наука!
И любопытство...
Как страданье... мука!

    (Фигура Шарлотты погружается в темноту, медленно освещается левая половина сцены, куда энергично врывается Леди Кэтрин в ярко-желтом, усыпанном бутонами, платье, швыряет куда-то зонт и начинает говорить, почти захлебываясь словами).

 

Леди Кэтрин

– Вернулась домой. Вне себя от гнева.
Эта мышь, эта праведница, эта тихоня
(в своем пуританском чепчике она совершенно нелепа)
СМЕЕТ любить моего Коллинза!

Нет, я не какая-то раздраженная стерва.
(А полки в шкафу – вывели меня из себя безмерно).
Это просто расшатанные мои нервы.
Да еще эта курица ведет себя высокомерно.

(Леди Кэтрин резко останавливается и затем кричит в сторону двери)

– Где дочь? Как! Опять гуляет на улице?!
Это второй раз за месяц.
Она заболеет, зачахнет, простудится.

Автор (вылетает и не без изящества дрыгает ножкой):

– О, стоны матери!
Сравнимы лишь с вулканом...
А муки женщины —
С закрывшимся капканом...

Леди Кэтрин (тяжело дыша):

Нет. Месть. Успокоит меня только месть.
Я выведу эту... эту... Коллинз из себя... Непременно.

    (Свет перемещается на правую половину сцены. Шарлотта держит в руках открытую тетрадь, читает, на лице – крайняя степень изумления. Говорит взволнованно, словно после долгого спринтерского бега)

– Муж мой, Коллинз? Его ли рукой
Начертаны эти строки?
Быть не может... О, как же порой
Мужчины несказанно жестоки!
Как затаился, скрывал, откуда
Чувства такие? Он же зануда!
Неловкий, заискивающий... неумен,
Пылкий и скрытный... и все это он?
Коллинз? О Леди Кэтрин, как о женщине?
Она же стара и неженственна...
И влюблена... поверить трудно.
А он? Неужто все обоюдно?

(Замолкает, бросает дневник на стол, рвет ленты чепца, пытаясь снять его, не получается)

– Мистер Коллинз, о, Боже! Чепец меня душит!
Эти ленты, как крепко я их завязала...
Никогда не поймешь человека снаружи.
Эта старая грымза его возжелала?
А мне, позвольте, что? Покорной женой
Сидеть в гостиной, на дорогу глядя?
Нет, не дождешься, супруг дорогой,
Я не сдамся, а Леди пусть в лужу сядет...

(подходит к окну, затем опускается в кресло, продолжает спокойнее, но все еще взволнованно)

– Но как честолюбив, как заносчив?
А я-то думала он – размазня...
Однако, «Дорогая», жребий брошен...
Но рассказать, признаться нельзя...

(Откидывается на спинку кресла и продолжает, закатив глаза)

– Кстати, уши у него не так уж плохи...
И волосы, та прядка у виска.
Сдержаться, бросить все ахи вздохи,
Муж мой, Виллиам, твоя рука...
Мне отдана... и глаза красивы:
Карие, в ресницах столь густых
И голос хоть противный, но где-то милый,
Если не слушать, можно простить.

(Решительно встает, прячет дневник, уходит)

    (Из оркестровой ямы под вальс снежинок выходит протрезвевший и озабоченный Автор. Автор, поправляет сюртук, одергивает жилет, направляется к центру сцены)

Партитура света: медленное затемнение.

 

        Конец первой сцены

 

        Действие третье. Сцена третья.

    (На сцене декорация в виде ствола огромного дуба.
    Пятно света на коре.
    Все остальное (ветви, листва, остальное пространство сцены) теряется в темноте.
    Мистер Коллинз подходит к дубу, устало садится, откинувшись на него спиной.
    Автор так же подходит к дубу. Садится боком к зрительному залу. Раскуривает трубку.
    Какое-то время оба молчат, вглядываясь в клубы дыма).

 

Автор (протягивая Коллинзу его дневник):

– Твое художество?..

Коллинз (равнодушно принимая тетрадь от автора, бросает на ее содержание беглый взгляд).

– Нет. Не мое...

Автор (приподнимается, становится на четвереньки и с изумлением смотрит в лицо сидящему Коллинзу).

– А чье тогда вранье?

Коллинз (пристально глядит на автора. Одной рукой сажает последнего в прежнее положение. Другой забирает трубку. С наслаждением затягивается).

– А угадай с трех раз.
Что, милый Автор – пас?

Автор (опять становится на четвереньки. Все с возрастающим изумлением)

– Это что за выкрутасы. Вот это... (тычет в сторону тетради) это — чье?

Коллинз (усмехается, еще раз затягивается и легонько стучит автора трубкой по лбу).

– Кто здесь дитя Парнаса... Твое – Вот дурачье.

(Затягивается еще раз. Откидывается на ствол и прикрывает глаза).

Автор (вскакивает и с волнением начинает бегать по сцене).

– Не... Ну каков наглец! Кто тут крутил интригу,
Стонал, рассчитывал, соображал,
Как половчее выудить признанье.
Добился своего – теперь не лезешь в книгу.
Простите. В наглую от автора сбежал.
Ну не герой, а просто наказанье.

Коллинз (так же в сильном волнении вскакивает).

– Меня спроси-ка: я в герои лез?
Всегда был туп, как дерево.
Всегда собой доволен.
Когда б не ты, не ты, проклятый бес,
Я был бы весел и благоустроен.
Кто заставлял тебя кромсать сюжет.
Кто вытащил меня для этой пьесы.
Ну нет, мой друг, не выйдет. Я уже
Не слишком подхожу на роль повесы.
Ты думал, что в угоду милых дам
Ты разберешь мне душу по слогам?..

 

    (Оба останавливаются друг напротив друга, набычившись и готовые к драке. В пылу спора не замечают, как из за дерева выходит потрясенная Шарлотта)

Шарлотта (Закрывает лицо руками. Шепотом):

– О боже мой. Все сон. Вся жизнь обман.
Поверила, что наконец любима.
(Коллинзу).
– Ты разорвал мне душу пополам.
Подите прочь.

Коллинз (оглядывается и бросается к Шарлотте):

– Любимая.

Шарлотта (отбиваясь от его объятий)

– Вранье... Кругом вранье.
Будь проклято замужество мое...

Автор (проворно отбегая в сторону)

– Ну, дело кажется, пошло на лад.
Коль оба ссорятся – тут я не виноват.

(Хихикая, проворно прыгает в оркестровую яму и тут же пулей из нее выбегает.
За ним гонится Леди Кэтрин)

    Автор (пытается укрыть от Леди Кэтрин пару Коллинз – Шарлотта, нелепо растопыривает руки и заслоняет их своим корпусом. Леди Кэтрин властно отодвигает его. Подходит совсем близко. Коллинз стоит к ней лицом, прямо выдерживает ее взгляд и еще крепче прижимает к себе Шарлотту. Шарлотта замирает, уткнувшись в его жилетку и вдруг робко обнимает его за талию.)

Леди Кэтрин (грустно усмехается и, неожиданно для всех, гладит Шарлотту по плечу).
(Медленно поворачивается в зрительный зал).


– Мистер Коллинз. Я желаю, чтобы вы выполнили последнее мое поручение.
В Пемберли – прекрасный приход, и я договорилась с Миссис Элизабет Дарси о том, что она походатайствует за вас перед мужем.
Думаю, племянник не сможет ей отказать.

(Неожиданно для всех лицо ее расплывается от долго сдерживаемых слез)

Леди Кэтрин (всхлипывая и махая Автору)

– Забыла... какая там у тебя была рифма в этом куске.

(Автор потрясенно смотрит на нее. Судорожно взмахивает руками и орет осветителю: « Да выключи же свет!» Затемнение).

 

        Действие третье. Сцена четвертая.

     (На темной сцене вспыхивает огонек раскуриваемой Автором трубки. В его свете видно, что в руке Леди Кэтрин тонкая пахитоска на янтарном мундштуке.
    Некоторое время на сцене ничего не происходит. В темноте изредка вспыхивают два огонька и пахнет табачным дымом).

 

Голос Леди Кэтрин (немного хрипло):

– Легкие поберегите.

Автор

– Что?

Леди Кэтрин

– Говорю, легкие поберегите.
Вы весь спектакль, только и делаете,
Что ничего не делаете, прыгаете в оркестровую яму
И дымите.

(Появляется тусклый желтый свет, в котором видно, что Автор и Леди Кэтрин сидят на авансцене свесив ноги).

Автор (опешив, пытается встать).

– Ну знаете.. Дама...

Леди Кэтрин.

– Сидите, дружок, сидите...
– А знаете, мне жаль, что эта пьеса кончается.
Со мной так долго ничего такого не приключалось.
Вот так живешь, живешь, и вдруг понимаешь, что наоборот –
Как раз тогда-то, когда так думала, и не жила вовсе.

Автор (садится и опять берет трубку в рот).

Леди Кэтрин.

– А потом наступает обыкновенная женская осень.
И понимаешь, что невозможно жить вот так из года в год,
И хоть капли любви у Бога, как милости, просишь.

Автор

– У мужчин – так же.

Леди Кэтрин (долго и внимательно смотрит Автору в глаза).

– А он не врет... (в зал)
(Легонько толкает его в плечо.)
– Сумасброд...
Ты для этого взбаламутил народ,
Чтобы пьесой сказать своей старости: «милости просим»?

Автор (берет ее руку и подносит к губам.
Леди Кэтрин шутливо отталкивает его).


– Вот урод...

– Ну зачем ты заставил меня влюбляться в этого мальчика Коллинза...

Автор (Продолжает целовать ее руку).
– Ну виноват. Виноват. Ну все – ты успокоилась?
Хочешь – поедем с тобой в Бат.

Леди Кэтрин

– Еще чего. Там как раз квартирует полк солдат.
И ты их тоже запихнешь в свою гадкую пьесу.

Автор (насмешливо)

– Принцесса. Тогда я просто подарю тебе этот закат и эту опушку у леса...

(Общее затемнение)

 


Женский голос

В этот предутренний свет узкой лесною тропою
Хладной росою босою бреду за тобою,
Жадно глотая холодный и жгучий рассвет.
Травы свои ароматы мне дарят, и след
Того, кто пиитом себя называет (наверно)
Тянется. Капли дрожат на листах, суеверно
Их я коснуться боюсь, воплощения чуда
Тайной тоски и желанья, что бродят повсюду,
Щедрою пригоршней знаки свои рассыпая,
Блекнет и тает средь сини луна молодая,

Леди Кэтрин

Сердце, предатель, не стоит так громко стучать –
Тот, кто уж близко, не должен тебя услыхать,
Я догоняю его и догнать не решаюсь,
Шаг свой умерить и жар, что сжигает, пытаюсь
Сжалься, о, Тихе, судьбы жажду я избежать...

 

        Действие третье. Сцена пятая.

    (В зрительном зале зажигается общий свет. На сцене стоят все актеры, участники пьесы.
    Автор в джинсах и футболке с изображением Ворчуна из Белоснежки (снизу надпись – Prince Сharming), взмахивает вычищенной трубкой).

Автор

– Ну вот, долготерпимые дорогие зрители, и Финал.
А так как ни один Беннет (вопреки ожиданиям) не пострадал,
Готов объявить последнее событие:
НОВОГОДНИЙ БААААЛ.

    (Звучит бравурная музыка из Кабаре. Автор срывается с места, хватает за руку стоящую рядом Леди Кэтрин, последняя – другого рядом стоящего актера, и шумным хороводом, дурачась, подпрыгивая и раскланиваясь публике, они несутся по центральному проходу зала.
    Зрители вскакивают с мест и дружно кидаются в наступившую новогоднюю вакханалию).


F I N


январь, 2009 г.

Copyright © 2009 Стас, Хелга

Автор рисунков: Стас

Обсудить на форуме

Fan fiction

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба www.apropospage.ru  без письменного согласия автора проекта.
Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


      Top.Mail.Ru                   Яндекс цитирования