графика Ольги Болговой

Литературный клуб:


Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл.
Фандом
  − Фанфики по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки




Метель в пути, или Немецко-польский экзерсис на шпионской почве
-

«Барон Николас Вестхоф, надворный советник министерства иностранных дел ехал из Петербурга в Вильну по служебным делам. С собой у него были подорожная, рекомендательные письма к влиятельным тамошним чинам, секретные документы министерства, а также инструкции, полученные из некоего заграничного ведомства, которому он служил не менее успешно и с большей выгодой для себя, нежели на официальном месте...»


Водоворот
Водоворот
-
«1812 год. Они не знали, что встретившись, уже не смогут жить друг без друга...»



По-восточному

«— В сотый раз повторяю, что никогда не видела этого ти... человека... до того как села рядом с ним в самолете, не видела, — простонала я, со злостью чувствуя, как задрожал голос, а к глазам подступила соленая, готовая выплеснуться жалостливой слабостью, волна.
А как здорово все начиналось...»


Моя любовь - мой друг

«Время похоже на красочный сон после галлюциногенов. Вы видите его острые стрелки, которые, разрезая воздух, порхают над головой, выписывая замысловатые узоры, и ничего не можете поделать. Время неуловимо и неумолимо. А вы лишь наблюдатель. Созерцатель. Немой зритель. Совершенно очевидно одно - повезет лишь тому, кто сможет найти тонкую грань между сном и явью, между забвением и действительностью. Сможет приручить свое буйное сердце, укротить страстную натуру фантазии, овладеть ее свободой. И совершенно очевидно одно - мне никогда не суждено этого сделать...»


Пять мужчин

«Я лежу на теплом каменном парапете набережной, тень от платана прикрывает меня от нещадно палящего полуденного солнца, бриз шевелит листья, и тени от них скользят, ломаясь и перекрещиваясь, по лицу, отчего рябит в глазах и почему-то щекочет в носу...»


Жизнь в формате штрих-кода

«- Нет, это невозможно! Антон, ну и куда, скажи на милость, запропала опять твоя непоседа секретарша?! – с недовольным видом заглянула Маша в кабинет своего шефа...»


История в деталях:

Правила этикета: «Данная книга была написана в 1832 году Элизой Лесли и представляет собой учебник-руководство для молодых девушек...»
- Пребывание в гостях
- Прием гостей
- Приглашение на чай
- Поведение на улице
- Покупки
- Поведение в местах массовых развлечений
Брак в Англии начала XVIII века «...замужнюю женщину ставили в один ряд с несовершеннолетними, душевнобольными и лицами, объявлявшимися вне закона... »
Нормандские завоеватели в Англии «Хронологически XII век начинается спустя тридцать четыре года после высадки Вильгельма Завоевателя в Англии и битвы при Гастингсе... »
- Моды и модники старого времени «В XVII столетии наша русская знать приобрела большую склонность к новомодным платьям и прическам... »
Старый дворянский быт в России «У вельмож появляются кареты, по цене стоящие наравне с населенными имениями; на дверцах иной раззолоченной кареты пишут пастушечьи сцены такие великие художники, как Ватто или Буше... »
- Одежда на Руси в допетровское время «История развития русской одежды, начиная с одежды древних славян, населявших берега Черного моря, а затем во время переселения народов, передвинувшихся к северу, и кончая одеждой предпетровского времени, делится на четыре главных периода... »


Мы путешествуем:

Я опять хочу Париж! «Я любила тебя всегда, всю жизнь, с самого детства, зачитываясь Дюма и Жюлем Верном. Эта любовь со мной и сейчас, когда я сижу...»
История Белозерского края «Деревянные дома, резные наличники, купола церквей, земляной вал — украшение центра, синева озера, захватывающая дух, тихие тенистые улочки, березы, палисадники, полные цветов, немноголюдье, окающий распевный говор белозеров...»
Венгерские впечатления «...оформила я все документы и через две недели уже ехала к границе совершать свое первое заграничное путешествие – в Венгрию...»
Болгария за окном «Один день вполне достаточен проехать на машине с одного конца страны до другого, и даже вернуться, если у вас машина быстрая и, если повезет с дорогами...»
Путешествие на "КОН-ТИКИ" «Иногда вы оказываетесь в необычайном положении. Все происходит постепенно, самым естественным образом; и когда уже нет никакого возврата, вы вдруг приходите в удивление и спрашиваете себя, как вы до этого дошли...»
Тайна острова Пасхи «У меня не было аку-аку. Да я и не знал, что это такое, и поэтому вряд ли смог бы им воспользоваться, даже если б он у меня и был. На острове Пасхи все уважающие себя люди имеют аку-аку, и там я тоже им обзавелся...»


 

 

Творческие забавы

Сборники


Если мы когда-нибудь
встретимся вновь

Рассказ с продолжением
- коллективная литературная игра

Начало

Джастина

Пред, стр,

Продолжение

Он бросил сумку на заднее сидение, отмахнулся от Лялечкиного предложения сесть за руль и плюхнулся рядом. Принятый накануне вечером и добавленный с утра коньячок перевел его из состояния водителя в состояние пассажира, и она прекрасно знала об этом, но поступала как всегда: пыталась устроить спектакль из любой мелочи. В голове мелькнуло: «А что, если бы я сейчас согласился вести машину?». Саша давно научился и привык поддерживать Лялечку в ее театральных представлениях, но теперь вдруг крамольная мысль сделать все не так ящерицей заползла в сознание. Он представил себе Лялины округлившиеся глаза и немой рот, приоткрывшийся, но не нашедший что сказать. Сашины губы безвольно расползлись в улыбке от вида этой картины, рожденной в больной голове. Лялечка отнесла эту улыбку на свой счет, звонко защебетала, что тоже очень рада его видеть, чмокнула Сашу в щеку и повернула ключ зажигания.
    Головная боль, набирая обороты, мучительно застучала в висках. Саша окинул взглядом машину. Это миниатюрное произведение автомобилестроения, как и положено женской машине, было чистеньким, с отдушками, колокольчиками и карманчиками. Именно о такой машине ему неоднократно намекала Ляля, вот она - Лялина мечта. Чья же это машина? Ах да! Ее мамы! Как он мог забыть, он же столько про нее слышал! Цвет и форма, - все в соответствии с последними тенденциями «Энской моды», - родилось несердобольное определение, и что-то злое, взбудораженное головной болью, вылезло из темных комнат Сашиного сознания, жестко, даже жестоко добило его. «Мечта блондинки» – светло-малиновый минигольф с пушистым зверьком на панели и нетрезвым бизнесменом на пассажирском сидении!
    На этом этапе его мысль остановилась, поморщилась и продолжила свой убийственный поход по его Сашиной сущности: бизнесмен с кольцом и предложением за пазухой! Рука поползла к внутреннему карману, ощупала и дернулась внутрь, отрезвив голову и прогнав на мгновение головную боль. Коробочки там было! Заметив краем глаза Лялино беспокойство, Саша принял спокойный вид, еще раз ощупал карман, медленно достал сигарету, успокоив этим Лялю, закурил и приказал себе не дергаться, а спокойно подумать. Он хотел срочно обшарить сумку, но предусмотрительно отложил этот обыск на потом, расположился поудобнее в кресле и начал вспоминать. Нет, он конечно мог, в его то состоянии, опять переложить коробочку в сумку, но это было мало вероятно.
    События с момента посадки в поезд, как ускоренное кино, пробежали в его голове. Вот он кладет сумку на полку, потом опять снимает сумку, достает кольцо, - это он помнил точно, он ведь хотел заглянуть внутрь, но Дашин взгляд сверлил ему затылок и он быстро спрятал красную коробочку во внутренний карман пиджака. Потом сел, встал, пошел в бар. Вот он сидит за стойкой. Бармен, кино, футбол, кофе, парни рядом крутились, парочка миловалась. Вот он встал и направился к своему месту. Вот оно! Ну конечно! Он же снимал пиджак, сначала бросил, вернее, перекинул через спинку высокого стула, а потом бармен показал ему на вешалку, и Саша повесил пиджак туда. Варианты событий кривым, насмешливым списком выстроились в очередь, а эта нелюбезная, вовсе лишенная снисходительности сущность, из дальней темной комнаты, встала во весь рост и с наслаждением резюмировала: потерял или украли. Потерял? Где? Да где угодно! Когда швырял свой пиджак на стул, к примеру. Украли? Кто? Как? Тоже легко! Начиная с этой парочки, что все время была рядом. Хорошо, что бумажник и документы на месте, а кстати, на месте ли? Саша продолжил поиск, документы лежали во внутреннем кармане надежно застегнутые на потайную молнию. Ух, от сердца отлегло!
    Александр опять поймал озабоченный взгляд Ляли, и в очередной раз напомнил себе о необходимости принимать решения, не воспроизводя на лице этапы процесса. И еще он напомнил себе, что решения надо принимать быстрее и четче. Бесполезно думать о том, куда делось кольцо. Думать надо, что делать дальше?! Предложение руки и сердца без предъявления кольца, конечно, могло сильно подпортить впечатление о нем, но Саше не пришлось напоминать себе, что ему давно уже не двадцать лет, и что такие накладки не могут ему помешать.
    Все эти мысли достаточно быстро пробежали в голове, оставив за собой порядок и принятое решение. Далее должно было наступить спокойствие, но оно не приходило и не давало возможности расслабиться, а расслабиться очень хотелось, потому как чувствовал себя Саша крайне плохо. Похмелье с многочасовой дорогой, Даша, кольцо, всего этого было многовато, но что-то еще смущало. Недобрая хозяйка черных комнат Сашиной души, которую он выпустил и даже дал в руки микрофон, не хотела уходить. Она ехидно напомнила, что он без кольца в кармане, украшает машину Лялиной мечты, не забыв заметить, что колец у Ляли теперь будет просто уйма. И не только колец, - у нее будет все, потому как у нее будет он – Саша. Александр отмахнулся, сказал злобной, чтобы уходила и отвернулся к окну.

    Ляля припарковалась у супермаркета.
    − Мама попросила купить кое-что по мелочам. Пойдешь со мной?
    − Нет, можно я посижу? Разморило что-то, - словно в подтверждение своих слов Саша устало потянулся. Ляля не сопротивлялась.
    − Ну, я бегом, - она сдула на него воздушный поцелуй и, грациозно не торопясь, скрылась в открывшихся дверях.

    ***

    Даша все никак не могла прийти в себя, а Антон все говорил и говорил в машине и по дороге со стоянки, дома хвостом сопровождая ее по комнатам. Даша ходила по квартире раскладывая вещи из сумки, вдыхая такой родной и уже забытый запах семейного очага. Ей казалось, что все в доме не так, впрочем, это чувство не было для нее новым, каждый раз, возвращаясь домой, она удивлялась этому ощущению непривычности. Приняв душ, она остановилась возле зеркала: на нее смотрела какая-то другая женщина. «Да ну», - отмахнулась она и пошла на кухню, откуда распространялся, заполняя собой квартиру, очень аппетитный запах. К моменту когда они сели за стол Даша знала почти все новости, что случились в городе за время ее отсутствия.

    − Малицкий все-таки решил взять подрядчиком «Софтлайн». Так что теперь мне придется мотаться в командировки, ну, а ты будешь ждать меня, - радостно продолжал Антон.
    У Даши комом встало в груди, мешая дышать, состояние свершившейся, отчаянно отодвигаемой, упорно не замечаемой неизбежности. Она знала, что так и будет, но слабая надежда на чудо все же держала на плаву Дашино желание не верить в происходящее. Сначала они работали с Антоном в одной компании, он был таким милым, жизнерадостным, всеобщим любимчиком и душой компании. Потом они поженились, потом Даша ушла из фирмы фактически к конкурентам, ушла потому, что не могла видеть, как Антон тратит время на пустое, как зарывает в землю свой талант. Он был слишком мягок, слишком неконфликтен, а теперь Даша определяла это уже как бесхребетность. Малицкий использовал Антона на все 150 и 200, Антон не только тащил на себе всю экспертизу партнерских решений, он встречал, провожал, кормил, поил и развлекал всех, начиная от клиентов и заканчивая партнерами всех мастей. Его легкий характер, умение поддержать беседу с любым даже совсем незнакомым человеком, способность разговорить любого зануду, ну и чего не отнимешь, высокий профессионализм, - делали его незаменимым человеком в вопросах дипломатии отдельно взятой фирмы.
    Поначалу Даша мягко пыталась открыть Антону глаза на происходящее, потом ругалась, потом ставила ультиматумы и наконец ушла из фирмы. Она думала, что если не будет знать, то и волноваться будет не о чем. Но все оказалось сложнее. Во-первых, потому что Антон делился с ней всем происходящим. Во-вторых, работа в конкурирующей фирме давала горы информации, дополняя и расширяя имеющуюся, тем самым не облегчая ей жизнь. Порой Даше хотелось засунуть голову в подушки, не видеть и не слышать, бежать.
    Последнее время к обиде за мужа, как за человека, на которого она когда-то смотрела, открыв рот, добавилась еще и малодушная, банальная, бессердечная ревность. Обеды, ужины, банкеты, рыбалки и пикники, на которых Антон был незаменим, определенно должны были так закончится. Ей говорили мама, свекровь, золовка, осторожно намекали подруги. Но Даша не верила.
    − Я тоже езжу в командировки и что? Если люди любят друг друга, они должны доверять.
    Она до сих пор не верила и пыталась найти всему логичное, а, главное, честное объяснение. Но Антон все меньше и меньше оставлял ей шансов. Все чаще она ловила его на лжи. Она и раньше знала, что Антон не приверженец прямых и четких линий, наверное, были замешаны где-то у корня его генеалогического древа гены ближайшего родственника и великого обманщика Алдара-Косе. Окончательно запутавшись в поисках ответов на свои вопросы, Даша посвятила некоторое время научно-изыскательской работе в сетях интернета, вопрошая поисковики: «Почему человек врет?». Узнала много нового, например, что все мы врем. Статистика говорила, если, к примеру, студент разговаривает с родителями по телефону, то за время разговора он обязательно скажет хоть одно слово неправды, причем в ста процентах случаев. Еще она узнала, что нет ни одного человека, который раз в день не нарушал бы гармонию мира словом неправды. В попытках структурировать мысли она определила круг слов которыми человечество научилось камуфлировать эту твердо-циничную сущность под названием ложь. Но это не приблизило ее к пониманию, а главное к принятию такого положения вещей в мире.

    Сейчас Даша страдала от предопределенного круговорота лжи в природе. Все слишком очевидно, и все пройдет путь от начала до конца, но изменить ничего нельзя. А дело было в некоей Людочке, которая работала в «Софтлайне» и отвечала эта Людочка за размещение в ее фирме пресловутого заказа. Для достижения поставленной цели Людочка была готова на все. Даша давно убедилась в умении Людочки абсолютно правильно определять человека, от которого зависит ее бизнес-успешность на ближайшие полтора года. Уже несколько месяцев как Людочка начала крестовый поход по завоеванию его, т.е. Антонова расположения. Интрига была шита белыми нитками, но Антон упорно не замечал очевидное. Сначала он просто отрицал Людочкину заинтересованность. Потом он утверждал, что, может, она и оказывает ему некоторые знаки внимания, но это объясняется не более чем упорством партнера в решении бизнес-задач, а методы решения бизнес-задач были объявлены как "допустимые". Но когда эти самые "допустимые" методы перешли все самые смелые допустимые границы, Антон признал-таки, что Людочка не равнодушна к нему в более широком смысле. Теперь наступил новый этап этой трагикомедии, пропитанный ложью, как курилка - табачным дымом. Антон не отрицал неравнодушия со стороны Людочки, но категорически заявлял о своей стойкости вызывающей зависть даже у кремня.
    − Как же я устала, - сказала себе Даша, ложась спать. Она отчаянно тосковала по простым и понятным отношениям, она хотела не прятать глаза, встречая бывших коллег, устала перебивать подругу, которая каждый раз пыталась помочь Даше найти выход, но в который раз убеждалась - у этих гонок по вертикали нет финиша, как нет конца у игрушечной железной дороги.

    Закрывая глаза, она вспомнила своего попутчика: « Я к невесте ехал, делать предложение». В памяти возникли серо-зеленые глубокие глаза Александра, его прямой, наверное, даже наглый, оценивающий взгляд. «Может, я с ума сошел. Может быть, еще не поздно что-то изменить. Я не хочу вот так, сейчас, с вами попрощаться». Фразы по одной всплывали у нее в памяти. Просто, прямо, а главное - честно. Это признание подкупало, исцеляющим бальзамом ложилось на израненное сердце. Даша вспомнила как Александр, вогнав ее в состояние волнительной тревоги и возбуждения, просил позвонить. Четыре девятки, восемь-два-семь, вспомнила она номер телефона, такой легкий, а последние три цифры совпадали с номером ее служебного удостоверения, забавно. Интересно, он будет ждать звонка или, только зайдя за семафор, забудет о ее существовании? Впрочем, какая разница. Даша твердо знала – она не позвонит ему, никогда.

    ***

    Умытый дождем город встречал Сашу радостно, приветствуя буйной листвой, улыбаясь солнечными зайчиками. Небо, темно-голубое с белыми барашками редких облаков опять притянуло взгляд. Как он любил небо! Оно отвлекало, успокаивало, манило и радовало, оно всегда много обещало и почти никогда не обманывало. Желание подняться в воздух, опираясь на чуткие крылья, услышать такой привычный, успокаивающий рев мотора захватило его целиком, прогнав окончательно все остальные навязчивые, непрошеные мысли. Он вспомнил о договоре с Игорьком поехать на аэродром в следующие выходные. Давненько они с другом не держали в руках штурвал.
    Это было его давнее увлечение, впрочем, какой мальчишка не мечтал в детстве быть космонавтом. Но в становлении Сашиной мечты решающую роль сыграл двоюродный дядя. Когда высокий человек в летной форме появлялся во дворе, кривая котировок Сашкиных акций ракетой взлетала вверх. Сашке завидовал весь двор, ведь дядя Артур не только привозил летающую модель самого лучшего самолета, но и обязательно возил племянника на аэродром, катал на вертолете. Сашка потом подолгу рассказывал мальчишкам о полетах, с видом знатока повторял совсем непонятные слова, и гордость распирала Сашку, позволяя, пусть ненадолго, но -почувствовать себя королем двора.
    Полеты не стали для Александра делом жизни. Пройти медицинскую комиссию в авиационное училище оказалось непросто. Сначала врачи докопались к легкой картавой нотке в его голосе, а когда узрели повышенную чувствительность к яркому свету, то и вовсе закрыли ему путь в авиацию.
    Теперь Александр был благодарен судьбе за то, что в этой стране сменился строй и предоставил возможность летать не только профессионалам. Как грибы после дождя росли разнообразные организации, имеющие летную технику, упростился порядок прохождения всевозможных контролей. Александр смог себе позволить потратить «некоторую сумму» на обучение, и теперь, уже имея все необходимые корочки и допуски, поддерживал Брусникинский аэроклуб, в котором соответственно всегда был желанным гостем.
    Ляля не одобряла, такие траты, опять же опасно. Женщины всегда против, впрочем, нет, не все. Тетя Лида, к примеру. Как они хорошо смотрелись с дядей Артуром! Вот реальный пример жены летчика, да и просто красивой женщины! Вдруг Александр поймал себя на мысли, что они с Лялей похожи, та же утонченная стройность, большие глаза, только волосы у тети Лиды были чуть темнее, с каштановым оттенком и что-то еще было не так. Что же? Да все было не так, осенило Александра. Воспоминания хлынули толпой и закружили его сознание…
    Из забытья его вырвал стук захлопнувшейся двери.

    − Мог бы и помочь, - кокетливо пропела Ляля.
    Саша увидел тележку, заваленную всякой ерундой.
    − Ничего себе по мелочам, - мысленно пробурчал Александр, с трудом поднимая себя с сидения.
    Они перегрузили «половину супермаркета» в багажник, сели в машину и двинулись дальше. Ляля, вдохновленная покупками, забыла об обещании позволить Саше отдохнуть и не отвлекать своими разговорами, мелодично запела о какой-то вазочке, которая поразила Лялю с первого взгляда совершенством форм и необычностью расцветки.

    Мысль была потеряна, и Саша опять скользил невидящим взглядом по мелькающим за окнами достопримечательностям Энска. Но еле уловимая, неосознанная догадка, билась умирающей птицей, пульсировала тонкой ниточкой где-то в подсознании. «О чем это я?», - сам себя спросил Александр. И тут она всплыла, ярко, очевидно сформировавшись в отчетливое осознание, это была она - та мысль, которая не давала расслабиться, удивляя отсутствием успокоения после принятого решения. Конечно, Саша мысленно хлопнул себя ладошкой по лбу, кольцо – это же «знак». Что еще должно произойти, чтобы ты понял? Все было против твоей поездки: партнер пригласил на конференцию, но ты отправил зама, машина сломалась, но ты взял билет на поезд. И Даша! Ведь ты сделал этой девушке предложение «повернуть жизнь, виражом на 180 градусов». Если бы она пусть не согласилась, но хотя бы чуть задумалась, всего лишь посмотрела бы тебе в глаза, тебя бы здесь не было…
    Саша не был суеверен. Как дитя своего времени, образованный, самостоятельный мужчина, он и в бога не очень верил, а уж тем более во всякие приметы. Но летный опыт - это было оттуда. Не очень щепетильное, не особо подбирающее слова, бесцеремонное летное братство никогда за словом в карман не лазило и припечатывало как гвоздем к стенке любого, давая короткое и емкое определение всему и вся. Табу в этом балагане была тема предчувствия. Скажи, что ты остался дома т.к. прогноз был неблагоприятный, засмеют, заподозрив в чем угодно, начиная от детской наивной доверчивой привязанности к девушкам из метеорологической службы, заканчивая не способностью признаться, что теща не отпустила. Но когда Игорек, ничего не говоря, в последний момент просто зарулил свой самолет обратно на стоянку и мрачно ушел в кафе пить пиво, мужики за его спиной только переглянулись, кто-то предположив неподходящее внутреннее состояние Игорька, небрежно показал рукой в район сердца и тема была закрыта.
    Доверяя этому самому предчувствию, как самому надежному из всех данностей на земле, Саша даже не стал рассуждать о своем моральном праве менять решение.
    − Что значит, с чем я к ним еду? - сказал он себе, - я еду познакомится, я человек серьезный, и повода нет торопиться. «А вдруг я вам не понравлюсь» - он мысленно обратился к родителям Лялечки, и сам отметил ехидный, издевающийся тон этой фразы.
    Это было оно - то самое, нужное решение, поскольку за ним последовало успокоение, головная боль утихла, оставив усталость с неприятным привкусом на зубах.
    Александр наскоро придумал легенду с вчерашним банкетом, так как скрывать похмелье было бесполезно, еще прибавил к объяснению своего состояния ужасную дорогу в поезде, общее недосыпание, и в таком виде предстал перед родителями Лялечки. Те были любезны, неспешный разговор тек сам собой, потому как реплики Ирины Олеговны в большинстве своем не требовали ответа, а Николай Яковлевич был немногословен.
    Потихоньку разговор исчерпал себя, и многозначительная пауза повисла над столом. Александр, определив момент как подходящий, объявил, что давно хотел познакомиться, выразил надежду на то, что произвел должное впечатление на родителей девушки, с которой давно знаком и в отношении которой имеет серьезные намерения. Под аккомпанемент недоумевающих взглядов Ляли и ее мамы заверил семейство, что теперь им всем будет проще общаться и, когда придет время, принять очень важное решение. С этими словами Саша поднялся, давая понять, что уже поздно, и усталость победила его в неравном поединке.
    Щебеча что-то вроде «я вам постелила в кабинете, там тихо и вы будете себя чувствовать уютно», Ирина Олеговна проводила Сашу, и он, растянувшись на жестковатом диване, провалился в тяжелый беспокойный сон солдата после боя.
    Утром, собираясь на вокзал, Саша отметил, что прекрасная половина человечества в отдельно взятой ячейке общества уже не столь озадачена его вчерашним сольным выступлением. «С проблемой надо переспать», - вспомнил он непреходящую истину, еще раз убедившись в ее правильности, облегченно вздохнул, распрощался и уехал.

    Он не понял, что, собственно, такого он увидел на вокзале, но события вчерашнего дня опять пробежали перед ним. Даша… Что это было? Вон там она села в машину. Вот тут он подал ей руку и, как заклинание, повторил номер своего телефона, просил позвонить. Это же было меньше суток назад, а, как будто, вечность. Как же много он успел понять за это время. И что успел сделать! Александр вспомнил свою коронную речь в доме невесты.
    − Ну ты даешь, Дымов,- с довольной усмешкой сказал он себе, - Я от тебя такого не ожидал.

    Через пятнадцать минут поезд мчал его в обратном направлении, увеличивая расстояние. Тучи сгущались, небо стало темно-серым. «Где то я видел этот цвет, наверное, в ее глазах», - подумал Саша и тут же одернул себя, отругав за неведомо откуда взявшийся романтичный настрой.

    ***

    В цаплином семействе опять творился беспорядок: большая розовая цапля – подарок Ляли - не стояла на своем законном месте. Быстрый взгляд скользнул по фигуркам, двинулся дальше, но притормозил и вернулся обратно. Розовая красавица была задвинута на задний план, голова на длинной шее лежала отдельно.
    Видимо тетя Груша, полная добрая женщина, что делает уборку в Сашиной квартире, опять приводила с собой племяшку.
    − Эх, Иришка, Иришка! - Александр сел в кресло, рассматривая фигурку. Вдруг стало жалко разбитое создание, но он точно знал, что ничего не скажет тете Груше.
    − Цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла, - Саша вслух вспомнил скороговорку из давно минувших времен и безуспешных попыток исправить дикцию.
    Ну почему именно эту цаплю надо было выбрать для игр и непременно разбить? Саша представил реакцию Ляли. Конечно, она черт знает что подумает, если он не выдаст виновницу происшествия, и обязательно все выскажет тете Груше, если узнает правду. Оба варианта не очень устраивали Александра.

    От этих невеселых мыслей его отвлек телефонный звонок.
    − Привет, ты уже дома? Я, в общем, набрал на удачу, еду тут мимо, - весело поздоровался Игорь.
    − Да вот приехал.
    − Я заскочу к тебе на секунду? Глянь, я не забыл там у тебя кабель, ну тот между компьютером и системой?
    − Конечно, заходи, - с этими словами Саша пошел в кабинет. Накануне они с Игорьком мучили новую навигационную систему на предмет связи с компьютером. Шнур торчал там, где и положено.
    − На месте твой шнурок.
    − Сейчас буду, - Игорь положил трубку.

    Игорь был как всегда доволен жизнью, улыбался и спешил.
    − Рановато ты, в принципе мог бы и завтра вернуться, - начал он, не успев переступить через порог.
    − Не захотел.
    − Как прошло? - Игорь с ухмылкой многозначительно подмигнул другу, предвкушая полный хвастовства перечень достижений на личном фронте.
    − А! - Саша махнул рукой и жестом позвал друга на кухню.
    − То есть? - в голосе Игоря звучало искреннее удивление.
    − Да ну их. Что будешь - чай, кофе?
    − Пиво, водка, потанцуем, - не задумываясь, продолжил Игорек.
    − А это мысль, ты все равно за рулем, а я выпью, - с этими словами Саша открыл шкаф и достал бутылку коньяка, - Поехали завтра на аэродром, а?
    − Это ты можешь в любой день, ты - птица вольная, а у меня работа, - Игорь сел за стол, насыпал в чашку кофе и пододвинул к Саше с немой просьбой плеснуть кипятка.
    − Ты с темы-то не съезжай! Чего случилось?
    − Да что-то столько всего случилось... Представляешь, я кольцо потерял.
    − Как потерял? То, с брюликом?
    − Ну да. Вот так - потерял или украли, чччерт его знает. Ну, ты же понимаешь, состояние у меня было не ахти какое, - с этими словами он залпом выпил из пузатого фужера на короткой ножке почти все содержимое.
    − М-да, перебрали мы с тобой, это точно... Ну, извини, - Игорек тряхнул гривой русых с рыжим отливом волос, будто вспоминая как ему далось похмелье.
    − И что? Не хочешь же ты мне сказать, что без кольца сватовство не могло состояться? Ввек не поверю, – он с насмешкой посмотрел на Сашу в ожидании ответа.
    − Ну конечно, дело ни в этом.
    − А в чем?
    − Понимаешь, так голова болела, думал – помру! А она лопочет непрерывно, все трещит - без умолку.
    − В смысле? Ляля? - Игорь вопросительно поднял брови.
    − Ну да, Ляля. Ну, хоть бы из жалости помолчала, что ли.
    Игорь неверящим, недоумевающим взглядом в упор смотрел на друга.
    − У тебя с головой как, все в порядке? - поинтересовался Игорь усугубляя свое волнение за друга легким движением пальцев у виска.
    − Не знаю, - повисла пауза.
    Саша смотрел в окно пустыми глазами. Знакомый пейзаж за окном не давал возможности глазу зацепиться за что-то определенное.
    − Сахар дай, - голос Игоря вытащил Сашу из забытья.
    − Помнишь моего дядьку? Ну, дядя Артур - летчик.
    − Конечно, помню, - в голосе Игоря звучало все возрастающее недоумение.
    − А жену его - тетю Лиду?
    − Да, - Игорь, теряя терпение, ждал продолжения Сашиных бредней.
    − А помнишь, мы к ним на дачу ездили? Ну, пару лет назад. Шашлык, рыбалка, еще Климовы были?
    − Да помню, помню...
    − Я, наверное, рассказывал. Эту дачу, все два этажа, мансарду, балкон с балюстрадами, башенку с голубятней дядя сам построил, своими руками, - Саша глянул на собеседника и, не узрев удивления в лице друга, продолжил. - В смысле, не чертеж – сам. Хотя и чертеж тоже, а в прямом смысле – сам. Каждый гвоздь, каждый кирпич. У него на это три года ушло. А Тетя Лида все это время с ним была, понимаешь? Жила в том домике из двух комнат, в котором у них сейчас банька.
    − А зачем? – пожал плечами Игорь. - У них же вроде шикарная квартира в городе?
    − А затем, что бы быть с ним. Ему тогда совсем тяжело было, его на землю списали, да так неожиданно, что он не знал куда бежать и что делать. А главное – обидно! Можно сказать, на взлете взяли и приземлили. Великая депрессия... Мы все боялись тогда, что он или сопьется или с ума сойдет. Вот и нашлось спасение от всех болезней – этот дом, стройка.
    Саша глотнул еще коньяку и потянулся за лимоном.
    − Ты хочешь сказать, что Ляля с тобой к черту на кулички строить дачу не поедет? – уточнил Игорь.
    − А ты сомневаешься? - В голосе Саши прозвучала усмешка.
    − А ты с ней поедешь? Если она будет, образно говоря, «дачу строить»? - На слове "дача" Игорек поцарапал двумя пальцами невидимое стекло, изображая кавычки.
    Саша смотрел на него, не понимая вопроса.
    − Что уставился? Я говорю, что ты для нее тоже не на многие подвиги готов.
    − А зачем подвиги? – хмыкнул Саша.
    − Она и так многое получит. В комплекте со мной идут квартира, машина, приличный доход, столичная прописка и т.д. и т.п. Ты думаешь, ей еще что-нибудь надо?
    − У нее, вообще-то, тоже хороший комплект, а тебе, тем не менее, мало.
    − Ну, то – я!
    − А то - она, - Игорь саркастически рассмеялся.
    − Ты хочешь сказать, что я сволочь и эгоист проклятый - Саша откинулся на спинку стула, запрокинув голову, и сквозь прищур глаз посмотрел на Игоря.
    − А кто, кроме меня, тебе это скажет?- с победоносной улыбкой резюмировал тот.

    Саша встал, прошел по кухне, делая вид, что на столе чего-то не хватает, достал из шкафа вазочку, и пустую поставил ее на стол.
    − Ну, если так, то человечество, во главе с тобой может быть спокойно за Лялю. В ближайшее время ей не грозит ни один пустующий дачный участок, - с этими словами, Саша провел рукой по лицу, словно снимая невидимую маску.
    − Ладно, пора мне, - поднимаясь, пробубнил Игорь и направился к выходу. Тащи шнурок, и я поехал. Еще дел, как грязи, а я сижу тут с тобой, как нянька, сопли тебе утираю! - Глаза Игоря, как всегда, посмеивались над другом.
    − Вали-вали, психотерапевт доморощенный!
    Они пожали друг другу руки, небрежно обнялись. Игорь вышел, бросив через плечо, - Ты что-то недоговариваешь, друг, вот что я тебе скажу.
    − Не договариваю, - признался Саша - после того, как закрыл за Игорем дверь.

    ***

    Наступил долгожданный выходной. Многократно откладываемые планы поехать на аэродром наконец-то начинали реализовываться. Игорек в этот раз был за рулем. Такому положению вещей предшествовала небольшая перебранка по вопросу: кто ставит свою машину на стоянку и по окончании полетов пьет пиво, а кто, как раб, крутит весь день баранку. Игорек сдался первым под натиском неопровержимых доказательств своей причастности к гильдии бездельников в прошлый совместный выезд.
    Яркое солнце играло лучами, машина мчалась по широкой дороге, туго налегая колесами на разгоряченный асфальт. Автомобилей на дороге почти не было, дачно-озерный сезон взял верх над городской суетой.
    Игорь забыл купить сигареты и притормозил у остановки. Не успели они тронуться дальше, вырулив на дорогу, как Саша не своим голосом заорал: "Стой!!!". Игорь в недоумении свернул к обочине и остановился.
    − Даша, подожди, - Саша выскочил из машины и побежал в обратном направлении, догоняя уходящую девушку. Но разговор не был длинным, Саша лишь перекинулся с девушкой парой фраз и вернулся обратно, мрачнее тучи.
    − Что случилось?
    − Обознался.
    − Ух, ты! А кто есть Даша? Радость наша! - Вопрошал Игорь, снова вернув машину на дорогу и надавив на газ.
    − Да так, - Саша старался придать голосу безразличный тон, но получалось плохо.
    − Ну, давненько я не видел, чтоб ты за «да так» гонялся как юнец, - Игорь был прав: он слишком хорошо знал друга.
    − В поезде встретил, когда к Ляле ездил, - нехотя признался Саша.
    Игорь протяжно присвистнул:
    − Надеюсь, ты был на высоте? Впрочем, какая высота в деревне «Большие бодуны».
    Недолгая пауза повисла в машине.
    − Телефончика то ее у тебя, по всей видимости, нет, коли ты так ломанулся, - скорее утверждал, чем спрашивал его добрый друг и товарищ.
    − Нет.
    − И свой ты ей не дал.
    − Дал, но она не позвонит.
    − Почему?
    − Такие сами не звонят. Впрочем, что я о таких знаю? Я таких еще не встречал.
    − Ого! Ответственное заявление.
    − Не встречал раньше такой, которая когда говорит о футболе, именно о футболе и говорит… - Саша произнес это медленно, растягивая каждое слово.
    − Это как?
    − О футболе, а не о себе, красивой. Что? Никогда не замечал? Говорит, вроде, об игре, а на самом деле следит, как ты на это реагируешь.
    Игорь опять протяжно присвистнул.
    − Короче, ты таким не нравишься?
    − С чего ты взял? – дернулся Саша.
    − Ну, так, по контексту, - Игорь изящно обогнал плетущуюся перед ними малолитражку.
    − Нет, дружище, я ей понравился, это факт, – Саша с самодовольным видом развалился в кресле авто.
    − Есть доказательства? – хмыкнул Игорек, приподняв бровь.
    − Нет, конечно, но я не слепой и кое-что понимаю в этих вопросах, - Саша откинул голову. - Я определенно ей понравился!
    − Ты ей понравился, но ты уверен, что она тебе не позвонит, так?
    − Эти женщины! – повел плечами Саша. – Черт их поймет! Вечно думают одно, говорят другое, а делают третье.
    − Это точно, - кивнул Игорь, - Рядом сидели, значит? А ты каким поездом ехал?
    − Шестичасовым.
    − В шесть сорок. А вагон, место?
    − Вагон по-моему пятый, место сорок седьмое.
    − У окна?
    − Да, - Саша задумался, как будто припоминая, а вернее, делая вид, что припоминает. На самом деле он помнил эту поездку очень четко. Детали всплывали в его голове в отчетливую картину чем дальше, тем четче.
    − Зачем тебе?
    − Да так, - Игорь передразнил интонацию Александра.

    День удался, и неожиданная встреча, под натиском других, более радостных впечатлений, потихоньку забылась. Только ночью, вернее под утро, Саше приснился сон, будто на улице он догоняет девушку, хватает ее за плечи, поворачивает к себе, но это не Даша. Он растеряно озирается по сторонам и вдруг видит сотни девушек. Все они уходят от него и каждая похожа на Дашу, и он бежит, догоняет и убеждается, что опять обознался.

    ***

    Долгий рабочий день клонился к концу. Саша шел по длинному коридору, думая и ни о чем, и обо всем сразу. Надо ехать в Казань: зам провалил переговоры. Надо искать нового специалиста в службу разработок, а где же его взять? Надо не забыть позвонить Ляле. Она звонила весь выходной, но он увидел пропущенные звонки слишком поздно и перезванивать не стал. А утром у него была важная встреча, и он очень коротко обещал ей перезвонить и положил трубку, Но вот он свободен, а звонить почему-то не хотелось.
    Погруженный в ревизию собственных дел, Саша столкнулся с Игорем. Тот шел навстречу и сиял, освещая коридор широкой белозубой улыбкой.

    − Привет! Чем занят? Хочешь - отвлеку?
    − Привет. Какими судьбами?
    − К тебе и не с пустыми руками, - с этими словами Игорь достал из файла небольшое фото, напечатанное на скверном принтере. С фотографии серьезно и пристально смотрела Даша. Глаза у Александра округлились.
    − Откуда?
    − А вот! - и Игорь, как факир, достал из файла еще одну бумажку, сунув ее под нос собеседнику, - Прошу ознакомится: Хоружевская Дарья Васильевна, год рождения, крестилась, училась, не привлекалась, контактный телефон, работала, работает и т.д. и т.п.
    Саша изумленно смотрел на документ, перед ним было резюме Даши, составленное не более полугода назад.
    − Ну, ты и Шерлок Холмс! Откуда?
    − Ой, ну я просто обладаю некоторыми талантами!
    − Скромно так, не гений, нет- просто выдающаяся личность.
    − Именно, - Игорь расправил плечи и с расстановкой продекламировал, - Нет, ребята, я не гордый. Не загадывая вдаль, так скажу: зачем мне орден? Я согласен на медаль.
    Они дружно рассмеялись.
    − Не имей сто рублей, а дружи с кучей интересных людей из всех областей,- отсмеявшись, продолжал Шерлок Холмс местного разлива.
    − У тебя и в Энске друзья?
    − Нет, у меня подруга, имеющая некоторое отношение к области железнодорожных касс. Подруга мне подкинула имя обладательницы счастливого билета на место номер сорок шесть из пятого вагона. А дальше - бескрайние просторы Интернета. Очень хорошо, что твоя попутчица искала работу через интернет-порталы и теперь у нас есть ее резюме. Очень плохо, что она не ведет блогов, тогда бы ты знал не только ее меню на завтрак, но и о чем болит ее девичье сердечко.
    − Вот-вот, по этому я не веду блогов, - пробубнил Саша, и его взгляд в очередной раз быстро пробежал по листку. Личные данные: замужем, детей нет. Вот так за буйной радостью всегда спешит колоссальное опустошение, падение после взлета, ведро холодной воды после парилки. Снегом на голову было это короткое слово - «замужем». Можно было и самому догадаться, тот крепыш встречал ее как- то по-хозяйски. Но догадываться - одно, а точно знать - совсем другое. До этого момента была хоть призрачная, но надежда, а теперь ее нет.
    Но Игорь не дал другу утонуть в этом чувстве.
    − Вот тебе другой, очень интересный источник информации. Есть в Энске люди с открытой душой и огромным энтузиазмом. Некая девушка, состоящая за отдел кадров - современным языком хьюмен ресурсиз - в компании, где раньше работала Дарья Васильевна, регулярно печатает подробный отчет о вечеринках и пикниках на родном предприятии, с описанием действующих лиц и всевозможными фотографиями. Почитай, узнаешь и увидишь много интересного.

    Саша устало зашел в квартиру. Было чисто и пусто. Широкая полоса желтого света от уличного фонаря освещала пол, часы на стене показывали одиннадцатый час. Надо позвонить Ляле, вспомнил он и прошел в кабинет, бросив сумку с ноутбуком перед собой, сел за стол, набрал номер. На том конце ответил знакомый голос.
    − Как же можно, дорогой, а если бы мне нужно было сообщить что-нибудь важное? А ты…
    − Здравствуй, дорогая, Как твои дела? - прервал он ее, - если бы ты сказала, что это срочно, я бы, конечно, выслушал тебя.
    − Я собираюсь приехать на той неделе,- смягчилась Ляля.
    − Ты знаешь сколько дел теперь предстоит, и сколько проблем, - она сделала многозначительную паузу.
    − Я думала, получу диплом, и голова не будет ни о чем болеть, а, оказывается, проблемы только начинаются. Надо как-то устраиваться…
    Ляля все пела и пела, а Саша кивал и крутил маленький настольный глобус, потом, включив на телефоне громкую связь, достал из сумки документы и ноутбук.
    − Работа – это, конечно, важно, но тебе не кажется, что ты как-то поздновато об этом забеспокоилась?
    − Как же!? – завопила Ляля, - как поздновато!? Я… я всегда об этом тебе говорила.
    − Не припомню. Мне казалось, что ты и не думаешь о карьере.
    − Ну, конечно, - замялась Ляля, - есть и другие способы самореализации, семья, брак например.
    Саша молчал, пауза затягивалась.
    − Но ты же понимаешь, Саш: чтобы быть уверенной в завтрашнем дне, чтобы посвящать себя истинному предназначению женщины, надо иметь крепкий тыл, твердое плечо, надежного человека рядом. И только тогда женщина может себе позволить не беспокоится о работе, вернее, заработке и хлебе насущном.
    − Мне казалось, что ты именно так и пытаешься строить свою дальнейшую жизнь, поэтому несколько неожиданны твои разговоры о поиске работы, - машинально произнес Саша, тем временем доставая из сумки ноутбук и бумаги. Рука остановилась, взгляд застыл. С фото на него смотрела Даша. Фото мелкое полосатое, но своим плохим качеством усугублявшее серьезность выражения Дашиного лица. Пальцы потянулись к ноутбуку, и быстро набрали адрес интернет- страницы. С экрана Даша смотрела уже не так отстраненно, темно-серые глаза как будто светились изнутри. Что было там, за полупрозрачным витражом этих глаз? Какие мысли, какие стремления? О чем думает она сейчас? Чем занята?
    − Ты меня слышишь? – донеслось с того конца многокилометрового провода.
    − Извини, отвлекся. Так что ты сказала?
    − Я говорю: Греция, Афины – это что-то с чем-то, а море…! Сашенька, ну ты уже сколько обещаешь, давай поедем, тебе давно пора отдохнуть, ты столько работаешь, и я… Лето скоро закончится, а я еще толком не загорала, бледная как поганка.
    − Погоди, ты о чем? Ты же только что говорила про море дел? Распределение, трудоустройство?
    − Вот так всегда, - вспылила Ляля.
    − Ты меня совсем не понимаешь, не поддерживаешь, тебе и дела нет…
    Ляля начала изливать потоки абсолютных, безоговорочных утверждений, связанных эпитетами в превосходной степени, употребляя вновь и вновь слова, которые так не любил Александр. Он испытывал подсознательное нетерпение в отношении определений: «никогда», «всегда», «совсем», и не любил фразу: «Шеф, все пропало!».
    − Ляля, хватит, - перебил он ее.
    − Что хватит? Что значит - хватит? – в голосе появились истерические нотки, - неужели трудно выслушать?
    − Выслушать не трудно, трудно понять. Да и не люблю я обобщений.
    − Ты даже не хочешь взять на себя труд дослушать меня, а о «понять» я вообще молчу!
    − Ляля, не надо, - еле сдерживая себя в который раз, повторил Александр и в конце концов не выдержал.
    − Замолчи, - сказал не громко, но очень жестко.
    На том конце повисла тишина. А на этой стороне Саша смотрел нет, не на фото, он смотрел в глаза Даше. И когда его рука непроизвольно потянулась к экрану, а тыльная сторона чуть согнутых пальцев, приблизившись к стеклу, коснулась такой холодной, бьющей искрами статического электричества щеки, время остановилось, и он не смог удержать взгляд, опустил глаза и отвернулся.
    − Ты не хочешь ехать со мной в Грецию? – голос Ляли звучал жалобно.
    − Нет, Ляля. Я не поеду с тобой в Грецию. Я никуда с тобой не поеду.
    − Почему? – протянула Ляля, казалось, что она сейчас заплачет.
    − Не могу, извини, - тихо выговорил он.
    − Почему? – все также просительно протяжно звучал голос с той стороны.

    Ему хотелось сказать, что он не может ответить на ее вопрос. Он не может объяснить, потому что сам не знает. Она не поймет, как не понимает он сам. Он больше не может поступать так, как поступал раньше. Он больше не получает удовольствия от отгадывания ее желаний: таких простых, таких понятных и объяснимых желаний. Их несложно угадывать и предвидеть, они предсказуемы и понятны. В определенности есть куча достоинств, но эта определенность его больше не устраивает, не будоражит, не волнует и не приносит удовлетворения.
    − Извини, Ляля, но, по-моему, наши отношения не разовьются до совместного отдыха. Они ни до чего не разовьются. Извини.
    − Как? – почти неслышно отозвалась Ляля и затихла. Пауза висела не долго, но мучительно.
    − Пока, Ляля.
    − Пока, - на том конце повесили трубку.

    Короткие гудки противно заполнили пространство комнаты. Саша быстро нажал кнопку спикера, на душе стало пусто и тревожно. Он предпринял безуспешную попытку понять, отчего ему так гадко и муторно на душе. Встал, прошелся по комнате, налил коньяк в пузатый бокал и подошел к окну. Город светился огнями, машины несли своих пассажиров по их неотложным делам.
    «Что-то я в последнее время делаю много непродуманных поступков», - признался он себе, возвращаясь к компьютеру.
    − Да? Дарья Васильевна, - Саша грустно подмигнул монитору. И, сказав себе, - Посмотрим, что тут у нас есть, - начал раскручивать клубок всемирной паутины. Еще не наступило утро, еще только еле-еле посветлел горизонт, а Александр уже знал очень многое о своей молчаливой собеседнице. Список одноклассников и однокурсников. Отчеты о встречах выпускников с фотографиями. Бизнес план развития компании, в которой Даша работала, и чертеж новой входной группы после реставрации здания.
    Бесценным кладом стали репортажи событий одной фирмы, из которой, как Саша догадался, Дарья уволилась не так давно. Он был готов расцеловать эту мадам, этого бесценного сотрудника, неугомонного специалиста в области человеческих ресурсов, интернет-деятельность которой и дала Александру, вопреки и не глядя, без каких бы то ни было задних мыслей, размещенное на всеобщее обозрение море информации.
    Здесь же Александр нашел и того человека, к которому уже ревновал свою случайную попутчицу. Потому как Саша его хоть мельком, но все-таки видел. Он без труда узнал улыбчивого крепыша на фото с подписью «Антон и Даша». Двое на фото счастливо улыбались, склонив друг к другу головы. Фотография была более чем двухлетней давности.

    ***

    Был выходной, но Александр приехал на работу. Предстоял серьезный телефонный разговор, и нужно было срочно доделать презентацию со сложными расчетами и финансовыми выкладками.
    Независимо от планов и предстоящих дел любой рабочий день Александра обязательно начинался с новостей и почты. Вот только сегодня, как впрочем, с некоторых пор и все предыдущие дни, он открыл новости городского портала города Энск и поймал себя на мысли, что поменял свои утренние привычки. Раньше утро Саши начиналось с «Ньюс-Ру» и «БиБиСи-Ньюс». Потом шла пара сайтов по ссылкам с этих страниц и почта. Сегодня все было почти так же, только вместо мировых новостей - новости Энска, и только потом «Ньюс-Ру» и «БиБиСи-Ньюс». Наблюдалась очень интересная, хотя на первый взгляд и незначительная, перемена в привычках.
    «Наверное, уже достаточно, хватит, быть может», - поймал он себя на мысли,
    «По-моему, ты больной, сколько времени уже страдаешь этой ерундой?» - спросил он сам себя и себе же ответил:
    «Ну, неделю или больше... С тех пор как Игорь помог. Настоящий друг... Не было бы у меня такого друга, уже переболел бы и успокоился, а теперь вот сижу и подогреваю, и накручиваю сам себя… Да уж, - усмехнулся он. - Лучше бы ты записался в фанаты Бритни Спирс. Результат был бы тот же!»

    Во время этого диалога самого себя с собой же самим он наткнулся на новое фото. Компания «АВС» отмечала что-то вроде очередного этапа в своих достижениях. На фото - Даша в компании молодых людей, и почему-то очень грустная, задумчивая.
    − Кстати! У тебя все есть, даже номер ее телефона! Позвони и поговори, ведь ты этого хочешь, признайся!? – продолжился диалог Сашиных внутренних голосов.
    − Спокойно... Ну, есть, и что? Ну, позвоню, а дальше? Здравствуйте, я - Саша, помните тогда в поезде?
    − Ты можешь просто поговорить с ней, представься работодателем, ведь она сама поместила резюме, значит должна быть готова к диалогу.
    − Это, конечно, можно, только зачем? Я ведь не об этом хочу с ней поговорить. Я хочу спросить ее, почему она такая грустная, а чтобы говорить о таких вещах, нужно видеть глаза.
    − Хватит разглагольствовать! Что-то делать надо, или ты маньяк и тебя все это устраивает?
    − Нет, я жду, когда мне все это надоест, захлебнется, утонет и умрет само собой.

    ***

    Зазвонил телефон. Дмитрий, а именно так собеседник просил к себе обращаться, на западный манер - без отчества и на «ты», сдержанно дал Александру понять, что видит в нем серьезного претендента и в перспективе развития нового направления делает на него ставку. Речь шла о долевом участии в крупной западной фирме. Работы предстояло много, и совет директоров рассматривал кандидатов в команду проекта.
    − Скажи мне, Саша, как быстро ты сможешь изучить французский? Я не требую свободного владения, я хочу, чтобы ты был своим среди этих снобов. Знаю, ты человек способный. Что скажешь?
    − Не вопрос, тем более, что небольшая база у меня есть, - ответил Саша, с улыбкой вспоминая интереснейшую историю из своей молодости, заставившую его изучить французский за три дня.
    − Как тебе вопрос переезда?
    − Куда угодно и хоть сейчас.
    − А жена, дети?
    − Я не женат, Дмитрий.
    − Не может быть! Тебе же уже под тридцать.
    − Так получилось. Наверное работаю много.
    − А вот это плохо. Очень плохо. Не в смысле, что работаешь много, а что не женат до сих пор. Ты же знаешь этих французов. Они, при всем своем, убежденные приверженцы крепких семейных устоев. Это правило: мужчина с положением должен быть женат.
    − Дмитрий, я надеюсь, ты понимаешь? Это несколько… - Саша сделал паузу и, не подобрав нужного слова, добавил:
    − Несколько сложно.
    И попытался отшутиться:
    − Может, я лучше выучу еще и китайский?
    − А вот когда дело дойдет до китайцев, тут женитьбой не отделаешься, придется еще и ребенка продемонстрировать, - Дмитрий не то поддержал шутку, не то на самом деле имел в виду азиатский регион.
    Разговор, больше похожий на допрос, длился более часа, и Саша порядком устал. Успел два раза налить и выпить кофе, вставал, ходил по кабинету, опять садился. В конце концов, Дмитрий дал пару советов по тексту презентации, подсказал, с кем и как следует говорить при встрече, на кого надо произвести особое впечатление и кто, по сути, принимает решение там, куда в скором времени позовут Александра для обстоятельной беседы, на этом они распрощались.

    ***

    Работа в первом приближении была готова, и Саша решил сделать перерыв, а потом продолжить. С экрана задумчиво смотрела девушка, которой он не знал, но которая занимала слишком много места в его мыслях. Он потер ладонями виски, ощущая навалившуюся усталость последних дней.
    − Ты тратишь время и силы на проект, который не принесет результата, и обдумываешь планы, осуществлять которые не собираешься.
    Саша вспомнил советы которые любил давать друзьям : «Нет времени и сил всерьез развивать отношения с женщинами - не берись. Надо уметь вовремя поставить точку».
    «Прими решение, - сказал он себе, поняв, что это и есть одна из тех сложных ситуаций, в которых по-другому нельзя. - Итак, принимаем решение: больше не отвлекаться, вычеркнуть из эксплорера лишние адреса, новостей о Дарье Васильевне больше не читать, фото с рабочего стола убрать, к теме звонка не возвращаться».
    Он решительно удалил с компьютера, ставшее таким знакомым и даже родным, лицо. На экране свое законное место занял старый любимый самолет в розовом тумане поднимающегося солнца.

    Неожиданно позвонила Ляля. Она не давала о себе знать со времени последнего разговора, что, в общем, было удивительно. Так долго Ляля еще никогда не «держала паузу», но раньше и он не говорил ей таких слов. Она испросила разрешения зайти: ей срочно понадобилась какая-то вещица, что давным-давно была забыта у Саши дома. Сашу насторожил ее тон: Ляля не намекала на показной разрыв отношений типа «забирай свои игрушки», а Саша ждал именно такого развития событий. И это, как всякое непонимание, настораживало. На душе стало как-то тревожно и неуютно.
    Она сообщила, что зайдет в четыре. Саша планировал в это время уже быть дома, а на случай опоздания у Ляли был свой ключ от входной двери.
    Когда Саша подъезжал, было почти пять. Как он ни торопился, все равно опаздывал. Сам не понимая почему, он хотел видеть Лялю. Двигаться быстрее мешали пробки: стопроцентный инструмент в руках всевышнего для насмешки над нашими планами. К завершению всего, Саша вдруг вспомнил, что пару дней назад поменял замок входной двери своей квартиры. Как он мог забыть? Теперь Ляля, в безуспешных попытках открыть дверь поймет, что ключ не подходит. Она обязательно подумает о преднамеренной смене замка и сделает логичные в этом случае выводы. Стало ужасно стыдно и неловко перед Лялей не только за свою забывчивость. Вся ситуация предстала перед ним, мягко говоря, неприглядной. Дорога стала казаться бесконечной и к тому моменту, когда он подъехал к парковке, его терпение опасно приблизилось к границам взрыва. Саша очень быстро шел, почти бежал, когда увидел Лялю, выходящей из подъезда. Она не заметила его. Качнув локонами золотистых волос, Ляля повернулась спиной и пошла в противоположную сторону. Светло-розовое короткое платье без рукавов и вообще без лишних деталей аккуратно облегало фигурку, притягивая к себе взгляды случайных прохожих.
    − Алена! - крикнул Александр, но она не услышала.
    − Ляля, - Саша догнал девушку уже на перекрестке.
    Она, наконец, остановилась и обернулась.
    − Здравствуй, Саша, - Ляля смущенно улыбнулась и опустила глаза. В ее тонких руках розово-белым стеклом переливалась на солнце цапля с отломанной шеей. Саша окинул взглядом стройную фигуру своей, как ему казалось, уже снова невесты. Неброский макияж подчеркивал блеск ее больших глаз, розовый цвет освежал белизну матовой кожи. Нельзя было не признать - Ляля умела выглядеть. Особенно она была хороша, когда не прикладывала к этому слишком много усилий.
    − Извини, я поменял замок, старый сломался так некстати. Я забыл тебе сказать, - начал оправдываться Саша.
    − Да, я догадалась, - совершенно спокойно ответила Ляля, продолжая улыбаться, - тетя Груша открыла мне. Она быстро окинула Сашу взглядом.
    − Ты плохо выглядишь, наверное, мало спишь? Я забрала цаплю, - она опять опустила глаза.
    − Жалко, что ты ее разбил, я понимаю что ты… Но зачем же так? Как-то некрасиво это…
    Ее слова резали слух. Лучше бы она ругалась или закатила истерику. Было бы понятней, а главное привычней, а такая Ляля была совсем неожиданной для Саши, и он не знал, что говорить и делать.
    − Прости, так вышло. – Помявшись, он предложил. - Если ты не очень торопишься, может, пойдем, выпьем чаю?
    − Извини! (Она не добавила «дорогой»). Я пойду. Знаешь, Машка звала посидеть в «Пеликан». Пока.
    С этими словами она направилась на стоянку такси, стуча каблучками по тротуару, легко и грациозно.
    − Чччерт, - выругался про себя Александр. Он пошел домой, когда дверца авто захлопнулась, и машина, гулко урча, промчалась мимо. А Ляля не оглянулась и не помахала ему рукой.

    ***

    Опять утро понедельника, опять работа. Из нее состоит жизнь - начинается утром и заканчивается ночью. Одна сплошная работа! Александр сдержал данное себе слово. Хотя это и стоило ему определенных усилий над собой, но Энские новости он открывать не стал, а пробежался по анонсам мировых новостных каналов и принялся за почту. От писем Александра оторвал звонок.
    − Доброе утро, Николай Андреич! Рад Вас слышать!
    − Здравствуй, дорогой, ну я не буду тебя долго отвлекать, сразу к делу. В субботу мы устраиваем небольшой сабантуйчик с выездом в «Озерное». Ты приглашен. Как всегда будут свои и чужие, нужные люди, новые партнеры, старые враги, словом всякой твари по паре. Ну, ты меня понимаешь?! Повод - наше победоносное завершение проекта, ну, и некоторая необходимость в новом заказе. Ну, ты меня понимаешь?! Регламент прост: в субботу заезжаем, знакомимся, начинаем пить, потом продолжаем пить, потом официальная часть, раздача слонов и пряников, потом опять продолжаем пить, музыка танцы, свободная часть. Ну, ты меня понимаешь?!
    Наконец Николай Андреевич остановился перевести дыхание, а затем негромко, но очень заразительно рассмеялся.
    − Понял, понял! - тоже не удержался и рассмеялся в ответ Александр.
    − Утром похмелье с купанием в озере и все такое. Возьми с собой девушку, чтоб совсем не спиться с нами - старыми алкоголиками. Я забронирую за тобой приглашение на две персоны.
    − Хорошо Николай Андреич, я рад, что позвали. Обязательно буду.

    Николай Андреевич спросил про здоровье и дела, и уже хотел было распрощаться, когда Саша вспомнил, что у него есть просьба.
    − Николай Андреич, я Вас никогда не просил для себя лично, - он сделал паузу и продолжил:
    − Устройте к себе одну милую девушку, только из института, диплом красивый, а за все остальное не ручаюсь, поэтому и прошу как об одолжении для себя.
    − Конечно! Какой разговор! Желательно, чтобы не только диплом был красив. Но коли надо... Валя позвонит тебе, дашь все данные. Что не сделаешь для верного друга.
    С этими словами Николай Андреевич отключился.
    Саша тоже положил трубку, подумав: «Вот я уже и верный друг. Буду надеяться, что Лялино трудоустройство не будет стоить мне слишком дорого».
    Валя вскоре позвонила, и вопрос с Лялиным распределением был решен наилучшим образом.
    Надо позвонить Ляле. Надо перестать метаться и сделать все так, как он планировал прежде. Надо жениться! Осталось только получить прощение Ляли и, по большому счету, примирение неизбежно. Надо только сделать ей пару милых подарков и пригласить с собой на отдых.
    Таким, после некоторых раздумий и достаточно удачного первого шага, представился Александру план дальнейших действий.

    Время летело, только успевай оглядываться. Кажется, только успел открыть и закрыть глаза, а уже закончилась среда. Перед тем как уйти с работы Саша заглянул в календарь на эту неделю. В субботу – «Озерное», а он так и не позвонил Ляле. Да, он забегался и не позвонил. «Вот трудоголик проклятый», - выругался он про себя.
    − Кто же за такого замуж-то пойдет? Наговорил невесте черт знает чего, а прощения попросить времени нет!
    Не откладывая на потом, Саша набрал Лялин номер.
    Она опять ответила как-то странно, слова те же, но тон и выражение голоса были необычны - Ляля говорила тихо, глотая слова. Потом фоновая музыка стихла, и ее голос стал громче и спокойнее. Все это показалось странным. Сам факт присутствия Ляли в шумном месте не был неожиданным. Привычки Ляли на этот счет были известны. Саша мог с высокой долей вероятности угадать с кем и где тусуется его подружка в данный момент времени, а вечера Ляля проводила обычно не в библиотеках. Странным было то, что она ушла от музыки и подружек, чтобы поговорить с ним. Это было не в ее стиле. Обычно она начинала говорить нарочито громко и произносить вслух фразы, которые и так были ясны ее собеседнику, но она не могла иначе, ей надо было, чтобы все подружки знали - ей звонит он - Саша.
    Теперь же она спешила закончить разговор. Александр не настаивал, и, пожелав ей приятного вечера, вдруг вспомнил о цели своего звонка и пригласил ее в субботу на «Озерное»".
    − Мне надо подумать, - ответила она. - У меня могут возникнуть планы.
    Тут Саша впал в полный ступор. Они договорились позже созвониться и Саша положил трубку.
    − Ничего себе, брат, ты слышал? У нее могут возникнуть планы. Это какие, собственно? Если бы она записалась в салон красоты, то выложила бы эту информацию сразу, не раздумывая. Или она обижается до сих пор, вот и темнит.
    − Черт... Кто их поймет этих женщин! - с этой мыслью Саша взял со стола ноутбук и отправился домой.

    Уже практически свернув к дому, Сашу словно ударил электрический разряд. Не раздумывая, он развернул машину, молнией промчался по улицам к ночному клубу и, не реагируя на протесты охраны, бросил машину у входа. Пробежал через коридоры и темные лестницы, притормозив у входа в огромный зал, он увидел Лялю и понял, зачем сюда приехал. Она сидела в глубине зала, поставив локти на стол, потягивала коктейль. Высокий блондин напротив нее очаровательно улыбался.
    Александр развернулся и пошел к выходу, но остановился и опять, не отдавая себе отчета в дальнейших действиях, направился к столику.
    Блондин уже смотрел на него, когда Саша обратился к Ляле:
    − Здравствуй, Алена!
    Та сначала растерялась, потом глупо заулыбалась, и, приняв спокойный, даже где-то довольный вид, медленно произнесла:
    − Здравствуй, Саша!
    Перевела взгляд на своего собеседника:
    − Николас, познакомься пожалуйста, это Александр - мой знакомый. Саша – это Николас!
    − Здравствуйте, - со скандинавским акцентом очень учтиво произнес ничего не подозревающий блондин.
    − Good evening, - бросил Саша в его сторону, пристально разглядывая Лялю.
    Как это принято в мексиканских сериалах? Надо поднять за шиворот блондина и вышвырнуть его на улицу. Или положить Лялю на плечо и вынести прочь. Ударить кулаком по столу и сломать его. Странно, но почему-то не возникло ни малейшего желания проделать все это. Неожиданно показались очень смешными недавние планы по урегулированию размолвки, по покупке цветов и подарков. Стали такими неуместными мысли о возможности признать собственную неправоту.
    Саша негромко сказал:
    − Приятного вечера, - и вышел.

    ***

    Сумасшедшая заполошная неделя прикатила к финишу, и наступила суббота. Часы показывали утро, и торопиться было некуда. Саша гнал машину на восток. Солнце, выглядывая из-за сосен, кокетливо слепило глаза. Загородный воздух, еще не успев устать от жары, бодрил прохладой, запахом трав и наличием кислорода. На пассажирском месте сидел Игорь и мучил радиоприемник в тщетных поисках найти что-нибудь подобающее случаю.
    Позавчера, поняв, что Ляля с ним не едет, Саша хотел было отказаться от поездки и прописать себе лекарство от любой хандры - работу в больших количествах. Но потом, немного успокоившись и вспомнив, что лето уже закатилось за середину, решил позвать с собой Игоря и «оторваться по полной».
    Игорь принял приглашение на ура.
    − Ты же знаешь, я всегда «за»! Любая акция, кроме голодовки!
    Но не прошло и минуты как он вспомнил о неотложном деле, запланированном на субботу.
    − Извини, брат, но я и в правду не могу. Я уже договорился, надо-таки загнать машину на СТО, а дело займет весь день.
    − С утра загони - и поехали. В понедельник с утра заберешь
    − Все не так просто. Мне нужно будет перегонять машину из одного автосервиса в другой. Я и так чувствую себя последним разгильдяем, уже больше месяца откладываю. Когда машина все-таки встанет, вот тогда будет мне счастье. Тогда это будут уже совсем другие затраты и денег, и времени.
    Саша не сдавался. Уж очень ему не хотелось провести выходные в обществе людей, с которыми не отдохнешь, по причине разношерстности компании и отсутствия общих интересов.
    − Давай я попрошу Костика, и он сделает все, что надо. Ну, соглашайся!
    − Только просить будешь ты.
    − О’кей, будет сделано. Возьмем виндсерфинг, будет здорово, вот увидишь.
    Перед перспективой померзнуть в холодных водах озера, в обнимку с парусом, Игорь не устоял.

    − Ничего, гидрокостюм от смерти спасет, а сопли мы залечим, - успокаивал он Александра, все еще перещелкивая каналы радио.
    − Залечим, - довольно отозвался Саша.

    Доехали они быстро. Обслуживающий персонал был любезен и расторопен Для машины быстро нашлось место на стоянке. Улыбчивая девушка выдала ключ от номера, но как-то подозрительно посмотрела им вслед и, не сдержав эмоций, громко хихикнула. Молодые люди не поняли намека и направились по длинному коридору к своей комнате. Навстречу из-за поворота вышел Николай Андреевич. Этот солидный мужчина так непривычно выглядел в ситцевых шортах и очень открытой майке. Весь его вид излучал удовольствие и расслабленность.
    − О, Дымов, вот и ты! Молоток! А мы тут давненько, уже отдыхаем вовсю. Это и есть твоя девушка? - Николай Андреевич показал рукой на Игоря.
    − Ну, и вкусы у тебя!
    Все трое громко рассмеялись. Саша представил собеседников друг другу, и молодые люди двинулись дальше.
    − Присоединяйтесь к нам, мы в беседке, прямо по дорожке, - кивнул, прощаясь, Николай Андреевич.

    Молодые люди вошли в комнату. Саша сразу заглянул в ванную - чистота и наличие всего необходимого его удовлетворили. Громкий смех Игоря заставил прекратить осмотр и пройти в комнату. Игорь просто давился собственным смехом, показывая на огромную в рюшечках двуспальную кровать.
    − Теперь я понял, чего она так хихикала! Не знаю, где ты будешь спать, но я с тобой в одну кровать не лягу, кто тебя знает… - Игорь умел смеяться заразительно и громко.
    − Нет? Тогда иди и меняй комнату.
    − Вот так всегда, ты с детства умел извлечь выгоду из любой ситуации.
    − Не все же тебе на мне ездить.
    − Это кто еще на ком ездит, - донеслось из коридора. Игорь уже уходил, но не поспорить не мог.

    Комнаты с двумя кроватями не нашлось, смешливая девушка, продолжая улыбаться и строить Игорю глазки, выдала ему два ключа от соседних комнат.
    − Я просил эту девицу поселить нас в разных концах здания, но она сказала, что не может тебя обидеть, поскольку понимает, как сильно ты в меня влюблен, - сказал Игорь, отдавая Александру ключ.
    Саша ничего не ответил, а только театрально закатил глаза к небу и забрал ключ.

    После недолгих сборов молодые люди решили сначала нанести визит в беседку и засвидетельствовать свое почтение хозяину мероприятия, а дальше действовать по обстоятельствам. В беседке сидела не маленькая компания человек из двадцати, уже довольно принявших на грудь, молодых и не очень людей. Сидели они здесь долго и выпили немало, т.к.разговор шел уже не о женщинах, а о работе. «Догнать» их было нереально, и, выпив по штрафной и совсем немного побеседовав с присутствующими на общие для всех темы бизнеса, молодые люди технично удалились под шумок суеты, вызванной приходом партии вновь прибывших.

    Саша с Игорем, здороваясь со знакомыми, прошли по территории. Вальяжные и расслабленные гости переходили от одной группы праздношатающихся к другой, знакомились с новыми людьми, ненавязчиво выясняли точки соприкосновения, передавали приветы общим знакомым. Удалившись от всех, молодые люди вышли на берег, оценили перспективы занятий виндсерфингом, быстро изучили окрестности, и двинулись обратно.
    Подходило время официальной части мероприятия, нужно было принять подобающий случаю вид и выдвигаться к месту общего сбора.

    Организация мероприятия у Николая Андреевича, как всегда, была на высоте. Вокруг столов, расставленных под высокими шатрами, суетились официанты. На импровизированной сцене устанавливали аппаратуру. Гости без галстуков, но все же и не в купальных костюмах, рассаживались в ожидании начала. Саша с Игорем навскидку выбрали для себя подходящее место и сели за стол. Тут Игорь что-то вспомнил и со словами «я сейчас» убежал, оставив Сашу одного. Подходили все новые и новые гости, рассаживались, занимая свободные места.
    Каково же было удивление Александра, когда вдруг в толпе, со смехом рассаживающееся напротив, он увидел знакомое лицо. Антон - собственной персоной, улыбнулся Александру, сел напротив и занял место около себя. Когда Антон начал оглядываться по сторонам явно в поисках той (а Саша не сомневался, что место предназначалось именно той, а не тому) для которой был забронирован стул, у Саши похолодело где-то в районе лопаток. Он тоже начал оглядывать толпу, он искал глазами Дашу, но взгляд наткнулся на Игоря.
    Тот сел, окинул быстрым взглядом вновь прибывших и многозначительно посмотрел на Александра.
    − Ты видел? - спросил он, кивая головой в сторону Антона.
    − Не слепой.
    Саша волновался, сердце бешено колотилось в груди, и этот стук эхом отдавался в ушах. Голова отказывалась думать, глаза искали в толпе знакомое лицо, но ожиданиям не суждено было сбыться. Невысокая шатенка с ямочками на щеках в сиреневом коктейльном платье подошла к Антону и, положив ему руки на плечи, что-то прошептала на ухо. Антон сразу подскочил и выдвинул соседний стул, помогая даме сесть. Дама поблагодарила и, выразительно улыбнувшись, заняла предназначенное для нее место. Как только стул перестал пустовать, закрылась пространственно-временная воронка, уже было утянувшая в себя Александра.

    Антон взял на себя роль тамады, предложил налить и выпить за знакомство. Поддерживая это предложение, люди на ближайшие несколько часов объединенные общей судьбой, представились друг другу, со звоном чокнулись и выпили за дружбу. Спиртное быстро разливалось по фужерам, тосты следовали один за другим. Антон, уподобив стол кораблю, как хороший капитан, уверенно вел его в открытое море всеобщего веселья, наполняя паруса ветром из кувшинов Диониса.

    На сцене появился Николай Андреевич и, как положено хозяину вечеринки, сначала поздравил всех, потом коротко рассказал зачем собственно собрались, долго хвастался достижениями, не забывая благодарить присутствующих за вклад в общее дело и уверяя, что без них ничего бы и не было.
    На этой торжественной ноте он объявил о намерении поблагодарить лично тех людей, без которых не было бы ни этой вечеринки, ни успешного запуска проекта, ни - что уж скрывать - и их замечательной фирмы.
    Николай Андреевич называл имена и, перечисляя заслуги, вызывал на сцену самых заслуженных людей. Девушка с ногами «от ушей» вручала счастливчику букет цветов, а Сам раздаривал статуэтки, грамоты и конверты.
    Саша не сразу сообразил, что же надо делать, когда услышал свое имя, торжественно прозвучавшее из колонок. Под дружный гром аплодисментов он вышел на сцену. Получил конверт, поцелуй красавицы, крепкое рукопожатие хозяина мероприятия и ушел, освобождая место для очередного - самого успешного - человека на этом празднике жизни. Когда Саша садился на свое место, он заметил, что соседи напротив уже совсем по-другому на него смотрят, особенно Людмила, так звали подружку Антона. То, что она была Антону именно подружкой, не вызывало у Александра никаких сомнений, уж очень она заглядывала Антону в глаза, ухаживала за ним, стараясь угодить, громче всех смеялась его шуткам и совершенно очаровательно ему улыбалась.
    − Я что-то пропустил? – тихо спросил Саша, наклонившись к Игорю
    − Твоя фамилия, фирма и должность произвели на ребят неизгладимое впечатление. Я и не думал, что ты можешь быть так популярен. По мне так дурак-дураком, - ответил он, подмигнув.

    Людмила начала проявлять к Сашиной персоне повышенный интерес, а Антон, как опытный дирижер, свел общий разговор стола к обсуждению достоинств Саши и его фирмы. К Сашиному счастью этот допрос с пристрастием был прерван: наступила очередь Людмилы идти на сцену. Ее восторгу не было предела: она подскочила на месте, захлопала в ладоши, чуть не уронив свой фужер, начала выбираться из-за стола, уронила стул, но, преодолев все эти препятствия, все же выбежала на сцену. Принимая поздравление, Людочка шумно благодарила почему-то - всех. Переполненная счастьем, как колодезное ведро водой, она вернулась к столу. Антон встал, и они с Людмилой начали поздравлять друг друга, при этом поцелуи их никак не походили ни на платонические, ни даже на дружеские. Саша отвернулся.

    Официальная часть закончилась. Гости хмелели, общий разговор делился на части и утекал каждый в свою сторону. Потом зазвучала музыка, и парочки начали перемещаться на танцплощадку. Когда Антон с Людмилой взявшись за руки пошли танцевать, Саша с Игорем проводили их взглядами и повернулись друг к другу.
    − Только ничего не надо мне говорить, - сказал Саша, произнося с нажимом и очень четко каждое слово.
    − Тогда у меня к тебе просьба, - сказал Игорь, положив руку на плечо Александра. - Когда соберешься его бить, предупреди меня заранее.
    − Хочешь успеть снять галстук?
    − При таких неравных мое участие не понадобится, - пытался разрядить обстановку Игорь. - Не хочу пропустить зрелище, а то получится, что ты его уже разделал, а я в это время нечаянно моргнул.
    − Ладно, все хорошо… я наверное пойду спать. Устал я чего-то.
    − А я пойду потанцую во-о-он с той богиней.

    ***

    Не первый час лежа в постели, Саша изучал потолок. Полная луна и музыка поставили перед собой задачу помочь его мыслям, для чего боролись со сном разнообразными способами. Первая издевательски освещала половину комнаты неприлично ярким светом, предоставив деревьям возможность отбрасывать на стены причудливые тени, вторая то маршировала, то мягко струилась, то с грохотом взрывалась. А мысли рядами и колоннами, беспорядочно как трудящиеся на праздник Первомая, топтали Сашино сознание.
    − Позвони ей, позвони ей, позвони ей…
    − Ты боишься, что она и не вспомнит тебя?
    − Ты боишься, что она покажет тебе направление в котором идти, или, что еще хуже, она не поймет зачем ты звонишь?…
    − Ты не знаешь слов, с которых надо начать?
    − Ты не знаешь, как представиться?
    − Ты не понимаешь, зачем тебе все это?
    − Ты не понимаешь, что с тобой происходит?
    − Ты не знаешь, что делать дальше?
    − Ты считаешь неправильным навязывать свое общество замужней женщине?
    − Ты считаешь, что добывать счастье через чужое горе аморально?
    − Ты считаешь, что тебе не нужна женщина, способная бросить его ради тебя, потому что потом она бросит тебя ради следующего?
    − А, может быть, ты просто боишься? Ты не чувствуешь в себе способностей сделать это?
    − Слишком много вопросов и ни одного ответа!
    − Почему же так категорично? Сегодняшний вечер очень сильно отличается от вчерашнего. Теперь ты точно знаешь, что у нее нет счастливой семьи, семьи которую нельзя рушить. Хотя, не факт. Но ты по-прежнему ничего не знаешь о том вспомнит ли она тебя. Но это, друг, можно только проверить!
    − Позвони ей, позвони ей, позвони ей…

    Саша встал, понимая, что не сможет уснуть. Начинала болеть голова. Он оделся и вышел. Стояла глубокая ночь позднего лета. Сквозь огромные лапы сосен луна лила свет на мощеные дорожки. Свежий ветер уносил мысли и головную боль с остатками похмелья куда-то вдаль, на середину озера. В голове постепенно прояснялось.
    − Хватит метаться, - сказал он себе. - В конце концов, из всех вопросов есть главный, и решить его существует один единственный способ.
    С этими мыслями Саша вернулся к себе в комнату, открыл компьютер, нашел там файл, не глядя на часы и не думая о том, что он сейчас скажет, набрал в телефоне номер. Гудок шел, но трубку никто не брал, пришлось нажать отбой.

    ***

    Даша шла по дороге, окруженной высокими соснами. Было ранее утро, солнце выглянуло из-за холма и играло росой на придорожной траве. Деревья отбрасывали длинные тени.
    − Вы не подскажете, я в «Озерное» правильно иду? - спросила она у семейной пары, что шла к ней навстречу. Пожилой мужчина в клетчатой кепке с зеленым выцветшим рюкзаком за спиной улыбнулся ей, потерев ладонью трехдневную щетину:
    − Да ты, милая, прошла уже, вон там надо было свернуть на проселок. Даша было развернулась, но он остановил ее.
    − Нет, не надо возвращаться, ты еще чуток пройди и поверни вон там, - он показал рукой.
    − Спустишься к озеру, а на берегу ужо увидишь.
    Мужчина еще раз улыбнулся, его жена – крепкая женщина в ситцевом платье в вечный российский цветочек, с белым платком на голове, тоже добродушно улыбнулась и кивнула в знак подтверждения правильности слов своего мужа.

    Свернув, Даша немного прошла плохой грунтовой дорогой. Наконец сосны расступились, и перед ней открылся потрясающий вид на озеро. С небольшой возвышенности, с которой Даше еще предстояло спуститься на берег, ей было видно, далеко простирающиеся вдаль, озеро - необычайной красоты. В лучах невысоко поднявшегося солнца контрасты света и тени рисовали береговую линию. Темно-синее небо отражалось в зеркале глубоких вод. Под шум вековых сосен, ветер перебирал волны.
    Даша остановилась, как зачарованная, вдохнула свежий воздух, принесенный ветром с дальнего берега, и шагнула навстречу красоте. Она давно уже была в дороге, сначала электричка, потом автобус, - но сейчас усталость вдруг отступила, и Даша подумала, что только ради одного этого стоило ехать в такую даль.
    Она спускалась все ближе, вышла на открытую площадку и еще раз остановилась полюбоваться. Ну, что же я не взяла фотоаппарат, - пожалела она, когда заметила бело-синий парус. Парус ровно и уверенно двигался, гонимый невидимой силой ветра. Она шла дальше, а дорога совсем сузилась и начала петлять. Когда Даша вышла на берег, серфингист уже спрыгнул в воду и толкал серфинг перед собой к кромке воды. С берега к нему подошел еще один парень, и они вытащили доску с парусом на песок.
    − Майами-бич отдыхает, - вслух сказала Даша. Высокие плечистые мужчины в облегающих темных гидрокостюмах производили сногсшибательное впечатление, солнце за их спинами, наверняка, специально было посажено так низко, чтобы максимально эффектно очертить фигуры. Такие мужчины, да еще на фоне такой природы, – зрелище не для слабого женского сердца, - призналась себе Даша и прикинула возможности как-нибудь обойти эту парочку, но потом подумала, что ее могли уже заметить, и со стороны это может не очень прилично выглядеть, взяв себя в руки, она решительно шагнула по тропинке навстречу мужчинам.

    Один из парней стоял и широко улыбался, когда она подошла ближе, ветер трепал блестящую на солнце с рыжим оттенком шевелюру.
    − Типа… опа, - громко произнес он, не мало смутив Дашу своей реакцией на ее появление.
    Даша остановилась.
    − Ну наконец-то, - протягивая стоящему какую-то детальку, на ноги поднялся второй кандидат в герои американского сериала про спасателей Малибу. Даша окаменела. Изумительными серо-зелеными глазами на нее в упор смотрел Александр.
    − Даша? Добрый… утро…
    − Здравствуйте, Александр.
    − Ну вот, как только я вижу самую красивую девушку на свете, оказывается, что ты с ней уже знаком, - прервал повисшую паузу второй, не знакомый Даше молодой человек.

    ***

    − Вы? Здесь какими судьбами!? – Саша с трудом сумел взять себя в руки.
    − Я иду в, - Даша запнулась, - в санаторий.
    − Это там, - Саша махнул рукой в сторону. - Вы… Вас проводить?
    − Неплохо было бы представить меня даме, - вмешался Игорь..
    − А, да, конечно…Даша, знакомьтесь, это мой друг Игорь. А это… А это Даша.
    − То-то же, - довольно улыбаясь, Игорь подхватил парус и, оставив другу доску, пошел в направлении санатория. Уходя, он махнул рукой и крикнул:
    − Догоняйте!

    Саша, молча, движением руки, пригласил Дашу двинуться вслед за Игорем. Он подумал, что сейчас приведет девушку к неверному супругу и оставит наедине с обманом, а быть может Даша и не знает ничего об этой стороне жизни своего мужа, и на глазах изумленной публики будет разыгран спектакль под названием «счастливый брак». Или, возможно, сейчас ей предстоит прозрение. И такой поворот событий ему показался несколько жестоким.
    Вдруг он услышал совершенно неожиданное, сбившее все его мысли:
    − Саша, вы мне звонили сегодня?
    − Да, - растерянно согласился Саша, - А откуда вы знаете?
    − Ну… определился ваш номер, - неуверенным голосом ответила она.
    Вот и все! Все стало ясно: она помнила его телефон! Она сказала главное, она ответила на вопрос, который был краеугольным камнем стены, отделяющей ее от него. Остальное – не столь важно, остальное с этого момента не имеет значения.
    − Вы же на сотовый звонили. Извините, я не смогла ответить, спала, - Даша еще больше смутилась, и ее щеки залил румянец.
    − Ну что вы. Я прошу прощения за …
    Он хотел извиниться за поздний звонок, но слова застряли. Они оба были пойманы с поличным на взаимном небезразличии. Он был смущен тем, что звонил ей, она же смутилась от того, что помнит его номер.
    − А вы тут отдыхаете? - Спросила она.
    А Саша понял, что Даша старается перевести разговор в другое русло.
    − Да, партнер пригласил на корпоративный праздник. А вы?
    Он сначала спросил, а потом понял, что задает совершенно глупый, а, главное, бесцеремонный вопрос, к тому же вопрос, на который он знает ответ. Вот уж воистину – «слово - не воробей», а так захотелось поймать этого воробья за хвост, и сделать вид, что ничего не было сказано. Разговор развернулся в самом неподходящем направлении. К удивлению Саши, Даша ни капли не смутилась.
    − У меня есть срочное дело, можно сказать задание, только я еще не знаю, как это все провернуть.
    От души отлегло.
    − А в чем проблема?
    − Мне надо встретиться с одним человеком, он должен быть здесь. Ситуация не очень красивая - человек на отдыхе, а тут я со своими делами. Причем мы даже не знакомы.
    − Как его зовут?
    − Карпов Николай Андреевич.
    − Ну, не такая уж и большая эта ваша проблема. Во-первых, Николай Андреич работой занят всегда и везде, а, во-вторых, он очень демократичный и открытый человек.
    − А вы знакомы?
    − В общем, да.
    − Сделайте одолжение. Познакомьте меня с ним.
    − Легко.
    Они уже приближались к территории, а у Саши еще не было ответа на вопрос, знает ли Даша где и с кем сейчас ее супруг.
    Теперь у него не было сомнений. Эта женщина отныне его и ничья больше!
    А Антон? Встреча с Антоном представлялась как лишнее испытание для его спутницы.
    Захотелось прикрыть, оградить, избавить, защитить, что угодно сделать, только не допустить, не дать сломать ее мир, мир в который он решительно намеревался попасть. И он решил - ва-банк.
    − Даша, а почему вы не попросили своего мужа представить вас Карпову?
    Даша остановилась.
    − Ну, во-первых, - начала она, отведя глаза, - я не знаю, знакомы ли они. Во-вторых, я знаю, что Антон где-то здесь, но искать его не входит в мои планы. В-третьих, вы… вы знаете моего мужа?
    − Вчера познакомились, - ответил Александр и поймал себя на мысли, что почти не соврал.
    − А-а-а,- Даша протянула многозначительно и пошла дальше.

    Только что возникшее, зыбкое, но реально осязаемое нечто, мгновенно рассыпалось, и осталась пустота.
    «Не-е, ну я и талантище, не в первый раз я пытаюсь вот так нахрапом порешать все, здесь и сейчас», - выругался про себя Саша. Срочно нужно было спасать положение, но как?
    − А вы надолго? – кажется в голове родился план действий.
    − Не знаю, как получится. Все зависит от того, как быстро я смогу встретится с Карповым.
    − Тогда я даже не знаю, что лучше: помогать вам или нет.
    − Почему?
    − Потому что если вы быстро все решите, то быстро уедете, а я хотел провести с вами некоторое время, Если позволите.
    − Я, конечно… - Даша как будто подбирала слова, - Но чем меньше времени я здесь проведу, тем меньше людей встречу, тем лучше.
    Она замолчала, а мостик между ними, по мнению Саши, был спасен.

    Они прошли по территории к домику хозяина всего мероприятия, но дверь оказалась закрытой.
    − Предлагаю зайти ко мне, чтобы оставить твою сумку, - предложил Александр.
    Даша вопросительно подняла глаза. Саша осознал, что перешел на «ты», и ему показалось: Даша не возражает.
    − Ну, не ходить же по всей территории с сумкой, - продолжил он, тщательно скрывая улыбку. События начинали разворачиваться в нужном ему направлении.
    − А можно я переоденусь, уж если так?… И душ приму? – спросила Даша, когда они зашли в комнату.
    − Конечно, конечно, - сказал он вслух, а про себя подумал: «Можешь даже меня с собой позвать, я был бы не против».
    Планы менялись, и надо было поставить друга в известность, пока Даша приводила себя в порядок, Саша направился к Игорю. Тот как будто ждал, причем, читал мысли, знал, о чем пойдет речь. Игорь смотрел хитро, как лис, каковым его многие именовали за рыжеватый оттенок волос и за этот прищур глаз.
    − У меня еще нет конкретных планов, но, боюсь, мне придется пять раз «на ходу переобуться», - начал Саша.
    − Понимаю, - Игорь преувеличено качал головой в такт каждому слову. - Даша, Дарья, Дарьюшка. Не волнуйся, брат, я прослежу и за тобой, и за нею.
    − За собой не забудь!
    − Ну, эт естессно, я у себя один! Опять же тут очередь из прекрасных дам, которые готовы взять на себя эту великую миссию.
    − Созвонимся, если что!
    − Ок.

    Когда Александр вернулся в комнату, его встретила совсем другая Даша. Удивительно как меняет женщину одежда. Ее легкомысленный сарафанчик просто притягивал взгляд. Ему пришлось приказать себе не смотреть столь откровенно. Эти короткие юбочки и тонкие лямочки специально созданы для выведения из строя той части головного мозга, которая отвечает за процесс мышления. Саша сглотнул слюну.
    − Вам очень к лицу.
    − Спасибо, - Даша улыбнулась, - Я, наверное, схожу еще раз к Карпову, вдруг он вернулся.
    − Одна?
    − Ну, я знаю дорогу, неудобно вас напрягать.
    − Нет уж, я с тобой, Опять же, я обещал.
    − А вы всегда держите слово?
    − Всегда! Как пионер.

    Карпов встретил гостей добродушно, по-хозяйски пригласил за стол и, в ответ на отказ выпить с ним за знакомство, налил кофе. Все втроем поговорили на общие темы, Николай Андреевич вспомнил, как бывал в Энске, Даша передала ему приветы от своего шефа и его супруги. Но когда речь зашла о деле, Саша решил не слушать. Выходя, он подошел к Даше, взяв руками за плечи, негромко сказал:
    − Я на улице подожду, - и добавил, уже подняв взгляд на Николая Андреевича, - покурю.
    Руки обжигала прохлада ее плеч, и голова окончательно отказывалась думать о чем-либо.

    Даша вышла, выбежала, вылетела из домика легкая, веселая, воздушная, как ее сарафанчик.
    − Я вижу, разговор удался!?
    − Угу, - кивнула она.
    − Это дело надо отметить, - тут же предложил Саша.
    Радостная улыбка тут же сошла с лица собеседницы.
    − Я что-то не так сказал?
    − Нет, ну что вы, все нормально, я бы даже сказала все хорошо, - Даша заговорила быстро и сбивчиво.
    − Можно на «ты», - почему то вырвалось у Саши. Он опять не понимал, что происходит.
    Настроение женщин меняется быстрее весенней погоды.
    − Я… - начала Даша так же сбивчиво, - я хочу уехать, я не планировала здесь оставаться.
    − Может, хотя бы позавтракаете? – Саша намеренно опять перешел на «вы», сказал это «позавтракаете», потому что она отдаляла его от себя намеренно и целенаправленно, это она не хотела даже просто побыть с ним пусть даже недолго.
    − Нет, я не хочу, я поеду. Вы можете уделить мне еще пятнадцать минут, я бы хотела забрать сумку.
    − Хоть пятнадцать, хоть двадцать пять, - Саша чувствовал раздражение, а что делать - не знал, ситуация выходила из под контроля.

    По дороге они молчали, Саша не знал что говорить. Вроде бы все так очевидно, так понятно, но в то же время очень сложно. Причем усложняет все именно она - Даша. Он-то все знает, он хочет быть с ней, прикоснуться рукой к лямочке сарафана, погладить изгиб шеи, от одного взгляда на который у него холодело где-то внутри. А еще он бы обнял ее как маленького ребенка, прижал к себе и спрятал в своих объятиях, и ни кому бы не позволил даже прикоснуться к ней. А она шла и молчала, и прятала глаза.
    Они вошли в комнату, Даша взяла со стула свою дорожную сумку.
    − Какая небольшая сумка, в первый раз вижу женщину в командировке без двух огромных чемоданов.
    Даша не ответила, лишь слегка повела плечами. Можно было уже идти, но они не двигались, Саша знал, что первым не пойдет, а Даше, видимо, было не ловко пройти к двери, протиснуться мимо него, и он заметил эту ее нерешительность, и что-то перевернулось внутри, подпрыгнуло, сделало кульбит и осмелело. Он сдвинулся и совсем перекрыл Даше выход. Она подняла свои серые, как дождливое небо, глаза, и время остановилось. Он схватил ее в охапку, прижал к груди что было сил, сумка упала, стукнув об пол, дыхание сбилось, а сердце замолотило с невиданной частотой.
    − Хочешь уехать? Уезжай! Сейчас? - уезжай прямо сейчас! но я тебя никуда не отпущу.
    Он чуть отстранился, но только чтобы опять заглянуть ей в глаза, и с новой силой прижал к груди.
    − Ты меня слышишь? Я тебя никуда не отпущу и никому не отдам. Потому что ты моя.
    Она молчала, но он видел согласие в ее глазах.
    − Пойдем... я увезу тебя отсюда,- сказал он, и потянулся к сумке.
    − Пойдем, - сказала Даша и улыбнулась.
    И от этой улыбки голова закружилась, захотелось подпрыгнуть и закричать, Саша взял ее за плечи, и то, что было дальше, он ничего не помнил, потому что ее губы оказались слишком близко, и он не выдержал больше.
    Когда он смог остановиться, непонятно, то ли отрывая себя от нее, то ли ее от себя, или разрывая себя на две части, мир вокруг стал не важен, не существенен, все перестало иметь значение. Он посадил Дашу на кровать и как маленькому ребенку наказал:
    − Сиди и не шевелись, - посмотрел на нее и не смог удержаться от улыбки. - А то расплескаешь.
    − Что - расплескаю? - тоже сквозь улыбку спросила Даша.
    − Любовь, солнышко! Ее так много что она через края плещется, - он взял в руки ее лицо.
    − А где те края, через которые проливается любовь?
    − Они в тебе, все в тебе...

    Машина мчалась опять к солнцу, только теперь оно не вставало, оно большим красным кругом устало садилось на горизонт.
    Саша вел машину по ровной как взлетная полоса дороге, а жизнь его делала крутой вираж, от которого захватывало дыхание. Рядом сидела девушка, нарушившая спокойное течение его жизни, задумчиво и сдержанно улыбалась.
    − Не устала? - он протянул руку и сжал ее ладонь, ему захотелось проверить, что это не сон.


Конец

 

Вернуться   Сборник

ноябрь, 2008 г.

Copyright © 2008 Джастина


Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба  www.apropospage.ru   без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста.


Copyright © 2004  apropospage.ru


            Rambler's Top100