Литературный клуб

 

Мир литературы
  − Классика, современность.
  − Статьи, рецензии...

  − О жизни и творчестве Джейн Остин
  − О жизни и творчестве Элизабет Гaскелл
  − Уголок любовного романа.
  − Литературный герой.
  − Афоризмы.
Творческие забавы
  − Романы. Повести.
  − Сборники.
  − Рассказы. Эссe.
Библиотека
  − Джейн Остин,
  − Элизабет Гaскелл,
  − Люси Мод Монтгомери.
Фандом
  − Фанфики  по романам Джейн Остин.
  − Фанфики по произведениям классической литературы и кинематографа.
  − Фанарт.


Архив форума
Гостевая книга
Форум
Наши ссылки
Наши переводы и публикации


subscribe.ru Рассылки
subscribe.ru


Подписаться на рассылку
«Литературные забавы»

 


Творческие забавы

Юлия Гусарова

Редакторы: Ольга Болгова
Marusia
bobby

В поисках короля

1-2   3-4   5-6   7-8   9-10   12-14   15-17   18-20   20-23   24-26   27-29   30-31

Предисловие

Сказка продолжается. Стоит напомнить дорогим читателям, что некоторое время назад добрый юноша Шаул, сын библиотекаря из свободного города Бонка, пробудил, невзирая на свое неподходящее социальное происхождение, поцелуем любви спящую заколдованную принцессу Элизу. А заодно и весь королевский двор. Хотя здесь все обошлось без непосредственных физических контактов, и даже без особого его на то желания - само собой. Ну не мог же он, в самом деле, перецеловать такое количество дам, не говоря уже о кавалерах?! И хотя подобного испытания ему удалось счастливо избежать, путь его к принцессе не был устлан розами. Все "ужасные опасности и страшные приключения", выпавшие на его долю, он разделил со своими друзьями. А это были: говорящий кот Бруно, девушка Сони, которая сначала оказалась беспризорным мальчиком, а потом принцессой, и принц Марк, который всегда был и остается по сию пору мужественным молодым человеком и верным другом, к тому же влюбленным в красавицу Сони.
     Разбудив принцессу, ее родственников, друзей, знакомых и незнакомых, друзья решили отправиться на поиски отца Сони, оказавшегося свергнутым и сгинувшим в неизвестности королем северной страны Норландии. Враги, что покусились на его трон и королевство, жаждали захватить содержимое сокровищницы, попасть в которую мог только отпрыск королевского рода. Потому злодеи и искали по всему свету Сони и ее отца. Вот в такую запутанную историю и решили ввязаться наши герои.
     Но они еще не подозревали, что проблемы с политической властью у них возникнут гораздо раньше. Ну а что они хотели?! Разбудили короля! А что ему делать, когда королевство уже совсем не королевство, а содружество свободных городов-государств?! И это содружество распрекрасно справляется без сони-короля (не путать с отцом Сони). Ах, как все запутано! И запущено!

Глава 1

Сидя в городской библиотеке и роясь в книгах, Шаул рассеяно листал страницы, думая о том, к какой неразберихе и всеобщему волнению привело пробуждение королевской семьи.
     В его родном Бонке теперь царило крайнее возбуждение: отцы города и простые горожане горячо обсуждали ужасные последствия, которые теперь непременно обрушатся на их город. Шаула же именовали не иначе как предателем общих интересов, а его стремление спасти от неминуемой смерти спящую принцессу - худшей из злостных авантюр. Жизнь никому неизвестной принцессы, заснувшей больше ста лет тому назад, представлялась им некой отвлеченной идеей из области старинных преданий и юношеских грез. И уж, конечно, совершенно не стоившей того, чтобы ради нее было поставлено под удар благополучие целого сообщества граждан свободных городов-государств.
     Все это чрезвычайно огорчало Шаула. Он был расстроен и совершенно сбит с толку. Кроме всего прочего сам он находился в незавидном положении двойного изгоя: королевская семья, как и их двор, не могли простить жениху принцессы его происхождение, а граждане содружества, вообще, считали его предателем их интересов.
     Шаул клял себя и за эгоизм, и за глупость, и за неосмотрительность, и за политическую безграмотность, и, Бог знает, за что еще. Но совершенно не мог понять, как же он должен был поступить, чтобы избежать сложившейся ситуации, не причинив вреда ни принцессе, ни содружеству.
     По-весеннему потеплевшее солнце заглядывало в высокое окно, украшенное витражом, изображавшим герб города Бонка в соседстве с факелом, указывающим на просветительскую миссию городской библиотеки. В разноцветных лучах веселый рой бесчисленных пылинок танцевал свой замысловатый танец под неуловимую мелодию. А Шаул никак не мог сосредоточиться на искомых им сведениях.
     - Ну, друг мой, ты, я вижу, совсем приуныл, - вдруг услышал он за своей спиной знакомый голос.
     - Бруно! - обрадовался юноша. - Бруно, ты не представляешь, что тут творится!
     - Да, милый, - вздохнул кот, - даже достигнув высот аристократического олимпа, ты не приобрел трезвость и строгость мысли. Ну, скажи мне, Шаул, разве я могу не быть в курсе дел, будучи непосредственным участником событий, к ним приведшим, и оставаясь мыслящим существом?
     - О! Бруно! Ты не изменился! Скажи лучше, что же мне делать?! Как выбираться из этой злосчастной ситуации.
     Кот грациозно вскочил на стол и, удобно расположившись рядом с нагромождением из многочисленных книг, внимательно посмотрел на юношу.
     - Скажи мне, дорогой мой, а чем ты здесь занимаешься?
     Шаул рассеяно взглянул на разложенные на столе книги и, немного помедлив, ответил:
     - Вообще-то я пришел сюда, разузнать подробнее о Норландии, чтобы помочь Сони найти и спасти ее отца.
     - Ну и как твои успехи в данном вопросе?
     - Да никак! - расстроено воскликнул юноша. - В голову ничего не идет, кроме этого проклятого политического скандала!
     - И очень жаль! Потому что очевидно, что ты свою роль в этом уже сыграл. Так не лучше ли помочь другу, нежели, не переставая каяться во всех возможных грехах, предаваться унынию! Мне кажется очевидным, что ты должен собраться с мыслями и вплотную заняться поисками короля, коль скоро принц уже найден.
     - Бруно! - не веря своим ушам, воскликнул Шаул. - Не ты ли мне постоянно твердил о последствиях моих необдуманных поступков?! А теперь призываешь меня, не разобравшись с одной заваренной мною кашей, очертя голову, ринуться заваривать другую?!
     - Тебе надо перестать злоупотреблять метафорами, Шаул, ты и так не слишком ясно мыслишь!
     - Да ладно тебе, Бруно! - отмахнулся он от въедливого кота. - Не придирайся! Без тебя тошно!
     - Мой дорогой юный друг! - нежась в тепле солнечных лучей, промурлыкал Бруно. - Тебе стоит успокоиться. Что сделано, то сделано. Правильно ты поступил или нет? Кто знает, что перевешивает на весах вечности - судьба нескольких человек или целого сообщества? Любовь или благополучная жизнь? Ты сейчас не найдешь ответа на эти вопросы.
     - Так что же мне делать?!
     - Если не знаешь, что делать, делай то, что знаешь, - философски ответил кот.
     - И что же я знаю? - недоуменно спросил Шаул.
     - Иди, спасай короля. А политику оставь политикам.
     Шаул вздохнул. Возможно, кот прав. Действительно, что он может сделать для примирения сторон, когда у каждой из них вызывает стойкое раздражение?!

     Во дворце Заколдованного леса тоже царило замешательство и возбуждение. Проснувшись, королевский двор столкнулся с пренеприятнейшей ситуацией: за истекшие сто лет мир научился прекрасно справляться без них.
     - Править больше некем, соответственно, и жить не на что, - лаконично подвел итог король.
     - И ты так спокойно об этом заявляешь?! - воскликнула королева. - По-твоему, королевская миссия - пустой звук?! Никчемное порождение политической конъюнктуры?! Ты король! Ты поставлен… - королеве оказалось неожиданно трудно сформулировать определение королевского предназначения.
     Она на минуту задумалась и произнесла с достоинством, но без прежней горячности:
     - У нас есть, в конце концов, обязательства перед этими людьми. Мы не можем их оставить без нашего руководства!
     - Мы все проспали, дорогая, - тихо заметил король, снимая корону с головы. - Нам теперь придется доказывать им, что мы им нужны. И едва ли нам удастся их в этом убедить. Так что, боюсь, пора задуматься об изменении нашего статуса и образа жизни.
     - Ни за что! - произнесла королева, отчеканив каждый слог фразы, после чего гордо удалилась.
     - Ни за что… - тихо повторил слова жены король, оставшись наедине со своими невеселыми мыслями. - Боюсь, за это нам придется дорого заплатить.

     Шаул аккуратным почерком выписал из книг все сведения, которые ему удалось найти о Норландии. Сведений было немного. Норландия была небольшим королевством на севере, ничем особым не выделявшимся среди соседних государств. Разве что более холодным климатом и гористой местностью, занимавшей большую часть его территории. Королевская династия, к которой, как оказалось, принадлежала Сони, будучи дочерью последнего короля, правила Норландией уже сотни лет до тех пор, пока на нее не напала армия наемников под руководством некого Роббера, разграбив северное королевство и захватив в нем власть. По разным данным выходило, что сам Роббер то ли погиб в бою, то ли был убит позже повстанцами, и теперь страну возглавлял Великий канцлер. Что это были за люди и откуда они пришли на беду северного королевства, нигде не говорилось. Да и сведений о том, как сложилась судьба прежних властителей королевства, Шаул тоже не нашел.
     Юноша внимательно разглядывал герб королей Норландии, который он видел на кулоне Сони. На нем были изображены королевская корона, меч и грациозная лань, стоящая на каменном утесе. Лента, берущая начало с короны герба, изящно окаймляла все элементы герба, соединяя их в единое целое.
     - Вот ты где прячешься! - услышал Шаул громогласный возглас брата. - Пойдем! Мама велела позвать тебя.
     - Что-то случилось? - Шаул медленно закрыл книгу и встал из-за стола.
     - Забавно это у тебя получается! - воскликнул Тим.      - Что получается? - не понял он.      - Ну, разворошить осиное гнездо, а потом спросить: "Что-то произошло?"
     - Я не имел в виду вообще, - раздраженно пояснил он брату, - я спрашивал тебя о причине, по которой мама послала за мной.
     - Да ладно, что ты обиделся что ли?! Я, например, совсем тебя не виню. Очень хорошо, что ты встряхнул это сонное царство! Давно бы уж так!
     - Что давно? - Шаула раздражала беспечность Тима. - Разве ты не понимаешь, во что может вылиться это противостояние?! Или ты так пытаешься меня успокоить?
     - Я не собираюсь тебя успокаивать! Я просто говорю, что это благополучная и самодовольная жизнь невероятно скучна! И ты правильно сделал, что выбрал принцессу, а не…
     - Замолчи, Тим! - резко оборвал сына зашедший в библиотеку отец. - Пойдемте.
     Все трое, молча выйдя из зала и миновав сумрачную крытую галерею, соединяющую внушительное здание библиотеки с небольшой пристройкой, где располагалась семья главного библиотекаря, оказались дома. Мать ожидала их в гостиной. Когда они зашли в комнату, отец плотно закрыл дверь.
     Господин Ворт, отец Шаула и Тима, заведовал библиотекой Бонка и входил в городской совет, как представитель ученого и гуманитарного мира. По разумению городского главы, вынесшего его кандидатуру в совет, научные взгляды библиотекаря были призваны уравновешивать излишне практичную и вместе с тем подверженную влиянию всевозможных стихийных народных верований натуру других членов совета.
     Сегодня господин Ворт вернулся с заседания раньше обычного, что в сложившейся ситуации не предвещало ничего хорошего.
     - Садитесь, - обратился он к сыновьям.
     Сам он остался стоять. Суровая складка, сильнее обычного разрезавшая лоб отца, указывала на его крайнюю озабоченность. За блестящими стеклами очков добродушные, близорукие от постоянного чтения, глаза сейчас хмуро темнели.
     - Шаул, ты, конечно, понимаешь, к каким неприятным последствиям привели твои неосмотрительные действия, - обратился к нему отец.
     - Отец, - начал было Шаул, но тот жестом остановил его.
     - Я не виню тебя. Может быть, и хорошо, что ты и не осознавал, перед каким выбором стоишь, - отец на минуту задумался, но, встряхнувшись, продолжил. - Дело приняло неприятный оборот.
     Излишнее возбуждение не дает людям возможности спокойно подумать и принять трезвое решение. Не решаюсь предположить, что твориться в соседних городах, где люди не знают тебя так же хорошо, как здесь. Боюсь, что некоторые из наших сограждан захотят сорвать на тебе свое разочарование и обиду. Тебе следует уехать на время, пока все не утрясется.
     - Здорово! - воскликнул Тим. - Можно я поеду с ним?
     - Помолчи, Тим, - отец досадливо поморщился. - Если бы не твоя невоздержанность в словах и поступках, мы, возможно, вообще были бы избавлены от всего этого! - упрекнул он младшего сына.
     Отец досадовал на него, за то что именно Тим пару лет назад уговорил своего слишком впечатлительного брата отыскать затерянный в Заколдованном лесу замок со спящей принцессой.
     - Но если я уеду, все их негодование обратится на вас! - воскликнул Шаул. - Это невозможно!
     - Не горячись, - устало ответил отец. - Нас с матерью никто не тронет, а Тим ни в чем не виноват.
     - Начали судебное разбирательство, сынок, - тихо произнесла молчавшая доселе мать. - Тебя обвиняют в государственной измене.
     Ее глаза наполнились слезами, и она замолчала, закрыв лицо платком. Сердце Шаула болезненно сжалось, меньше всего он хотел причинить боль матери.
     - А это грозит тебе смертной казнью, - словно эхо отозвался отец.
     - Дела… - проговорил озадаченный Тим.

     Разговор за столом в королевском дворце не клеился. Ситуация, чреватая потерей статуса правящего дома и финансовым крахом, нависшая над королевской семьей, заставляла всех присутствующих серьезно задуматься о своей собственной судьбе. Отточенные на дворцовый этикет умы придворных не позволяли им во всеуслышание говорить о столь прискорбных и, если уж быть откровенными, постыдных, в понятиях придворной жизни, вещах. Разговор вяло вертелся вокруг ничего незначащих тем, и лишь изменение моды за истекшие сто лет ненадолго завладело вниманием дам и кавалеров.
     Король, занятый разговором со своей дочерью и ее друзьями, принцессой Сони, и принцем Марком, не обращал ни малейшего внимания на холодное презрение, которое источало придворное общество. Королева же, наоборот, угрюмо вслушивалась в разговоры за столом, улавливая каждый нюанс их настроений. Она давно начала замечать, как меняется их отношение к королевской семье: сначала чуть менее любезны, не так услужливы, затем равнодушны, а потом и просто враждебны. Взгляды, брошенные украдкой, перешептывания, смех за спиной. Пока они еще не смели открыто заявить о своем противостоянии, по привычке выжидая окончательной раздачи карт, но королева понимала, что с каждым часом неопределенности их положения, двор все больше и больше ополчается против них.
     Наконец, мучительно долгий вечер с присутствием придворных дам и кавалеров закончился. Не мешкая, королева собрала в своей малой гостиной военный совет, куда вошли ее венценосный супруг, их дочь со своими друзьями и старый испытанный друг генерал Шот.
     - Зачем ты собрала нас, друг мой? - спросил король, подавляя зевоту.
     - А ты, ваше величество, не чувствуешь, как с каждым часом все теснее сжимается кольцо вокруг нас? - с упреком обратилась она к нему.
     - Кольцо?.. - удивленно переспросил король. - Что ты имеешь в виду, дорогая?
     Королева недовольно поджала губы, ее раздражала пассивность мужа.
     - Я имею в виду, что если мы сейчас же не укрепим свое положение и не займем соответствующее нашему титулу и назначению место, то мы не просто окажемся на улице без куска хлеба! - прогремела королева, устремив свой палец, украшенный большим бриллиантом, в темноту за окном дворца.
     Все присутствующие словно загипнотизированные повернули головы в указанном направлении.
     - И первыми, - продолжила она, видя, что полностью завладела вниманием, - в нас бросят камень наши же придворные, чтобы обеспечить себе теплое место в этом проклятом содружестве, черт его дери! - гневно выругалась королева.
     - Дорогая… - протянул укоризненно король.
     - Мама?.. - удивленно вытаращилась на нее Элиза.
     - Ох, прекратите, не до сантиментов! - раздраженно махнула она на них рукой.
     - Простите, ваши величества, - кашлянул старый генерал, - позвольте… Так точно, ваше величество, - неожиданно гаркнул он, щелкнул каблуками и отдал честь королеве, - вы совершенно правы.
     - Не волнуйся, старина, говори тише, мы тут все свои, - остановил король зарапортовавшегося вояку.
     - Так вот, - немного смутившись, продолжил тот. - Королевская семья в опасности, я так полагаю. Содружество городов, как говорится, настроено весьма враждебно. Там паника, они боятся. А в запале, этак, можно натворить э-э… Бог знает что. Я тут кое-что предпринял, - генерал осекся, - с вашего позволения…
     - Ну, ну, Шот, не тяни! - нетерпеливо поморщилась королева.
     - Так вот. Разведку небольшую в стан врага, как говорится, отправил.
     - И?!.. - раздраженная неспешностью генерала, королева начала выходить из себя.
     - И узнал, что спасителя нашего, как говорится, рыцаря этого э-э… Шавула…
     - Шаула, - с тревогой глядя на старика, поправила Элиза.
     - Простите, ваше высочество, Шаула, - слегка поклонился он принцессе. - Так вот, его хотят обвинить, так сказать, в государственной измене, а это, ни много ни мало, как говорится, смертная казнь.
     - Ах! - ужаснулась Элиза.
     - Боже мой! - воскликнула ее подруга.
     - Вот черт! - выругался принц.
     - А если они на своего так ополчились, я так полагаю, - продолжил старик, - то, что же они готовят, как говорится, для вас?
     Король, вздохнув, снял корону и пригладил взъерошенные волосы.
     - Ну! - королева, вскочив с кресла, энергично затрясла рукой у самого носа мужа.
     - Что ты молчишь?! Ты слышал?! Надень корону! Ты еще король!
     Король со вздохом повиновался жене и, водрузив корону на голову, произнес:
     - Ну что ж, кажется, действительно, нам нужно серьезно обсудить ситуацию…
     - И разработать план решительных действий! - воинственно воскликнула королева.
     - Но что же будет с Шаулом? - спросила дочь. - Мы не можем его оставить им на растерзание!
     - Надо его вывезти оттуда! - проговорил принц и решительно поднялся с кресла, словно собирался сделать это немедленно.
     - Рыцарь Шаул, - вдруг громко произнес слуга, беззвучно появившийся в гостиной.
     - Пригласи его, - раздражено кинула ему королева.
     В гостиную быстро зашел сын библиотекаря, прискорбным образом оказавшийся заменой обещанного феями принца. Элиза поспешила к нему навстречу.
     - Шаул, генерал нам рассказал ужасные вещи! Тебя хотят казнить?!
     Королева недовольно наблюдала, как молодые люди замерли, держась за руки. Она никак не могла смириться с мыслью, что Элизу разбудил этот рохля библиотекарь. Сколько сына библиотекаря в рыцари не посвящай и какие титулы не давай, он все равно останется только сыном библиотекаря.
     Наконец тот прекратил таращиться щенячьим взглядом на ее дочь и обратил свое внимание на присутствующих в зале:
     - Добрый вечер, ваши величества, господа, - склонился он в приветственном поклоне. - Пока они мне даже не предъявили обвинения. Признаться, я сам только недавно узнал о возможной перспективе и был немало огорошен ею.
     - Но почему они так жестоки с тобой? - воскликнула, подскочив к чужому жениху, Сони.
     Надо было признать, что само по себе высокое происхождение не делало эту девушку достаточно утонченной. Почему принц Марк влюбился в нее, а не в Элизу?!
     - Вот что происходит, когда чернь узурпирует власть! - обличительно произнесла королева.
     - Они вправе на меня обижаться, - будущий зять бросил на нее взгляд, значение которого королева не взялась бы точно определить, что-то среднее между: "я один из них, и вам придется с этим смириться!" и "мы тоже имеем право!", - ведь я не спросил их мнения, я даже не поставил их в известность о своих планах! Я уверен, что со временем все встанет на свои места, - тон библиотекаря примирительно смягчился. - Просто они немного напуганы и растеряны, и поэтому предпринимают не совсем верные шаги.
     - И что же ты предлагаешь?! - ядовито поинтересовалась королева. - Сидеть, сложа руки, пока они не перережут нас в собственных постелях?!
     - Ваше величество, - недовольно протянул Шаул.
     Королева презрительно взглянула на него и, повернувшись к остальным, произнесла:
     - Нам надо первыми нанести удар! Я надеюсь, принц, - она обратилась к Марку, - вы не испытываете сентиментальной слабости к врагам аристократии, как наш дорогой Шаул, - королева вложила в эти слова весь накопившийся у нее яд по отношению к будущему зятю, - и не оставите в беде своих собратьев! Вы предоставите нам в распоряжение свою армию? - спросила она, вплотную подойдя к Марку и пристально глядя ему в глаза.
     - Дорогая, - обратился к жене король. - Мне кажется, ты напрасно слишком обостряешь ситуацию!
     - Я?! - королева оставила Марка и развернулась к мужу. - Это я казню людей направо и налево лишь за то, что они спасли от гибели невинную девушку?! Я?!
     - Ну, ну, дорогая, ты немного преувеличиваешь, - возразил разгневанной супруге король, - насколько нам известно, они пока тоже еще никого не казнили. Слава Богу, наш друг Шаул с нами в безопасности, - он смущенно улыбнулся и поправился: - В сравнительной безопасности.
     - Ваше величество, - обратился к королеве Марк, - признаюсь честно, я тоже неприятно удивлен реакцией сограждан Шаула, но уверен, что военные действия - это крайняя мера. И, кроме того, моя немногочисленная свита, которую вы так милостиво окрестили армией, хоть и состоит из десятка вооруженных мужчин, владеющих боевым искусством, для ведения войны совсем не пригодна. И, используй мы ее таким неблагоразумным образом против полноценной армии содружества, мы не только потерпим сокрушительное поражение, но и подвергнем вашу семью еще большей опасности, не оставляя возможности для переговоров.
     Королева была возмущена до крайности, но не смогла быстро подобрать аргументов, и ее опередил старый Шот.
     - Позвольте мне, ваше величество, - вступил в разговор генерал. - Его высочество, как говорится, совершенно прав. Мы не можем выступить против армии горожан. Это было бы, так сказать, самоубийством. Надо решать задачу, как говорится, другими средствами. А если вы непременно хотите драться, так сказать, то надо искать союзников среди других государств. Я так полагаю.
     - Нет, нет, постойте, - вмешался опять библиотекарь, - простите меня, я мало, что смыслю в политике…
     - Вот именно, - не упустила случая ввернуть королева.
     Молодой человек бросил на нее усталый взгляд, но продолжил, обращаясь ко всем.
     - Неужели нельзя избежать кровопролития?! Неужели мы не сможем договориться?!
     - Да, да, мой друг, - согласился король, и королева нервно передернула плечами, удивляясь мягкотелости своего супруга, поспешившего поддержать эту абсурдную идею.
     Король поднялся с кресла и, подойдя к библиотекарю, положил руку ему на плечо.
     - Наш дорогой Шаул прав, - спокойно и твердо произнес он. - Начинать надо с переговоров, а не с войны. Надеюсь, и закончить все переговорами.
     - Переговорами, - ворчливо повторила за ним жена, но возражать не стала.
     "Посмотрим, что у вас выйдет. С чернью договориться невозможно, - в этом она была уверена. - На то она и чернь!"
     А ее супруг-романтик, словно очнувшись от безнадежного и унылого сна, расправил плечи и воодушевленно произнес:
     - А вот предмет наших переговоров - это то, что надо обсудить детально и очень серьезно. Мы не можем выходить с сырыми и непродуманными предложениями к содружеству.
     - Я вот еще что подумал, простите, ваше величество, - генерал смущенно кашлянул.
     - Я слушаю тебя, мой друг, - король обернулся к старому генералу и выжидательно поднял брови.
     - Хорошо бы на время куда-нибудь, как говориться, отправить ее высочество с женихом. Чтобы, так сказать, глаза они горожанам не мозолили. Простите, ваше высочество, - обратился генерал к принцессе, приложив руку к груди, - слов не подберу.
     - Как это отправить?! - возмутилась королева.
     - Так ведь они, ваше величество, как бы виновники всех бед, как говорится. А переговоры дело тонкое, так сказать, здесь все может с толку сбить, из-за любой, как говорится, чепухи, может все сорваться!
     - Ну, вот! - вскипела королева. - Ты еще не начал вести свои хваленые переговоры,- обратилась она к супругу, - а уже вынужден выгнать из дома родную дочь, на утеху черни!
     - Подожди, дорогая, - король, задумавшись, потирал подбородок. - А ведь дружище Шот прав, - медленно проговорил он, - их появление может вызвать ненужные отрицательные эмоции у наших оппонентов. А не отправить ли их к вам в Кальдонию погостить, дорогой Марк?
     - А мы останемся без всякой защиты?! - вскинула бровь королева.
     - Во-первых, у нас тоже есть кое-какая гвардия…
     - Вот именно! - не выдержала она. - Кое-какая! Ты уверен, что они вообще не обратят оружие против нас?!
     - Так точно, ваше величество, - старик почтительно склонил голову, - оголять наши позиции никак нельзя. Свита принца - это, как говорится, какая-никакая военная сила, а оно, так сказать, всегда хорошо. Если, конечно, вы, ваше высочество, так сказать, не против, - генерал поднял вопросительный взгляд на Марка.
     - Я согласен, - кивнул принц. - Наличие гарнизона, хоть и небольшого, в замке необходимо.
     - Да-да, друзья мои, совершенно верно! - поспешил согласиться король. - Это очень важный аргумент в переговорах. Но только куда же нам отправить Элизу с Шаулом?
     - Вообще-то мы собирались в Норландию, - вновь проявился библиотекарь.
     "Ну это уже из рук вон!" - встрепенулась королева и ледяным тоном поинтересовалась у дочери:
     - Что это я слышу, душа моя?
     - Я же рассказывала о трагедии, случившейся в семье Сони. И мы: я, Шаул, Марк и Сони - решили отправиться на поиски ее отца, - заявила та, как будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся.
     - Но это же очень опасно! - вскричал король.
     - Это, по меньшей мере, неприлично! - возмутилась королева. - Отправляться в какое-то сомнительное путешествие молодым девушкам из хороших семей! Этим должны заниматься мужчины!
     - Мама, - спокойно, но твердо возразила ей дочь, - если бы Сони в свое время не отправилась вместе с Шаулом в его не менее сомнительное путешествие, мы были бы сейчас погребены под руинами замка!
     - Ну, тогда она еще не знала, что в ее жилах течет королевская кровь, - заявила королева.
     - Своим поступком она доказала, что достойна этой крови, - гордо парировала Элиза, уставившись на нее своими синими глазами.
     - Отправляться двум девушкам в Норландию в поисках короля, конечно, опасно, - теперь вступил принц. - Но, во-первых, принцессы будут не одни, мы с Шаулом будем охранять их от всех опасностей, а во-вторых, оставаться здесь тоже не совсем безопасно, так ведь?
     - Да, конечно, - озабоченно пробормотал король.
     "Шот прав, лучше убрать Элизу с ее библиотекарем с глаз долой", - размышляла королева. Дочь выросла и, набравшись невесть откуда немыслимых революционных идей, проявляла характер. Одна эта идея с замужеством чего стоила! Королева не была уверена, что сможет справиться с повзрослевшей вольнодумицей-дочерью.
     - По крайней мере это отложит свадьбу, - пробормотала она себе под нос и обратилась к принцу: - А как же ваша свита без вас?
     - Будет в полном вашем распоряжении, - галантно поклонился тот.
     - Значит, так и решим, - резюмировал библиотекарь. - Вы начнете переговоры с содружеством, а мы отправимся в Норландию.
     Королева недовольно хмыкнула, удостоив его уничижительным взглядом.
     - В этом королевстве пока есть король, - процедила она сквозь зубы будущему зятю, - так что есть кому принимать решения.
     - Только королевства уже нет, - сверкнула на нее глазами Элиза.
     - Не будем ссориться! - замахал на них руками король. - Нам надо еще многое обсудить.
     - Спасибо вам, друзья мои, - проговорила тут Сони, - что в такие тяжелые времена вы не оставили меня наедине с моей бедой.
     "Ох! Какие сантименты пополам с политесами", - хмыкнула королева.
     Они засиделись далеко за полночь, обсуждая переговоры с содружеством. Королеве порядком претила мягкотелость ее супруга, но она решила не вмешиваться, чтобы дать ему самому убедиться в несостоятельности его миротворческих идей.

Глава 2

Холодное серое северное утро нехотя вползло в маленькую убогую комнатушку в мансарде гостиницы.
     Хофнар потянулся. Вставать в промозглую сырость не хотелось, но и лежать в кровати тоже не имело смысла.
     - Мэни! - позвал он.
     В углу на низкой широкой скамье, которую давно использовали как кровать, нехотя зашевелился слуга.
     - Что, ваша милость?
     - Какая я тебе милость?! - рявкнул на него Хофнар и решительно встал с кровати, не давая себе расслабиться.
     - Рано еще, поспали бы, - ответил ему слуга, неохотно выбираясь из-под ветхого одеяла.
     Слуга, маленький седой человечек, зябко поеживаясь, накинул на плечо полотенце и разбил ложкой тонкую пленку льда, покрывшую воду в глиняном кувшине.
     - Будете умываться? - спросил он со вздохом, заранее зная ответ своего хозяина.
     - Конечно, буду, что ты спрашиваешь каждый раз?! - отчитал его Хофнар и подставил сильные плечи под ледяную струю.
     - Спрашиваю, потому что надеюсь, что вы образумитесь наконец-то, - проворчал Мэни.
     - Последний раз, когда вы вернулись из узилища, вы кашляли всю ночь. Так неровен час и заболеете. Что тогда будет?!
     - Да ничего тогда не будет, - безнадежно ответил Хофнар, вытираясь жестким полотенцем. - Не ворчи, без тебя тошно.
     Хофнар был уже не молод, лыс и невысок ростом, но обладал крепкой хорошо сложенной фигурой.
     Рассмотрев небритую щетину в начищенную Мэни до блеска серебряную тарелку - осколок прежней жизни, - он махнул рукой и стал натягивать на себя просторное холщевое платье с капюшоном, наподобие тех, что носят монахи. И по-монашески же подвязал его простой веревкой.
     Хофнар вышел из комнаты и, спустившись по узкой боковой лестничке с чердака, остановился, опершись на перила антресоли, посмотрел вниз, прямо под ним находился обеденный зал. В связи с ранним часом народа было мало. В углу у окна сидел седовласый господин, проживающий в гостинице, а у стойки болтал с хозяйкой парнишка посыльный.
     Этот господин недавно появился здесь, и Хофнар не знал, кто он и что от него ждать. Каждое утро, в одно и то же время, он появлялся в общем зале. Господин был не простого звания: гордая осанка, правильная речь, изысканность манер выгодно отличали его от нынешних правителей Норландии, но и среди бывших благородных семейств королевства Хофнар не припоминал никого сколько-нибудь похожего на него. Хотя, конечно, всех в лицо он не знал. Его имя - фон Драхе - было иностранным. "Но кто в наше время доверяет именам?" - подумал Хофнар.
     Седовласый как обычно сидел над шахматной партией, разыгрывая ее сам с собой на миниатюрной доске изящными фигурками из черного и белого опала. Казалось, он был полностью поглощен своим занятием, но быстрый ясный взгляд, который он время от времени бросал на посетителей, свидетельствовал о том, что он внимательнейшим образом наблюдал за всем происходящим вокруг. Но его бесстрастное лицо было словно закрытая книга. Что творилось в благородно посаженной голове с длинными зачесанными назад седыми волосами понять было невозможно, и это настораживало.
     - Доброе утро, господин Хофнар! - это мальчишка посыльный заметил его.
     - Какое оно, к черту, доброе, - проворчал он и стал спускаться вниз.
     Он подошел к стойке, около которой суетилась хозяйка, наливая ему его обычный утренний грог.
     - Доброе утро, господин Хофнар, - поприветствовала она его, протягивая ему большую глиняную кружку - Вот и ваш грог готов.
     - Здравствуй, Хельга, - ответил он, и, взяв свой напиток, подошел к столу, за которым сидел седовласый господин.
     - Доброе утро, почтенный, - обратился Хофнар к нему.
     Тот, удивленно вскинув бровь, ответил:
     - Доброе утро. Господин Хофнар, если не ошибаюсь?
     - Не ошибаетесь, господин фон Драхе, - Хофнар широко осклабился и бесцеремонно уселся за стол. - Разрешите к вам присоединиться?
     Седовласый помедлил, но возражать не стал:
     - Извольте.
     - И давно вы в наших краях? - не отставал он от постояльца, вновь склонившегося над игрой. - Вы ведь не здешний?
     Господин вздохнул и отодвинул шахматную доску. Сейчас, хорошо рассмотрев собеседника, Хофнар заметил, что несмотря на совершенно седые волосы, лицо того было моложавым, решительный взгляд серых глаз свидетельствовал об остром уме, да и очевидные достоинства фигуры не были результатом мастерства его портного.
     - Вы совершенно правы, - ответил седовласый, - я прибыл издалека. А теперь, позвольте, - он попытался встать, но Хофнар беспардонно схватил его за рукав.
     - Ну, куда же вы, господин фон Драхе? Вы же еще не закончили партию!
     - Не стоит беспокоиться, милейший! - резко ответил седовласый, брезгливо освободившись от наглой хватки гостиничного хулигана, но затем, задержавшись взглядом на своем собеседнике, спросил: - Что вам угодно, господин Хофнар?
     - Правду, - немало не смущаясь, ответил ему тот.
     Седовласый с едва заметной усмешкой взирал на него сверху вниз, а затем с издевкой спросил:
     - Правду?! А не много ли вы хотите, любезный!
     - Нынче правда, не спорю, - дорогой товар, - спокойно согласился Хофнар, потягивая свой грог, - но вы же, по всему видно, не стеснены в средствах, не скупитесь.
     Седовласый раздумывал над ответом, пристально глядя в глаза собеседнику, когда раздался голос хозяйки:
     - Господин Хофнар! - крикнула она. - Так нельзя! Зачем вы пристаете к господину?! Что вам за нужда знать что и где он делает?! Идите, приставайте на улице к прохожим, а постояльцев оставьте в покое!
     - Не кипятись, Хельга, - ответил ей Хофнар, насмешливо глядя на возвышающегося над ним человека. - Мы же просто болтаем с господином фон Драхе.
     - Не волнуйтесь, хозяйка, - успокоил хозяйку седовласый, не отрывая взгляда от своего визави, - господин Хофнар хоть и пьет с утра грог, но ум у него ясный, а значит, все можно уладить.
     - И что же вы, господин фон Драхе, собираетесь улаживать? - глядя поверх чашки, поинтересовался Хофнар.
     Тот сел на свое место.
     - Кто вы такой, господин Хофнар? - властно спросил он, сосредоточенно вглядываясь в его лицо.
     - О! Именно о том же я собирался спросить вас!
     - Мне не нужен скандал, милейший, и я не допущу его, - жестко отчеканивая каждое слово, проговорил фон Драхе. - Если вы благородный человек, а я слышал, что именно таковым вы и являетесь, не провоцируйте меня своими поисками правды. Вам она ни к чему, а пострадать от этого могут многие. Хофнар, развалившись на стуле, прищурившись, смотрел на седовласого.
     - В наше время, дорогой мой господин фон Драхе, доверять чужому благородству - занятие либо весьма глупое, либо подлое, - наконец ответил он. Фон Драхе молчал.
     - Что же это вы с вашими тайнами торчите здесь, как маяк? - не отставал Хофнар.
     - У меня нет другого выхода, - холодно ответил ему тот и, помолчав, добавил, пристально глядя в глаза собеседника: - Я ожидаю здесь одну персону.

     Хозяйка с тревогой наблюдала за разговором, грозившим вылиться в скандал. Хофнар был ее головной болью. Забияка, не сдержанный на язык и поступки, он частенько приставал к посетителям с какими-нибудь резкостями, а то и крамолой против существующей власти, за что неоднократно попадал в тюрьму. Его давно бы надо было прогнать из гостиницы, но хозяйка не решалась этого сделать. Было что-то в этом ядовитом и неприглядном человеке,- маленький, лысый, с длинным носом и с желчным выражением лица, одет, словно не то монах, не то нищий - было в нем что-то, что внушало хозяйке уважение. Поговаривали, что он бывший королевский шут. Но это-то вряд ли. Уж на кого, а на шута он совершенно не походил. Злой, язвительный, если и мог он пошутить иной раз, то выходило у него это совсем невесело. Кто б стал держать такого шута?! Но в память о прошлой жизни, когда сама хозяйка гостиницы была молода, и по гостинице не шныряли, подслушивая и строча доносы, служаки новой власти, а постояльцы не исчезали бесследно посреди ночи, хозяйка терпела все несуразности господина Хофнара. И если уж совсем разоткровенничаться с самой собой, то она симпатизировала этому странному человеку: его острый язык так отхлестывал новых хозяев с их порядками, а так же их подлых подлипал, как многим бы хотелось, но редко кто решался.

     Откладывать отправление было неразумно, поэтому следующее же утро было посвящено сборам в дорогу. Марк, уединившись вместе с генералом Шотом и графом Бартом из своей свиты, решал проблемы, связанные с его отъездом. Сони, как опытный путешественник, вооружась сведениями из атласа, купленного Шаулом во время их прошлого путешествия, занялась хозяйственной подготовкой, возглавив отряд из горничных и слуг, предоставленный в ее полное распоряжение.
     А Шаул в комнате невесты изучал карту, определяя предстоящий маршрут. Но сосредоточиться на своей задаче ему было чрезвычайно трудно. Он знал, что не сможет здесь спокойно заниматься, но не в силах был отказаться от редкой возможности побыть с Элизой без пристального надзора ее матери. И теперь вместо того, чтобы смотреть на карту, Шаул не отрывал взгляда от принцессы. Она была чудо как хороша. Засидевшись накануне допоздна, а поднявшись непривычно рано, Элиза не выспалась, и ее нежное личико еще хранило на себе остатки сна. Она зевнула, встряхнув белокурой головкой, чтобы отогнать сон, и, прикрыв рот рукой, забавно поигрывала бровями. На еще сонных глазах выступили крошечные капельки слез и, смочив ее длинные ресницы, соединили их в темные острые стрелочки. Шаул скользнул взглядом по ее горячей разрумянившейся ото сна щеке с нежной, еще не разгладившейся, складочкой от подушки. Он умиленно рассматривал заспанное лицо своей невесты, а внутри него все плавилось в блаженной истоме, пока вдруг эта расплавленная субстанция не забурлила, выстрелив горячим фонтаном в голову, а затем стремительным потоком обрушилась вниз. Шаул глубоко вздохнул, унимая бешеный перебой сердца и пульсирующее естество, и попытался сосредоточиться на отвлеченных деталях. Элиза разбирала свою шкатулку.
     - Зачем тебе в дороге дудочка? - поспешил задать он вопрос, увидев у нее в руках небольшой изящный музыкальный инструмент. - Ты что будешь развлекать нас игрой на ней?
     - Нет, - ответила она. - Я и играть-то на ней не умею. Но эта необычная дудочка. Я получила ее в свой день рождения вместе с другими подарками фей. Я думаю, что она может нам пригодиться.
     Дудочка была сделана чрезвычайно искусно: на темном полированном дереве был проделан ряд отверстий, обрамленных изображениями маленьких золотых ящериц, а оба конца дудочки были опоясаны тонким серебряным орнаментом.
     Рассматривая дудочку, Элиза поглаживала ее гладкую поверхность, а потом поднесла к губам.
     - Нет! - вскочил он. - Здесь слишком душно, я пожалуй пройдусь!
     Элиза подняла на него слегка удивленный взгляд, и ее ротик чуть-чуть приоткрылся.
     - Мне надо посоветоваться с Марком на счет маршрута. - Шаул схватил в охапку свои бумаги и вылетел вон, не сумев соблюсти даже подобия приличных манер.

     К полудню все дела были закончены, и они отправились к феям. Отправляясь на поиски короля, они посчитали разумным получить напутствие двух дам, поведавшим им его печальную историю. Проходя по знакомым с детства местам, Шаул вспомнил, как долго он плутал по вересковой пустоши в поисках жилища фей в первый раз. Сегодня найти их домик не составило труда, хотя он и изменил в очередной раз свой облик, превратившись в уютный коттедж, стены которого были увиты плющом и кустами вьющихся роз, уже набравших бутоны, несмотря на холодную погоду, царившую в округе.
     - Проходите, дорогие, как мы рады вас видеть, - радушно встретила друзей Селина. Агата лишь сдержано кивнула в знак приветствия. Сегодня она была озабочена больше обычного.
     - Замечательно, что вы решились поехать все вместе, - заметила Селина, усадив своих гостей у ярко пылающего камина в гостиной.
     - Боюсь, у них не было большого выбора, - угрюмо ответила за молодых людей Агата, устроившись чуть в отдалении от всех на большом деревянном стуле с высокой резной спинкой, возвышающейся над ее головой словно корона.
     - Да, отчасти, - грустно согласилась с сестрой Селина. - Вы знаете, друзья мои, - она вновь обратилась к гостям, - в какое опасное путешествие вы отправляетесь?
     - Ну, мы все уже имеем некоторый опыт в подобных вещах, - ответил за всех Марк. Агата хмыкнула в ответ, а Селина, тепло улыбнувшись принцу, сказала:
     - Несомненно, все вы знаете что такое опасность и близость смерти. Все вы пережили уже достаточно приключений. Но на этот раз вы столкнетесь с совсем незнакомыми для вас вещами, с которыми вы еще не научились справляться.
     - Что же это такое? - поинтересовалась Элиза.
     - Колдовство? - предположила Сони.
     - Слежка и осведомители? - высказал свою версию Марк, с которым Шаул уже поделился добытыми сведениями о методах правления в современной Норландии.
     - Может быть, суровый холодный климат и гористая местность? - нерешительно спросил Шаул, вспоминая свои злоключения в жаркой пустыне.
     - Я вижу, вы хорошо подготовились к путешествию, - улыбнулась Селина озабоченному виду молодых людей. - Но все эти, несомненно, очень неприятные, а порою и чрезвычайно опасные вещи, вам вполне по плечу.
     - Нам предстоит серьезный бой? - спросил Марк.
     Шаул знал, что друг не был доволен его успехами в овладении оружием и серьезно опасался за их безопасность. Несмотря на постоянные тренировки, которыми загружал его Марк, Шаул был далек от мастерства. "Для нападения у тебя не хватает агрессии, а для защиты здравомыслия", - часто выходил из себя его нетерпеливый учитель.
     - Может быть, нам надо лучше разузнать о людях, захвативших королевство? - предположил Шаул.
     Но, слушая предположения молодых людей, Селина лишь отрицательно качала головой.

     - Так что же еще может нам помешать?! - спросила ее Элиза.
     - Любовь, - резко прозвучало из угла, в котором восседала Агата.
     - Любовь?! - изумились все разом, уставившись на величественную фею.
     - Любовь - это непозволительная роскошь для малодушных, жестоких и маловерных. Она по плечу только героям.
     Шаул думал, что он уже привык к категоричности заявлений феи Агаты, но она снова огорошила его.
     - Мы, конечно, не герои, но вы что-то нас совсем низко оценили, - недовольно проговорил Марк.
     - Вы не совсем верно поняли Агату, дорогой мой, - тихо возразила Селина. - Вы сами знаете, мои милые, что у всех людей в сердце найдется и трусость, и глупость, и жестокость, и несправедливость, и неверность. И героизм их заключается в том, чтобы побороть все эти начала. - Селина помолчала и продолжила еще тише. - А одержать такую победу человек сможет только если откажется от самого дорогого.
     - И что же это, самое дорогое? - с вызовом спросил Марк.
     - Ну, все зависит от конкретного человека и его обстоятельств: иногда это жизнь, иногда свобода, иногда любовь.
     - Разве можно отказаться от любви? - тихо спросила Сони. - Ведь, сколько не приказывай сердцу разлюбить, ты не властен над ним.
     - Девочка моя, - Селина нежно потрепала сидящую рядом с ней девушку по руке. - Когда придет пора выбирать, вы поймете, что я имела в виду.
     - И тогда не забудьте, что тот, кто боится потерять любовь, цепляясь за нее мертвой хваткой, обязательно ее потеряет, - грозно предупредила Агата.
     Слова фей озадачили не только Шаула, его друзья сидели притихшие и задумчивые.
     - Агата хотела сказать, что вы должны не бояться, а любить. Любить, несмотря ни на что.
     - Вас, сударыни, не поймешь, - тихо пробормотал Марк, - то надо отказаться от любви, то любить, что было сил…
     - Это не мы придумали, Марк. Так устроен мир, - примирительно проговорила Агата.
     Высказанная феей сентенция никак не разъяснила ситуации. То ли надо любить, то ли нет? Или же когда любишь, надо отказаться от любви, но суметь сохранить ее, когда уже не любишь? Шаул окончательно запутался и уже не пытался разобраться. Так всегда с ним бывало, когда он пытался понять лаконичные заявления Агаты. Лучше поразмышлять об этом потом, когда суровая фея уже не будет буравить своим невыносимо проницательным взглядом. Шаул оглянулся на своих друзей, похоже не он один находился в полном недоумении по поводу услышанного. Марк сидел, подперев голову кулаком, словно пытался втиснуть в нее полученные сведения, чтобы хоть как-то понять их. Элиза и Сони притихли, погрузившись в свои мысли, о содержании которых Шаул не мог и предположить: обе девушки постоянно ставили его в тупик.
     - Что-то вы совсем приуныли, дорогие мои, - попыталась подбодрить их Селина. - Не надо вешать нос. Вы молоды, сильны, вы любите. У вас есть все для успеха!
     Марк, оглянувшись на своих молчавших друзей, развел руками.
     - Может, я один здесь ничего не понимаю? Как так может быть?! Сначала вы нас огорошили тем, что сказали, что любовь нам будет мешать, а сейчас заявляете, что это то, что нам поможет! Где здесь логика?!
     - А о логике речь не шла вовсе, - холодно ответила ему Агата.
     - Вот и я про то же, - буркнул в ответ Марк.
     Несмотря на свой возраст, немалые рост и силу, когда Марк хмурился, то ужасно напоминал Шаулу обиженного мальчишку.
     - Милый, милый принц, - Селина, потянувшись к нему, с нежностью потрепала его по руке. - Любовь, мои дорогие, это огромная сила, величайшая, способная победить даже смерть, но ею надо уметь пользоваться, иначе вы можете погибнуть.
     - А к ней инструкция по применению не прилагается? - спросил Шаул.
     - Инструкцию вы напишете сами, - в тон ему ответила Агата.
     - И что же там должно идти первым пунктом? - поддержала игру Элиза.
     - Свобода, - улыбнулась Агата.
     - О нет, - застонал Марк, - Шаул, ты потом мне все объяснишь.
     - Если я сам смогу разобраться … - усмехнулся он.
     - Хорошо, что они путешествуют не одни, - весело проговорила Сони, бросив на Элизу лукавый взгляд. - Есть, кому за ними присмотреть.
     Девушки рассмеялись.
     - Я где-то читал, что когда Господь создавал людей, он весь причитающийся им ум разделил на две части: одну половину Он отдал мужчине, другую - женщине. Поэтому мужчинам не суждено понять того, что знает каждая женщина, - проговорил Шаул, не в силах устоять против милого очарования двух смеющихся подруг.
     - Ну, вам пора, - не заботясь о манерах, произнесла Агата, поднимаясь со своего стула.
     - Да-да, дорогие мои, - поддержала сестру Селина, - как ни грустно нам с вами расставаться, вы должны торопиться, задерживаться вам никак нельзя.
     Молодые люди поднялись и гуськом направились к выходу.
     И уже на пороге Сони спохватилась:
     - Дорогие феи, а как же мне узнать отца?
     - Я полагаю, милая, что твое сердце не обманется, доверься ему, - поглаживая девушку по плечу, ответила Селина.
     - Но на всякий случай запомни: на тыльной стороне правого запястья у него должно быть небольшое родимое пятно в виде креста, - добавила Агата.
     Сони задумчиво кивнула головой.
     - До свидания, дорогие мои, будьте бдительны, - напутствовала их на прощание Селина.
     - Да помогут вам силы небесные, - тихо проговорила ее сестра.


(Продолжение)

январь, 2010 г.

Copyright © 2010 Юлия Гусарова

Другие публикации Юлии Гусаровой

Обсудить на форуме

Исключительные права на публикацию принадлежат apropospage.ru. Любое использование материала полностью или частично запрещено

В начало страницы

Запрещена полная или частичная перепечатка материалов клуба www.apropospage.ru без письменного согласия автора проекта. Допускается создание ссылки на материалы сайта в виде гипертекста

Copyright © 2004  apropospage.ru


        Rambler's Top100          Яндекс цитирования